Удаление 12 перстной кишки последствия

Без каких органов можно жить

«В человеке все должно быть прекрасно. » — сказал классик. Ну, а вдруг в этом самом человеке есть «не все». То есть не хватает чего-то очень важного, например, какого-нибудь органа? Чем это грозит? Насколько ужасными будут последствия?

Начнем с того, что органы могут быть удалены по трем причинам:

  1. потому что считаются «лишними» или «опасными»;
  2. по медицинским показаниям — вследствие болезни;
  3. и, наконец, человек может расстаться с органом добровольно — стать донором.

«Лишние органы»

В конце XIX – начале XX века, после того, как Ницше провозгласил свое «Бог умер», человек из твари дрожащей решил переквалифицироваться в творца. Умами овладели мечты о создании «нового человека». Произведения, типа «Собачьего сердца» Булгакова и «Острова доктора Моро» Уэллса были не единичными: в 1920-е годы вышла повесть об усовершенствованном коммунистическом человеке будущего, у которого все внутренние органы рационализированы, а лишние удалены за ненадобностью. Но поскольку новых людей создавать пока не получалось, решили совершенствовать обычных, вырезая у них «ненужные» и «опасные» органы. К ним были отнесены аппендикс, миндалины и крайняя плоть. Одно время считалось опасным иметь толстую кишку, но удалять ее побоялись.

Профилактическое удаление лишних органов достигло расцвета в Америке во второй половине XX века, но постепенно сошло на нет.

В настоящее время признано, что органы лишними не бывают, так, например, аппендикс является «депо» кишечных бактерий, а миндалины несут функцию иммунной защиты и без них возрастает риск заболеть бронхитом или пневмонией. В настоящее время аппенэктомия и тонзилэктомия проводятся только по медицинским показаниям.

По медицинским показаниям

1. Холецистэктомия (удаление желчного пузыря)

Пожалуй, чаще всего по медицинским показаниям удаляют желчный пузырь. В основном, по причине появления в нем камней. Счет этих операций в год идет на сотни тысяч. Операция относительно безопасна. В наши дни ее, как правило, стараются проводить лапароскопическим доступом, не оставляющим заметного шрама и меньше повреждающим мышцы и соединительные ткани живота.

К недостаткам операции помимо возможных осложнений в послеоперационном периоде (например, забытый тампон или поврежденный желчный проток), относится поступление желчи в кишку, когда ей заблагорассудится, что приводит к нарушению пищеварения и возникновению неприятных симптомов.

В настоящее время камни желчного пузыря во многих случаях сначала пробуют растворить с помощью лекарственных средств.

2. Спленэктомия (удаление селезенки)

Селезенка чаще всего удаляется при болезнях крови или травмах. Хотя этот орган выполняет иммунную функцию и участвует в кроветворении, его отсутствие пациенты переносят хорошо. Наиболее серьезным последствием спленэктомии становится повышенная восприимчивость к бактериальным инфекциям в первые годы после операции.

Раньше селезенка считалась органом, отвечающим за чувство юмора, однако проведенное британскими учеными исследование не показало различий в чувстве юмора у людей с селезенкой и без нее.

3. Резекция (удаление) желудка

Резекции желудка долгое время выполнялись в очень больших количествах для лечения язвенной болезни (в полном соответствии с главным хирургическим принципом «нет органа — нет проблемы»), пока не появились эффективные блокаторы секреции, и не началась борьба с Хеликобактером Пилори.

В настоящее время показания к резекции желудка ограничены. Как бы мы ни жаловались на дороговизну и неэффективность нынешних лекарственных препаратов, многим они позволили сохранить желудок. Хотя человек вполне может прожить без него — пища будет перевариваться и всасываться в кишечнике. Минусы жизни без желудка: после операции часто развивается анемия, и появляются камни в желчном пузыре.

4. Удаление поджелудочной железы

А вот резекция малоизвестного органа — поджелудочной железы, напротив, ведет к значительному нарушению пищеварения. После операции пациенту приходится постоянно принимать ферментные препараты. Кроме того, в поджелудочной железе вырабатывается инсулин, и ее удаление приводит к развитию сахарного диабета.

5. Удаление щитовидной железы

Иногда необходимой операцией (например, при тиреотоксикозе) является резекция щитовидной железы. Однако из-за частых и серьезных осложнений, щитовидку удаляют только в том случае, когда все остальные методы лечения не помогают.

После операции пациенту назначается пожизненная заместительная терапия гормонами.

6. Удаление кишечника

Кишечник человека в среднем от четырех до шести метров длиной, и ученые давно задавали вопрос — зачем столько? Не лучше ли, чтобы он был короче и удобней?

К счастью, с профилактической целью (например, при лечении дисбактериоза) кишечник никто никогда не удалял, но резекции части кишечника проводят при возникновении, например, кишечной непроходимости, при опухолях. Как правило, больной хорошо переносит удаление примерно 40 % тонкой кишки, и кишечник приспосабливается к новым условиям. Резекция большего объема ведет к тяжелым расстройствам пищеварения, развитию анемии, постоянным поносам.

Резекция части толстой кишки (гемиколэктомия) также проводится по серьезным показаниям (рак, болезнь Крона). Ее последствия – образование камней в желчном пузыре, нарушение пищеварения вследствие уничтожения толстокишечной флоры. Кроме того, возможны осложнения, связанные с самой операцией.

Про забор донорских органов у трупов знают все. Альтернативой ему является забор органов у живых людей. Такие органы лучше приживаются. Да и то, что такие операции проводятся не в срочном, а в плановом порядке, тоже улучшает их прогноз.

В нашей стране разрешен забор органов только у кровных родственников больного, в то время как в США донорами могут стать супруг, друзья, да и просто незнакомые люди. Вопреки распространенному мнению, альтруизм — необходимое условие трансплантации от живых доноров, чтобы избежать торговли органами. И хотя доноры не получают денег и часто даже не знают, кому пересадят их орган, число таких добровольных жертвователей растет.

Основные донорские органы – почка, печень, костный мозг. Смертность при донорских операциях практически отсутствует.

Как и в случае с любым парным органом (например, с легкими) при потере одного органа, другой орган гипертрофируется и работает за двоих. При заборе одной почки оставшейся хватает для функционирования, и единственный риск — риск заболевания последней почки.

При заборе печени для пересадки выбирают правую долю печени (около 60% органа) при этом оставшаяся доля печени регенерирует, и орган достигает дооперационных размеров. Однако у 14 % доноров печени могут возникнуть послеоперационные осложнения.

Наиболее безопасным видом донорства является донорство костного мозга. Фактически, эта процедура немногим сложнее обычного забора крови. Донора госпитализируют всего на один день, из костей скелета специальными иглами высасывают не более 5 % костного мозга. Его потеря при этом не ощущается, и его объём полностью восстанавливается в течение двух недель.

Алексей Подольский

Автореферат и диссертация по медицине (14.00.27) на тему: Последствия обширной резекции кишечника и лечение развивающихся нарушений (клинико-экспериментальное исследование)

Автореферат диссертации по медицине на тему Последствия обширной резекции кишечника и лечение развивающихся нарушений (клинико-экспериментальное исследование)

АКАДЕМИЯ Л\ЕДИЦИНСКИХ НАУК СССР ИНСТИТУТ ХИРУРГИИ имени А. В. ВИШНЕВСКОГО_

На правах рукописи

ЛУД Николай Григорьевич

ПОСЛЕДСТВИЯ ОБШИРНОЙ РЕЗЕКЦИИ КИШЕЧНИКА И ЛЕЧЕНИЕ РАЗВИВАЮЩИХСЯ НАРУШЕНИИ

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора медицинских наук

Работа выполнена в Витебском ордена Дружбы народов медицинском институте.

