Заикание это не болезнь

Чтобы овладеть речью, нужно овладеть собой

Дмитрий СПИРИН

Заикание сопровождало меня практически всю сознательную жизнь. Появилось оно еще в раннем детстве – лет в пять. Версий о том, из-за чего я начал заикаться, было несколько. Но наиболее правдоподобна, на мой взгляд, одна: по словам близких, я чего-то испугался в больнице. С тех пор и заикаюсь. Что уж там было такого страшного, не знаю – но людей в белых халатах, вне зависимости от того, врачи они или нет, все же опасался довольно длительное время. Первые два школьных года я учился в специальном учреждении – по сути, это была школа-интернат, где обычная общеобразовательная программа сопровождалась занятиями на исправление дефектов речи. Когда я перестал заикаться, меня перевели в обычную школу. Но прошел год, и все вернулось на круги своя.

Конечно, заикание сильно повлияло на мою жизнь – на то, что я сделал, а точнее – на то, чего не сделал. На самом деле я нормально общаюсь с более или менее знакомыми людьми. Мне сложно сблизиться с человеком без какого-то посредника, то есть без другого человека – общего знакомого. В общем, в свои 26 я решил попробовать избавиться от этого невеселого «спутника» жизни. О том, как проходило мое лечение, я и хочу рассказать. В течение месяца я ходил на занятия с логопедом, психотерапевтом и прочими специалистами и в течение всего этого времени вел дневник. Первой записью в нем стало сочинение на тему «Мое заикание». Полностью его приводить не буду – лишь некоторые моменты: «Я не раз осознавал, какой огромный след заикание оставило в моей жизни, в моей психике. И с каждым годом этот след представляется мне все больше и больше. Тем не менее, у меня никогда не было стойкого и сколь-либо длительного желания избавиться от заикания. Видимо, дело в том, что меня, по большей части, окружали весьма тактичные люди. За всю свою жизнь я помню всего один случай раздраженного замечания в адрес моего дефекта. Некоторые девушки даже говорили, что мне это идет и является своеобразной изюминкой. Однако если осознать весь вред, который принесло моему душевному состоянию это заболевание, можно с уверенностью сказать, что я совсем не тот человек, каким мог бы стать. Все эти годы у меня прямо перед глазами находился корень моей робости, застенчивости, нерешительности и причина заниженной самооценки, но я предпочитал его не замечать. Ведь для борьбы с ним пришлось бы разрушить текущий порядок вещей, чему, в свою очередь, препятствует моя нерешительность. Получается замкнутый круг».

Запинки – лишь вершина айсберга

Есть два вида заикающихся людей – одни к заиканиям относятся очень просто и легко. Второй тип – это люди, которые по этому поводу переживают. Я отношусь ко второму типу.Эта особенность заставляла меня прибегать к различным уловкам, хитростям. Поясню. Ум заикающегося человека обрабатывает мысль заранее и оформляет ее в слова. Прежде чем начать говорить, я продумываю, как это сделать лучше. То есть мозг заранее вычисляет сложные слова, может заменить их на синонимы, вставить слова-паразиты. Например, перед сложным словом мозг автоматически вставляет простое или гласную. Я долго считал эти особенности своей индивидуальной находкой. Но когда обратился к специалистам, понял: так делают все люди, страдающие этим заболеванием. Причем помимо тех приемов, что использую я, есть множество других. И врачам, работающим с нами, все эти уловки хорошо известны. На самом деле заикающийся человек начинает заикаться еще до разговора. Он озабочен не тем, что надо просто сказать фразу, а тем, что надо сказать ее не хуже других, как это уже бывало раньше. То есть человек заранее готовится к неудаче, из-за чего начинает нервничать еще больше. И, как следствие, больше заикаться. Хотя у меня бывает и так, что все происходит наоборот.Если я встречаюсь с незнакомым человеком и вынужден с ним разговаривать, то могу говорить без запинок. В процессе общения мы узнаем друг друга лучше, я начинаю чувствовать некую безопасность и… начинаю заикаться. То есть в общении с близкими и родными я иногда могу заикаться больше, чем с незнакомыми людьми. На первом же занятии мы попытались понять, что есть заикание. Оно описывается как айсберг. Люди видят лишь малую его часть – ту, что находится над линией воды. Это те самые злосчастные запинки. Но все мы знаем, что основная часть айсберга скрыта от человеческих глаз. Именно там находятся корни и следствия запинок. И их, к сожалению, предостаточно. Ведь человек, который заикается, все время живет в напряжении. На занятиях мы делали специальные упражнения на расслабление. Кроме того, успокаивает и то, что ты находишься в кругу людей, которые имеют схожие проблемы. В общем, именно там я реально прочувствовал разницу между моим обычным состоянием и состоянием человека, который может говорить без проблем и напрягов.

Не копи свои обиды про запас

Так вот в нижней, невидимой, но самой обширной части айсберга располагаются свойственные почти всем «заикам» обидчивость, неуверенность в себе. Зачастую из-за того, что нервничаешь, очень много внимания уделяешь мнению других людей о себе. По себе знаю: постоянно боишься, что тебя не так воспримут, не так поймут. В итоге предпочитаешь меньше говорить, а в незнакомой компании вообще помалкивать. Да, мы отличные слушатели, но не очень-то разговорчивы. Более того, из-за всего этого стараешься во время разговора не смотреть человеку в глаза. Если мне нужно разговаривать с человеком незнакомым или малознакомым, то взгляд в глаза – это сложно. Даже смотреть на человека сложно Я разговариваю, глядя в потолок, в сторону. Вообще в нижней части айсберга скрыто столько всего! Здоровым людям сложно поверить, что заикание может спровоцировать столько проблем, развить столько комплексов и страхов, однако корни этого заболевания необычайно глубоки. В общем, проанализировав все это, я понял, что избавление от заикания, вернее, от всех его следствий, станет очень мощным толчком к изменению моей жизни. То есть важно даже не избавление от собственно запинок, а иное ощущение себя. Сложность лечения заключается и в том, чтобы начать себя вести как здоровый уверенный человек. Вместо таблеток тут используется вера в себя, что, к сожалению, не всем под силу.

