Статистика катаракты в мире

Удаление катаракты на высоких скоростях

По данным ВОЗ, катарактой сегодня страдает около 17 миллионов человек в мире, в основном это люди в возрасте после 60 лет. В 70–80 лет она встречается примерно у 260 мужчин и 460 женщин на 1000 человек, а после 80 — практически у каждого. При этом катаракта— одно из немногих заболеваний, которое может быть полностью вылечено хирургическим путем, буквально за считанные минуты.

Согласно статистике, в 2000 году в мире проводилось около 3 миллионов операций по удалению катаракты, а в 2012 году их количество составило примерно 15 миллионов. В России ежегодно выполняют более 375 тысяч операций по поводу катаракты, и это значительно меньше реальной потребности в лечении. Для сравнения, в Голландии за год проводится такой же объем операций, но население Голландии составляет 10 миллионов человек, а России — 140 миллионов. О масштабности проблемы и о новейших изменениях в этой области расскажет ведущий офтальмолог клиники «Эксимер», врач высшей категории, доктор медицинских наук, профессор Кирилл Борисович Першин.

— Кирилл Борисович, каковы, на Ваш взгляд, перспективы изменения ситуации с заболеваемостью и эффективностью лечения катаракты в России?

За счет распространенности заболевания проблема катаракты, а вернее, эффективность ее решения — показатель степени «социальности» государства — по аналогии с тем, как экономику той или иной страны условно можно оценивать по «индексу биг-мака». К сожалению, в России ситуация с лечением катаракты оставляет желать лучшего. И это несмотря на то, что в отличие, например, от возрастной дегенерации сетчатки, когда невозможно избавиться от причины заболевания, в процессе операции по удалению катаракты человек полностью избавляется как от причины болезни, так и от ее последствий. И в результате проведенного лечения человек может видеть даже лучше, чем до появления катаракты.

— Почему в нашей стране операций по поводу катаракты проводится существенно меньше, чем в других странах?

В первую очередь это происходит оттого, что Россия, к сожалению, только начала движение к тому, чтобы сделать здоровье приоритетом нации. Внимание государства сейчас сосредоточено на повышении рождаемости, снижении смертности и увеличении продолжительности жизни. Катаракта, как и другие глазные заболевания в целом, пока не вписывается в эти приоритеты и незаслуженно не удостаиваются должного внимания.

Необходимо отметить и такой немаловажный фактор, как косность мышления наших сограждан. До сих пор распространено мнение, корнями уходящее в далекое советское прошлое, что катаракта должна «созреть». Поэтому представители старшего поколения не предпринимают активных действий по поводу катаракты, а годами ждут «созревания». Фактически, человеку предлагается сначала полностью потерять зрение, а уже потом идти на операцию. Делать этого ни в коем случае не следует. Так как офтальмологические технологии шагнули далеко вперед, катаракту теперь можно оперировать даже на самых ранних стадиях, и это значительно ускорит возращение к нормальному зрению и активной жизни.

— Расскажите, пожалуйста, в общих чертах о методике проведения операции.

Наиболее эффективный, надежный, безболезненный и современный метод удаления катаракты — ультразвуковая факоэмульсификация с имплантацией искусственного хрусталика, или, как говорим мы, офтальмологи, — искусственной интраокулярной линзы. Операция проводится под капельной анестезией. Противопоказаний к выполнению операции и каких-либо особенных ограничений по общему состоянию здоровья практически нет. При помощи алмазного инструмента офтальмохирург создает в роговице микроразрез размером 1,6 мм и все дальнейшие манипуляции во время операции осуществляет через него. В переднюю камеру глаза вводится вискоэластик — специальное вещество, защищающее внутренние структуры глаза в ходе операции от ультразвукового и механического воздействия. Через микроразрез вводится специальный зонд, который при помощи ультразвука позволяет превратить пораженный катарактой хрусталик в эмульсию, после чего она выводится из глаза.

Через тот же микроразрез в капсулу, где ранее размещался хрусталик, вводится гибкая интраокулярная линза в сложенном состоянии, которая самостоятельно разворачивается внутри глаза в том же самом капсульном мешке, в предназначенном ей природой месте, и не требует ее искусственного закрепления. По окончанию операции вся масса вискоэластика вымывается из передней камеры глаза при помощи ирригационного раствора. Микроразрез самогерметизируется, поэтому наложения швов не требуется.

— Как выбирается линза для имплантации?

Каждому пациенту линза подбирается индивидуально, в зависимости от состояния зрительной системы. Линзы позволяют откорректировать, например, астигматизм, возрастную дальнозоркость. Если у пациента одномоментно проводится операция по поводу катаракты и глаукомы, это тоже требует выбора особой линзы.

— Сколько времени занимают эти манипуляции?

— Само вмешательство занимает примерно 6 минут. С учетом предоперационной подготовки и послеоперационного осмотра пациент проведет в клинике 3–4 часа. Весь процесс лечения, включая диагностику и проведение анализов, можно провести в течение недели, далее — наблюдение по индивидуальному графику. При факоэмульсификации катаракты госпитализация не требуется. Пациенты уже через час после хирургической процедуры могут самостоятельно вернуться домой. Использовавшаяся ранее методика экстракапсулярной экстракции катаракты требовала пребывания пациента в больнице 7–10 дней, а величина операционного разреза составляла 8–10 мм. Затем следовало наложить швы (отсюда появлялся риск развития послеоперационного астигматизма), а зачем снять их через 3–6 месяцев. Само вмешательство более сложное, пациенты переносили его хуже, поэтому и результаты лечения были менее успешными. По сравнению с этой операцией ультразвуковая факоэмульсификация катаракты — значительный шаг вперед как в плане технологии, так и в плане комфорта для пациентов и достижения надежного результата лечения.