Заслуженный работник высшей школы БССР, доктор медицинских наук, профессор Сипаров И. Н.

Доктор медицинских наук, профессор Никитин Л. М.

Доктор медицинских наук, профессор Петров В. П.

Доктор медицинских наук, профессор Шкроб О. С.

Доктор медицинских наук, профессор Рывкин В. Л.

Ведущая организация — 2-й Московский ордена Ленина медицинский институт им. Н. И. Пирогова.

Защита диссертации состоится «__»____

199.._г. в_ час. на заседании Специализированного совета

— Д.001.19.01 Института хирургии им. А. В. Вишневского АМН СССР (118811, Москва, Б. Серпуховская ул., 27).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института хирургии им. А. В. Вишневского АМН СССР.

Ученый секретарь Специализированного совета

1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. Обширные резекции кншечника являются вынужденными операциями и выполняются при острой кишечной непроходимости, тромбозе сосудов брыжейки, ущемленной грыже, узлообразовании, спаечной кишечной непроходимости, завороте, инвагинации, травмах и опухолях.

За последние годы увеличилось число обширных резекции кишечника, особенно выполняемых по поводу мезентериальных тромбозов тонкой кишки (В. С. Савельев, И. В. Спиридонов, 1979; Д. Conti, Е. Lucisano, 1986), злокачественных новообразо-раннй и диффузного полипоза толстой кишки (В. Д. Федоров, А. М. Никитин, 1985; 10. В. Балтаитнс, 1990; Г. И. Воробьев с соавт., 1990).

В связи с увеличением числа оперированных, большое практическое значение приобретает изучение последствий подобных эперацип и проведение реабилитационных мероприятий.

Многие исследователи отметили важную роль нлеоцекаль-ной области (С. Н. Генык, 1973; В. М. Величенко, И. Н. Сипаров, 1974; А. Б. Даиров, 1974) и терминального отдела подвздошной кишки (И. Н. Сипаров, 1972) в компенсации пищеварения после обширной резекции тонкой кишки. Требуют дальнейшего изучения механизмы развивающихся при этом изменений, а также значение данного отдела кишечника в развитии компен-саторно-прнспособнтелышх процессов после резекции или удаления толстой кишки.

Одним из главных проявлений синдрома укороченного кишечника является гппермоторная дискинезия желудочно-кишеч-ього тракта, оценка которой проводилась в основном по данным клинического и рентгенологического обследования. Более точная информация о характеристике моторной функции желудка и кншечника возможна при включении в комплекс обследования и результаты спектрального анализа электрогастро- и электроэн-герограмм (К. В. Смирнов, А. М. Уголев, 1981).

В последнее время установлена тесная взаимосвязь моторики участков тонкой кишки с нмпульсацией брыжеечных нервов, при этом афферентные волокна своей активностью рефлек-торно модулируют эфферентную симпатическую нмпульсацшо синхронно с каждым очередным сокращением кишки (В. В. Сол-танов, А. Г. Чумак, 1987—1990). Это побудило провести исследования по определению роли симпатической иннервации в регуляции моторики желудка и оставшегося кишечника после обширной тонкокишечной резекции.

Среди вероятных причин нарушения реактивности организма после обширной резекции кишечника можно выделить изменения в спектре биологически активных веществ, в состоянии различных популяций и субпопуляцнй иммунокомпетентных клеток, а также показателей липидтранспортной системы сыворотки крови. Учитывая недостаточное освещение этого вопроса в литературе, в комплекс обследования оперированных включали определение указанных показателей.

Значительный интерес представляет изучение ыорфо-функ-циональных изменений желудка и кпшечннка в зависимости от уровня резекции последнего и вида корригирующей операции.

Для лечения больных после обширной резекции кишечника, наряду с назначением медикаментозных препаратов и специальных диет (П. А. Толмачев, 1969; О. Н. Григорьян, 1980; И. К-Сивохина, А. Ф. Василаки, 1982; J. Laustsen, J. Fallingborg, 1983; П. Levy et al., 1988), проводятся и оперативные вмешательства.

Существует несколько способов хирургической коррекции синдрома укороченного кишечника: инверсия сегмента тонкой кишки на 180\ использование антипернстальтического толстокишечного ‘трансплантата, инверсия илеоцекалыюго угла, создание петли замкнутым кругом, образование кишечной трубки из стенки желудка, ваготоыия с пнлоропластикой, формирование тонкокишечных резервуаров в различных модификациях, а также воссоздание «клапанного аппарата кишечника» при формировании тонкотолстокишечного соустья (В. С. Семенов, 1968; М. М. Разгулов, 1981; 10. Б. Балтайтис, 1984; И. А. Ерохин с соавт., 1984; Я- Д. Витебский, 1988; Н. А. Иванов, 1989; М. На-kami et al., 1975; A. Barros, 1979; J. Coreckey et al., 1981; A. M. Kholoussy et al., 1984).

Один из недостатков этих оперативных вмешательств — их усложнение: кроме обширной резекции кишечника, приходится накладывать 1—2 дополнительных анастомоза больным и без

того ослабленным основным заболеванием. При этом возникает угроза несостоятельности дополнительных анастомозов, некроза трансплантата при повороте его на 180°, развития непроходимости в послеоперационном периоде (С. П. Жучеико, 1979; В. Л. Заика, 1987).

В связи с изложенным особую актуальность приобретают разработка, экспериментальная апробация и клиническое применение новых методов хирургического лечения синдрома укороченного кишечника с упрощенной техникой оперативного вмешательства без наложения дополнительных анастомозов, при которых исключается опасность нарушения мезентерпальпого кровообращения.

Заслуживает внимания клиническая оценка бокового тон-котолстокншсчного соустья в плане выявления причин возможных при этом осложнении.

Разработка всех этих вопросов и легла в основу настоящих исследований.

Цель исследования. Провести комплексное клпнико-экспе-риментальпое изучение последствий обширной резекции кишечника в зависимости от уровня н объема его удаления, срокоз после операции, стадии развития компенсаторно-приспособительных процессов; с целыо улучшения результатов лечения синдрома укороченного кишечника разработать комплекс лечебных мероприятий, включающих консервативную терапию и хирургические методы лечения.

Задачи исследования. 1. Дать оценку отдаленных результатов обширной резекции кишечника (клиническая характеристика больных, состояние гомсостаза и особенности моторно-эва-куаторион функции желудочно-кишечного тракта) в зависимости от уровня и объема резекции кишечника, сроков после операции с учетом первичного заболевания, имея в виду выявление функциональных и метаболических расстройств у оперированных.

2. Создать экспериментальные модели субтотальиой топ-кокншечпой резекции и колэктомин, исследовать состояние мо-торно-эвакуаториоп функции желудочно-кишечного тракта, показателей гомеостаза, а также структурные изменения желудка и кишечника.

Ознакомьтесь так же:  Электрофорез в прямую кишку

3. Установить изменения иммунологической реактивности организма и липидтрапепортпой системы сыворотки после обширной резекции кишечника; разработать методы их коррекции.

4. Определить роль симпатической иннервации в регул?: цин моторики желудка н оставшегося кишечника после обшир ной его резекции и применения корригирующей операции.

