Тонкая кишка ребенка

«Если природа сделала ошибку и ребенок родился без пищевода или с недоразвитым кишечником, мы можем сразу устранить порок — и малыш будет здоров»

В прошлом году в «Охматдете» прооперировали 230 новорожденных с серьезными нарушениями. Важно, чтобы такие детки поступали к хирургам в первые дни жизни, пока не развились осложнения

«Нам позволили окрестить сына прямо в реанимации»

Крохотный ребенок на руках у отца, взбрыкнув ножкой, сбрасывает миниатюрный носочек и вдруг начинает плакать. «Пора кормить», — объясняет мама. Родители мальчика, который первый месяц своей жизни провел в детской больнице, радуются тому, что их сыночек уже может сам сосать грудь.

— Мы с мужем очень хотели второго ребенка, — рассказывает 28-летняя киевлянка Юлия. — Роды планировались на первые числа января. Но воды отошли у меня раньше — 28 декабря. Мы сразу поехали в роддом, а спустя несколько часов на свет появился сыночек. Его прямо в родзале обследовал неонатолог. Не знаю как, но врач сразу определил, что у моего новорожденного мальчика непроходимость кишечника.

Через пару часов малыш уже находился в Национальной детской клинической больнице «Охматдет». После дополнительного обследования врачи однозначно сказали: «Без операции не обойтись. Причем провести ее нужно в ближайшие дни».

— Услышав слово «непроходимость», я сразу поняла: ситуация очень серьезная, — продолжает мама. — Конечно, страшно было, что такого крошечного ребенка будут оперировать. Но мы доверились врачам.

Мама впервые увидела своего малыша только после хирургического вмешательства, когда ей позволили зайти к сыну в реанимацию.

— Он был таким слабеньким, что врачи в течение нескольких дней не делали никаких прогнозов, — говорит Юлия. — Мы с мужем решили окрестить сынишку. Батюшке разрешили провести обряд прямо в реанимации. Сына назвали Серафимом. Мы уже давно являемся прихожанами церкви святого Серафима, которая находится в Пуще-Водице, поэтому и выбрали такое имя. Думаю, ежеминутные усилия врачей вместе с нашими молитвами и верой в то, что сын выживет, и дали результат: у Серафима начала усваиваться еда. Это уже было победой. Пусть и маленькой, но очень важной.

— У этого ребенка был синдром пагоды, — объясняет куратор отделения хирургии новорожденных Национальной детской специализированной больницы «Охматдет», доцент кафедры хирургии Национального медицинского университета имени А. А. Богомольца кандидат медицинских наук Тимур Даньшин. — Это очень сложный, редко встречающийся врожденный порок. Тонкая кишка у ребенка заканчивалась слепо и была чрезмерно расширенной. Она не переходила в следующий отдел кишечника, который оказался недоразвитым и скрученным в виде спирали. Обычно желудочно-кишечный тракт созревает к 12-й неделе беременности, после чего происходит его более тонкое развитие. У этого малыша произошел сбой, когда формировались отделы кишечника. Не хватало около метра тонкой кишки. Без операции ребенок не смог бы жить. Нам нужно было убрать измененные участки кишечника, а оставшиеся сопоставить, чтобы восстановить проходимость. Но операция — это полдела. Важно, чтобы после нее начала усваиваться пища. Этот процесс иногда занимает и три месяца. То есть все это время ребенок не может есть самостоятельно. Ему сначала вводят питательные вещества в вену, затем специальное питание поступает через катетер прямо в кишечник или желудок. И только когда мы видим, что пища начала усваиваться, начинаем кормить пациента нормальным способом.

«Сразу после операции сыну можно было давать всего шесть миллилитров смеси»

— Когда Серафиму поставили катетер, через который вводится смесь, врачи показали мне, как это делать, — рассказывает Юлия. — Каждые три часа с помощью шприца я вводила всего шесть кубиков молока. Но количество постоянно увеличивалось — вскоре малыш получал аж 20 кубиков смеси. Когда стало понятно, что сын переваривает пищу, мне позволили напоить его из бутылочки грудным молоком. Но я так переживала, чтобы малыш не привык к соске, что первым делом приложила его к груди. Как же он жадно начал есть! Серафим не утратил сосательный рефлекс, хотя со дня родов прошло три недели! Теперь он сосет грудь, набирает вес. Вот только уровень гемоглобина у сына все еще низкий. Это тревожит врачей, поэтому они нас пока не выписывают.

*Тимур Даньшин: «Детский организм настолько пластичен, что если ему немного помочь, он быстро перестроится, и о болезни ничего не будет напоминать»

— У человека связаны все системы и органы, — говорит Тимур Иванович. — Если страдает какой-то один участок, естественно, это сказывается и на всем организме. Кроме того, ребенок с пороком желудочно-кишечного тракта долгое время не получает достаточного количества пищи. А для обмена веществ, выработки красных кровяных телец, других процессов необходимо «топливо». При его дефиците отмечается низкий уровень гемоглобина, гормонов. Иногда мы вынуждены назначать дополнительное медикаментозное лечение, чтобы поддержать организм пациента. Со временем, когда ребенок будет получать уже достаточное количество пищи, все наладится. Более того, тридцать лет назад, создавая отделение хирургии новорожденных, мы в первую очередь думали о том, чтобы спасать жизнь таким деткам. Но вскоре главная задача поменялась: теперь для нас важно, чтобы наши пациенты не становились инвалидами. И в большинстве случаев мы достигаем именно такого результата. После исправленного врожденного порока дети растут, не отличаясь от сверстников. У Серафима тоже болезнь больше не даст о себе знать. Мы все исправили. Малышу не потребуются дополнительные вмешательства или регулярное наблюдение.