В нем можно выделить несколько аспектов. Немаловажное значение играет, конечно, логопедический – это тренировка правильного дыхания, правильного построения фразы. Поясню: в случае нормальной речи фраза состоит не из слов, а из слогов, то есть фраза проговаривается полностью, а слоги перетекают один в другой. У заикающегося этот механизм нарушен. Мы разговариваем словами. Для вас фраза – это фраза, а для заикающегося человека – это набор неких испытаний, каждое из которых нужно преодолеть. Фраза для меня не есть что-то цельное – я заранее обрабатываю мысль и «рублю» ее на слова. Именно из-за этого предварительного анализа реплики получаются отрывистыми. Плюс ускоренный темп речи. Заикающийся человек хочет говорить быстро – он думает, что он говорит медленнее и хуже, чем остальные, поэтому торопится. В общем, логопедия для меня была довольно проста – и правильное дыхание, и медленная плавная речь, и наука «открывания рта» в нужное время. Как выяснилось, если на первой гласной открыть рот, все пойдет значительно лучше. Ведь запинки чаще всего появляются на первой фразе. В какой-то момент мне даже стало скучно: в занятиях было много повторений, чтобы навыки отложились на подсознательном уровне. Это требуется для того, чтобы в какой-нибудь экстремальной ситуации полученные речевые навыки не уступили бы место прежним привычкам. Но далеко не все мне удалось сделать. Гораздо сложнее логопедических основ для меня стали так называемые функциональные тренировки. Некоторые даже оказались невыполнимы, но не физически, а, скорее, психологически. Самым сложным является преодоление страха перед общением с незнакомыми людьми. А суть этих тренировок заключалась в том, чтобы, например, идти на улицу и разговаривать с прохожими. Так мы должны были преодолеть свой страх перед общением. На первой тренировке я должен был пойти на улицу и общаться с людьми записками – узнавать, как пройти куда-то. В общем, это было не очень-то сложно, а местами даже забавно. Особенно когда один цыганенок, который, как выяснилось, не умел читать, решил, что я собираюсь подарить ему блокнот. Сложнее было после. Я проводил соцопрос о том, как люди относятся к заиканию. Выяснилось, что большинство – довольно спокойно и нейтрально. Только один человек признался, что его напрягает такая речь. В этот момент я порадовался, что в разговоре с ним ни разу не заикнулся.

Стихи как испытание

Еще одним аспектом лечения, который для меня оказался сложным в психологическом плане, была лечебная речь. Это такой тип речи, когда говорить надо очень медленно. Чисто физически я научился этому, но заставить себя так общаться с людьми не смог – уж слишком некомфортно, неудобно это для меня было. Получается, что я так и не преодолел себя. Я с этим ни капли не спорю – когда я понял, что нужно делать, то осознал: к некоторым моментам я реально не готов. Было испытание, которое я так и не заставил себя сделать. Нужно было пойти на остановку и рассказать стихотворение на лечебной речи. Не перешагнул через свои страхи… В последний день, когда окончился курс, мы шли домой с моей коллегой по несчастью, и вдруг она заявила: «Дима, идем на остановку, ты должен рассказать стихотворение!» И даже здесь я отказался – видимо, самый главный страх показаться не таким, как все, неправильным, странным, так и остался со мной. Но зато я, по крайней мере, его полностью осознал и думаю, что найду силы от него избавиться. Ведь в сущности это такие глупости – забивать себе голову мнениями и оценками совершенно незнакомых и неважных людей. Пройти курс лечения стоило хотя бы для осознания того, сколько в голове ненужных, мешающих комфортно жить мыслей. Еще одним интересным заданием было недельное молчание. Многое понял за это время – в частности, осознал, как прекрасно говорить.

Когда рухнет плотина

Я понял, что для меня главное — не заикание преодолеть, а просто перестать так тяжело относиться к общению. Как к испытанию. И я, безусловно, стал гораздо проще относиться ко многим вещам, связанным с моим заиканием. Я усвоил много важного, стал относиться проще к мнению других людей и к своей проблеме. Но она осталась со мной. В этом я не виню врачей – как я уже сказал, я сделал далеко не все, что нужно было. Однако для меня сейчас и это – серьезный шаг вперед. В последний день мы услышали, что наше лечение только начинается. Ведь заикание – это хроническая болезнь. То есть ты не можешь его вылечить – ты можешь взять его под контроль. Поэтому нужно определить для себя, что самое сложное, и делать это. Чтобы преодолеть свой страх, нужно идти туда, где страшно. Так что впереди еще много работы над собой…Как я уже писал в своем дневнике: «Сейчас мое заикание представляется мне плотиной. Плотиной, за которой находится множество не пережитых мной фрагментов моей собственной жизни: несделанные дела, нереализованные возможности, непережитые чувства и много-много-много несказанных слов. А тут, по эту сторону, слишком много молчания и пустоты. И я верю, что скоро эта плотина рухнет. Надеюсь, что не захлебнусь от счастья».

Ознакомьтесь так же:  Что делать когда у кота насморк

Екатерина ШВЫРИНА, заведующая логопедическим отделением, в котором проходило лечение:

— Заикание – это сложное заболевание, которое вызывается не одной, а множеством причин. И точного патогенеза развития этого заболевания пока еще не найдено. Воздействуем мы на все возможные причины, которые могут способствовать возникновению заикания. Мы работаем по методике профессора Лилии Зиновьевны Андроновой-Арутюнян. Именно она открыла этот центр, занималась обучением логопедов. С нашими пациентами работает врач, который использует лечение медикаментами, если имеется некая органическая предрасположенность к заиканию с детства. Также с пациентами работает психотерапевт. Ведь в возникновении заикания и поддержании его часто большую роль играют психологические проблемы. Главное – понимать: это не пассивный способ лечения. Это большая работа самого пациента. Многое зависит от того, насколько правильно он выполняет эту работу.