— Каковы последние достижения медицинских технологий в такой сфере, как офтальмология?

Современные медицинские технологии развиваются по пути наименьшей травматизации пациента и наибольшей автоматизации операционного процесса. В июне в рамках Пятой научно-практической конференции по офтальмохирургии «Восток-Запад 2013» я впервые в России провел операцию по удалению катаракты с помощью комбинированной фемтолазерной системы, которая позволяет выполнять катарактальные операции с фемтосекундным сопровождением.Эта технология позволяет без вскрытия глаза провести вскрытие капсулы хрусталика и разрушить его плотные части и с математической точностью провести микроразрез для имплантации линзы. Это дает возможность автоматизировать и ускорить операцию, сделать ее безопасной, стандартизировать ее выполнение. Пока эта технология только выходит на медицинский рынок и еще не стала широко распространенной, но перспективы у офтальмологической хирургии прекрасные, что приобретает особую актуальность при массовом выполнении оперативных вмешательств.

— Так как проблема катаракты затрагивает в основном людей пожилого возраста, расскажите, пожалуйста, о том, есть ли ограничения по возрасту для проведения операции и может ли быть противопоказанием наличие других заболеваниях.

Безусловно, в каждом конкретном случае, еще на стадии диагностики, учитываются сопутствующие проблемы со здоровьем. Методики операций, проводимых в нашей клинике, а также медикаменты, используемые в ходе операции, максимально щадящие, поэтому ограничения на возможность проведения операции минимальны. В тоже время следует подчеркнуть, что окончательное решение о целесообразности (или противопоказаниях) к проведению операции принимается врачом-офтальмологом только после тщательного офтальмологического и общего обследования пациента.

Катаракта — это, к сожалению, неизбежное возрастное состояние, но вполне излечимое благодаря современным медицинским технологиям. Думаю, со временем процедура удаления катаракты станет такой же естественной, как другие процедуры ухода за собой.

Офтальмологическая клиника «Эксимер» г.Москва

ул. Марксистская, д. 3, стр. 1

Время работы: вт-сб 9:00-20:00, вc 10:00-17:00, пн-выходной;
Телефоны: +7 (495) 620-35-55;

Офтальмологическая клиника «Эксимер» г.Санкт-Петербург

Апраксин переулок, д. 6

Время работы: пн-сб 9:00-21:00, вс 10:00-19:00;
Телефон: +7 (812) 325-55-35

Статистика катаракты в мире


Так выглядит модель интраокулярной мультифокальной линзы компании Carl Zeiss. Настоящий размер такого хрусталика — 11 миллиметров, диаметр оптической зоны — 6 мм.

Катаракта — это, упрощая, возрастное помутнение и уплотнение хрусталика. По классическому определению речь идёт именно о помутнениях любого типа. Сначала что-то мешаетcя в поле зрения, появляется общий «туман», хочется протереть грязные очки, потом вы не видите буквы в книге, потом хотите включить свет ярче или, наоборот, прячетесь от яркого света, а потом просыпаетесь одним прекрасным утром и понимаете, что не можете найти тапочки. И вообще ничего не видите — только тени. Процесс этот иногда растягивается на долгие годы, но тапочки всё равно потеряются. Упоминания о помутнении, развивающемся в глазном яблоке, встречаются еще за тысячи лет до нашей эры.

Процедура лечения исторически была очень своеобразной — реклинация мутного хрусталика. Врач принимал пациента с очень плотным хрусталиком — до той стадии плотным, что пациент уже слеп. При раскопках поселений Древней Греции и Рима найдены инструменты, которыми пользовались врачи для удаления катаракты — острые иглы, которыми протыкали глаз и хрусталик, разрушая его поддерживающий аппарат. Хрусталик мог оторваться и в силу своей тяжести опуститься вниз также от удара по затылку тяжёлой палкой несколько раз. Иногда пациент умирал в процессе скорой офтальмологической помощи, иногда получал сотрясение мозга, а иногда хрусталик срывался со связок и летел вглубь глаза. Пациент снова начинал видеть — у него была большущая шишка и зрение около +10 +15 диоптрий.

Теперь две новости. Плохая — люди стали всё чаще доживать до катаракты, и она неотвратима. Хорошая — у нас есть кое-что получше острых игл и тяжёлой палки.

Что происходит с хрусталиком с возрастом

Если вы читали предыдущие посты, то уже хорошо знакомы с роговицей (cornea). Это первая самая сильная преломляющая линза глаза, она формируется примерно к 16 –18 годам и в течение жизни меняется незначительно. Дальше у нас вторая «группа линз» — хрусталики (lens — естественный хрусталик в английской терминологии). И уже за ним, через стекловидное тело — сенсор, то есть сетчатка (retina).