— В больнице нас с Серафимом регулярно навещает и старшая дочка — трехлетняя Николь, — добавляет Юлия. — Ей так нравится братик, что она уже несколько раз предлагала: «Давай мы заберем вас домой». Мне, конечно же, очень этого хочется, но я не тороплю врачей, ведь здоровье сына — прежде всего.

— Не все родители ведут себя так разумно, как Юлия и Игорь, — говорит Тимур Даньшин. — В моей практике были ситуации, когда родные, узнав о тяжелом врожденном пороке у ребенка, запрещали нам делать операцию, объясняя это так: «Раз не жилец, значит, так тому и быть». Но большинство все же доверяют врачам, надеясь на лучшее, выполняют все рекомендации. И в результате мы побеждаем болезнь.

В прошлом году в нашем отделении прооперировали 230 новорожденных с разными пороками развития желудочно-кишечного тракта, некоторые из них считаются несовместимыми с жизнью. Бывает, ребенок рождается без пищевода или его части. Мы воссоздаем его из тканей пациента — для этого берем небольшой участок толстой кишки. Иногда у детей обнаруживают удвоение кишечника. Встречаются самые разные формы непроходимости, диафрагмальные грыжи, сужения, которые необходимо устранить. Мы владеем всеми методиками, позволяющими избавиться от порока любой сложности. Более того, последние годы начали применять малотравматичные методики, то есть оперируем с помощью лапароскопа через несколько проколов. Самое важное — чтобы такие дети попадали к нам сразу после рождения. Ведь порок развития виден на УЗИ еще во время беременности мамы. Тогда врач, который осматривает новорожденного в родзале, должен принять меры, чтобы не допустить развития осложнений: дыхательную недостаточность, аспирацию слюной, пневмонию.

В идеале же в Украине необходимо создать центр хирургии новорожденных, при котором бы был роддом. В случае выявления порока еще в период беременности будущую маму тотчас направляли бы в специализированный центр. Лучший кувез и реанимобиль для ребенка — мамин живот, и тогда после появления на свет малыша тут же можно переместить в операционную. Такие центры существуют во многих странах мира. У нас же, к сожалению, не всегда выявляют пороки в период беременности. Не раз сталкивались и с тем, что детей, вместо того чтобы направить к нам, оперируют врачи, у которых нет опыта, а затем нашим специалистам приходится все исправлять.

*«Мы с женой очень боялись, что потеряем сыночка, — говорит отец малыша Игорь. — Но хирурги исправили его врожденный порок. Серафим уже сам ест и набирает вес»

Отделение хирургии новорожденных было организовано в киевской клинике «Охматдет» в 1982 году. Профессор Николай Ситковский убедил молодых врачей, что нужно разрабатывать и внедрять новые методики операций у совсем крошечных детей, нарабатывая опыт — лишь таким образом удастся помочь пациентам с врожденными пороками.

— Со многими семьями мы поддерживаем связь годами, — добавляет Тимур Иванович. — Один из наших пациентов, родившийся без пищевода и перенесший операцию по созданию искусственного, уже поступил в медицинский университет. Это лучший стимул для нашей работы. Еще несколько лет назад мы не решались проводить операции, если у ребенка развивалось такое осложнение, как перитонит, считая, что оно не позволит как следует сшить части кишечника. Теперь же выполняем вмешательства и в таких случаях, спасая пациентов, которые раньше считались обреченными. Понимаете, детский организм настолько пластичен, что если ему немного помочь, он очень быстро приспособится к новым условиям, перестроится, и уже через несколько лет ничего не будет напоминать о пороке.

Ознакомьтесь так же:  Количество детей в животе

«из трех метров кишечника у меня осталось всего 35 сантиметров, поэтому обычная еда в организме не усваивалась. Полгода мне вводили питательные вещества прямо в вену»

Впервые столичным врачам удалось вырастить и в три раза удлинить оставшийся у 13-летнего мальчика участок тонкой кишки. Это дарит надежду многим людям, которым до сих пор помочь было невозможно

— Капельница должна была стоять у Миши круглосуточно, поэтому парнишка гулял по коридорам клиники, придерживая рукой штатив, на котором висели три бутылки с растворами вводимых в его вену белков, жиров и углеводов, — говорит врач отдела хирургии пищевода, желудка и кишечника Института хирургии и трансплантологии АМН Украины Владимир Кучерук. — И после операции мы поддерживаем Мишу растворами питательных веществ, но постоянно уменьшаем их дозу. Теперь капельницы ставим ненадолго. А через несколько дней от них вообще можно будет отказаться. Мальчик уже получает все необходимое, как и раньше, до болезни, с обычной едой.