Ключевым моментом метода профессора Лилии Андроновой-Арутюнян является синхронизация речи с движениями пальцев рук. Рука не отвлекает человека от акта речи, а своими последовательно организованными движениями запускает речь, устраняя спазматические задержки, определяет темп, ритм речи и даже помогает восстановить нарушенную у заикающихся интонацию. Благодаря руке новая речь становится как бы источником спокойствия.Работа начинается с режима молчания (до 4 дней). Это время необходимо для обучения новым речевым навыкам. С помощью руки ученики уже через несколько занятий начинают говорить без заикания, но темп речи пока медленный. До лечения заикания многих пугает медленный темп речи на начальном этапе, но, научившись правильно говорить с рукой, ученики воспринимают его уже не как наказание, а как награду.Речь быстро выходит из логопедического кабинета. Начинаются тренировки нового речевого навыка в условиях реального общения. Эти речевые тренировки занимают важное место в преодолении заикания.

Мнение экспертаОльга ДОЛГОДВОРОВА, логопед:

— Логопеды всегда говорят: «заикание нельзя вылечить, от заикания можно вылечиться». Если человек приходит, чтобы просто попробовать, то это должного эффекта не даст. Дима осознанно и с рабочей мотивацией подошел к лечению заикания, но всю информацию, которую он получал, он перемалывал через жернова своего сознания. В итоге на выходе получалось нечто иное, чем если бы он просто выполнял задания. Да, что-то было делать страшно, непривычно, неудобно. В итоге он принял, понял и сделал 20-30 % того, что мог бы сделать. Безусловно, вылечиться хотят все, кто пришел в клинику, но преодолевать психологические сложности готовы далеко не все. Хочу отметить, что критерий излечения от заикания не только в исчезновении запинок – это не самое главное. Главное – увеличить речевую активность, научиться управлять собой и своей речью, понять, что над собой надо работать, даже если изменений немного. Конечно, сложно за месяц перекроить себя полностью. Но человек должен чувствовать себя вылечившимся. Излечиться – значит перейти на мышление здорового человека, когда заикание не влияет на его жизнь и его восприятие мира. Всегда надо помнить: лечение от заикания – это работа на всю жизнь. Выносы-цитаты из дневника

— Молчать тяжело. Причем не с людьми, а с самим собой.

— Поймал себя на мысли, что впервые за много лет уже несколько дней не заикаюсь (хотя бы потому, что молчу). Уже из-за этого стоит попробовать режим молчания. В целом я доволен тем, что со мной происходит. Интересно, что будет дальше.

— Функциональные тренировки очень сложны для меня. Еще до лечения, после консультации, я был очень воодушевлен и представлял, как перешагну через свои страхи и комплексы, узнаю, что способен на большее, чем мог и делал до сих пор. Но чем ближе я к реальным испытаниям – тем страшнее.

— Функциональная тренировка – разговоры с прохожими на лечебной речи. Это определенно труднее, чем с записками. Я опросил немного людей. Кажется, половина из них сочли меня наркоманом. Многие отворачивались и уходили. Кто-то просто игнорировал. Можно сделать вывод, что почти все люди боятся других людей.

— Я прихожу к выводу, что мое заикание основано в большей степени на психологических проблемах, нежели на речевых. Когда я смогу чувствовать себя с людьми легко – тогда смогу нормально разговаривать. В общем, чтобы овладеть речью, нужно овладеть собой. Разговаривать на лечебной речи с людьми сложно. Если человек более 20 лет опасался случайно заговорить не как все, то мысль о том, чтобы сделать это намеренно, кажется ему просто невозможной. Эту проблему сложно решить, даже полностью ее осознав.

Обсуждения

Заикание — это не болезнь. Помощь в избавлении от заикания.

8 сообщений

ПРИВЕТСТВЕННОЕ ПИСЬМО ТЕМ, КТО ХОЧЕТ ИЗБАВИТЬСЯ ОТ ЗАИКАНИЯ.

Я приветствую тебя, уважаемый друг!

Прошу прощения, что сразу на «ты». Мне так проще говорить с воображаемым собеседником. Я нормально отнесусь, если ты тоже будешь обращаться ко мне на «ты». Дело в том, что, если будет согласие с твоей стороны, нам вместе предстоит решать вопрос СНЯТИЯ ЗАИКАНИЯ, для этого нам нужно хотя бы на время стать друзьями. Как знать, быть может мы ими и останемся.

Дружба предполагает ДОВЕРИЕ друг другу (мы рассматриваем только то, что касается решения НАШЕГО вопроса, ибо он теперь становится и моим).

Сразу скажу, что я ничего не обещаю, потому что я могу говорить только за себя. В решении нашего вопроса должны быть задействованы три составляющие:
1. Тот, чей вопрос мы решаем, т.е. ты;
2. Его ГОЛОС, т.е. твой (через молчание мы вопрос не решим), т.к. он должен проявляться во время нашего процесса;
3. Тот, кто ПОМОГАЕТ, т.е. я.

Хочу обратить внимание, что я только помогаю, основной труд ложится на первые две составляющие, т.е. тебя и твой голос. Когда эти три составляющих действуют в единстве, положительный результат обязательно наступит, как весна после зимы и как утро после ночи.

Немного о себе. У меня есть ОПЫТ решения подобных вопросов. После более 15 лет заикания я смог решить свой вопрос, а также помог избавиться от заикания некоторым людям. Следующим можешь стать ты. Я не считаю себя специалистом в этом вопросе, знающим досконально все причины и механизмы появления заикания. Просто я, решая подобные вопросы, приобрёл некоторое понимание и опыт, как это возможно сделать. А то, что это возможно, я просто уверен. Поэтому, если ты доверяешь мне, тогда я готов помочь и тебе, хотя я понимаю, что это доверие я получаю пока авансом.