Ознакомьтесь так же:  Мышиная слепота

Хрусталик отвечает за преломление света (около +20 диоптрий в покое и около +30 диоптрий при напряжении) и фокусировку глаза. Когда мы смотрим в книгу, мышцы напрягаются и формируют его так, чтобы фокус попадал на буквы. Когда мы смотрим на самолёт в небе, мышцы расслабляются, и хрусталик формирует почти параллельные лучи. Мышцы находятся не в самом хрусталике, а в зоне так называемого ресничного тела, к ним прикрепляются связки хрусталика, что, в свою очередь, позволяет добиваться аккомодации, то есть вот этой точной настройки на нужное фокусное расстояние путём изменения формы хрусталика. Если хрусталик вообще достать, вы будете видеть со стеклами где-то на уровне от +10 до +15 диоптрий.

С возрастом хрусталик постепенно становится плотным и мутнеет. У молодого человека в хрусталике обычно всего 60–65% воды в тканях. В пожилом возрасте количество жидкости уменьшается. Хоть хрусталик и «плавает» в жидкости, сам он относительно сухой. С другой стороны, в самом хрусталике из-за его строения и отсутствия сосудов не бывает опухолевых или воспалительных процессов. Хрусталик не болит, так как в нем нет нервных окончаний.

Нередко катаракта по мере развития вызывает ослабление пресбиопии и появление возможности читать без очков, то есть две возрастные патологии внезапно корректируют друг друга. Но это мнимое улучшение зрения, качество изображения при этом плохое — это знаковый симптом развития катаракты.

Примерно в 60 –70 лет, хрусталик полностью теряет способность к аккомодации, то есть становится жёстким, большим и неэластичным. Ещё хрусталик с возрастом желтеет.

Да, надо сказать, что катаракта — не обязательно возрастное явление. Существуют врождённые катаракты (если в период беременности женщина болеет некоторыми инфекционными, системными или генетическими заболеваниями).

Есть осложнённые типы катаракт, которые появляются при сопутствующих заболеваниях глаз или организма в целом, например, диабет, артриты и т.д. Приём некоторых препаратов также вызывает появление катаракты.

Ну и, конечно, любая травма глаза может вызвать появление катаракты, даже если не было прямого контакта с хрусталиком. Сейчас известно, что катаракту вызывает сильное инфракрасное излучение, а также различные радиационные факторы, причём не сразу, а годы спустя. Это, в частности, ставит под вопрос использование мощных лидаров беспилотных автомобилей, работающих в ИК-спектре — пока их влияние на глаза в перспективе нескольких лет не изучено. Также известно, что ток сверхвысоких частот тоже приводит к развитию катаракты. Ещё катаракту может вызвать отравление, в частности (очень характерно) нитрокраской. У животных катаракту научились предсказуемо получать нафталином и специфическими диетами.

Но вернёмся к обычной возрастной катаракте. Очень характерный симптом начавшегося процесса — пациенту кажется, что у него «грязные» очки, и возникает постоянное желание их протереть. Если вы вдруг замечаете такое за пожилым родственником — значит, хрусталик точно пора менять.

Иногда пациенты неправильно трактуют появившиеся симптомы. Очень часто катаракта созревает путем уплотнения хрусталика — по склеротическому пути. В этом случае пациент с катарактой, который читал в очках, вдруг с удивлением начинает замечать, что в них теперь видно плохо и появилась возможность, пусть в «тумане», но прочесть текст без очков. Пациент испытывает радость и думает, что лучше стал видеть. Увы, это плохой симптом! Он говорит, что надо планировать визит к офтальмологу.

Часто катаракта приводит к тому, что близорукость, которая годами была стабильна, вдруг начинает усиливаться. Иногда до огромных значений — в –20 диоптрий и более. Вообще, частая смена очков — ранний признак появления катаракты.

Не лучше и второй вариант созревания катаракты — гидропический, когда хрусталик начинает увеличиваться в объёме, оводняется, набухает и приводит к повышению внутриглазного давления и быстрой потере зрения.

Ещё есть ряд симптомов: в сумерки становится лучше видно, чём днём, беспокоят радуги и двоение, появляется или увеличивается астигматизм. В общем, катаракта очень разнообразна в своих проявлениях, самостоятельно поставить диагноз невозможно, для этого нужен визит к офтальмологу.

Когда удаляют хрусталик?

Есть три типа показаний на замену хрусталика: оптические, рефракционные и медицинские.

Оптические показания — это когда старение и уплотнение «луковицы» по слоям дошло до логического конца и хрусталик темнеет. Тогда, когда катаракта начинает снижать зрение качественно или количественно. Ощущения — как будто в глаз вставили закопчённое стекло или как будто вы смотрите на мир сквозь стекло, забрызганное манной кашей. Даже начальная катаракта, которая является причиной снижения зрения требует удаления.

Старый термин «незрелая» — не повод ждать созревания. Диагноз «катаракта» — повод для замены хрусталика.

Когда человек уже не видит предметы и остается только светоощущение — это последняя стадия зрелой катаракты. До неё лучше не доводить, в частности потому, что изменение хрусталика вызывает многочисленные нарушения в нормальной работе глаза. При зрелой и перезрелой формах страдает капсула хрусталика, связочный аппарат, удаление требует большого количества ультразвуковой энергии, которая, в свою очередь, разрушает роговицу, её нежный эндотелиальный слой. В общем, если вы тянете с заменой хрусталика, то должны быть готовы к тому, что операция будет более длительной и травматичной, с длительным периодом восстановления.

