Состояние психики при неврозе

Как распознать невроз?

Невроз – это состояние стресса и истощения нервной системы.
Самые распространенные неврозы это: депрессия, тревожные расстройства, острое стрессовое расстройство, посттравматическое стрессовое расстройство.
Каковы причины.

  1. Психическое истощение как следствие физического истощения (болезни, питание)
  2. Острый стресс, сила которого превзошла порог стрессоустойчивости
  3. Хронический стресс, когда ресурса организма и психики недостаточно.

Когда сочетаются физические и психические факторы, ущерб для организма наибольший, сложнее выйти из этого состояния.
При неврозе вашей обязательной жалобой будет нарушение сна.
Возможно, ваш невроз начинался с недосыпов в связи с работой, учёбой, маленьким ребёнком. Как следствие – нервная система «устала» и добавились другие симптомы, такие как плохое настроение, раздражительность, тревожность, повышенная эмоциональная восприимчивость.
Или тревога и плохое настроение приводят к тому, что уснуть сложно из-за тревожных мыслей, мрачного видения будущего, самообесценивания и других негативных мыслей.

Поэтому, своему отдыху и сну необходимо уделять особое внимание.

Показатели психики при неврозе:
1) Эмоции преимущественно негативные, они стоят на первом месте при взаимодействии с окружающим миром и собой.
2) Вместо здоровой критики себя или окружающих -самобичевание и обвинение.
3) Память избирательная, больше всего запоминаются негативно воспринятые события.
4) Внимание рассеянное, сложно сосредоточиться.
5) Мысли преимущественно негативного содержания.
6) Поведение соответствует эмоциональному состоянию, редко поддаётся конструктивному осмыслению.
При неврозе люди редко доходят к психиатру или психотерапевту, поскольку перечисленные симптомы часто обесцениваются, если их интенсивность умеренная, или невысокая.
Куда чаще таких пациентов наблюдают невропатологи, из-за частых головных болей, или терапевты из-за болей в сердце, животе, частых простудных заболеваниях.
Физической патологии, как правило, врачи не находят, однако если такие состояния длятся годами, свои диагнозы терапевт всё же подтверждает.

Кто занимается неврозами.

Неврозы, или «малая психиатрия», конечно же – удел психиатров и психотерапевтов.
По статистике, каждый 4-й житель планеты хотя бы раз в жизни перенёс невроз. Невротические расстройства – не повод для увольнения с работы, поэтому не стоит бояться юридических последствий обращения к психиатру.
Лечение, как правило, амбулаторное, за исключением тяжелых неврозов, когда стоит вопрос угрозы для жизни или невозможности работать. Стационарное лечение действительно осуществляется в психиатрической клинике, однако это не значит, что человек будет находиться вместе с пациентами «шизофрениками», для этого есть специальные отделения – отделения неврозов. И даже после прохождения стационарного лечения в таком отделении, информация о лечении и диагнозе – конфиденциальна, и по закону такой человек не лишается работы, может водить транспортные средства. Исключением может быть наличие суицидальной попытки, тогда сотрудника с оружием (полицейского или военнослужащего), увольняют по соответствующей статье.
Есть данные, что лёгкая депрессия, или умеренное тревожное состояние излечиваются со временем без вмешательства специалиста, однако делать прогнозы и гарантии самоизлечения в конкретном случае – крайне сложно. К тому же, человек, перенесший невроз однажды, подвержен к повтору таких состояний, а иногда и усложнению их течения. Причиной этому служит способ мышления человека, приводящий к накоплению проблем, и как следствие – стресс и невротическое расстройство.
Причиной необращения к специалисту часто служит и заниженная самооценка.
Человек транслирует себе «я не достоин лучшего, не заслужил быть счастливым. » и т.п.
Однако такой подход к себе, к сожалению, не размыкает замкнутый невротический круг.
Поэтому, чем раньше вы его разорвёте, тем раньше научитесь адаптироваться к жизни, тем больше у вас шансов прожить счастливую наполненную жизнь!

Состояние психики при неврозе

Общее описание болезни

Невроз относится к болезни психогенной группы, которая характеризуется расстройствами психики.

Читайте также нашу специальную статью питание для нервов.

Психологические признаки невроза:

Невроз может протекать и в скрытой форме (например, вовлечена вегетативная система).