Теперь рассмотрим, что такое заикание.
Заикание – это не болезнь. Поэтому ты не больной/больная, а я не врач. Давай рассмотрим этот вопрос с позиции программирования на уровне пользователя.

Заикание – это вредоносная программа, вирус, который вторгается в биокомпьютер человека, в его ПОДСОЗНАНИЕ и подавляюще воздействует на него. Имя этому вирусу СТРАХ. Он вторгается в человека по разным причинам: испуг, стресс, нервный срыв и другие. Все они создают внутри него НАПРЯЖЕНИЕ. Через это напряжение он подпитывает этот вирус-страх своей энергией. Т.о. этот вирус становится всё сильней, забирая у человека его силу и уверенность.

Вирус, как и всякий паразит, силён, пока он не замечен, пока он невидим. Вор ворует, пока его никто не видит. Как только он попадает в поле чьёго-то внимания, он перестаёт делать своё чёрное дело, иначе будет изобличён. Как только он становится обнаружен, он уходит. Правда не сразу. Он будет стараться ускользнуть от ВНИМАНИЯ человека. К тому же он постарается побыстрее размножиться, укрепляя старые и рождая новые вирусы-страхи или оставить кого-то вместо себя. Чтобы потом при подходящем случае вернуться. Но вор, которого постоянно держат под контролем, рано или поздно будет вынужден уйти, потому что ему нужно откуда-то подкрепляться энергией. И он уйдёт. Теперь главное держать свои «границы», т.е. внимание на контроле.

Поэтому нам нужно на уровне СОЗНАНИЯ запустить новую программу АНТИВИРУС, задача которой:
1. Обнаружить вирус-страх, вызвавший заикание, а также другие страхи, связанные с заиканием;
2. Рассмотреть свои страхи как следует. Отныне нужно постоянно держать их в поле своего ВНИМАНИЯ-АНТИВИРУСА. От этого они теряют свою силу и власть над человеком.
3. ПОВЕРИТЬ В СЕБЯ, свою СИЛУ, свою УНИКАЛЬНОСТЬ, понять ничтожность и паразитическую сущность своих страхов, понять, что паразиты живут и воруют нашу энергию, пока мы их не видим, ведь никто не посмеет воровать на виду у всех.
4. Держать программу ВНИМАНИЯ-АНТИВИРУСА всегда во включённом состоянии, постепенно переводя её в автоматический режим на уровень подсознания. Только важно помнить, что всякая автоматика нуждается в контроле нашего СОЗНАНИЯ, дабы она работала без сбоев.

Кажется, всё просто, но это труд, труд нашего сознания и души. Вознаграждение за него – СВОБОДА и РАДОСТЬ общения, УВЕРЕННОСТЬ В СЕБЕ.

Наше взаимодействие может строиться по следующей схеме:

1. Выполнение специальных упражнений – курс рассчитан на 10-14 часов в зависимости от степени усвоения упражнений.
2. Ведение ДНЕВНИКА по избавлению от заикания (в письменном или электронном виде).
3. Обратная связь со мной:

А теперь рассмотрим подробней каждый пункт этой схемы.

В процессе жизни и в процессе пользования своим голосом или ЗВУЧАНИЯ у человека в теле формируется ТЕЛЕСНАЯ ПАМЯТЬ, связанная с процессом звучания. Почему я сейчас говорю о телесной памяти? Потому что ГОЛОС и ТЕЛО – это ЕДИНОЕ ЦЕЛОЕ. ТЕЛО – это ИНСТРУМЕНТ, благодаря которому мы ЗВУЧИМ. Т.е. наше звучание – это производное работы нашего тела. И если наше звучание как-то протекает не так, как нам бы хотелось (например заикание), значит наше тело работает как-то не так. Но тело уже сформировало устойчивую память, неправильный навык, неправильную привычку действовать именно так при звучании. И эту НЕПРАВИЛЬНУЮ ПРИВЫЧКУ надо сломать и сформировать НОВУЮ ПРАВИЛЬНУЮ. Или же можно продолжить другую аналогию: если тело – это инструмент, благодаря которому мы звучим, а мы звучим неправильно, значит НЕОБХОДИМО НАСТРОИТЬ ЭТОТ ИНСТРУМЕНТ. И эта НАСТРОЙКА происходит с помощью удачно подобранного КОМПЛЕКСА СПЕЦИАЛЬНЫХ УПРАЖНЕНИЙ. Упражнения подобранны таким образом, что в результате их выполнения создаются условия, когда ДРЕМЛЮЩИЕ в нас и ПРЯТАЮЩИЕСЯ от нас СТРАХИ И ЗАЖИМЫ проявляются и становятся видимы и ощущаемы для нас.

Этот комплекс позволяет добиться следующих результатов:
• научиться РАССЛАБЛЯТЬСЯ и исключать напряжения во время звучания, минимизировать все усилия, связанные с процессом звучания;
• научиться ПРАВИЛЬНО ДЫШАТЬ во время звучания, потому что ГОЛОС – это ОЗВУЧЕННОЕ ДЫХАНИЕ, и заикание является следствием в том числе и неправильного дыхания;
• сформировать НОВУЮ ПРАВИЛЬНУЮ ТЕЛЕСНУЮ (мышечную) ПАМЯТЬ, которую необходимо будет поддерживать путем осознанного контроля, чтобы не скатиться на старую неправильную привычку. И в этом нам может помочь ведение дневника.

Тебе может показаться, что ведение дневника совершенно ненужная и пустая трата времени. Я же утверждаю, что это самая важная часть программы АНТИВИРУСА. Дневник – это всевидящее око программы, т.е. ТВОЁ ОКО, которое постоянно выслеживает твои страхи, то, как они на тебя воздействуют, тем самым нейтрализуя их, лишая их силы и влияния на тебя. Дневник – это история твоих ПОБЕД и УСПЕХОВ!