Рефракционные показания — изменение оптики глаза. Заменой хрусталика и правильными расчётами оптической силы имплантируемого искусственного мы можем изменить рефракцию глаза до желаемой величины — избавить пациента от большого «минуса» или «плюса», откорректировать астигматизм, избавить от возрастной дальнозоркости. В этом случае и катаракта не развивается, и оптика глаза навсегда остается стабильной.

Чаще этот метод используется для пациентов старше 40-45 лет, когда появляются первые симптомы пресбиопии.

Медицинские показания — это когда собственный хрусталик является причиной сопутствующих изменений в глазу, например, когда имеется подвывих после травмы и есть риск его дислокации, когда он является поводом для образования глаукомы (опасного повышения внутриглазного давления и гибели зрительного нерва) и т.п. То есть, опять же, упрощая, хрусталик рано или поздно всё равно менять, но из-за риска патологий иногда его надо менять чуть раньше, чем он выработает ресурс.

Надо ли ждать, пока пациент окончательно ослепнет?

Пациенты часто пользуются такой логикой: пока глаз что-то видит, оперировать хрусталик не надо. На деле же сегодня, наоборот, хрусталик оперируется как можно раньше, когда уже понятно, что необратимый процесс пошёл. Причина — кроме защиты от рисков, вызываемых изменениями в обмене веществ в глазу, ещё в том, что чем мягче хрусталик будет в момент операции, тем менее инвазивный метод будет применён, и тем меньше риск осложнений.

Обобщённый мировой риск тяжёлых и серьёзных осложнений ленсэктомии колеблется около 6%. В случае поздних стадий он может доходить до 20–30%. На ранних стадиях это 1–2%. В случае применения современного оборудования для доступа, очень точного подбора самой линзы-импланта и более чем 5-летнего опыта хирурга — менее 1%. Что так сильно влияет на риски, я расскажу в следующем посте, когда мы поговорим непосредственно про ход операции.

Еще один важный момент — вы сами никогда не сможете самостоятельно определить, в каком состоянии находится ваш хрусталик. Есть ряд факторов, которые заставляют хирургов советовать операцию в более ранние сроки: слабый связочный аппарат хрусталика, короткие или, наоборот, длинные глаза, глаза с мелкой передней камерой, состояние эндотелия роговицы и другие вещи, оценить которые может только специалист, который выполняет операции данного типа. Достаточно часто в роли советчика выступают доктора поликлинического звена, которые не всегда хорошо разбираются в технике операции и в показаниях к замене хрусталика. Успокаивая пациента словами «у вас же незрелая катаракта, оперироваться рано», оказывают больному «медвежью» услугу — бездействие ведёт к тому, когда оптимальные сроки упущены.

В общем, хирургия катаракты в офтальмологии — как операция при аппендиците в общей хирургии. Считается самой базовой и самой предсказуемой в стандартном случае, самой творческой — в нестандартном случае. Если всё проходит по сценарию — даже у малоопытного хирурга получится неплохой результат. Если же что-то пойдёт не так (а это заранее не всегда можно предсказать), то только опытный хирург сможет найти выход из нестандартной ситуации. Мне приходится очень часто, практически еженедельно, делать реконструктивные операции после неудачно выполненных операций в других клиниках. Иногда объём такой хирургии огромный — операции длительностью не 10–15 минут (как при стандартной катаракте), а 1–2 часа «творчества».

Важный момент в хирургии катаракты — выбор хрусталика. И основной фактор — это учёт индивидуальных особенностей конкретного пациента. Модели ИОЛ (интраокулярных линз) отличаются материалом изготовления, формой и количеством опорных элементов, строением оптики (сферическая, асферическая, астигматическая), способом крепления. Поэтому лучше выбирать не американскую или немецкую, «как у соседа», а ту, которую ваш хирург посчитает наиболее подходящей для вашего глаза.

И самое важное. Замена хрусталика восстанавливает прозрачность оптических сред и может улучшить оптику глаза, но она не создаст новый глаз. Если есть сопутствующие проблемы с сетчаткой, зрительным нервом, роговицей или головным мозгом, то есть другие проблемы для снижения зрения, то именно они в конечном счете будут определять то, как вы будете видеть после операции.То есть послеоперационная острота зрения будет такая, какой у вас зрительный анализатор в целом.

Где лучше делать операцию?

Важно следующее: «плановая» замена хрусталика входит в пакет ОМС. Пациент всегда имеет право выбора: обратиться ли в ближайшую территориальную поликлинику за направлением в бюджетное учреждение или прийти на диагностику и операцию в платную клинику. На вопрос «где лучше?» нет единого ответа. Каждый выбирает, исходя из своего жизненного опыта, советов друзей, финансового положения, мобильности и много другого.

Есть один совет при выборе варианта ОМС: если вам предложили купить хрусталик или вообще все «расходные материалы», мотивируя тем, что больница не имеет хрусталиков или ещё чего-то, то знайте — вас обманывают. Система ОМС не предполагает софинансирования, то есть если вы получаете услугу по полису ОМС, то все должно быть бесплатным для пациента, включая линзу, растворы и т.п. Или всё платно. Два варианта. Частично — невозможно. В сумму, которая перечисляется больнице за указанную услугу, включён платёж за все, что нужно для этой технологии. А если вы купили у некой компании (как правило, по совету именно вашего врача именно в конкретной фирме «Рога и копыта»), то куда делся и кому достанется тот хрусталик, который спишут на вашу операцию? В регионах эта практика редкость, в крупных городах — очень частая.