Признаками такого невроза может быть:

  1. 1 учащенный сердечный ритм или же, наоборот, сердце как бы «замирает»;
  2. 2 проблемы с желудочно-кишечным трактом;
  3. 3 может бросать в жар, холод;
  4. 4 скачки артериального давления;
  5. 5 наличие судорог;
  6. 6 синдром «раздражительной» толстой кишки;
  7. 7 ощущение кома в горле.
  • неразрешенные внутренние конфликты;
  • недовольство занятым положением в обществе;
  • быстрый жизненный ритм;
  • психологические травмы, стрессы;
  • желания не совпадают с возможностями;
  • неправильное отображение и осознание действительности;
  • нет умения правильно выходить из стрессовых ситуаций;
  • физическое переутомление, истощение организма;
  • слабая сила воли.
  • истерический (проявляется в виде показушных истерик и психологический припадков, если человек не получает желаемого);
  • неврастенический (человек хочет добиться успеха в жизни и прикладывает для этого максимум усилий, что вызывает физическое и психологическое истощение. Проявляется в виде потери усидчивости, невнимательности, повышенная раздражимость, нарушения сна, внезапные приступы гнева);
  • страх (зачастую возникает после тяжелых эмоциональных встрясок, например, гибель родного человека, разбойное нападение, разрыв отношений, увольнение с работы. Из-за навязчивого страха могут развиваться самые разные фобии);
  • навязчивое состояние (главной причиной является наличие внутренних конфликтов, которые постоянно тревожат и беспокоят человека, такое состояние иногда приводит к раздвоению личности).

Полезные продукты при неврозе

Неврозы возникают из-за недостаточного количества фолиевой кислоты в организме, наличие которой отвечает за уровень серотонина в головном мозге (иначе говоря – «гормона счастья»). Восстановить (восполнить) недостаток этого гормона могут следующие продукты:

При депрессиях наблюдается нехватка витамина В6, который, также необходим для образования «гормона счастья». Витамин В6 можно найти в таких продуктах:

  • креветках;
  • рыбе (лососе, скумбрии, сардине, селедке);
  • семечках подсолнуха;
  • лесных орехах (особенно полезен фундук);
  • курином мясе;
  • чечевице;
  • банане;
  • печени (говяжьей);
  • растительном масле (льняном, оливковом, подсолнечном).

    Причиной невроза является еще и недостаток витамина С, который можно восполнять, употребляя:

    Средства народной медицины при неврозе

    Хорошим народным средством от невроза является следующая смесь, для приготовления которой необходимо 100 миллилитров вина (обязательного красных сортов), 10 грамм сахара и одно яйцо (сырое и желательно домашнее). Все следует хорошенько перемешать, чтобы получилась однородная масса. Принимать дважды в сутки на протяжении трех дней (утром – за 20 мин. до еды и на ночь), затем прекратить прием на два дня и после них – пропить эту смесь еще три дня.

    При неврозе помогут отвары из:

    Хорошим помощником будут и изготовленные из этих трав душистые подушки (как наполнитель – выбранная трава из вышеперечисленных трав).

    В борьбе с неврозом хорошо помогают растирки из красного вина, чесночного сока в комбинации с коньяком. Ими нужно намазывать лоб и виски.

    Также, в народной медицине по лечению невроза говорится, что утром нужно съедать луковицу.

    Психические расстройства при неврозе и истерии

    Психические расстройства при неврозе истерии весьма разнообразны.

    Иногда могут быть кратковременные галлюцинации с яркой эмоциональной окрашенностью и театрально-драматическим характером переживаний. Они обычно отражают волнующее больного событие, его желания или опасения. Так, например, мать видит по вечерам свою умершую дочь здоровой и веселой. Часто эти галлюцинации носят характер ярких представлений. Однако наша больная в клинике после прекращения истерических припадков временами стала видеть фигуру мертвой женщины, протягивающей к ней бледную руку, и ощущать прикосновение ее холодной руки к своей голове. В это время больную охватывал ужас, она бледнела, хваталась за голову, после чего видение исчезало. Больная утверждала, что это был образ ее покойной матери, такой, каким она его себе представляла.

    Истерические нарушения памяти чаще всего выступают в виде амнезии тех или иных событий прошлого, обычно неприятных для больного. Истерической амнезии может подвергаться тот или иной отрезок времени, связанный с неприятными для больного событиями. Так, одна больная забыла весь период, связанный с совершением ею правонарушения, другая после ссоры с мужем забыла весь период замужества. Она отталкивала мужа, говорила, что это незнакомый мужчина, что она — девушка. При этом в поведении больной сквозили черты театральности, наигранности. Эти ретроградные истерические амнезии обычно поддаются устранению в состоянии гипнотического сна. В их патогенезе также выступает механизм «условной приятности или желательности болезненного симптома», ведущий к невозможности репродукции соответствующих представлений. Иногда истерические расстройства памяти могут носить характер частичных, мы бы сказали, избирательных амнезий и являться центральными в клинической картине.