— После сосудистой операции у Миши нарушилось кровоснабжение кишечника, его пришлось удалить, — объясняет директор Института хирургии и трансплантологии АМН Украины Валерий Саенко. — Осталась небольшая часть тонкой кишки — около 35 сантиметров. В таком случае нарушаются обменные процессы и все съедаемое не усваивается. У здорового человека в брюшной полости находится примерно три метра тонкой кишки и два — толстой. Это огромная поверхность всасывания, площадь которой более десяти квадратных метров. Кроме того, каждый участок кишечника расщепляет определенные компоненты продуктов питания. Благодаря этому и происходит переработка пищи, снабжение организма «строительным материалом». И вдруг человек лишается этого сложного комплекса Ученые выяснили: чтобы организм нормально работал, ребенку необходимо хотя бы 60 сантиметров тонкого кишечника, взрослому — как минимум 1 метр 20 сантиметров. Если эти условия не соблюдены, больного приходится кормить внутривенно, иначе он погибнет от истощения! Есть методики, которые позволяют удлинить оставшийся кишечник микрохирургическим путем, но искусственные материалы, подобные тем, которые используются для замены, например, сосудов, не годятся. Невозможно вживить в кишечник и участок из биоматериалов. Ведь самое важное в этом органе — слизистая. А ее пока не научились выращивать в лабораторных условиях. Раньше мы не делали операций по удлинению кишечника. В мире существует несколько методик: итальянская, немецкая Три года назад американские ученые предложили свой вариант спасения таких больных. Они провели 23 вмешательства. Мы применили их методику у Миши — и успешно!

«За время лечения сын не похудел, а поправился на четыре килограмма!»

У 13-летнего мальчика на правом плече лежат три прозрачные трубочки, оканчивающиеся «краниками», к которым подсоединяют капельницы. Миша спокойно поправляет эти трубочки, надевая или снимая спортивную куртку.

— Я с нетерпением жду того дня, когда уберут трубки, — признается паренек. — За полгода уже надоело, что они торчат из шеи.

— Мы приехали в Киев из Закарпатья, живем в селе Большая Уголька Тячевского района, — рассказывает мама подростка Агафья Николаевна. — У сына появились сильнейшие боли в животе, вздутие. Врачи районной больницы провели обследование и направили нас в Киев. Сейчас я понимаю, что благодаря этому мы не потеряли времени. Уже на следующий день после поступления в Институт хирургии и трансплантологии у Миши случился приступ боли. Оказалось, в животе разорвалась аневризма кровеносного сосуда. Врачи срочно начали операцию.

— Сосудистые хирурги позвонили мне прямо из операционной, — добавляет Валерий Саенко. — Вмешательство по удалению пораженного сосуда обернулось серьезной неожиданностью. Оказалось, аневризма образовалась на артерии, которая питала кишечник. И после того, как ее убрали, буквально на глазах начало происходить омертвение кишечника! Только его часть, которую подпитывал небольшой кровеносный сосуд, оставалась розовой. Удалить орган было необходимо, иначе очень быстро развились бы интоксикация, перитонит и наш пациент погиб.

— После операции врачи все объяснили и рассказали, что теперь Мишу придется кормить внутривенно, он не сможет жить, если не вводить раствора белков, жиров и углеводов, — продолжает мама. — От этих слов я испытала такой шок! Первые два месяца Миша прожил в реанимации. Мне позволили находиться возле него.

— Миша, тебе не разрешали есть обычную пищу? — спрашиваю у подростка.

— Врачи сказали, что нужно есть каждый день, чтобы оставшийся кусочек кишечника «не забыл», как работать, — отвечает Миша. — Понимаете, во время операции его вывели наружу — в боку у меня было отверстие. Извините за такие подробности, но когда я что-нибудь съедал, через десять минут пища вылетала из отверстия непереваренной. Как-то мне дали таблетку. Я проглотил ее целиком. Она так и выскочила! Но перед операцией еда уже «задерживалась» почти на пять часов!

— Кроме того, время от времени мы вводили в кишечник катетер с баллоном и, раздувая его, постепенно увеличивали объем оставшейся части органа, — добавляет Владимир Кучерук.

— Больно при этом не было, только неприятно, — кривится подросток.

Миша невероятно худой. Это, конечно, объясняется болезнью и внутривенным питанием. Когда я спросила у его мамы, на сколько похудел сын за полгода лечения, она меня поразила:

— Да он за последние четыре месяца поправился на четыре килограмма! В реанимации Миша был очень слабеньким, почти не ходил. А когда его перевели в отделение, силы появились. На третий этаж клиники сын поднимался по ступеням, выходил во двор погулять. По нашим просьбам врачи иногда делали небольшие перерывы во внутривенном питании.

— Что Мише разрешали есть?

— Практически все. Сын чаще всего просил жареных котлет и селедки.

— Нет, больше всего мне хотелось брынзы и шоколада, — уточняет Миша.

— Мы запретили пациенту кефир и сладкие блюда, — добавляет Владимир Кучерук. — Они заставляют кишечник работать быстро. Все остальное ему можно, но в небольших количествах.

«Наши хирурги готовы к операции по пересадке кишечника»

— За полгода удалось удлинить тонкий кишечник до полуметра и расширить его диаметр до шести сантиметров, складок слизистой стало больше, — продолжает оперировавший больного Валерий Саенко. — В ходе вмешательства мы через каждые три сантиметра специальным хирургическим степлером делали насечки: наносили четыре ряда швов, между ними — разрез. Это можно сравнить с тем, как делают новогоднюю гирлянду из бумаги. Насечки становятся естественной преградой для еды, она вынуждена двигаться по более длинному извилистому пути, а значит, дольше будут всасываться питательные вещества.