Ознакомьтесь так же:  Приспособление для профилактики близорукости

В остальном надо знать, что операции при катаракте не требуют госпитализации и выполняются в амбулаторных условиях. При использовании современных высокотехнологичных методик длятся всего 10–15 минут, совершенно безболезненны, не имеют ограничений по возрасту. После операции пациент практически сразу ведёт обычный образ жизни, в течение месяца закапывая капли в привычной домашней обстановке.

Будет ли имплантат аккомодировать?

Термин «аккомодация» применим только к естественному хрусталику. Но если расширить вопрос до «будет ли искусственный монофокальный хрусталик фокусироваться на разные расстояния без дополнительной коррекции очками», то ответ — нет. Он настраивается на определённое фокусное расстояние, выбор которого всегда обсуждается с пациентом. Если человек всегда видел вдаль без очков, и очки для чтения ему понадобились только после 45–50 лет, то, как правило, расчёт линзы делается на зрение вдаль и для близи в этом случае потребуется дополнительная коррекция очками с плюсовыми стеклами. Если пациент был близоруким и читал без очков, то можно остановиться на остаточной близорукости в -2 -2,5 диоптрий и очках для дали.

Для большей независимости от очков в ряде случаев используется принцип «моновидения», когда в ведущем глазу оптика рассчитывается на дальний фокус, а в неведущем глазу делается расчет для близи. Такой выбор всегда обсуждается с пациентом и заранее тестируется.

Существует понятие так называемой «аккомодации псевдофакичного глаза», то есть глаза с искусственным хрусталиком. В этом процессе участвует не только связочный аппарат, но и стекловидное тело и весь задний полюс глаза, а также роговица. Этот процесс малопрогнозируемый, да и в течение первого года после операции значительно ослабевает.

Есть ещё один тип линз, которые имеют мультифокальную оптику, способную создать фокусировку на разные расстояния без дополнительной коррекции очками.

Это хрусталики, которые преломляют свет несколькими фокусами, позволяя видеть предметы на различных расстояниях. Благодаря данным линзам пациенты получают максимальную независимость от очков в их повседневной жизни.

Наряду с возрастной дальнозоркостью искусственные мультифокальные хрусталики позволяют корректировать близорукость, дальнозоркость, а также астигматизм.

Трифокальный хрусталик — это усовершенствованная мультифокальная линза с дополнительным фокусом. Он позволяет чётко видеть предметы как вблизи и вдали, так и на среднем расстоянии. И пациент может без проблем работать на компьютере.

Поскольку после имплантации искусственного хрусталика диапазон рефракции глаза больше не будет изменяться, таким образом пациент может избавиться от очков на всю жизнь. Большое преимущество жизни без очков сопряжено с небольшим снижением качества зрения в некоторых областях. Это связано с физическим принципом, лежащим в основе конструкции мультифокальных и трифокальных линз, которые постоянно делят свет на ближний, дальний и промежуточный.

Однако благодаря высокой степени светопропускания трифокальных хрусталиков нежелательное рассеивание света или световые эффекты практически не возникают. Даже при плохой освещённости удаётся достичь очень хороших рефракционных результатов.


Варианты монофокальных интраокулярных линз


Система для имплантации интраокулярной линзы


Астигматическая (торическая) интраокулярная линза


Мультифокальная трифокальная интраокулярная линза

После имплантации таких линз взрослые члены семьи часто видят лучше своих детей, бабушки —лучше, чем внуки. Очень часто после этого начинают жаловаться на то, что до операции собственное лицо и лица родственников были «моложе», сетуют, что постарели, и радуются давно забытым краскам мира. Выбор линзы — всегда индивидуальная задача, которую вы можете решить только совместно со своим хирургом. Потому что замена хрусталика делается один раз и навсегда, менять в течение жизни линзу не нужно.

Статистика катаракты в мире

По статистике, после 40 лет катаракта – помутнение хрусталика глаза – встречается почти у каждого шестого. А после 80 лет возрастная катаракта так или иначе проявляется у большинства людей. При этом методов профилактики, которые бы позволили снизить риски возникновения катаракты или вообще ее избежать, нет.

К счастью, медицина научилась справляться с этим заболеванием. Как? Об этом нам рассказала Ольга Первушина, врач-офтальмолог с 32-летним стажем работы, один из ведущих специалистов ижевского центра офтальмологии и коррекции зрения «ЭКСИ».

Зрение сквозь толщу воды

Провизор первой категории и заведующая аптекой. Автор многочисленных работ по фармакологии и фармакотерапии

В переводе с латинского языка «катаракта» означает «водопад», а с древнегреческого — «бросаться вниз». Как кристальная вода, низвергаясь потоками, превращается в белесоватые мутные ручьи, так и прозрачная биологическая линза, хрусталик, со временем может затуманиваться и преображать все предметы вокруг в мутные очертания. Почему и как развивается катаракта и каким должно быть ее ­лечение?

Удручающая статистика заболеваемости катарактой

Первые упоминания о катаракте обнаружены в трактатах индийского врача Сушрута, которые датируются 200 годом до нашей эры. К сожалению, спустя более чем две тысячи лет катаракта остается лидирующей причиной потери зрения во многих странах. Статистика утверждает, что катаракта несет ответственность как минимум за половину случаев слепоты в ­мире.