    У больной после мнимого отравления парами краски наступили два истерических припадка и затем центральным в клинической картине стало своеобразное расстройство памяти. Оно распространялось на ряд ранее приобретенных знаний и некоторые текущие события: больная не могла вспомнить названий европейских стран; из республик, входящих в бывший СССР, назвала лишь РСФСР и Украину; не смогла назвать год начала первой и второй мировой войны и названия стран, выступавших против Германии; из пяти цифр при непосредственном воспроизведении называла три, из десяти слов — четыре.

    Вместе с тем амнезия не распространялась на все события, имевшие тесное отношение к ее личности и особенно к доказательству «связи» ее заболевания с отравлением, а также на имена врачей и больных в клинике, содержание бесед с врачом, маршруты трамваев и автобусов. При этом больная правильно формулировала понятия, улавливала переносный смысл пословиц и поговорок, правильно решала сложные задачи, не делала ошибок при счетных операциях, т. е. не обнаруживала явлений псевдодеменции.

    По характеру больная была упрямая, легко внушаемая, склонная к театральности. Утомляемость у нее всегда была повышенной. В прошлом после неприятностей на работе в течение месяца держался истерический мутизм. Сама больная утверждала, что в результате «отравления» у нее пострадала только память, и собиралась после того, как будет признана больной, поехать в другой город и начать судебный процесс против мужа для того, чтобы забрать от него ребенка.

    В данном случае у истероидной психопатки представления о том, что в результате «отравления» возникло заболевание — «расстройство памяти», приобрели характер «условной приятности или желательности». Эти представления, будучи эмоционально заряженными, вызывали путем самовнушения появление ипохондрической идеи о нарушении памяти аналогично тому, как в случае истерической слепоты или глухоты возникала самовнушенная идея об утрате зрения или слуха. Интересно отметить, что, так как больная собиралась добиться через суд возвращения ей ребенка, находившегося у мужа, представление о том, что она совершенно утратила функцию памяти или стала слабоумной, были лишены для нее «условной приятности или желательности», поскольку такие нарушения затруднили бы ведение судебного процесса и могли бы препятствовать признанию за ней права воспитывать ребенка. Расстройства памяти носили у больной, таким образом, своеобразный избирательный характер, точно соответствуя представлениям о болезни, являющейся для нее «условно приятной или желательной».

    У другой больной нарушение памяти стало избирательно распространяться на все то, что она должна была усваивать в техникуме, и не распространялось на все остальное. Этим избирательным системным характером расстройства памяти при истерии отличаются от органически обусловленных нарушений памяти. У некоторых больных на передний план выступают конфабуляции, характеризующиеся своей нестойкостью, и различные фантастические вымыслы, придающие их личности якобы особую значимость.

    К истерии относятся различные фобии, в патогенезе которых играет роль механизм «условной приятности или желательности» болезненного симптома, как это видно из следующего наблюдения.

    Больной Ф., 34 лет, учитель танцев. Однажды, выйдя на улицу после перенесенной фолликулярной ангины, почувствовал сжатие в области сердца и резкую слабость. Кожные покровы стали бледными и покрылись холодным потом. Подоспевший прохожий проводил его домой. С этого времени у Ф. развилась фобия — страх одному выходить на улицу. Едва он пытался один выйти из дому, появлялось тягостное ощущение в области сердца, он бледнел, покрывался холодным потом, возникало резкое чувство страха. Если же Ф. выходил на улицу в сопровождении кого-нибудь из знакомых, страх не возникал. В течение 2 месяцев Ф. безуспешно предпринимал попытки самостоятельно освободиться от этого страха, после чего обратился к врачебной помощи

    Генез фобии в данном случае, казалось бы, очевиден. Физиогенно обусловленное чувство страха, вызванное нарушением сердечно-сосудистой деятельности в период реконвалесценции после перенесенной ангины, совпало по времени с обстановкой улицы. С этого времени до того индифферентный раздражитель (обстановка улицы) приобрел новые патогенные свойства — стал по условно-рефлекторному механизму вызывать чувство страха и связанные с ним опасения оказаться на улице одному без помощи. Однако в том, что возникшая условнореф-лекторная связь оказалась столь прочной, имел значение еще один фактор. Больной ревновал свою жену, бывшую да 14 лет моложе его и являвшуюся его партнершей во время преподавания танцев. Страх выходить одному на улицу привел к тому, что отныне жена вынуждена была постоянно быть с ним. Страх одному выходить на улицу и пребывание жены возле больного, совпав по времени, связались по закону условного рефлекса. Фобия приобрела характер «условной приятности или желательности» и благодаря этому закрепилась. Вскрытие этого механизма и осознание его больным, достигнутые в процессе каузальной психотерапии, не только позволили полнее понять патогенез заболевания, но и привели к его быстрому устранению.