— Уже на второй день после вмешательства Мише позволили выпить 150 граммов воды, на следующий добавили кефир и протертый суп, — говорит Владимир Кучерук. — Теперь он ест пюре, каши, перетертое мясо, приготовленную на пару рыбу. Кишечник работает нормально. Благодаря операции его длина стала около метра.

— Мише особенно полезны йогурты с бифидобактериями, — говорит Валерий Саенко. — Кстати, мальчик будет расти, и размеры кишечника увеличатся. Методика, которую мы применили, подходит детям как при врожденных заболеваниях, так и при различных заворотах и спайках. У взрослых же причиной проблем с кишечником чаще всего становятся опухоли и сосудистые заболевания. Если бы провести эту операцию Мише было невозможно, спасением для него могла стать только трансплантация кишечника. В мире ее делают уже лет 15. Технически мы тоже готовы к проведению этого вмешательства, но пока не можем его применять по другим причинам. После трансплантации кишечника организм «воюет» с пересаженным органом, стараясь его отторгнуть, а трансплантат — с «хозяином». Ведь кишечник — мощный иммунный орган. Препараты, которые применяем у тех, кому пересадили почки, печень или сердце, не подходят. Необходим мощный иммунодепрессант. Такой препарат уже зарегистрирован в Украине, но еще не закуплены аппараты, которые позволяют делать анализы и регулировать его дозировку. Надеемся, в ближайшее время при содействии фонда «Украина-3000», который курирует супруга Президента Украины Катерина Ющенко, наш институт будет оснащен такой аппаратурой. Тогда мы сможем помогать людям, нуждающимся в пересадке кишечника.

«ФАКТЫ» много раз рассказывали о пациентах киевских трансплантологов. Когда мы бываем в институте, обязательно встречаем кого-то из этих людей. На прошлой неделе в отделе трансплантации и хирургии сердца праздновали трехлетие пересадки «пламенного мотора» харьковчанину Эдуарду Соколову. Виновник торжества сидел во главе стола и слушал пожелания своих спасителей — кардиохирургов. В коридоре мы увидели трехлетнюю крымчанку Маргариту, которой в девять месяцев пересадили часть маминой печени. Малышка растет, радует и родителей, и врачей. Очередное обследование показало: печень работает нормально, увеличивается в размерах. Пообщались мы и с 18-летней Настей Сорокан. Юная черновчанка живет с пересаженной почкой уже восемь лет. Ей по ошибке удалили единственную почку. Пересадку сделали в Москве. Теперь здоровье Насти контролируют в Киеве.

Очень важно то, что украинские хирурги не только успешно выполняют сложные операции, но и расширяют арсенал применяемых методик, регулярно изучают опыт иностранных коллег. Это дает надежду на спасение нашим соотечественникам, страдающим серьезными заболеваниями.

Тонкая кишка

Тонкая кишка (лат. intestinum tenue) — отдел желудочно-кишечного тракта, расположенный между желудком и толстой кишкой. Вместе с толстой кишкой составляют кишечник. Название тонкой кишки обусловлено тем, что её стенки менее толсты и прочны, а внутренний диаметр её просвета меньше, чем у толстой кишки.

Анатомия тонкой кишки

В тонкой кишке выделяют три отдела: двенадцатиперстную кишку (лат. duodenum), тощую кишку (лат. jejunum) и подвздошную кишку (лат. ileum). Тощая и подвздошная кишки не имеют между собой чёткой границы. Обычно на долю тощей кишки отводят первые 2/5 общей длины, а на долю подвздошной — остальные 3/5. При этом подвздошная кишка имеет больший диаметр, стенка её толще, она богаче снабжена сосудами. в отношении срединной линии петли тощей кишки лежат главным образом слева, петли подвздошной кишки — справа.

Ознакомьтесь так же:  Заболевание кишечника какие симптомы

Тонкая кишка отделяется от более верхних отделов пищеварительного тракта выполняющим роль клапана привратником желудка и от толстой кишки илеоцекальным клапаном.

Толщина стенки тонкой кишки — 2–3 мм, при сокращении — 4–5 мм. Диаметр тонкой кишки не равномерен. В проксимальном отделе тонкой кишки он равен 4–6 см, в дистальном — 2,5–3 см. Тонкая кишка является самым длинным отделом пищеварительного тракта, её длина — 5–6 м. Масса тонкой кишки «условного человека» (с массой тела 70 кг) в норме — 640 г.

Тонкая кишка занимает почти весь нижний этаж брюшной полости и частично полость малого таза. Начало и конец тонкой кишки фиксированы корнем брыжейки к задней стенке брюшной полости. Остальная брыжейка обеспечивает ее подвижность и положение в виде петель. С трех сторон их окаймляет ободочной кишка. Сверху — поперечная ободочная кишка, справа — восходящая ободочная, слева — нисходящая ободочная. Кишечные петли в брюшной полости располагаются в несколько слоев, поверхностный слой соприкасается с большим сальником и передней брюшной стенкой, глубокий прилегает к задней стенке. Тощая и подвздошная кишки со всех сторон покрыты брюшиной.