Скрупулезные американцы подсчитали, что 17,2 % их соотечественников в возрасте старше 40 лет страдают катарактой обоих глаз, а 5,1 % уже перенесли операцию по замене хрусталика [1]. Учитывая, что распространенность катаракты в развитых странах мира приблизительно одинакова, можно предположить, что российские цифры не слишком ­отличаются.

Всемирная организация здравоохранения предупреждает: тенденция к старению населения приведет к дальнейшему распространению катаракты. Поэтому болезнь эта требует и своевременной диагностики, и постоянного контроля, и, разумеется, адекватного лечения. Тем более что терапия катаракты — процесс трудный, но достижимый.

Стадии и виды катаракты

Человеческий глаз способен отображать картинку окружающей действительности во многом благодаря работе светопреломляющего аппарата. Он представляет собой сложную систему линз, которая формирует на сетчатке несколько уменьшенное и перевернутое изображение внешнего мира. Хрусталик — самая главная линза в аппарате. Чтобы хрусталик мог полноценно выполнять свою функцию, он должен быть абсолютно прозрачным. Малейший дефект в его структуре сразу же проявится нарушениями ­зрения.

Считается, что с годами «стареющий» хрусталик претерпевает значительные изменения: он становится тяжелее и толще за счет добавления новых кортикальных слоев. Постепенно нарушается и химическая структура белков хрусталика, которые повышают показатель преломления и в то же время не препятствуют прохождению света. В результате этих превращений протеины хрусталика теряют былую прозрачность и окрашиваются в буро-желтый цвет — развивается ­катаракта.

В зависимости от того, какой слой хрусталика пострадал, выделяют три основных типа ­катаракты:

  • ядерная, когда помутнение сосредоточено в центре хрусталика. Ядерная катаракта медленно прогрессирует и приводит, как правило, к нарушению дальнего зрения. Именно этот тип заболевания чаще всего встречается у пожилых ­людей;
  • кортикальная, при которой прозрачность теряет кортикальный ­слой;
  • субкапсулярная, помутнение локализуется в задней капсуле или под капсулой хрусталика. Задняя субкапсулярная катаракта обычно развивается в молодом возрасте и требует хирургического ­лечения.

В зависимости от того, насколько большой участок хрусталика затемнен, офтальмологи выделяют четыре степени тяжести катаракты. Первая, самая легкая, может даже не сопровождаться клиническими признаками, а вот при четвертой болезнь затрагивает большую часть линзы и нередко приводит к полной потере ­зрения.

Почему исчезает ­прозрачность? Или причины катаракты

Самая распространенная причина катаракты очевидна и, увы, не подлежит коррекции. Это возраст. Вероятность помутнения хрусталика неумолимо растет от 1 % в 30–39 лет до 32–51 % к 70 годам жизни [2]. Однако существуют и дополнительные факторы риска, которые значительно увеличивают шансы на развитие катаракты. К ним относятся наследственность, сахарный диабет, артериальная гипертония, ожирение, курение. Негативно повлиять на прозрачность хрусталика может излучение: микроволновое, рентгеновское и ультрафиолетовое. Кстати, у людей, которые носят солнцезащитные очки, развитие катаракты ­замедляется.

Свой вклад в общее вредное дело вносят курение, прием алкоголя и нерациональное питание. Особый риск развития катаракты отмечается у людей с генетическими заболеваниями, в частности, синдромом Дауна, Патау и ­Эдвардса.

Отрицательное действие на прозрачность хрусталика могут оказывать и некоторые лекарственные препараты. Так, риск развития катаракты повышен у людей старше 40 лет, которые принимают ингаляционные (например, при бронхиальной астме) и системные стероиды. Есть данные о негативном влиянии на прозрачность хрусталика и местных кортикостероидов: считается, что частое применение может привести к развитию задней субкапсулярной катаракты. А вот связь между приемом ацетилсалициловой кислоты и помутнением хрусталика, на радость кардиологам и их пациентам, не подтвердилась. Во всяком случае, ­пока.

Главные симптомы и признаки катаркты

Основное проявление катаракты — снижение зрения. Заболевание имеет упорно прогрессирующее течение, поэтому и острота зрения со временем становится все ниже. По данным исследований, в среднем за девять лет зрение снижается на 21 % [3]. Острота зрения тесно связана с таким понятием, как зрелость катаракты. При начальной катаракте она соответствует норме, то есть единице, при незрелой катаракте острота зрения колеблется в рамках 0,1–1, а при зрелой падает ниже 0,1. Скорость «созревания» катаракты предсказать невозможно: порой заболевание протекает «спокойно» на протяжении десятилетий, а иногда острота зрения резко падает буквально за несколько ­лет.

Характерными признаками помутнения хрусталика считаются также нарушение светочувствительности и появление бликов в изображении. По мере развития заболевания диоптрическая сила хрусталика увеличивается, в результате чего ко всем нарушениям присоединяется еще и близорукость. Она может варьировать от легкой до умеренной степени. Кроме того, у больных катарактой может удваиваться картинка при видении одним глазом, причем ни очки, ни контактные линзы не в состоянии «поставить» изображение на место. Такое состояние называется монокулярной ­диплопией.

Ознакомьтесь так же:  Конъюнктивит у детей альбуцид

Лечение катаркты: два пути

Катаракта — болезнь упорная. Практика показывает, что даже незначительно помутневший хрусталик никогда не сможет вновь стать прозрачным как стеклышко. Однако это вовсе не означает, что больные катарактой должны сидеть сложа руки и ждать, когда зрение упадет до критических ­показателей.