б. Разработать и изучить в эксперименте хирургически методы лечения последствий обширной резекции кишечник; провести их сравнительную оценку н определить оптимальны способ с последующим применением в клинике.

6. Разработать систему медицинской реабилитации пациен тов, перенесших обширную резекцию кишечника.

Научная новизна. 1. На большом клинико-экспернменталь ном материале дана характеристика последствий обширной ре зекции кишечника. Определена зависимость степени выражен ностп функциональных и метаболических расстройств, морфо логических изменений желудка и кишечника в зависимости о уровня резекции последнего и сроков после операции, что поз волило разработать подходы к пониманию основных патоге иетических механизмов синдрома укороченного кишечника, вы делить периоды развития компенсаторно-приспособительны; процессов, установить основные клинические симптомы заболе вания п обосновать пути коррекции выявленных нарушений.

2. Выявлены папболее существенные нарушения после ре зекции дистального отдела топкой кишки, особенно в сочета нии с удалением или выключением илеоцекального угла, п —•’ 0,07+ 0,43+;: 7,8 ± 0,11±* 0,100 + 0,021 0,58 0,11 0,031 0,32 0,006 0,009

иеличины клеток — х 10с’/л; гялх доноров (Р езекции кишечника, заключающееся в гипохолестерннемнче-:ком э

Гистологически в слизистой оболочке этого сегмента кишки наблюдались различной степени выраженности дистрофические изменения всех структурных компонентов с формированием поверхностных микроизъязвлений, наличием признаков активации катаболизма и дезорганизации эластической стромы.

У животных этой серии отмечалось увеличение сократительной активности желудка и кишечника. Однако в случаях применения корригирующей операции по сравнению с контрольной серией увеличивался коэффициент асимметрии, что свидетельствует о преобладании у них перемешивающих колебаний в желудке.

Приведенные данные свидетельствуют о возможности применения инверсии сегмента тонкой кишки при обширной резекции кишечника по строгим показаниям. При этом результаты операции в значительной степени зависят от длины антиперн-стальтическои вставки: в эксперименте наилучшие результаты получены при 5 см, более длинные сегменты (10—15 см) вызывают явления кишечной непроходимости.

Изучена эффективность применения демускуляризацип участка тонкой кишки при субтотальной тонкокпшечнон резекции. Техника хирургического вмешательства сводится к удалению серозной оболочки и продольного слоя мпоцптов (кроме узкой полоски у брыжеечного края) па протяжении 4 см—па 5 см выше анастомоза (рис. 2.4).

Такая корригирующая операция улучшает общее состояние, удлиняет продолжительность жизни собак и способствует нормализации частоты стула. У животных замедляются эвакуация из желудка и пассаж по оставшемуся кишечнику. Во всех участках тонкой и толстой кишок отмечается гиперплазия слизистой оболочки и усиление ее митотическоп активности; происходит рсмоделяцин мышечной оболочки кишки в месте корригирующей операции с формированием в отдаленные сроки трех-четырех-слойной мышечной структуры.

Разработан способ селективной нейротомин участка тонкой кишки на протяжении 10—15 см при субтотальиой тонкокпшечнон резекции. При этой операции из нервного сплетения сосудисто-нервного пучка, проходящего в брыжейке топкой кишки, выделяли 2—3 нервных стволика и резецировали па протяжении 0,5 см (рис. 2.5).

Морфологически у собак отмечали утолщение слизистой оболочки, увеличение размеров ворсинок и митотическоп активности эпителия крипт, благодаря чему увеличивалась всасыва-

0,05) из печени к периферическим тканям активировало обратный ток липидов (холестерин ЛПВП = 2,18^ 0,12 ммоль/л, Р 7. — С. 53—55.

40. Виноградов Г. А., Луд II. Г. Реабилитация больных с постоянной колостомой // Утрата трудоспособности, сборник научных трудов. — л., 1988. — С. 98—101. f

41. Луд Н. Г. Патофизиологические аспекты и лечение последствий обширной резекции толстой кишки (обзор) // Здравоохранение Белоруссии.— 1988. — ЛЬ 12. — С. 53—56.

42. Велпченко В. М„ Сипаров II. П., Луд II. Г., Федорспко В. А. Болезнь укороченного кишечника (клиника, патогенез и лечение). — Витебск, 1985. — 10 с. // Здравоохранение Белоруссии. — 1988. — Л» 3. — С. 82 (аннотация методических рекомендаций).

-13. Л уд Н. М. Морфофункцнональныи анализ искусственного сфинктера тонкой кишки при колэктомин II Becui АН БССР. Серыя бшлапчных навук.

— 1987. — Ki 2. — С. 91—94.

41. Луд Н. Г., Пнманов С. П., Луд Г. В. Способ реографии кишечника II Здравоохранение Белоруссии. — 1989. — Л» 8. — С. 59—61.

45. Луд Н. Г. Компенсаторно-приспособительные процессы у больных, перенесших резекцию желудка и кишечника // Ред. коллегия журн. Здравоохранение Белоруссии. Деп. во ВНИИМИ. Д-19087. — 1990. — 9 с.

46. Луд Н. Г., Адаменко Г. П. Возможности коррекции иммунологической реактивности организма после обширной резекции кишечника // Ред. коллегия журн. Здравоохранение Белоруссии. Деп. во ВППИМП. Д-19088.

47. Луд Н. Г. Экспериментальная модель колэктомин //-Ред. коллегия журн. Здравоохранение Белоруссии. Деп. во ВНИИМИ. Д-1086-890. — 1990.

■18. Луд II. Г., Пнманов С. Й., Луд Г. В. Реография кишечника (обзор литературы) // Здравоохранение Белоруссии. — 1990. — № 8. — С. 49—52.

49. Луд Н. Г., Адаменко Г. П. Иммунологические показатели крови после обширной резекции кишечника (клнннко-экспериментальные исследования) Ц Вестник хирургии имени И. И. Грекова. — 1990. — № 2. — С. 37— 42.

50. Луд II. Г., Адаменко Г. П. Уровень циркулирующих иммунных комплексов после обширной резекции кишечника // Ред. коллегия журн. Здравоохранение Белоруссии. Дсп. во ВНИПЛШ. Д-19822. — 1990. — 8 с.

51. Чумак А. Г., Комаровская Л. М„ Луд Н. Г. Интероцептивпые рефлексы изменения моторики ЖКТ после удаления участка тонкой кишки // Тез. докл. XV Всесоюзной конференции «Физиология пищеварения и всасывания». Краснодар. — 1990. — С. 306—307.

52. Чиркни А. А., Воронов Г. Г., Коневалова II. 10., Луд Н. Г., Соколов С. Я., Белоусов Ю. Б. Антиоксндантное и гнпохолестеринемическое действие флакозида у больных с синдромом укороченного кишечника II Тез. докл. XV конференции по клинической фармакологии с международным участием «Актуальные вопросы клинической фармакологии». Волгоград. — 1990. — С. 156—157.

53. Луд II. Г., Чернин Б. II., Курилеико С. А. Возможности применения элсктрогастрографии для оценки функционального состояния желудка после правосторонней гемпколэктомии // Тез. докл. Всесоюзного симпозиума с участием иностранных специалистов «Новые методы функциональной диагностики в хирургии». М. — 1090. — С. 172—173.