Строение стенки тонкой кишки
Функции тонкой кишки

В тонкой кишке происходят важнейшие этапы пищеварения. В слизистой оболочке тонкой кишки продуцируется большое число пищеварительных ферментов. Поступающая из желудка частично переваренная пища, химус, в тонкой кишке подвергается в воздействию кишечных и панкреатических ферментов, а также других компонентов кишечного и панкреатического соков, желчи. В тонкой кишке происходит основное всасывание продуктов переваривания пищи в кровеносные и лимфатические капилляры.

В тонкой кишке также всасывается большинство перорально введённых лекарственных веществ, ядов и токсинов.

Время пребывания содержимого (химуса) в тонкой кишке в норме — около 4 часов.

Функции различных отделов тонкой кишки (Саблин О.А. и др.):

Анатомия Кишечника человека — информация:

Навигация по статье:

Кишечник (лат. intestinum) — часть желудочно-кишечного тракта, начинающаяся от привратника желудка и заканчивающаяся заднепроходным отверстием. В кишечнике происходит переваривание и всасывание пищи, синтезируются некоторые интестинальные гормоны, он также играет важную роль в иммунных процессах. Находится в брюшной полости.

Общая длина кишечника составляет около 4 м в состоянии тонического напряжения (при жизни), и около 6-8 м в атоническом состоянии (после смерти). У новорожденного длина кишечника равняется 340-360 см, а в конце первого года она увеличивается на 50% и превышает рост ребенка в 6 раз. При этом увеличение настолько интенсивно, что с 5-месячного до 5-летнего возраста длина кишечника возрастает в 7-8 раз, в то время как длина его у взрослого превышает рост лишь в 5,5 раз.

Форма, положение и структура кишечника изменяются в зависимости от возраста. Интенсивность его роста наибольшая в возрасте 1-3-х лет в связи с переходом с молочного питания на смешанную и общую пищу. Увеличение диаметра кишечника выражено сильнее всего в первые два года жизни, после чего оно замедляется до 6-летнего возраста, а позже вновь возрастает. Длина тонкого кишечника (intestinum tenue) у грудного ребенка составляет 1,2-2,8 м, а у взрослого — 2,3-4,2 м. Ширина его в грудном возрасте — 16 мм, а в 23 года — 23 мм. В нем различают двенадцатиперстную кишку (duodenum), тощую кишку (jejunum) и подвздошную кишку (ileum). Двенадцатиперстная кишка новорожденного имеет полукруглую форму и расположена на уровне I поясничного позвонка, но в возрасте 12 лет она спускается к уровню III-IV поясничного позвонка. Длина двенадцатиперстной кишки после рождения составляет 7-13 см и остается такой же до 4-летнего возраста. У малых детей двенадцатиперстная кишка весьма подвижна (13,14), но к 7-и годам вокруг нее появляется жировая ткань, которая фиксирует кишку и уменьшает ее подвижность. Во втором полугодии после рождения тонкая кишка разделяется на тощую (jejunum) и подвздошную кишку (ileum). Тощая кишка занимает 2/5 — а подвздошная — 3/5 тонкого кишечника без двенадцатиперстной кишки. Тонкий кишечник начинается слева на уровне поясничного позвонка (с flexura duodenojejunal) и заканчивается вхождением подвздошной кишки в слепую кишку справа на уровне IV поясничного позвонка. Довольно часто встречаемый меккелев дивертикул (остаток от ductus omphaloentericus) располагается на расстоянии 5-120 см от баугиниевой заслонки.

Анатомически в кишечнике выделяют следующие сегменты:

Тонкая кишка — это отдел пищеварительной системы человека, расположенный между желудком и толстой кишкой. В тонкой кишке в основном и происходит процесс пищеварения. Тонкая кишка называется тонкой за то, что ее стенки менее толсты и прочны, чем стенки толстой кишки, а также за то, что диаметр ее внутреннего просвета, или полости, также меньше диаметра просвета толстой кишки.

В тонкой кишке выделяют следующие подотделы:

Толстая кишка — это нижняя, оконечная часть пищеварительного тракта у человека, а именно нижняя часть кишечника, в которой происходит в основном всасывание воды и формирование из пищевой кашицы (химуса) оформленного кала. Толстая кишка названа толстой за то, что ее стенки толще стенок тонкой кишки за счет большей толщины мышечного и соединительнотканного слоев, а также за то, что диаметр ее внутреннего просвета, или полости, также больше диаметра внутреннего просвета тонкого кишечника.

В толстой кишке выделяют следующие подотделы:

  • слепая кишка (лат. caecum) с червеобразным отростком (лат. appendix vermiformis);
  • ободочная кишка (лат. colon) с ее подотделами:
    • восходящая ободочная кишка (лат. colon ascendens),
    • поперечноободочная кишка (лат. colon transversum),
    • нисходящая ободочная кишка (лат. colon descendens,
    • сигмовидная кишка (лат. colon sigmoideum)
  • прямая кишка, (лат. rectum), с широкой частью — ампулой прямой кишки (лат. ampulla recti), и оконечной сужающейся частью — заднепроходным каналом (лат. canalis analis), которая заканчивается анусом (лат. anus).