Стратегия терапии катаракты зависит от ее тяжести и скорости прогрессирования. Если помутнение хрусталика выражено незначительно или умеренно, офтальмологи выбирают выжидающую тактику. Ее цель — максимально сдвинуть сроки «созревания» катаракты и замедлить прогрессию.

Когда операции по удалению катаркты не избежать

Когда же катаракта становится зрелой и тем более перезрелой, ждать милостей от фармакотерапии уже не имеет смысла — пора в операционную. В процессе хирургического вмешательства пораженный хрусталик, который больше не может выполнять своей функции, меняют на искусственную и абсолютно прозрачную линзу. В большинстве случаев даже очень пожилые люди хорошо переносят операцию по замене хрусталика, а ее результат приводит к значительному улучшению зрения у более чем 90 % ­пациентов [4].

Тем не менее каждый человек, столк­нувшийся с катарактой, мечтает избежать операции или хотя бы оттянуть ее приближение. И единственно возможный способ замедления прогрессирования катаракты — ­фармакотерапия.

Капли для хрусталика или профилактика катаракты

В офтальмологии применяется несколько видов препаратов, предположительно способных замедлять прогрессирование катаракты. Безусловный долгожитель среди них — таурин. В его состав входит аминокислота, которая участвует в липидном обмене, нормализует функцию клеточных мембран, улучшает энергетические процессы. Эффективность таурина как антикатарактального средства не доказана клинически и подвергается большим сомнениям со стороны врачей. Однако экономичность препарата и его многолетнее применение в России обеспечивают ему неизменную популярность среди пожилых ­больных.

По сравнению с таурином глазные капли, содержащие азапентацен, имеют гораздо более высокую стоимость. Их действие основано на способности предохранять сульфгидрильные группы белков хрусталика от окисления и стимулировать рассасывание непрозрачных комплексов. Однако немалая доля скепсиса по поводу результатов лечения этим препаратом среди офтальмологов все же ­присутствует.

Известность в среде больных катарактой снискал и еще один, на этот раз комплексный препарат, в состав которого входят аденозин, никотинамид и цитохром С. По некоторым данным, он улучшает энергетический обмен в хрусталике и тем самым предотвращает развитие катаракты. Антикатарактальными свойствами предположительно обладают и капли, содержащие кальция и магния хлорид, никотиновую кислоту и аденозин. В инструкции к применению говорится, что препарат улучшает обмен веществ, кровоснабжение глазного яблока и трофику хрусталика, а также препятствует отложению белка в его ­тканях.

И все же чуть ли не единственным препаратом, продемонстрировавшим реальное замедление прогрессирования катаракты, на сегодняшний день пока остается пиреноксин. Он был создан в Японии еще в 50‑х годах прошлого века, но сохранил актуальность и по сей ­день.

Пиреноксин блокирует действие так называемых хиноидных веществ, которые принимают участие в денатурации водорастворимых белков хрусталика и, как следствие, в потере прозрачности. Эффективность пиреноксина была доказана в нескольких зарубежных и отечественных клинических испытаниях, и этот факт дает надежду миллионам больных катарактой избежать оперативного ­вмешательства.

Фармацевтические тонкости

Все капли с антикатарактальным действием относятся к рецептурным препаратам. Здесь задача первостольника состоит в том, чтобы отпустить по рецепту лекарство и выслушать покупателя, пеняющего на проблемы со зрением. Вклад, который фармацевты и провизоры могут внести в борьбу с катарактой, — посоветовать клиенту не останавливаться на коротком курсе ­лечения.

Длительность применения антикатарактальных препаратов определяется лечащим врачом, но она вряд ли может быть короче нескольких месяцев. Некоторые препараты и вовсе рекомендуют принимать постоянно, не делая перерывов. И, кстати, напомните покупателям об ограниченном сроке хранения глазных капель после вскрытия. Этим замечанием вы можете избавить человека от воспалительных заболеваний конъюнктивы, а заодно и приобрести лояльного постоянного ­клиента.

Смотреть и видеть

Михаил Егорович, сколько лично вы провели операций по замене хрусталика?

Михаил Коновалов: Мой общий стаж работы в офтальмологии 31 год. У меня случались рекорды, когда в месяц пересаживал более 400 хрусталиков. Вот и считайте, сколько всего проведено замен. Осложнения? Крайне редки: их не более одного процента. Эта статистика мирового сообщества, и мы тут не исключение. Более того, признано, что российский опыт занимает достойное место.

Потому среди соискателей помощи российской медицины лидируют те, кому требуется замена хрусталика?

Михаил Коновалов: Зарубежные пациенты обычно хорошо осведомлены о качестве проводимых у нас операций. Кстати, отмечу: россиянам замена хрусталика чаще всего проводится в рамках системы ОМС. Перед операцией пациент и врач всегда обсуждают, какое зрение будет после операции. Надо ли будет носить очки? Если да, то какие именно: для близи, для дали? Не будет ли проведенная операция ограничивать человека в обычной жизни? Скажем, можно ли будет без угрозы зрению поднять тяжелый чемодан? Совершить привычную пробежку? Часто у пациента, кроме катаракты, есть еще или близорукость, или дальнозоркость, или астигматизм…

И что ждет такого пациента?

Михаил Коновалов: Вы удивитесь, но нынешние технологии, нынешние хрусталики позволяют все эти проблемы решить разом: операцией по замене хрусталика.