• показ выполнения упражнений, чтобы выявить и исключить ошибки на раннем этапе;
• показ дневника (если в электронном виде, то пересылать свои записи мне на почту; если в письменном виде на лисах А4, то сканировать свои записи и также отправлять мне на почту, а потом листы подшивать), это очень важный момент в нашем сотрудничестве;
• живое общение.

Ознакомьтесь так же:  Диагнозы детей с аутизмом

Ты можешь выбрать любой ВАРИАНТ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ:

 индивидуальные консультации (первая консультация бесплатно);
 участие в живом тренинге НАСТРОЙКА ПРИРОДНОГО ГОЛОСА, если ты живёшь в Тюмени или готов организовать подобный тренинг у себя в городе;
 индивидуальные занятия, в т.ч. по скайпу;
 индивидуальная работа по устранению страхов и по ведению дневника.

Независимо от того, каков будет результат, я уверен, что он будет без знака «минус». Возможно он будет не доведён до положительного результата. Это зависит от твоей настойчивости. Ведь здесь не будет какого-либо медикаментозного вмешательства, приёма лекарств, которые могут иметь скрытое отрицательное воздействие. Здесь не будет какого-либо постороннего вмешательства и гипнотического воздействия, подавляющего волю человека. Наоборот, только упражнения и САМОнаблюдение, САМОконтроль, воспитание ЛИЧНОЙ ВОЛИ и опора на собственные возможности и силы. А возможности нашего тела и психики необычайно велики и непознанны нами. Тебе представляется прекрасная возможность познать себя и свои возможности, пройдя свой УРОК и избавиться от заикания.

Заикание рождается напряжением. Ведь страх порождает психическое напряжение. А психическое напряжение рождает напряжение в теле, в частности и в голосом аппарате. Оно может возникать спонтанно, непредсказуемо, неконтролируемо. Поэтому нам нужно научиться снимать эти напряжения. Именно на это будут направлены наши упражнения — снимать напряжения в теле и, как по цепочке, убирать свои страхи (уходит напряжение – уходит страх – уходит заикание). Мы будем учиться делать это с помощью дыхания и голоса. А в дневнике ты будешь отражать свои наблюдения, как это тебе удаётся. Ты будешь обращать внимание на свои победы и удачи, радуясь и укрепляясь в своей уверенности. Ты будешь ПРОЩАТЬ себе свои неудачи и ошибки. Ты имеешь право на ошибку. ВАЖНО вовремя заметить эти ошибки, признать их и подкорректировать себя, исправляя эти ошибки. Всё это ты будешь делать в дневнике. С помощью упражнений ты почувствуешь, как свободно и спокойно звучит твой голос, как растёт твоя уверенность в голосе и в себе. Ты просто вспомнишь и вернёшь себе то, что когда-то умел раньше. Но ты приобретёшь новый опыт побед, ОСОЗНАННОГО и успешного владения своим голосом. И всё это ты будешь отражать в своём дневнике. Ты будешь переносить свой новый опыт в свою повседневную жизнь, опыт ОСОЗНАННОГО владения своим голосом, опыт уверенного и свободного звучания, когда ты сам получаешь УДОВОЛЬСТВИЕ от своего голоса. А вместе с тобой будут получать удовольствие и те, кто тебя окружает.

Если у тебя будут вопросы и желание побеседовать, мой СКАЙП shv150764.

Заикание и лечение заикания

Заикание — это не болезнь. Заикание — это привычка. Привычка человека говорить так, как он говорит. Ведь каждый из Вас знает или видит таких людей, которые говорят очень быстро или очень медленно.. А человек, который заикается — это человек, который привык говорить с запинками.

Авторский проект о заикании и его лечении — ЗАИКАНИЕ.COM — Первый русский сайт для людей, преодолевающих заикание. Методы и методики лечения заикания.

1. Компьютерные мультимедийные комплексы, направленные на преодоление заикания.
2. Традиционные методики устранения заикания.
3. Авторские методики лечения заикания.

Что такое заикание

В XX веке заиканием занялись всерьез. Появился новый раздел медицины «логопедия» (в переводе с греческого — «воспитание речи»), важным разделом которой стало лечение заикания. Врачи, наконец-то, сформулировали, что же такое заикание. На медицинском языке это звучит так: заикание — сложное нарушение речи, проявляющееся расстройством её нормального ритма, непроизвольными остановками в момент высказывания или вынужденными повторениями отдельных звуков и слогов, что происходит вследствие судорог органов артикуляции. И всем сразу стало понятно: заикание — это заикание. Его главная причина — судороги, а что такое судороги, известно каждому, кто хоть раз долго купался в ледяной воде. В мышцах возникает боль, они резко напрягаются и как бы деревенеют. У заикающихся подобные, но безболезненные судороги неожиданно возникают в процессе разговора в мышцах языка, губ, мягкого неба или нижней челюсти. Судороги бывают клоническими — кратковременное сокращение мышц, словно при дрожи от холода, и тоническими — длительный спазм, который не дает говорить. Иногда к судорогам речевых мышц присоединяются судороги мышц лица, конечностей, такие движения также являются непроизвольными, насильственными. Почему же появляются эти странные судороги? Почему одни люди заикаются, а другие нет?

Причины заикания лежит очень глубоко, в головном мозге человека. Именно там расположены особые нервные центры, отвечающие за речь. Чтобы мы могли общаться не только с помощью гримас и жестов, еще в раннем детстве нервные клетки нашего мозга формируют три важные структуры, контролирующие речь. Центр Брока — голосовой центр, отвечает за работу мышц и связок, участвующих в речи. Центр Вернике — слуховой центр, распознает собственную речь и речь окружающих. Ассоциативный центр — анализирует, что было сказано и принимает решение, о чем говорить дальше. Слаженная работа этих центров формирует так называемый речевой круг: Голосовой центр позволяет нам сказать фразу и одновременно активизирует центр слуха. Слуховой центр воспринимает речь и дает команду ассоциативному центру: «Думай!». А тот, подумав, активизирует голосовой центр. И так далее. Периодические разрывы речевого круга вследствие неодинаковой скорости работы речевых центров и лежат в основе заикания.
Как совершенно верно отмечал еще Сикорский, заикание чаще всего возникает у детей. Именно в возрасте 2-5 лет, когда речевые центры и синхронная связь между ними только формируется, спровоцировать заикание легче всего.