Длина тонкой кишки колеблется в пределах 160-430 см; у женщин она короче, чем у мужчин. Диаметр тонкой кишки в проксимальной ее части в среднем равен 50 мм, в дистальной части кишки он уменьшается до 30 мм. Тонкая кишка делится на двенадцатиперстную, тощую и подвздошную кишку. Тощая и подвздошная кишки подвижны, лежат внутрибрюшинно (интраперитонеально) и имеют брыжейку, представляющую собой дупликатуру брюшины. Между листками брыжейки находятся нервы, кровеносные и лимфатические сосуды, лимфатические узлы и жировая клетчатка.

Толстая кишка имеет длину, равную в среднем 1,5 мм, диаметр ее в начальном отделе составляет 7-14 см, в каудальном — 4-6 см. Она разделяется на 6 частей: слепую кишку, восходящую ободочную, поперечную ободочную, нисходящую ободочную, сигмовидную ободочную и прямую кишку. От слепой кишки отходит червеобразный отросток (аппендикс), представляющий собой рудиментарный орган, который, по мнению ряда авторов, имеет как лимфоидный орган важное функциональное значение. Переход восходящей ободочной кишки в поперечную ободочную получил название правого, или печеночного, изгиба ободочной кишки, переход поперечной ободочной в нисходящую — левого, или селезеночного, изгиба ободочной кишки.

Кишечник снабжается кровью из верхней и нижней брыжеечных артерий. Отток крови происходит по верхней и нижней брыжеечным венам, являющимся притоками воротной вены.

Чувствительная иннервация кишечника осуществляется чувствительными волокнами спинномозговых и блуждающего нервов, двигательная — симпатическими и парасимпатическими нервами.

Стенки тонкой и толстой кишки состоят из слизистой оболочки, подслизистой основы, мышечной и серозной оболочек.В слизистой оболочке кишечника различают эпителий, собственную пластинку и мышечную пластинку.

Слизистая оболочка тонкой кишки образует ворсинки — выросты, выступающие в просвет кишечника. На 1 мм2 поверхности приходится 20-40 кишечных ворсинок; в тощей кишке их больше и они длиннее, чем в подвздошной. Кишечные ворсинки покрыты каемчатыми эпителиоцитами, выросты их плазматической мембраны формируют множество микроворсинок, благодаря чему резко увеличивается всасывающая поверхность тонкой кишки. В собственной пластинке слизистой оболочки имеются трубчатые углубления — крипты, эпителий которых состоит из аргентаффиноцитов, бескаемчатых энтероцитов, бокаловидных и панетовских клеток, продуцирующих различные ингредиенты кишечного сока, в т.ч. слизь, а также интестинальные гормоны и другие биологически активные вещества.

Слизистая оболочка толстой кишки лишена ворсинок, но в ней имеется большое количество крипт. В собственной пластинке слизистой оболочки К. находятся скопления лимфоидной ткани в виде одиночных и групповых лимфатических (пейеровы бляшки) фолликулов. Мышечная оболочка кишечника представлена продольными и круговыми гладкомышечными волокнами.

Физиология кишечника. Процесс пищеварения в кишечнике начинается в полости тонкой кишки (полостное пищеварение). Здесь при участии ферментов поджелудочной железы осуществляется гидролиз сложных полимеров (белков, жиров, углеводов, нуклеиновых кислот) до полипептидов и дисахаридов. Дальнейшее расщепление образовавшихся соединений до моносахаридов, аминокислот, жирных кислот и моноглицеридов происходит на стенке тонкой кишки, в частности на мембранах кишечного эпителия (мембранное пищеварение), при этом важная роль принадлежит собственно кишечным ферментам.

Большинство веществ всасывается в двенадцатиперстной кишке и проксимальном отделе тощей; витамин В12 и желчные кислоты — в подвздошной кишке. Важнейшими механизмами всасывания в кишечник являются активный транспорт, осуществляемый против концентрационного градиента с использованием энергии, освобождающейся при расщеплении фосфорных соединений, и диффузия.

Различные виды сокращений кишечника (ритмическая сегментация, маятникообразные, перистальтические и антиперистальтические сокращения) способствуют перемешиванию и растиранию кишечного содержимого, а также обеспечивают его продвижение. В толстой кишке происходят всасывание воды, формирование плотного содержимого и эвакуация его из организма. Кишечник принимает непосредственное участие в обмене веществ. Здесь происходит не только переваривание и всасывание пищевых веществ с последующим поступлением их в кровь, но и выделение ряда веществ из крови в просвет кишечника с дальнейшей их реабсорбцией.

Ознакомьтесь так же:  При движении болит живот у ребенка

Одной из наиболее важных является эндокринная функция кишечника. Клетками кишечника синтезируются пептидные гормоны (секретин, панкреозимин, кишечный глюкагон, гастроингибирующий полипептид, вазоактивный интестинальный пептид, мотилин, нейротензин и др.), обеспечивающие регуляцию деятельности пищеварительной системы и других систем организма. Наибольшее количество таких клеток сосредоточено в двенадцатиперстной кишке. Кишечник принимает активное участие в иммунных процессах. Наряду с костным мозгом, селезенкой, лимфатическими узлами, слизистой оболочкой бронхов он является источником иммуноглобулинов; в кишечнике обнаружены также различные субпопуляции Т-лимфоцитов, с помощью которых реализуется клеточный иммунитет.

Многие функции кишечника (защитные, синтез витаминов и др.) тесно связаны с состоянием кишечной микрофлоры, в норме представленной преимущественно анаэробами.