Помню вашу беседу с 65-летней пациенткой, которая, скажем так, лицо публичное. Она пришла к вам на прием по поводу замены хрусталика. Меня поразили требования, которые она предъявила вам: хочет видеть вдаль, вблизь одинаково хорошо. И никаких очков. Вы к ее условиям отнеслись спокойно. Как потом признались, дело привычное.

Михаил Коновалов: Привычное. Да, у пациентки одновременно катаракта, и возрастная дальнозоркость, и астигматизм. Значит, наша задача — подобрать именно тот хрусталик, который позволит все эти дефекты одномоментно исправить.

Каким образом? Нужен особый хрусталик? Особые технологии?

Михаил Коновалов: Важно все: правильно поставленный диагноз, точный расчет возможностей самого хрусталика, точный расчет проведения самой операции.

Что для этого требуется? Хрусталики разные? Я не случайно упомянула, что вы ученик великого Федорова. Я застала ту пору, когда Святослав Николаевич предложил свой хрусталик, который тогда весь мир окрестил «спутником»…

Михаил Коновалов: Еще его называли «линзой Федорова-Захарова». А началось все, можно сказать, с курьеза. Английский летчик во время боя получил проникающее ранение глаза: в глаз попал осколок от прозрачной части кабины самолета. И тут вдруг обнаружилось, что этот осколок из пластика не вызывает воспалительной реакции в глазу. Так английскому офтальмологу-хирургу Гарольду Ридли пришла идея создания искусственного хрусталика из пластмассы. Он эту идею осуществил. И в 1950 году впервые имплантировал 45-летней медицинской сестре хрусталик после удаления катаракты. Да, у того первого хрусталика было много недостатков: он был тяжелый, его вживление было весьма травматичным и так далее. Но… хрустальная эра началась. И мой учитель Святослав Николаевич Федоров в 1960 году впервые в СССР провел успешную имплантацию предложенного им искусственного хрусталика. Того, который и был назван модным по тому времени именем «спутник». И я свою первую имплантацию выполнил в 1987 году, когда пришел в ординатуру к Федорову: пересадил «спутник» пожилому мужчине, доктору наук.

Тогда, прежде чем имплантировать искусственный хрусталик, собственный — мутный — нужно было удалить?

Михаил Коновалов: Не только сам хрусталик, но его вместе с его капсулой. Поэтому искусственный хрусталик приходилось крепить на радужке глаза. А это не физиологично. Шло время. Технологии менялись. Мы перешли на удаление катаракты, сохраняя капсулу хрусталика, в которую потом имплантировали искусственный. И это место прописки хрусталика физиологично.

Это проводилось в два этапа или одномоментно?

Михаил Коновалов: Одномоментно. Это идея тоже нашего выдающегося офтальмолога Бориса Алексеева.

Потом удалось уйти от больших разрезов во время пересадки хрусталика к совершенно незаметным проколам. Теперь операцию делают в амбулаторных условиях. И занимает имплантация минут 10-15.

Михаил Коновалов: Это, без преувеличения, революция в офтальмологии. Случилась она в конце семидесятых годов. От больших разрезов и раньше пытались уйти. Пытались разрушать больной хрусталик внутри глаза с помощью ультразвука. Но такие операции оказались более травматичными, нежели операции с большими разрезами.

Михаил Коновалов: Шло усовершенствование технологий и самого искусственного хрусталика.

Святослав Николаевич принимал в решении этой проблемы самое активное участие. Он направил своих любимчиков в Германию для освоения новых технологий…

Михаил Коновалов: Причислили меня к федоровским любимчикам? Я этим горжусь, и в Германию действительно тогда летал, и курс обучения прошел. А Федоров был только на вид таким лояльным человеком. На самом деле: вот ты обучение прошел, метод новый узнал, приступай к операциям. Я и приступил в конце 1989 года. И теперь у меня такая статистика, с которой мы начали разговор. Эти технологии стали золотым стандартом в хирургии катаракты.

Они всем нуждающимся доступны? Может пациент с катарактой зайти в любую офтальмологическую клинику и быть уверенным, что ему запросто поменяют хрусталик?

Михаил Коновалов: Слово «запросто» тут ни в коем случае не подходит. Операция есть операция. Должны прежде всего быть достойно подготовленные кадры. А клиника оснащена современным оборудованием. Обязательна лицензия на проведение подобных вмешательств. Глаз да глаз нужен и за самой глазной клиникой.

Добавлю: и за нами, пациентами. Собственное зрение нужно время от времени проверять.

Михаил Коновалов: Проверять и взрослым, и детям. А учитывая наши современные пристрастия к мобильным устройствам, приверженность к телеэкрану… Это же дополнительные нагрузки на глаз. Поверьте офтальмологу: глаза требуют к себе внимания. Ребенку зрение надо проверять при рождении, в шесть месяцев, в год и перед школой. Если даже ребенка ничего не беспокоит. Взрослым не реже чем раз в год. Особенно если в семье есть родственники с глазными болезнями.

Коновалов Михаил Егорович родился в 1964 году в Абхазском городе Гудаута. Поступил в Томский медицинский институт. Диплом врача получил в Первом Московском мединституте. В 1987 году поступил в ординатуру к Святославу Федорову. Доктор медицинских наук, профессор. Жена Марина — врач-офтальмолог. Отец пятерых детей, дедушка двух внуков.

About the Author: admin