51. Чумак А. Г., Луд II. Г., Комаровская Л. М. Рефлекторные эффекты возбуждения рецепторов зоны искусственного сфинктера юнкой кишки ,/ Вестник АН БССР. — 1990. — ЛЬ 3. — С. 51—55.

55. Луд Н. Г., Сапожников А. Г. Последствия удаления ободочной кишки в эксперименте // Физиологические и биохимические аспекты патологических процессов. — Смоленск, 1990. — С. 51—56.

56. Луд Н. Г., Федоренко В. А., Чиркин А. А. Состояние гппофизарно-адреналовой системы и содержание биогенных аминов после обширных резекций кишечника // Вестник хирургии имени II. И. Грекова. — 1990. — Л» 7. — С. 35—37.

57. Луд II. Г., Коневалова Н. Ю., Чиркин А. А. Изменение показателей лииидтранспортной системы сыворотки крови у больных раком толстой кишки//Вестник .хирургии имени И. И. Грекова.— 1990. — №11. — С 54 — 55.

58. Луд Н. Г., Стельмаигонок Г. Э„ Хотетовская /К. В. Изменение иммунологической реактивности организма после обширной резекции кишечника (ОРК) и возможные пути ее коррекции // Тез. докл. I иммунологического съезда Белоруссии «Экологические проблемы иммунологии и аллергологии». Минск, 1990. — С. 135—136.

59. Луд Н. Г., Адаменко Г. П. Иммунокомпетентные клетки периферической крови и специфическая иммунологическая реактивность после обширной резекции кишечника (экспериментальные исследования) // Ред. журн. Иммунология. Дсп. во ВИНИТИ Л» 4932-В90. М., 1990. — 11 с.

60. Сипаров И. Н„ Луд Н. Г., Виноградов Г. А., Гренков Г. И. Рент-генофункционалыюе исследование желудочно-кишечного тракта после оо-ширной резекции кишечника // Здравоохранение Белоруссии. — 1990. — Л» 11. — С. 13—15.

61. Сипаров И. И., Федоренко И. И., Виноградов Г. А., Засько Р. А., Козловский Я. И., Луд Н. Г. Непосредственные н отдаленные результаты

хирургического лечения больных раком толстой кишки по данным Витебского онкологического диспансера // Здравоохранение Белоруссии. — 1990. — Л» 12. — С. 37—39.

62. Виноградов Г. А., Луд II. Г., Ключенок В. В. Первично-множественный рак желудка, тела маткн и толстой кишки у одной больной // Здравоохранение Белоруссии. — 1991. — Л» 3. — С. 76—77.

63. Л уд П. Г. Спектральный анализ элсктрогастро- и электроэнтеро-грамм после субтотальной тонкокишечной резекции // Тез. докл. VIII съезда Белорусского физиологического общества имени И. П. Павлова. — Минск, 1991. — С. 75.

64. Луд Н. Г., Виноградов I». А., Сапожников А. Г. Применение дему-кознрованного кишечного сегмента при обширной резекции толстой кишки II Тез. докл. X съезда хирургов Белоруссии. — Минск, 1991. — С. 210—211.

65. Луд II. Г., Снпаров И. П., Солтанов В. В. н др. Хирургический метод лечения последствий обширной резекции кишечника // Тез. докл. III съезда онкологов Белоруссии. — Минск, 1991. — С. 249—251.

1. Луд Н. Г., Снпаров И. II. «Способ лечения синдрома укороченного кишечника». А. С. № 1197646 от 15.VIII.85 г.

2. Луд II. Г., Никитин А. М. «Способ колэктомии». А. С. № 1333314 от 1.\’.87 г.

3. Луд Н. Г., Виноградов Т. А., Никитин А. М. и др., «Способ резекции кишечника». Заявка на изобретение Л» 4949176/14-41706 от 20.\/.91 г.

4. Луд II. Г., Виноградов Г. А., Никитин А. М. и др. «Способ формирования постоянной плоской колостомы». Заявка на изобретение Л» 4949177/ 14-41709 от 20.У.91 г.

Злокачественные опухоли 12-перстной кишки

. или: Злокачественные новообразования 12-перстной кишки, рак 12-перстной кишки

Симптомы злокачественные опухоли 12-перстной кишки

Симптомы заболевания различаются на ранних и поздних стадиях развития.

Ранние стадии.

Рак 12-перстной кишки достаточно трудно диагностировать на ранних стадиях, так как практически нет симптомов. Единственным проявлением заболевания может быть боль. Как правило, она тупая, чувство тяжести возникает в верхней части живота. Чаще всего боль беспокоит больного натощак или ночью (“ голодные” боли).

Поздние стадии.

При всех онкологических заболеваниях развивается так называемая опухолевая интоксикация (раковая интоксикация – отравление организма вредными веществами), которая может различаться в зависимости от стадии заболевания, состояния больного, размера опухоли, наличия или отсутствия сопутствующей патологии (заболевания) и т.д. Она включает в себя несколько симптомов.

  • Общая слабость, быстрая утомляемость и потеря интереса к обычной работе, депрессия, психическая заторможенность, головные боли и головокружения, нарушение сна (сонливость днем, бессонница ночью).
  • Снижение аппетита вплоть до анорексии (сильного похудания), кахексии (степени крайнего истощения).
  • Цианоз (синюшность) и бледность, возможна желтизна кожных покровов.
  • Сухость слизистых оболочек рта, носа, глаз.
  • Повышение температуры тела — от субфебрильной (37° С) до гектической (39° С и выше).
  • Повышенная потливость (особенно по ночам).
  • Различные типы анемии (малокровия).
  • Снижение иммунитета и, следовательно, сопротивляемости организма к инфекциям.
  • Тошнота и рвота.

Также возможно развитие таких симптомов, как:

  • рвота недавно съеденной пищей при стенозе (сужении) пилородуоденальной области (области перехода желудка в 12-перстную кишку);
  • желтуха (пожелтение кожных покровов) – при сдавлении желчевыводящих путей, вследствие прогрессирующей непроходимости 12-перстной кишки (сужения просвета 12-перстной кишки из-за опухоли);
  • мелена (наличие крови в кале) при возникновении кровотечения из опухоли.
  • рак 12-перстной кишки(злокачественное новообразование (тип клеток не похож на тип клеток органа, из которого оно произошло) из эпителиальной (покрывающей) ткани 12-перстной кишки);
  • рак большого сосочка 12-перстной кишки(злокачественное новообразование сосочка 12-перстной кишки (возвышения на 12-перстной кишке, имеющего отверстие, через которое поступает желчь и панкреатический (производимый поджелудочной железой) сок в 12-перстную кишку));
  • лимфосаркома(злокачественное новообразование, возникшее из лимфатической ткани);
  • лейомиосаркома(злокачественное новообразование, возникшее из гладких мышц);
  • фибросаркома(злокачественное новообразование, возникшее из соединительной ткани);
  • злокачественная невринома(злокачественное новообразование, возникшее из оболочки нервов).

По типу роста выделяют:

  • экзофитную опухоль (растет в просвет кишки),
  • эндофитную опухоль (растет за пределы кишки).

Также выделяют 4 стадии заболевания.