Заикание это не болезнь

Долгое время полагали, что заикание — это форма речевого расстройства. Поэтому и занимались им в основном «голосовики» — врачи «ухо-горло-нос» и логопеды. Со временем, однако, было высказано предположение, что заикание — не дефект речи, а болезнь.
И тогда к решению проблемы подключились невропатологи и психиатры, с середины прошлого века действующие все более и более активно. Заикание стали рассматривать как специфический вид невроза. Нарушение речи — лишь внешняя сторона такого невроза. Основное проявление заикания заключается в том, что плавное течение речи человека прерывается не зависящими от воли человека мышечными судорогами, задержками дыхания и повторениями отдельных звуков. Этот симптом может быть выражен с разной степенью тяжести. Но им заикание не исчерпывается. Как любой невроз, оно сопровождается астенией, быстрой истощаемостью организма, повышенной утомляемостью, различными страхами. А с возрастом может приводить к специфическим изменениям личности.
Неприятная особенность этого заболевания в том, что оно очень трудно лечится. Чтобы не поддаваться легковесным обещаниям рекламы, направленной на выкачивание денег из людей любыми путями, нужно знать общемировую статистику: не более 7—8% от общего числа заикающихся можно вылечить полностью; 3% больных поддаются излечению в подростковом и взрослом возрасте. Но наиболее успешно лечение проходит в детском возрасте. Облегчить заикание — научить справляться с болезнью за счет дополнительных резервных сил организма — можно большее число людей — примерно 50—60% заикающихся. А 10% больных абсолютно неизлечимы.

Специалисты говорят, заикание — расплата человечества за интеллектуализацию. Речь, с одной стороны, самая сложная человеческая функция, с другой стороны, с точки зрения развития человечества как вида, — самая молодая. И поэтому самая уязвимая. Чем сложнее язык, его структура и средства выражения, тем выше нагрузка на речевую функцию.
Заикание чаще встречается в развитых странах. В Англии, в США и в России примерно одинаковый процент заикающихся людей. По статистике в бывшем СССР на 250 млн жителей было 6 млн заикающихся. В африканских странах людей с таким заболеванием намного меньше. В Китае — еще меньше. (Но здесь дело не в развитости, а в другой системе языка.)
Как правило, заикание поражает людей с довольно высоким уровнем интеллекта.
В списке заикающихся были Демосфен, Мольер, Диккенс. (Из описания Плутарха известно, что заикание Демосфена было связано с косноязычием.) Считается, что легкое заикание сопровождало речь Наполеона, Бисмарка, нашего известного партийца Молотова.
Заикающиеся были даже среди актеров. Когда известного актера Дмитрия Певцова, страдающего сильным заиканием в жизни, спрашивали, почему он не заикается на сцене, тот отвечал: «Я же не заик играю!»
В этом вся суть заикания. Очень трудно понять глубинный механизм его возникновения и научиться им управлять. Оно проявляется то в большей, то в меньшей степени, временами совсем пропадает и по неизвестным причинам вдруг снова усиливается. Мы перечислили имена людей, которые, несмотря на свои проблемы, все-таки смогли многого добиться в жизни.
Но так бывает не всегда. Заикание — особенно когда его недооценивают — может стать сильным препятствием на пути реализации человека. Особенно девушки. (Хотя среди мужского населения заикающихся в четыре раза больше. К группе риска в основном принадлежат мальчики.)
Но даже если все в жизни сложится, человеку заикающемуся придется очень много выстрадать. Понять силу и глубину его страданий со стороны практически невозможно. Иногда от такого человека можно услышать: «Лучше бы я был немым» или «Лучше бы у меня руки не было». Так трудно, порой невозможно жить с заиканием.

Поэтому порыв помочь заикающемуся понятен. Но если бы все было так просто! Нет ничего хуже плохого лечения.
Традиционные методы «борьбы» с заиканием построены на том, чтобы научить больного говорить. Он получает от врача-логопеда специальные инструкции: «Вдохни. Задержи дыхание. Теперь выдыхай и говори — медленно, плавно, спокойно». Иной раз думаешь: «Да вы сами так попробуйте — плавно и спокойно на выдохе поговорить!» В течение какого времени человек может контролировать свою речь? Две-три минуты, пять минут — максимум. Речь — автоматизированный процесс. Кроме того, она связана с эмоциями, скорость ее во многом определяется темпераментом. Можно ли переделать темперамент?
Лечение эффективно, если сам врач в любой момент может выполнить свои собственные требования, последовать собственным инструкциям. А так получается, что мы учим тому, чего сами не можем сделать.
Иногда думаешь: честнее и эффективнее использовать народный метод. Как, например, на Руси «лечили» от заикания? Выйдут в поле или в лес, в разные стороны разойдутся и кричат друг другу: «Ма-ма-а!» — «Са-ша-а!» Голос в полную силу подается, нараспев. Тут дыхание само собой налаживается. Так и говорили: «Заикание надо выкричать!» При пении, кстати, тоже никто не заикается.