    Истерические депрессии характеризуются своей театральностью, демонстративностью, наигранностью переживаний, нередко участием в них грез и фантазий при отсутствии глубокой тоски, идей самоуничижения и психомоторной заторможенности.

    Инфантильная девушка, узнав о смерти юноши, который за ней ухаживал, 2 суток провела в постели, отказывалась от еды и высказывала мысли о самоубийстве. На столике у ее кровати лежали дорогие папиросы, шоколад, стояло вино. Волосы ее были тщательно причесаны и изящно повязаны шелковой косынкой. Одной из подруг она сказала: «О как я понимаю Ромео и Джульетту!». Под угрозой отправки в психиатрическую больницу она встала с постели и с аппетитом поела.

    Ознакомьтесь так же:  Андрей с синдромом дауна

    Здесь выступают и детские наивные фантазии о «трагической смерти юной и прекрасной девы», и скорбь о погибшем друге, и тетрализованная игра для окружающих со стремлением изобразить себя героиней.

    Истерическая астения характеризуется жалобами на повышенную утомляемость, резкий упадок сил. В поведении нередко выступают черты демонстративности, театральности. В лабораторных условиях при исследовании работоспособности больные уже после небольшой нагрузки жалуются на наступившую усталость, трудность сосредоточения, появившуюся тяжесть в голове, головную боль, вялость, сонливость. Они же в другой ситуации, когда не находятся в поле зрения врача или увлечены работой, повышенной утомляемости не обнаруживают. Так, молодая учительница литературы из-за «усталости» не могла прочесть и двух страниц, очень быстро «уставала» при вычеркивании букв в пробе Бурдона. Она же без устали, работая по 16 часов в день, тщательно откорректировала 250 машинописных страниц рукописи диссертации импонировавшего ей молодого врача, т. е. проявила высокую работоспособность.

    Истерическая астения носит изобразительный, элективный характер и фактически является выражением самовнушенных представлений о наличии якобы резко повышенной утомляемости.

    Истерические ипохондрии отличаются своей связью с психотравмирующей ситуацией, делающей представления о наличии тяжелого заболевания «условно приятным или желательным». На электроэнцефалограмме нередко можно обнаружить реакцию на слова, напоминающие о психотравмирующих переживаниях.

    Во время ссоры соседка ударила М. кастрюлей по голове. М. подала на нее в суд и всячески доказывала, что соседка нанесла ей «тяжкое телесное повреждение». В связи с этим у М. развился истерический ипохондрический синдром. Слова «соседка», «суд» вызывали на электроэнцефалограмме отчетливую реакцию десинхронизации альфа-ритма с последующей экзальтацией, в то время как индифферентные слова (вода, трава, снег) не вызывали изменения исходного ритма.

    По данным нашей сотрудницы Э. В. Батуриной, у истероидных личностей ипохондрии характеризуются демонстративностью поведения, часто носят черты гротеска, у больных с органическими поражениями мозга нередко отличаются монотонностью и однообразием жалоб.

    Одной из частых истерических форм являются истерические сумеречные состояния. Внешние проявления их разнообразны.

    У молодой женщины, мечтавшей вырваться из тяжелой семейной и бытовой обстановки, в которой она находилась, развилась картина истерической псевдолиссы (ложного бешенства) через несколько часов после укуса собакой. Когда мы видели больную в инфекционной клинике, в которую она была направлена с предположительным диагнозом бешенства, больная находилась в сумеречном состоянии. С безумным видом, широко открытыми глазами и открытым ртом она бегала по палате, разбрызгивала слюну, издавала лающие звуки, не отвечала на вопросы, с ужасом отшатывалась от пищи и особенно от воды. Всем своим видом и поведением изображала картину бешенства так, как она ее себе представляла.

    По характеру больная была склонна к театральности, обладала яркой фантазией и живой эмотивностью. Ко времени возникновения заболевания была астенизирована перенесенным гриппом.

    В данном случае после укуса собаки возникло естественное опасение заболеть бешенством. Однако не укус собаки и не само опасение, а психотравмирующая обстановка, в которой жила больная, явилась основной причиной заболевания. Представление о болезни, связавшись с представлением об избавлении от тяжелой ситуации, приобрело характер «условной приятности или желательности». При этом одновременно возникло гипнотическое фазовое состояние, проявившееся в виде сумеречного состояния. Таким образом, болезненный симптом возник по механизму самовнушения в соответствии с преформировавшими болезненный симптом представлениями, т. е. по тому же механизму, по которому, как мы видели, развивается истерическая глухота, слепота или нарушение памяти.