  • I стадия — небольшая, четко отграниченная (отделена от других тканей) опухоль, расположенная в толще слизистой оболочки и подслизистого слоя 12-перстной кишки. Регионарных метастазов (новых очагов злокачественных (тип клеток отличается от типа клеток органа, из которого они произошли) клеток, переместившиеся из органа, где опухоль возникла первоначально, в другие органы) нет.
  • II стадия — опухоль, врастающая в мышечные слои 12-перстной кишки, но не спаянная с соседними органами. В ближайших регионарных лимфатических узлах возникают одиночные метастазы.
  • III стадия — значительных размеров опухоль, выходящая за пределы стенки 12-перстной кишки, врастающая в соседние органы, или такая же опухоль (или меньших размеров) с множественными регионарными метастазами.
  • IV стадия — опухоль любых размеров и любого характера при наличии отдаленных метастазов.

Тяжесть опухолевого процесса оценивается по нескольким критериям (размер и распространенность опухоли, метастазы в лимфатических узлах и отдаленных органах). Для этого используется классификация TNM (Tumor (опухоль) Nodulus (узел) Metastasis (метастазы (распространение) в другие органы)).

  • T— размер и распространенность опухоли двенадцатиперстной кишки.
    • T1— опухоль начинает прорастать через внутреннюю стенку 12-перстной кишки.
    • T2 — опухоль начинает прорастать в мышечный слой стенки 12-перстной кишки.
    • T3 — опухоль начинает прорастать через поверхностную оболочку 12-перстной кишки.
    • T4 — опухоль полностью проросла через стенку 12-перстной кишки.
  • N — наличие раковых клеток в лимфатических узлах.
    • N0 — раковые клетки в лимфатических узлах отсутствуют.
    • N1 — раковые клетки обнаруживаются в 1-2 лимфоузлах рядом с 12-перстной кишкой.
    • N3 — раковые клетки обнаруживаются в 3-6 рядом расположенных лимфоузлах.
  • M — распространение рака на другие отдаленные от 12-перстной кишки органы.
    • M0 — рак не распространился на другие органы.
    • M1 — рак распространился на отдаленные от 12-перстной кишки органы.
Ознакомьтесь так же:  Медикаментозное лечение трофической язвы голени

Ведущая причина злокачественных новообразований 12-перстной кишки не выявлена.

Предрасполагающие факторы.

  • Болезнь Крона (хроническое воспалительное заболевание, поражающее желудочно-кишечный тракт).
  • Наследственные (передаются от родителей к детям) формы диффузного полипоза кишечника (образования на слизистой оболочке кишки множества полипов (небольших опухолевидных разрастаний клеток, выпячивающихся в просвет кишечника) различной формы и размеров).
  • Вилезные (ворсинчатые) аденомы (доброкачественные (тип клеток опухоли похож на тип клеток органа, из которого она образовалась) опухоли, напоминающие по форме цветную капусту, очень мягкой консистенции, нередко достигают больших размеров).
  • Наличие злокачественных новообразований у родственников.
  • Вредные привычки (алкоголь и курение).
  • Несбалансированное и нерациональное питание (чрезмерное потребление соленой, копченой пищи, недостаток в рационе овощей и фруктов).

Врач онколог поможет при лечении заболевания

Диагностика

  • Анализ анамнеза заболевания и жалоб (когда (как давно) появились боли в верхних отделах живота, снижение аппетита, отрыжка, тошнота, рвота, снижение массы тела, слабость, быстрая утомляемость, увеличение шейных лимфатических узлов; с чем больной связывает возникновение этих симптомов).
  • Анализ анамнеза жизни больного (наличие у пациента заболеваний желудочно-кишечного тракта (таких, как: болезнь Крона (хроническое воспалительное заболевание, поражающее желудочно-кишечный тракт); наследственные (передаются от родителей к детям) формы диффузного полипоза кишечника (образование на слизистой оболочке кишки множества полипов (небольших опухолевидных разрастаний клеток, выпячивающихся в просвет кишечника) различной формы и размеров); вилезные (ворсинчатые) аденомы (доброкачественные (тип клеток опухоли похож на тип клеток органа, из которого она образовалась) опухоли, напоминающие по форме цветную капусту, очень мягкой консистенции, нередко достигающие больших размеров)); вредные привычки (употребление алкоголя, курение)).
  • Анализ семейного анамнеза (наличие у родственников заболеваний органов желудочно-кишечного тракта, а также онкологических заболеваний).
  • Данные объективного осмотра (осмотр кожных покровов, слизистых оболочек рта, носа, глаз; врач может обнаружить желтуху (пожелтение кожи), кахексию (крайнюю степень истощения)).
  • Лабораторные исследования.
    • Общий анализ крови (выявление анемии (малокровия)).
    • Выявление онкомаркеров (особых белков, выделяющихся при определенных опухолях) в крови и моче. Специфических онкомаркеров для рака двенадцатиперстной кишки нет.
    • Общий анализ мочи (возможно наличие протеинурии (белка в моче), эритроцитурии (наличия эритроцитов (красных кровяных телец) в моче)).
    • Анализ кала (при микроскопическом исследовании возможно обнаружение крови в кале).
    • Развернутый биохимический анализ крови (возможно повышение уровня альбумина (белка)).
  • Инструментальные методы исследования.
    • Эзофагогастродуоденоскопия (ЭГДС) — диагностическая процедура, во время которой врач осматривает и оценивает состояние внутренней поверхности пищевода, желудка и двенадцатиперстной кишки при помощи специального оптического инструмента (эндоскопа) с обязательной биопсией (взятием фрагмента органа для определения структуры его ткани и клеток).
    • Рентгенологическое исследование с двойным контрастированием желудка и 12-перстной кишки взвесью бария. Используется для определения в двенадцатиперстной кишке неровностей, которые могут косвенно указывать на наличие новообразования в ней.
    • Рентгенологическое исследование грудной клетки. Используется для определения наличия метастазов (новых очагов злокачественных (тип клеток не похож на тип клеток органа, из которого они произошли) клеток, переместившихся из органа, где опухоль возникла первоначально, в другие отдаленные органы) в легких.
    • Ультразвуковое исследование (УЗИ) органов брюшной полости для установления наличия опухоли 12-перстной кишки, а также наличия метастазов в печени, поджелудочной железе.
    • Компьютерная томография (КТ) для выявления опухоли 12-перстной кишки, степени сдавления ею соседних органов.
    • Магнитно-резонансная томография (МРТ) – более точный, чем компьютерная томография, метод диагностики. Проводится для выявления опухоли 12-перстной кишки.
  • Возможны также консультации гастроэнтеролога, терапевта.

Лечение злокачественные опухоли 12-перстной кишки

  • Хирургическое лечение. Удаление опухоли оперативным путем. При этом удаляется часть двенадцатиперстной кишки. Хирургическое лечение возможно для людей до 75 лет, при отсутствии метастазов (новых очагов злокачественных клеток, переместившиеся из органа, где опухоль возникла первоначально, в другие отдаленные органы) и при отсутствии тяжелого течения сопутствующих заболеваний.
  • Химиотерапия. Лечение лекарственными средствами, направленными на уничтожение опухолевых клеток. При химиотерапии останавливается или замедляется рост раковых клеток, которые быстро делятся и растут.
  • Лучевая терапия. Использование радиационного излучения для лечения опухоли. В основном, применяется вместе с химиотерапией или хирургическим лечением.

Осложнения и последствия

Прогноз тем благоприятнее, чем раньше было выявлено злокачественное новообразование и быстрее произведено лечение.

При наличии метастазов (новых очагов злокачественных клеток, переместившихся из органа, где опухоль возникла первоначально, в другие отдаленные органы) прогноз ухудшается и риск летального (смертельного исхода) увеличивается.