Заикание чаще всего проявляется в возрасте от двух до пяти лет — то есть в момент становления речи. Поэтому педагогам и родителям маленьких детей полезно знать некоторые вещи.
Иногда родители пугаются, если маленький ребенок начинает многократно повторять один и тот же звук или слог. Это необязательно признак заикания. Чаще всего это нормальный вариант речевого развития. Его проходят абсолютно все дети: одни — чуть раньше, другие — чуть позже; у одних малышей это явление более заметно, у других — менее заметно. Поэтому нет никакой нужды тут же хватать ребенка под мышку и бежать с ним к логопеду.
Ни один грамотный логопед не возьмется работать с заикающимся ребенком, которому меньше пяти лет. Только когда процесс становления речи в основном завершен, можно поставить точный диагноз. Нередко функциональное заикание проходит само собой. И ни в коем случае нельзя грубо и нервно бороться с повторами в детской речи. Это означает фиксировать малыша на заикании, в результате чего оно может действительно развиться.

Ознакомьтесь так же:  Фобия боязнь кислоты

Но некоторые профилактические меры предпринять можно. В присутствии ребенка должна звучать спокойная, хорошо артикулированная речь. Нужно постараться исключить его контакты с заикающимися людьми. Если заикаются сами родители, тут как раз возникает ситуация, когда, обращаясь к ребенку, они должны заставить себя говорить плавно, спокойно, контролируя себя. Ведь речь ребенка развивается, опираясь на образец. Нужно пресекать все попытки ребенка дразнить заикающегося — и не только по моральным соображениям, которые, безусловно, очень важны. Передразнивая спазматически прерывающуюся речь, ребенок копирует ее. А это очень вредно, так как может перерасти в привычку.
И, наконец, самое важное.
Практически во всех случаях заикание является следствием эмоционального напряжения ребенка. Эмоциональное напряжение возникает в результате того, что ребенок живет с чувством тревоги или страха. Безусловно, ребенка надо оберегать от прямых психических травм. (Кстати, запугивание детей взрослыми из соображений научить маленьких быть внимательными и бдительными, подверженность взрослых паническим состояниям тоже могут спровоцировать психическую травму.)
Заикание может возникнуть в результате информационной перегрузки — когда телевизор, компьютер, зоопарк и театр подаются в «одном флаконе» в течение одного выходного дня. Не может ребенок перерабатывать избыточное количество информации с пользой для себя: от перекорма можно заболеть так же, как и от недоедания.
Но тревога очень часто свойственна малышам, не подвергавшимся прямому воздействию психической травмы. Причина их тревоги — «недолюбленность». Такие дети растут не только у откровенно плохих матерей — их, в общем-то, немного. Недолюбленные дети могут жить и рядом с хорошими мамами — вернее, с теми мамами, которые хотели бы быть хорошими, но не умеют насытить ребенка любовью, не знают, как это сделать.

Рассеять эту тревогу, создать вокруг ребенка теплую и спокойную атмосферу — первое условие как для профилактики, так и для лечения заикания.
Ведь страшно не само заикание. Как видно из исторических примеров, многие люди научаются с ним справляться. Страшно, когда оно патологически изменяет личность. Вот чего нельзя допускать. Заикание — это сплав расстройства речи с другими расстройствами. Сильная личность научается уходить от заикания, преодолевает его в самой себе.
А потому и родителям, и специалистам надо усвоить один очень важный принцип: не заиканием надо заниматься, а ребенком. Не конкретную болезнь лечить, а больного. Не смотреть каждый раз ребенку в рот со страхом, что он начнет заикаться, а любить его. Это главное укрепляющее средство.

Заикание это не болезнь

Прочитав пост, расположенный ниже http://ru-stammer.livejournal.com/1529.html#cutid1 и комментарии к нему, захотел внести свою лепту в описание заикания здесь, тем более есть личный опыт как самого этого «увлекательного дела», так и избавления от него.

Я тоже начал заикаться с пяти лет и делал это более трех с половиной десятков лет. Поверхностная причина, откуда эта пакость взялась, была известна, и родители мне её несколько раз озвучивали. Официальная версия была такова: когда мне было 5 лет, нашу детсадовскую группу повели в детский театр на спектакль про Карлсона. Карлсон в этом спектакле разговаривал с характерным заиканием (уже будучи чуть взрослее, я видел такую же картину в одноимённом фильме или телевизионном спектакле, там артист Спартак Мишулин играл Карлсона и тоже характерно заикался). Так вот, СРАЗУ после просмотра этого спектакля я начал заикаться. Всё время обучения в школе меня водили к логопедам, но ничего не менялось. Заикался я достаточно сильно, но контактировать с социумом у меня получалось. В школе были сложности с теми предметами, где надо было отвечать или читать вслух – у доски я молчал, за что получал двойки регулярно. В институте было полегче, повзрослев и «приняв свой симптом как данность», скорее всего внутренне немного успокоился, и даже смог защитить диплом как все – т.е. стоя у доски и рассказывая с попеременным успехом о том, что же я там наваял. Оглядываясь сейчас назад, отчётливо понимаю, что каждый выбор своей жизни делал под влиянием заикания: небольшое количество друзей, да ещё таких, с которыми не приходилось много и часто общаться, такая же бывшая жена, выбранная предыдущая профессия, потом тип собственного бизнеса, хобби и интересы и т.д. и т.п., т.е. до некоторых пор все стороны жизни были такими, чтобы побольше молчать, как натурально, так и фигурально выражаясь.

Как ни странно, но некоторое не очень принципиальное, но заметное улучшение наступило пару лет назад, когда вокруг стало «рушиться» всё – семейная жизнь, бизнес и прочее. С одной стороны, это были год-полтора сильнейшего стресса, который, однако, привёл не к усилению заикания, а наоборот. Тогда это было непонятно и удивляло немного (хотя больше обращал внимание на то, что твориться снаружи, а не внутри меня), а сейчас я понимаю, почему тогда было именно так – когда потеряно всё, что было построено своими руками за предыдущие 15-20 лет, то вдруг начинаешь понимать, что терять уже нечего и… успокаиваешься. Вот тогда я впервые почувствовал реальную разницу в моей речи. Но также сейчас мне понятно, что одного внутреннего успокоения недостаточно для избавления от заикания. Я так же не мог нормально говорить в любых компаниях, даже очень близких и знакомых людей, хотя, приняв довольно давно своё заикание, мне не нужно было переживать, как меня примут те или иные люди во всех этих компаниях. Любая попытка более-менее живого общения всё также вызывала старый привычный дискомфорт.