    В другом случае властная, энергичная женщина 42 лет, любящая жена и хорошая мать, стала замечать, что муж ей изменяет. Во время объяснения с соперницей она ударила ее перочинным ножом, нанеся ей легкое ранение, после чего муж ушел из дома с этой женщиной. Всю ночь больная не могла уснуть. На утро сын нашел ее лежащей под кроватью и громко смеющейся. Она хлопала в ладоши и разыгрывала сцену подготовки к якобы предстоящей ей свадьбе. На третий день в психиатрической больнице она вышла из сумеречного состояния с амнезией происшедшего.

    У другой больной после ссоры возникло истерическое сумеречное состояние, во время которого в кабинете врача она по-детски хлопала в ладоши, спрашивала, скоро ли начнется киносеанс. Утверждала, что она в кинотеатре, была очень оживлена, театрально бегала на цыпочках по кабинету, похлопывала врача по плечу, принимая его за киномеханика.

    Мать, потерявшая ребенка, во время сумеречного состояния переживала сцены, связанные с уходом за ним, укладывала его спать, просила окружающих не шуметь, чтобы его не разбудить.

    Описываемые истерические сумеречные состояния характеризуются резким сужением сознания с выключением реально существующей обстановки и заменой ее новой, желаемой. Поведение больных при этом носит очень выразительный, театральный характер. Они как бы разыгрывают сцены, во время которых могут высказывать бредоподобные идеи и испытывать яркие, сценические галлюцинации. В патогенезе этих сумеречных состояний играет роль механизм «условной приятности или желательности» болезненного симптома, дающего выход из тяжелой для больного ситуации или позволяющего уйти от ставшей несносной действительности.

    Под влиянием самовнушенных представлений на фоне суженного сознания могут возникать приступы истерической глоссолалии — автоматической непроизвольной речи на несуществующем языке. У одного из наших больных она состояла из набора следующих бессмысленных неологизмов: «Инкещуме гаде ойджупрума кинде фияйзен. Кия слюзе кинде киля оитста. Айя кантона гоменее кимене. Чуйда дейх айден грило». На фоне нерезкого сужения сознания во время глоссолалии больным выполнялись задания врача, например поднять или опустить руку, и сохранялось смутное воспоминание о происшедшем. Приступы длились несколько минут, после чего сменялись нормальной речью.

    Для понимания патогенеза истерических сумеречных состояний представляет интерес следующее наблюдение.

    Муж, неожиданно вернувшийся домой, застал свою жену с молодым человеком. Жена резко побледнела, встала с дивана, влезла на ломберный столик, дрожа и ежась, кутаясь в халат, сказала мужу: «Ну, Жорж, что же ты стоишь! Разве ты не видишь, что я замерзла, дрожу. Подай мне скорее купальное полотенце и возьми ракетки. Больше не останемся на пляже, пойдем играть в теннис». Психиатрическую больницу она приняла за санаторий в Крыму, а больных — за отдыхающих друзей.

    На 2-й день муж справился о ее здоровье, на 3-й день пришел проведать свою жену, которая «сошла с ума от нервного потрясения» и этим «искупила свою вину», принес ей фрукты и пирожные и просил ее есть. На 4-й день утром больная вышла из сумеречного состояния и помнила, что вечером была дома, а потом вдруг очнулась в психиатрической больнице. Как она в нее попала, что с ней было и сколько времени она в ней пробыла, — не понимала. Таким образом, возникшее заболевание дало больной выход из того затруднительного положения, в которое она попала, и явилось для нее «условно приятным или желательным».

    По поводу патогенеза сумеречного состояния можно высказать два предложения. Первое — неожиданное появление мужа было для жены сверхсильным раздражителем, сигнализировавшим об угрозе семейному благополучию. Оно привело к развитию гипнотического фазового состояния в коре — сновидного состояния. При этом возникшее легкое дрожание и ощущение холода, сопутствующие аффекту испуга, оживили следы, связанные с купанием, и породили переживание сцены на пляже, как это бывает в сновидениях. Реальная обстановка заменилась новой, желаемой. Состояние это закрепилось по механизму «условной приятности или желательности» болезненного симптома и исчезло, когда этот механизм перестал действовать. Второе предположение— появление мужа вызвало страстное желание найти выход из создавшегося положения. Таким выходом могла бы быть такая болезнь, как «сумасшествие», а не, например, истерический гиперкинез или потеря слуха на одно ухо. Отсюда представление о том, что она «сошла с ума», приобрело характер «условной приятности или желательности» и по механизму самовнушения, как у больной с ложным бешенством, привело к возникновению сумеречного состояния. В то время как у больной с ложным бешенством укус собаки породил представление о бешенстве, здесь ощущение озноба вызвало представление о пребывании на пляже после купания. Возникновению сумеречного состояния способствовало, во-первых, появление «страстного желания» заболеть, т. е. очень сильного концентрированного раздражения соответствующего участка коры, во-вторых, то, что кора в это время, по всей вероятности, оказалась в гипнотическом фазовом состоянии, вызванном действием сверхсильного раздражителя (внезапного появления мужа).