Осложнения.

  • Метастазы (новые очаги злокачественных клеток, переместившиеся из органа, где опухоль возникла первоначально, в другие отдаленные органы).
  • Перфорация опухоли (образование отверстия в стенке 12-перстной кишки) с развитием перитонита (тяжелого воспаления органов брюшной полости).
  • Стеноз 12-перстной кишки (существенное уменьшение либо сужение просвета 12-перстной кишки) – чаще всего возникает тогда, когда опухоль достигает больших размеров.
  • Возникновение кровотечений из опухоли 12-перстной кишки.
  • Значительная потеря веса вплоть до кахексии (крайнего истощения).

Профилактика злокачественные опухоли 12-перстной кишки

Специфической профилактики злокачественных новообразований 12-перстной кишки нет. Рекомендуется:

  • отказаться от употребления алкоголя и курения;
  • рационально и сбалансированно питаться (отказаться от избыточного употребления слишком соленых, жареных, копченых, маринованных блюд; увеличить в рационе количество свежих фруктов и овощей);
  • своевременно и достаточно лечить заболевания, предрасполагающие к развитию злокачественной опухоли двенадцатиперстной кишки (например, болезнь Крона (хроническое воспалительное заболевание, поражающее желудочно-кишечный тракт); вилезные (ворсинчатые) аденомы (доброкачественные (тип клеток опухоли похож на тип клеток органа, из которого она образовалась) опухоли, напоминающие по форме цветную капусту, очень мягкой консистенции, нередко достигают больших размеров));
  • регулярно проходить обследование у гастроэнтеролога лицам старше 50 лет и с наличием заболеваний желудочно-кишечного тракта (1 раз в год).
  • Клиническая гастроэнтерология. Григорьев П. Я., Яковленко А. В. Медицинское информационное агентство, 2004 г.
  • Стандарты диагностики и лечения внутренних болезней: Шулутко Б. И., Макаренко С. В. Издание 4-е дополненное и переработанное. « ЭЛБИ-Спб» СПб 2007.

Что делать при злокачественные опухоли 12-перстной кишкой?

  • Выбрать подходящего врача онколог
  • Сдать анализы
  • Получить от врача схему лечения
  • Выполнить все рекомендации

Чудо должно быть реальным

Главный редактор газеты «2000» Сергей Кичигин о своем лечении от рака

Процедура мистера Аллена Уиппла

Секретарь Маркуса Бюхлера уточнила, что он должен быть в офисе в полдевятого утра. Ровно в 8.30 стройный, подтянутый, моложавый профессор упругой походкой прошел в свой кабинет. Вскоре его ассистент пригласил меня на беседу. На листе обычного формата он начал рисовать схему новой организации моих внутренних органов после операции.

Меня знобило, из дренажного отверстия в правом боку тянулась трубка в специальный контейнер: это устройство мне установили архангельские врачи, чтобы предотвратить отравление организма билирубином. Если бы не это, я давно был бы уже в коме. Я слушал невнимательно, поскольку заведомо был готов на все, что бы ни задумали сделать со мной в клинике профессора Бюхлера.

То, о чем рассказывал хирург, называется панкреатодуоденэктомия (процедура Уиппла, или операция Кауш-Уиппла). Это обширное хирургическое вмешательство, предусматривающее удаление поджелудочной железы, селезенки, желчного пузыря, части регионарных лимфатических узлов, выходного отдела желудка, холедоха, малого сальника, двенадцатиперстной кишки и правой половины большого сальника, клетчатки, фасциально-клетчаточных футляров печеночных артерий, верхней и воротной брыжеечной вены и т. п. Оставшиеся органы соединяются по «новой схеме».

Не уверен, что именно из этого списка немецкие хирурги не тронули в моем случае, но то, что с первой пятеркой «номинантов» на удаление я попрощался, знаю точно.

Я выразил хирургу надежду, что, по моему мнению, новая схема выглядит вполне приемлемой и — за счет упрощения конструкции — достаточно работоспособной и надежной. Ведь живут же миллионы без аппендикса и желчного пузыря, летают без ног, плавают без рук, а Ельцин без двух пальцев на левой руке даже дирижировал военным оркестром в Германии. Хирург этого эпизода из отечественной истории не помнил, и потому послушал знаменитую историю в моем изложении с интересом.

Первая в истории медицины резекция поджелудочной железы была проведена немецким хирургом Уолтером Каушем в 1909 г. (врач описал ее в 1912 г.). Ее часто называют процедурой Уиппла в честь американского хирурга Аллена Уиппла, в 1935 г. разработавшего оригинальную методу проведения этой операции, а впоследствии неоднократно вносившего в нее различные усовершенствования.

Конструкция стала проще

Сама концепция панкреатодуоденэктомии по методу Уиппла основана на том, что головка поджелудочной железы и двенадцатиперстная кишка питаются от одного и того же артериального «источника» (гастродуоденальной артерии). Эти кровеносные сосуды проходят через головку поджелудочной железы, и потому при прекращении единого кровоснабжения необходимо удалять оба органа. Если удалить только головку поджелудочной железы, приток крови к двенадцатиперстной кишке будет нарушен, что приведет к некрозу тканей.

Реформа здравоохранения Ульяны Супрун напоминает узаконенный геноцид украинского народа

Восстановительная часть операции предусматривает организацию связей — анастомоз — между поджелудочной железой и тощей кишкой, анастомозирование печеночного протока с тонкой кишкой, обеспечивающее попадание в желудочно-кишечный тракт желудочного сока и желчи (если сохраняется желчный пузырь), анастомоз желудка и тонкой кишки для обеспечения прохождения пищи. При использовании современных хирургических методик смертность в результате процедуры Уиппла составляет в среднем около 3% даже в клиниках США, где такие операции редки, и менее 1% в крупных медицинских исследовательских центрах.

Из того, что рассказал мне анестезиолог, которого я слушал внимательно настолько, насколько мне позволяло мое тогдашнее состояние. У меня взяли все необходимые анализы и проводили в предоперационную палату. Все палаты в клинике (за исключением реанимации и интенсивной терапии) рассчитаны на два человека, с санузлом, с большим комплектом медицинской аппаратуры над каждой больничной койкой, телевизором на штативе возле каждой кровати и телепрограммами на всевозможных языках, в т. ч. на русском.

В каждой палате — высокие стеклянные двери, ведущие в сад. Можно было выйти и посидеть в кресле-качалке у входа в палату, если бы не холодные декабрьские дни.

Дышите ровно и спокойно

Операция была назначена на 7 утра 12 декабря. Накануне я должен был голодать и не пить. А еще, надеть длинные белые антитромбозные чулки. Сначала мне показалось, что они сделали меня похожим на мушкетера, но после того как я облачился в просторный халат, более похожий на ночную рубашку, я понял, что напрасно льстил себе — я стал похож на классического Арлекина.

В 7 утра за мной приехала каталка, меня повезли в неизвестность, сделали первый укол, и мое сознание отключилось на долгие 9 часов. Как я узнал позднее, примерно час меня готовили к операции анестезиологи, и более 7 часов продолжалась сама операция.

Как я потом понял, в медицине два самых главных подхода к лечению любой болезни — реактивный (reactive) и проактивный (proactive).