Как правило, не найдя причину – не убрать симптом. Да, я знал с подросткового возраста из разных «авторитетных» источников, что «причиной» заикания является испуг. Уже взрослым я пытался вспомнить, а что же меня испугало в детстве? Спрашивал и родителей, которые недоумевали и всё время повторяли про Карлсона и моё подражание этому персонажу.

А потом…. А потом я пошёл изучать психология, причём не для того, чтобы разобраться в себе, как это делают многие, а именно для того, чтобы войти в эту профессию и работать. Откуда мне пришло это «озарение», я до сих пор не могу понять – всю «предыдущую жизнь» я занимался с «железяками», что было очень логично и правильно, ведь с ними (с железяками) не нужно разговаривать. Два предыдущих технических образования, соответствующие навыки и интересы… а тут… психология… где нужно ГОВОРИТЬ с клиентами…. Просто жизнь сама привела туда, где я смог не только убрать из себя эту пакость, но и понять, откуда «ноги растут» у неё.

Через неделю после начала занятий мои преподаватели сказали мне, что к концу обучения заикания у меня не будет. Так и произошло. Курс обучения включал в себя много разных дисциплин, а в конце проходили личную терапию. Вот на ней то за один (!!) сеанс вытащили на поверхность и причину, и начали убирать.

Причина оказалась очень простая, если знать, куда смотреть и что с чем связать.

ЗА день до личной терапии вечером за ужином мама «СЛУЧАЙНО» рассказала, что в 4-5 лет я очень любил рассказывать вслух стихотворение про дядю Стёпу, причём по-актёрски, в лицах, встав на стул и т.д. Все взрослые, которые были рядом в эти моменты, умилялись и были в восторге… кроме папы, который на всё это действо всегда реагировал словами что «..из ребёнка вырастет клоун..» с соответствующей мимикой и выражением в глазах и на лице.

Папа для ребёнка значимый взрослый, тем более в возрасте 5 лет. С одной стороны, любой ребёнок, входя в этот мир и начиная в нём расти и развиваться, хочет себя тем или иным способом выразить. В моём случае я тогда очень хотел себя выразить словами и делал это. Рядом стоял любимый папа и всем своим видом показывал, что он «против» этого. У ребёнка возникает противоречие между тем, что из него «прёт» изнутри и тем, что он ощущает снаружи. И вот, выход найден, как доказать папе свою любовь – раз папа говорил что-то про клоунов, я вижу клоуна и решаю быть именно ЭТИМ клоуном, который заикается. «Выключатель» сработал на спектакле – я стал заикаться сразу после него. Папа дал команду на запрет выражения себя через слова, и ребёнок принял эту команду тем способом, который подвернулся под руку в это время.

Любой родитель любит своего ребёнка в любом случае, и любой родитель желает своему чаду счастливой хорошей жизни, самореализации и т.п. вещей. Неадекватность реакции конкретно моего отца на мои совершенно безобидные с точки зрения «клоунады» выступления следует искать уже в его детстве, но такой задачи у нас не стояло. Главное я разобрался с причиной возникновения моего личного заикания и переработал эту причину. Мой отец давал такую реакцию не потому, что он «плохой», а потому что в нём тоже тогда сидел соответствующий блок, который заставлял его так реагировать на своего ребёнка.

Возвращаясь к расположенному ниже посту трехгодичной давности, могу сказать: возникновение заикания обусловливается совокупностью И генетических, И неврологических факторов. В моём случае генетический фактор – это реакция моего отца на мои выступления, неврологический – это уже моя личная реакция в пятилетнем возрасте на происходящее в моей семье вокруг моих выступлений.

Я действительно не могу сказать, почему ЛЮДИ заикаются, но я могу теперь находить причину в каждом конкретном случае, исходя и из своего личного опыта, и исходя теперь уже из полученных профессиональных знаний. Иногда это может быть и протест, как указывали некоторые в своих комментариях к предыдущему посту, но конкретно в моём случае это было удовлетворение желания любимого значимого взрослого – «не высовывайся, не говори, не показывай себя»…

Ещё добавлю про две очень занятные вещи:

1) Всё что происходит с человеком – для чего-то ему нужно, каким бы «нехорошим» это ни казалось на первый взгляд. Заикание – это психосоматика в чистом виде, поскольку никаких физиологических изменений в органах речи не возникает. В случае заикания детей это просто знак родителям (или взрослым, кто воспитывает этих детей или находится рядом с ними) обратить внимание на СВОЁ поведение, как они ведут себя со своим ребёнком. В моём случае это был знак отцу – он его не увидел (да и кто тогда, 30-40 лет назад знал вообще что-либо о психологии?), этот системный семейный вопрос пришлось решать уже мне в достаточно взрослом возрасте.

2) Ещё один принцип – «если где-то что-то убыло, то в другом месте обязательно прибудет». Если ребёнку «запретили» выражать себя словесно – эта нерасходуемая через речь энергия будет выходить другими путями. У меня это получалось через руки и голову. То, что я научился очень хорошо делать руками и головой до того момента, как перестал заикаться, приносило и приносит очень много пользы, как мне, так и всем вокруг! И все эти навыки и умения я могу применять уже и в новой профессии психолога-психотерапевта, и просто в обычной жизни.

Ну и напоследок. Поскольку заикание – это психосоматика, то одной умственной работой, т.е. через осознание причины, убрать это довольно сложно (да и долго). У заикающегося в теле сидит блок, с которым тоже надо работать. Иногда этот блок выходит за один раз, иногда выходит «постепенно». Т.е. при психотерапии заикания нужно работать и через осознание (причины, поведения, отношения к чему-либо или кому-либо и т.д.), и посредством работы с телом.

About the Author: admin