    Чтобы решить, какое из этих предположений более вероятно, важно установить, может ли сверхсильный раздражитель — шоковая психическая травма — вызвать картину, аналогичную истерическому сумеречному состоянию, без участия механизма «условной приятности или желательности» болезненного симптома.

    Ответ на этот вопрос должен быть дан отрицательный. В литературе мы не нашли подтверждения такой возможности. Так, в описаниях нервно-психических последствий землетрясений и катастроф (Н. Н. Баженов, Л. Я. Брусиловский, Н. П. Бруханский и Т. Е. Сегалов, А. И. Винокурова, И. М. Невский, Phleps, Stirlin и др.) мы не нашли указаний на развитие сумеречных состояний описанного выше типа, при которых реальная ситуация заменялась бы новой желательной, и сценически переживалась, и при этом механизм «условной приятности или желательности» болезненного симптома мог бы быть исключен. Возникновение сумеречного состояния описанного типа наблюдали у германских солдат во время первой мировой войны Kleist, Wetzel и Steinau-Steinruck.

    Под действием шоковых психических травм без участия механизма «условной приятности или желательности» болезненного симптома могут возникать, как будет указано при описании шоковых неврозов, сумеречные состояния, сходные не с истерическими, а с органическими сумеречными состояниями. Таким образом, приведенные данные говорят в пользу второго предположения о патогенезе заболевания у описываемой больной.

    Со времен Charcot многие авторы высказывали мнение, что истерическое сумеречное состояние имеет много общего с сомнамбулической стадией гипноза. Действительно, во время сомнамбулической стадии можно внушить человеку представления, аналогичные тем, которые бывают во время истерического сумеречного состояния, например внушить замужней женщине, что она девушка и собирается выйти замуж. При этом удается получить картину, напоминающую описанное выше сумеречное состояние у больной, ударившей ножом свою соперницу. В обоих случаях в дальнейшем наступает амнезия этих состояний, поддающаяся устранению в гипнозе. Однако представления, внушенные в сомнамбулической стадии гипноза, легко могут быть как устранены гипнотизером, так и заменены новыми. Во время истерического сумеречного состояния основное, доминирующее переживание оказывается сравнительно устойчивым и обычно не поддается устранению или замене внушением. Внушить паралич, анестезию или выключение органов чувств в этом состоянии также обычно не удается.

    Описанные истерические сумеречные состояния отличаются от аффективно-шоковых, а также от эпилептических и сходных с ними сумеречных состояний при органических заболеваниях мозга тем, что поведение больных во время истерических сумеречных состояний характеризуется театральностью, наигранностью, сценическим изображением новой, приятной для больного, ситуации (реже — ситуации, которой он опасается). При этом больные легко вступают в контакт с врачом и окружающими, включая их в переживаемую ими обстановку; при соответствующих вопросах врача они часто начинают давать ответы по ганзеровскому типу. В отличие от этого эпилептические и аффективно-шоковые сумеречные состояния характеризуются атематичностью, отсутствием центрированности переживаний вокруг какой-либо идеи. В тех сравнительно редких случаях, когда во время эпилептического сумеречного состояния больной переживает иную обстановку и вступает в контакт с врачом, во всем поведении больного чувствуется тяжесть, вязкость, отсутствие наигранности, некоторая оглушенность, не свойственные истерии. Амнезия при ней в отличие от эпилептических и аффективно-шоковых сумеречных состояний часто поддается устранению в гипнотическом сне.

    Так, одна наша больная при поступлении в клинику помнила, как утром вышла из дому и далее очутилась в приемном покое больницы. Во время глубокого гипнотического сна она вспомнила, что утром на вокзале ее обвинили в неблаговидном поступке и, когда подошел милиционер, чтобы ее задержать, она вдруг увидела себя одну на берегу реки. Было жарко, и она стала раздеваться, чтобы выкупаться. Затем подробно описала пребывание в медицинском пункте вокзала, ожидание там машины скорой помощи и то, как, попав в приемный покой, поняла, что она в больнице. По пробуждении от гипнотического сна амнезия возобновилась.

    Другая больная помнила, как поссорилась с мужем и затем очнулась на следующий день на скамейке в сквере. В гипнотическом сне она вспомнила, как после ссоры блуждала по улицам, потом ходила по кладбищу и провела ночь в зале ожидания на вокзале.