Реактивный подход — смотреть по ситуации, устранять симптомы, а не глубинные причины, облегчать течение заболевания, проявлять порой чрезмерную осторожность в выборе решений. По сути — рубить собаке хвост по сантиметру. Иногда и такая стратегия действительно приносит плоды, но чаще загоняет болезнь вглубь. Проактивный подход — действовать на опережение, чтобы свести риск последующего возвращения и нового развития болезни к минимуму. Подобных гарантий современная медицина — даже в наиболее передовых ее центрах, таких как университетская клиника в Гейдельберге, — дать пока не в состоянии.

Тем более важно, что немецкие хирурги действуют на опережение решительно и смело. Некоторые зарубежные онкологи называют такой операционный стиль агрессивным, но именно она и показывает лучшие результаты. По мнению экспертов, в мире очень немного клиник, где хирургам хватило бы смелости, знаний и умения удалять, например, как в моем случае, лимфатические узлы. Это, безусловно, жесткий, часто очень болезненный (морально, физически и психологически) подход для пациента, но он и есть самый правильный.

По свидетельству профессора Бюхлера, 40% пациентов, которые могли быть радикально прооперированы его командой, живут более 5 лет. Каждый год в Гейдельберге выполняется около 800 операций на поджелудочной железе. Оба эти показателя — одни из самых высоких в мире.

…Очнулся я в реанимации. Послеоперационной боли не испытывал. В большой палате, напичканной всевозможным медицинским оборудованием, примерно на 20 койках лежали мужчины и женщины. Медсестры каждые полчаса подходили к пациентам, чтобы проверить показания приборов и состояние пациентов, помочь прооперированным при необходимости изменить позу.

Над каждой кроватью — контейнер с обезболивающим, которое пациент — при необходимости — мог бы через катетер простым нажатием кнопки самостоятельно впрыскивать себе в вену. Это можно было делать каждые 10 минут, но дозу контролировал компьютер (ноутбук), чтобы не произошло передозировки.

Ознакомьтесь так же:  Гастрит по виилме

Через два дня меня перевели в палату интенсивной терапии.

В палате находились три пациента, личное пространство каждого можно было полностью оградить специальной шторой. Поскольку это было первое в моей жизни пребывание в госпитале, то меня несколько смущало, что места в палате занимали сменяющие друг друга мужчины и женщины. Медбрат (из бывшего СССР) помогал мне вставать и учил заново сидеть и ходить. В первые дни у меня было такое ощущение, что я никогда уже не смогу обходиться без посторонней помощи.

Спустя еще несколько дней меня перевели в ту палату, с которой началось мое пребывание в госпитале. Можно долго рассказывать об организации реабилитации в клинике, но это все сведется к восторгам относительно чистоты и стерильности, предупредительности и опыта персонала, его тактичности и готовности помочь в любых вопросах, включая даже подключение мобильного телефона к местной сети Wi-fi.

Вся атмосфера в клинике очень теплая и одновременно наполнена своеобразным юмором.

У дежурного врача-болгарина (вообще в клинике много врачей из новичков ЕС — Болгарии, Румынии и т. д. ) возникло опасение, что в результате неподвижности в реанимации у меня могла развиться эмболия легких — закупорка кровеносных сосудов пузырьками газа, инородными частицами (эмболами), приносимыми с кровью и лимфой. Это частое послеоперационное осложнение.

Меня повезли на исследование на аппарате компьютерной томографии с использованием контрастного йода. Перед инъекцией йода в вену врач сказала мне, что согласно регламенту обязана предупредить меня обо всех возможных побочных эффектах — требовалось мое согласие на исследование, учитывая возможный риск. Юмор в том, что, озвучив эти «вероятности», врач посоветовала — «А теперь ложитесь удобнее, дышите спокойно и ровно». В общем, расслабьтесь и постарайтесь получить удовольствие.

И только одно в клинике совершенно обескураживало…

То, что украинцу смерть, немцу хорошо

На всех украинских и российских сайтах, посвященных реабилитации после удаления поджелудочной железы, особое внимание уделено необходимости строжайшей диеты.

Чтобы избежать осложнений после операции, больному назначают строгую диету. В первые послеоперационные дни больной должен голодать. Ему разрешено выпивать в день около 1,5 литра чистой негазированной воды. Дневную норму воды нужно разделить на несколько порций и пить ее небольшими глотками.

Украинские гастроэнтерологи — по советским еще методикам — на первые две недели предписывают «пятую» диету, первый вариант (честно говоря, я не смог найти информации конкретно о «пятой» диете и ее первом варианте). После двух недель допускается второй вариант (увы, и во втором варианте я не более сведущ, чем в первом). Но, в общем, через несколько дней в рацион больного разрешают ввести несладкий чай и белковый омлет, приготовленный на пару. Можно употреблять в пищу гречневую или рисовую кашу на воде или нежирном молоке. Спустя неделю в рацион добавляют небольшое количество хлеба, нежирного творога и масла, а также овощные супы-пюре. Далее постепенно вводят нежирную рыбу и мясо — на пару или отварное.

Основной принцип диеты после удаления поджелудочной железы — максимальное содержание в блюдах белков и практически полное отсутствие жиров и углеводов. Следует сократить потребление соли, не более 10 г в день, и полностью отказаться от употребления сахара, от курения и алкоголя. А также ограничить употребление картофеля, сладкого, мучного, газированных напитков и крепкого кофе. Категорически не рекомендуется жареная и копченая пища. Специи полностью исключить. В общем — украинские медики рекомендуют питаться очень строго и очень скучно.

Ничего подобного в немецкой клинике не было. Там ни о какой диете никто ничего не говорил и о подобной практике не слышал. Пища была самой обычной для немцев (и потому очень необычной для меня) с акцентом на доминирование утром и вечером бутербродов с сыром и колбасой, кофе, сваренных вкрутую яиц, различных йогуртов, белого хлеба. На обед, к счастью, предлагались рыба и мясо под различными соусами и т. п.

Во время обхода накануне католического Рождества в палату зашел профессор Бюхлер. Мой первый вопрос к нему был: какой должна быть диета после операции Уиппла? Ответ профессора, если кратко, был таков: никакой. Не для того пациенты страдали во время операции и после, чтобы и дальше истязать себя строгой диетой. Ешьте что хотите — и вареное, и паровое, и жареное, и острое, и соленое.

— Я бы не рекомендовал вам более одного-двух бокалов в день.

Я не мог поверить своим ушам!

— А водка? — поднимал я ставки.

— Можно и водку, — сказал профессор Бюхлер, — но рекомендовал бы в разумных пределах.

Позднее я встречался в Германии с профессорами — диабетологами и диетологами и задавал те же вопросы. Они говорили то же самое, а один даже подчеркнул, что для восстановления сил и набора веса мне нужно есть больше жиров, так что бояться картошки фри или шашлыков не следует, хотя нужно знать меру.

Но, постоянно напоминали мне, отныне — что бы я ни ел — я всегда должен помнить, что у меня нет поджелудочной железы и мой организм не вырабатывает необходимых для переваривания пищи ферментов. Поэтому с каждым приемом пищи я должен принимать креон и прочие аналогичные искусственные ферменты (или — энзимы). Также перед каждым приемом пищи я должен буду измерять уровень сахара в крови и делать уколы инсулина.

Разве при таком образе жизни помешает бокал хорошего вина? И если я иногда пью его, то обязательно произношу тост за профессора Бюхлера, сделавшего за два дня до моего 65-летия — не знаю, какую по счету в его практике, — операцию по методу знаменитого американского врача.