Методы исследования кишечника. Большое значение при распознавании болезней кишечника имеет анамнез. Выявляют местные (кишечные) и общие жалобы. Обращают внимание на особенности стула (количество и характер каловых масс, частоту дефекаций, возникновение чувства облегчения после дефекации, сопутствующие ей явления), наличие и характер болей в животе, их связь со стулом и приемом пищи, метеоризм, урчание и переливание в животе. Устанавливают непереносимость той или иной пищи (молока, молочных продуктов, овощей и др.), воздействие психических факторов (эмоциональное напряжение, конфликты) и их связь с появлением кишечных расстройств. Больного расспрашивают о суточном ритме симптомов (например, ночные боли, утренние поносы), при длительном процессе — об их динамике.

При ознакомлении с общими жалобами можно выявить симптомы, встречающиеся, например, при поражении тонкой кишки. К ним относятся общая слабость и похудание, сухость кожи, выпадение волос, повышенная ломкость ногтей, расстройства менструаций, снижение либидо и др.

При осмотре обращают внимание на форму живота, кишечную перистальтику.

С помощью поверхностной пальпации устанавливают зоны болезненности, напряжение мышц передней брюшной стенки. Тонкая кишка, за исключением терминального отрезка подвздошной кишки, не прощупывается. Глубокую пальпацию используют для выявления патологии толстой кишки. При этом последовательно определяют особенности всех ее отделов (форму, размеры, подвижность, болезненность, шум плеска).

Аускультация позволяет выявить урчание и переливание, обусловленные перистальтикой и прохождением пузырьков газа по кишечнику, усиливающиеся, например, при стенозе и ослабевающие при парезе кишечника.

Ценным методом является пальцевое исследование прямой кишки. Большое значение имеет копрологическое исследование, включающее макроскопическое, микроскопическое, химическое, бактериологическое исследования, а также определение гельминтов и простейших. Разработаны различные методы функционального исследования, позволяющие оценить состояние основных функций кишечника. Для исследования пищеварительной функции устанавливают степень повышения уровня сахара в крови после нагрузки лактозой и другими дисахаридами. Более точные методы основаны на определении активности кишечных ферментов в слизистой оболочке кишечника с помощью энтеробиопсии.

Для исследования всасывательной функции кишечника используют нагрузку пищевыми мономерами (моносахаридами, аминокислотами и др.) с последующим определением повышения их содержания в крови. Проводят также пробу с D-ксилозой, которая практически не утилизируется тканями организма. По количеству D-ксилозы, выделившейся с мочой за некоторый промежуток времени (обычно в течение 5 ч после ее приема), судят о процессах всасывания в тонкой кишке. Диагностическое значение имеет также определение концентрации D-ксилозы в крови.

Применяют и радиоизотопные методики, заключающиеся в измерении радиоактивности кала спустя некоторое время после нагрузки радиоактивными веществами, например меченными радиоактивными изотопами липидами. Чем выше радиоактивность кала, тем больше нарушена всасывательная функция тонкой кишки. Изучение двигательной функции кишечника осуществляется путем регистрации изменений внутрикишечного давления и электрических потенциалов, связанных с моторной активностью кишечника, баллоно-кимографическим методом или с помощью открытых катетеров. О двигательной активности можно также судить по скорости продвижения по кишечнику рентгеноконтрастного вещества или по срокам выделения с калом невсасывающихся маркеров — кармина, карболена и др. Для более детального исследования ряда функций кишечника, в т.ч. процессов пищеварения и всасывания, проводят зондирование (интубацию) различных отделов кишечника с помощью многоканальных зондов, которые вводят через рот или прямую кишку. Один из каналов зонда заканчивается тонкостенным баллоном. При раздувании баллона в том или ином отделе кишечника создается замкнутый сегмент, в который вводят раствор, содержащий испытуемые вещества и неабсорбирующий маркер (обычно полиэтиленгликоль). Сравнение концентрации в аспирируемой жидкости маркера и исследуемого вещества позволяет определить интенсивность абсорбции (метод еюноперфузии).