    Устранить в гипнозе амнезию событий, происшедших во время эпилептического или аффективно-шокового сумеречного состояния, не удается.

    В 1898 г. Ganser описал своеобразное истерическое сумеречное состояние (синдром Ганзера), наблюдавшееся им у заключенных. Основной его особенностью является симптом нелепых ответов (симптом Ганзера). В отличие от «ответов мимо» больных шизофренией здесь ответ дается в плоскости вопросов. Так, на вопрос, сколько месяцев в году, больной с синдромом Ганзера ответил: «Два», т. е. нелепо, но в плоскости вопроса (дурашливый гебефреник с речевой разорванностью на этот же вопрос ответил: «У Пушкина была Танечка, Галочка и Наталочка. Ракета вверх летит», т. е. «ответ мимо»). По характеру ответов видно, что больные истерией понимают смысл предлагаемых им вопросов. В своих ответах, как замечает Ganser, они обнаруживают поразительное невежество и исчезновение сведений, которыми, несомненно, обладали и обладают. Это сумеречное состояние возникает остро.

    Так, например, у одного нашего больного, совершившего кражу, такое состояние развилось во время доставки его в зал суда. Больной стал обнаруживать странное поведение. То был тревожен, растерян, боязлив, то немотивированно добродушно улыбался, нелепо ответил суду на вопросы об имени, возрасте, местожительстве. На вопрос, сколько ему лет, ответил: «Не знаю», а на вопрос, сколько у лошади ног, ответил: «Три». Далее в ответе на поставленные вопросы сообщил, что у него на одной руке 7 пальцев, на другой — 6, а вместе 11, что снег синего цвета и выпадает летом. При просьбе показать, где у него нос, показал на ухо, при просьбе поднять правую руку поднял левую, при просьбе зажечь спичку стал чиркать ее той стороной, на которой нет серы. На предложение назвать показываемый ему предмет назвал чернильницу пером, бумагу книгой, стол стулом.

    Ознакомьтесь так же:  Внешние признаки синдрома дауна у детей

    Американские авторы Weiner и Brain отмечают, что у наблюдавшихся ими больных с синдромом Ганзера часто имелись истерические парезы и анестезии. У наших больных этого не отмечалось.

    В первый момент указанные больные производят впечатление глубокого слабоумия, однако дальнейшие наблюдения показывают, что «в этом безумии есть система». Слабоумие изображается в виде неспособности давать правильные ответы на все вопросы врача, т. е. таким, каким больные его себе представляют. В основе этого вида истерических сумеречных состояний лежит тот же механизм самовнушения. При этом «условно приятными или желательными» являются представления о том, что возник «психоз», «слабоумие», освобождающие от ответственности или избавляющие от неприятной обязанности.

    Близко к синдрому Ганзера стоит псевдодеменция — ложное слабоумие. Как и синдром Ганзера, она обычно возникает тогда, когда более или менее длительно действует психотравмирующая ситуация, сигнализирующая об угрозе благополучию личности, чаще всего у ожидающих суда за совершенное деяние. Во время первой мировой войны развитие псевдодеменции иногда наблюдалось у солдат, ожидавших отправки на фронт.

    Как указывал П. Б. Ганнушкин, при псевдодеменции в отличие от синдрома Ганзера менее выявлены элементы нарочитости, нелепости. Эти больные обращают на себя внимание большей растерянностью, заторможенностью, жалобами на головные боли и на неспособность что-нибудь понять.

    Псевдодеменция обычно развивается остро и симптоматика ее, как подчеркивает Г. А. Обухов, на основании обобщения наблюдений, сделанных в Москве в Институте судебной психиатрии имени В. П. Сербского, вначале многообразна и не строго специфична. У больных утрачивается ориентировка, иногда наступает мутизм. Встречаются нестойкие бредовые идеи и гипнагогиче-ские галлюцинации, окрашенные аффектом страха, больные дрожат, забиваются в угол. В дальнейшем одни больные становятся заторможенными, вялыми, аспонтанными. Большую часть времени они проводят, сидя в однообразной позе или лежа в постели. Сами ни к кому ни с какими просьбами или вопросами не обращаются, не умываются, не едят, если их не кормят. С тупым, бессмысленным выражением лица смотрят перед собой. Подолгу, как бы будучи не в состоянии собраться с мыслями, молчат, прежде чем ответить на самый простой вопрос. Часто на вопрос отвечают: «Не знаю», иногда дают персеверирующие ответы или ответы лишь в самой обобщенной форме. Другие больные ажитированы, суетливы, расторможены. Движения их нелепы, карикатурны. Они бегают по палате, приплясывают, иногда ступают на боковые поверхности стоп или пальцы. Часто гримасничают, кривляются. Мимика обычно с глуповатой улыбкой, иногда временами страдальческая. Больные много говорят, дают нелепые ответы по ганзеровскому типу. При этом нелепый ответ иногда дает начало дальнейшим фантастическим высказываниям. Иногда больные повторяют все вопросы и действия собеседника. Нередко нелепо совершают простейшие действия — зажигают спичку не тем концом, всовывают ноги в рукава халата, часто обнаруживают явления мутизма. У тех и других больных за маской растерянности и тупости выступает тенденция подчеркнуть свою недееспособность и неответственность. Оба варианта клинической картины псевдодеменции были подмечены Н. И. Фелинской и дали ей возможность выделить депрессивную и ажитированную форму этого заболевания. Иногда больные псевдодеменцией начинают имитировать картину психоза, например шизофрении, наблюдаемую ими у другого больного.