Тем более что теперь у меня начинается новая стадия лечения — химиотерапия. Но об этой грустной странице истории моей борьбы с болезнью как-нибудь в другой раз.

И еще я спросил профессора Бюхлера, какова средняя продолжительность жизни после подобных операций, поскольку я к тому времени уже успел найти совершенно разные статистические данные.

— Очень индивидуально и зависит от множества факторов, — ответил профессор. — Исследования, например, показали, что наиболее успешно выздоравливают те, кто активен в физкультуре и спорте. Первая операция подобного рода была сделана в нашем городе 45 лет назад. И пациент не просто жив до сих пор, но и стал самым богатым человеком в Гейдельберге.

— Означает ли это, что и у меня, например, также есть шанс разбогатеть? — поинтересовался я.

Но такой гарантии, к великому моему сожалению, профессор Бюхлер не дал. Человек он серьезный и не обещает того, что не в его власти…

Либо — либо

Конечно же, как только стало известно о моей болезни, я получил немало рекомендаций в первую очередь воспользоваться «достижениями» альтернативной медицины.

Поделюсь своим твердым убеждением: альтернативная медицина имеет право на жизнь, но еще до начала лечения пациент должен сделать четкий и однозначный выбор — либо полностью традиционные схемы, либо абсолютный альтернативный вариант. Их сочетание крайне редко приводит к положительным результатам. Как правило, люди, устав от традиционных методов, просто сдаются, бросают тяжелое лечение, меняя его на «альтернативу», часто преподносимую в очень красивой обертке (нет, мол, побочных явлений, нет вреда, все просто и натурально).

Но такие пациенты очень часто (не осознавая этого) недополучают от традиционной медицины того, что альтернативная медицина им дать не в состоянии по определению. Скажем, человек бросает предписанный курс на полпути со ссылкой на то, что нет сил. Но пройденная часть курса не принесла ему той пользы, которую мог бы принести весь курс. При этом резкий отказ от приема препаратов (инъекций) и т. п. вполне может спровоцировать неожиданный рецидив болезни, с которым арсенал альтернативного лечения просто не сможет справиться. И придется рано или поздно опять обращаться к традиционным методам, но время может быть упущено.

Моя ситуация сама продиктовала выбор — альтернативы хирургическому вмешательству однозначно не было. По моему глубокому убеждению, реальным чудом в моей ситуации могли быть не экзотические растения и экстракты из плавника акул, а только хирургия высочайшего профессионального уровня с последующей химиотерапией. Никакие травы, великолепные психологи и манипуляторы вроде докторов-натуропатов, безусловно, помочь бы не могли.

Почему популярны травы

На чем основана популярность альтернативной медицины? На мой взгляд, тут несколько моментов. Первый — кажущаяся простота лечения, что подкупает многих измученных людей. Второй момент — в онкологии высок процент т. н. ложноположительных результатов: тесты и анализы говорят о том, что человек едва не при смерти, а потом он неожиданно «выздоравливает» или оказывается, что болезни не было.

Дело в том, что сейчас лаборатории в изобилии предлагают т. н. онкомаркеры — скажем, PSA, по анализу крови позволяющие делать косвенные выводы об онкозаболевании. Беда в том, что эти тесты отличаются невероятной неточностью: например, они могут воспринять воспалительный процесс (панкреатит или, извините, геморрой) за онкологию.

Новый спецпредставитель США по Украине возглавляет «частную лавочку», открытую русофобом Маккейном на деньги саудитов

Эти тесты относительно недороги, и, по идее, они должны играть лишь роль будильника, побуждающего к прохождению комплексной (и весьма дорогостоящей) диагностики с массой анализов, снимков, биопсий и т. п. Люди из-за нехватки денег часто делают поспешные выводы лишь на основании тестов. Из-за отсутствия средств на нормальную диагностику и лечение они бросаются в альтернативную медицину. А тут уж как повезет — нередко они «исцеляются», собственно, так и не успев заболеть. И считают, что альтернативная медицина помогла.

От альтернативной медицины можно и нужно брать полезное — психологические тренинги, медитацию, рекомендации относительно питания, возможно (но с великой осторожностью), следовать советам по употреблению лечебных трав. Но последнее достаточно опасно. Вся, в моем представлении, ценность альтернативной медицины — это опытные психологи, неплохо разбирающиеся в истоках и симптомах болезни, умеющие играть на чувствах пациентов и иногда действительно приносящие пользу. Но альтернативная медицина — это еще и огромный риск.

Я рисковать не хотел. Но, к сожалению, на риск «альтернативного» лечения онкозаболеваний по-прежнему идут тысячи и тысячи больных.

FDA предупреждает. Но его не слышат

В заключение своего рассказа о лечении хочу поделиться той информацией, с которой, уверен, должен ознакомиться каждый, кто задумывается о лечении травами и прочими «альтернативными» средствами.

«Слово „рак“ из уст врача часто звучит подобно приговору, порождая отчаяние. К величайшему сожалению, откровенные мошенники, эксплуатируя страхи пациентов, наладили бойкую торговлю непроверенной и потенциально опасной для здоровья продукцией, реализуя ее преимущественно через интернет», — пишет Дональд Эшли, директор департамента стандартов Центра оценки лекарственных препаратов FDA (Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов) США в официальном пресс-релизе управления.

«25 апреля мы направили письма-предупреждения 14 компаниям, ведущим торговлю 65 фальшивками, именуемыми «лекарством от рака», — сообщает этот компетентный человек.

Он подчеркивает, что упомянутые компании используют нечистоплотную рекламу, видеоролики, хитроумные маркетинговые ходы, а в качестве «доказательств» приводят «свидетельства клиентов» о «чудодейственности» препаратов. Нередко одно и то же «лекарство» рекламируется как средство от множества болезней — не только человека, но и животных. В надежде обойти закон эти продавцы озвучивают ложные заявления, а в описании мелким шрифтом указывают: «данная продукция не предназначена для диагностики, лечения или профилактики каких-то заболеваний» — чтобы снять с себя ответственность.

Распространители фальшивок в течение 15 дней после получения предписания обязаны были изъять фальсифицированные «лекарства» из продажи, отмечают в FDA. В противном случае организаторам такой торговли грозит привлечение к уголовной ответственности.

«Мы вновь напоминаем потребителям: эта продукция нигде, никем и никогда не тестировалась, содержит ингредиенты, потенциально представляющие непосредственную опасность для здоровья. Компоненты этих снадобий способны вступать в непредсказуемо опасную реакцию с выписанными вам медиками лекарственными препаратами. Это — не замена настоящему лечению. Приобретение такой продукции — не только трата ваших средств, но и удар по вашему здоровью», — предупреждает FDA.

Многие из упомянутых в списке FDA «препаратов» активно продаются на украинских и российских торговых площадках. Есть они у торговцев с китайского портала AliExpress, и у распространителей, засевших в Фейсбуке, Твиттере и ВКонтакте. Видимо, отечественным коллегам американского FDA нет дела до обманутых покупателей, рискующих жизнью. А потому не забывайте проверенный временем принцип: «спасение утопающих — дело рук самих утопающих»…

Автор проекта и главный редактор «2000», главный редактор журнала Foreign Affairs Chronicles Сергей Кичигин.

От редакции: Этот материал представлен в рамках совместного проекта «Свободной Прессы» и украинской газеты «2000». Сегодня еженедельник «2000» остается одним из немногих объективных украинских СМИ.

About the Author: admin