Рентгенологическое исследование играет ведущую роль в диагностике заболеваний кишечника.Рентгенологические методы исследования кишечника разделяют на бесконтрастные и выполняемые с использованием рентгеноконтрастных веществ. К первым относятся обзорные рентгеноскопия и рентгенография брюшной полости, которые позволяют обнаруживать свободный газ в брюшной полости при перфорации стенки кишки, инородные тела, патологические скопления газа и жидкости в К. при его непроходимости и др. Контрастное исследование тонкой кишки обычно выполняют путем ее заполнения взвесью сульфата бария. Спустя 10-15 мин после приема внутрь рентгеноконтрастного вещества появляется изображение первых петель тощей кишки, а через 1,5-2 ч — всех остальных отделов тонкой кишки. С целью ускорения заполнения тонкой кишки рентгеноконтрастным веществом (при условии, если исследуется не моторная функция) бариевую взвесь предварительно охлаждают до 4-5°, а также вводят стимулирующие двигательную функцию кишечника препараты (0,5 мг прозерина подкожно, 20 мг метоклопрамида внутривенно). Исследование тонкой кишки проводят как в вертикальном, так и горизонтальном положении больного, наряду с рентгеноскопией производят обзорную и прицельную рентгенографию. В ряде случаев (например, для равномерного тугого наполнения тонкой кишки и ее двойного контрастирования) используют чреззондовую энтерографию — введение рентгеноконтрастного вещества с помощью зонда, предварительно введенного через рот в тонкую кишку. Заполнение петель кишки проводят под контролем рентгеноскопии, снимки выполняют в разных положениях пациента. Для расслабления гонкой кишки за 10-15 мин до исследования больному вводят 1 мл 0,1% раствора сульфата атропина внутривенно или 2 мл 0,1% раствора метацина под кожу. Рентгенологическое исследование тонкой кишки противопоказано при крайне тяжелом общем состоянии больного; относительным противопоказанием является острая механическая непроходимость кишечника. Через 5-7 ч после приема взвеси сульфата бария можно исследовать илеоцекальный угол, через 24 ч — толстую кишку. Заполнение толстой кишки рентгеноконтрастным веществом через рот позволяет оценить главным образом ее моторно-эвакуаторную функцию, а также форму, положение, величину просвета, смещаемость, гаустрацию. К чрезротовому исследованию толстой кишки обычно прибегают при длительных упорных запорах или поносах, предположительной патологии илеоцекальной области, в частности при хроническом аппендиците и болезни Крона. Основным рентгенологическим методом, позволяющим исследовать рельеф толстой кишки, служит ирригоскопия. Рентгенологическими признаками поражения кишечника являются изменения его контуров, наличие дефектов наполнения, перестройка рельефа слизистой оболочки, нарушения тонуса, перистальтики, пассажа рентгеноконтрастного вещества. Важная роль принадлежит эндоскопическим методам — интестиноскопии, колоноскопии, ректороманоскопии. Прижизненное морфологическое исследование слизистой оболочки кишечника проводят с помощью биопсии или аспирационной методики.

Патология кишечника К ведущим симптомам патологии кишечника относят расстройства стула.

Поносы возникают вследствие усиления кишечной секреции и снижения всасывательной функции кишечника. При некоторых формах патологии причиной поносов является повышение моторной активности кишечника. При нарушениях функций тонкой кишки характерно умеренное учащение стула (не более 3-4 раза в день), увеличение объема фекалий, наличие в кале остатков непереваренной пищи и повышенное содержание жира (стеаторея), вследствие чего он мажет унитаз. При заболеваниях толстой кишки стул бывает очень частым, но скудным, в кале может быть кровь, но стеаторея и видимые остатки непереваренной пищи отсутствуют.

Запоры обусловлены усилением моторики (непропульсивные перистальтические и антиперистальтические сокращения) или ослаблением двигательной активности кишечника с последующим копростазом. Упорные запоры наблюдаются при атонии кишечника, возникающей при его хронических заболеваниях, сопровождающихся поражением мышечной оболочки или нарушением нейрогуморальных механизмов регуляции. При острых инфекционных процессах, интоксикациях, неврологических расстройствах могут наблюдаться запоры на почве пареза кишечника — остро возникшего нарушения кишечной перистальтики.

Боли в кишечнике чаще всего связаны с повышением давления в тонкой или толстой кишке, что может быть вызвано спазмом, судорожными сокращениями гладкой мускулатуры кишечника, скоплением газов. Они могут быть также обусловлены нарушением кровоснабжения кишечника, раздражением нервных рецепторов при воспалительных процессах в кишечнике. При заболеваниях тощей кишки боли обычно локализуются в пупочной области, при илеитах — в правой подвздошной области, при заболеваниях левой половины толстой кишки — в нижних отделах живота, чаще слева, при заболеваниях правой половины толстой кишки — в правой подвздошной области и правых боковых отделах живота. Характер болей может быть различным. Боли бывают постоянными или периодическими. При метеоризме они чаще всего длительные и монотонные, нарастают к концу дня, уменьшаются после стула, отхождения газов. Иногда больных беспокоят сильные схваткообразные боли, возникающие внезапно в разных участках живота (кишечная колика). Боли могут усиливаться при физической нагрузке, тряской езде, дефекации, во время клизмы, такое усиление болей наблюдается при мезентериальном лимфадените, перипроцессе. Для поражения дистальных отделов толстой кишки характерны тенезмы — болезненные позывы на дефекацию с недостаточным выделением или вообще без выделения содержимого. Важным признаком поражения тонкой кишки являются синдромы, характеризующие нарушения функций кишечника. Синдром недостаточности переваривания — клинический симптомокомплекс, обусловленный нарушением переваривания вследствие дефицита (врожденного или приобретенного) пищеварительных ферментов, чаще лактазы, реже других дисахаридаз. Проявляется поносами, тошнотой, рвотой, полифекалией и другими диспептическими расстройствами, возникающими при употреблении молочных продуктов или пищевых веществ, содержащих другие дисахариды. Синдром недостаточности всасывания (врожденный или приобретенный) проявляется разнообразными симптомами, что обусловлено нарушением всех видов обмена. Синдром экссудативной энтеропатии (первичный или вторичный), возникающий вследствие повышенной проницаемости кишечной стенки, выхода белка из кровяного русла в кишечнике и потери его с калом, характеризуется гипопротеинемией, отеками, асцитом, появлением выпота в плевральных полостях, дистрофическими изменениями внутренних органов. Часто все перечисленные синдромы наблюдаются одновременно; в этих случаях говорят об энтеральной недостаточности.

About the Author: admin