    При затяжном синдроме псевдодеменции (Н. И. Фелинская, М. Гулямов, К. Л. Иммерман, Ю. К. Чибисов) нередко прекращаются неправильные ответы в форме миморечия, появляются отрицательные запаздывающие ответы, иногда фиксируются ответы в форме глаголов,

    обозначающих характер применения предмета (чернильница — «писать», ключ — «открывать»). Наблюдаются как бы заученные нелепые ответы. Мимика приобретает характер застывшей гримасы. Иногда отмечается трансформация миморечья в распад речи — нечленораздельную речь, агграматизмы, произнесение отдельных букв, слогов.

    Выход из псевдодеменции обычно постепенный. Период болезни подвергается или полной, или частичной амнезии. В последнем случае воспоминания носят лишь смутный характер. По М. Гулямову, псевдодеменция при лечении чаще всего длится 2—3 недели, реже 1—3 месяца, лишь в редких случаях принимая более длительное затяжное течение.

    В отличие от больных псевдодеменцией в случаях симуляции наряду с правильными встречаются совершенно неправильные ответы. Так, например, в ответ на вопрос симулировавший верно назвал столицы Франции и Италии, но не смог «вспомнить» столицу СССР, верно назвал основные части автомобиля, но не смог перечислить части тела лошади. Часты попытки объяснить свои ошибки и неправильные ответы ссылками на те или иные дефекты памяти, запаса знаний, что само по себе свидетельствует о критическом отношении к своему поведению. Характерна также изменчивость поведения симулянтов в зависимости от того, находятся или не находятся они под наблюдением, а также появление симптомов, не свойственных псевдодеменции, например бредовых идей изобретательства.

    При истерических сумеречных состояниях псевдодеменции, а иногда и при истерических проявлениях, не сопровождающихся нарушением сознания, у больных нередко обнаруживаются элементы нелепого, не соответствующего взрослым людям детского поведения, получившего название пуэрилизма. Больные становятся по-детски беспечными, веселыми, в речи появляются свойственные детям интонации, суждения приобретают наивный характер. Пуэрильные и псевдодементные черты, как отмечает Н. И. Погибко, выступают не только в устной, но и письменной речи.

    Иногда пуэрилизм может стать основным явлением в картине истерического психоза. В таких случаях больные всем своим поведением, речью и письмом воспроизводят поведение ребенка. Они играют целыми днями в игрушки, строят карточные домики, женщины играют в куклы, прыгают от радости и хлопают в ладоши при виде новой игрушки, говорят по-детски, часто пользуются уменьшительными именами, пишут крупными буквами, по-детски рисуют. При исследовании интеллекта обнаруживается отсутствие элементарных школьных сведений, больные демонстрируют полное непонимание окружающей обстановки. Всем своим поведением они как бы говорят, что стали беспомощными, как дети, и заслуживают жалости. Вместе с тем поведение этих больных, как замечает 3. Г. Турова, резко отличается от поведения ребенка: аффективная напряженность, тревога и более или менее выраженный депрессивный фон настроения наблюдаются почти у всех исследуемых и резко контрастируют с проявлениями детскости в речи и мимике, манерах поведения и форме обращения с окружающими. Не соответствует детскому поведению и моторная заторможенность больных. Обнаруживается значительная диссоциация и между отдельными пуэрильными симптомами, например, неоформленная речь может наблюдаться наряду со сложными играми военного содержания, требующими определенных знаний и навыков. При развернутой пуэрильной симптоматике отмечается сохранность отдельных привычек и приобретенных навыков (автоматизированная моторика во время еды, курение, исполнение сложных мелодий и т. п.). Все эти особенности свидетельствуют, что при истерическом пуэрилизме нельзя говорить о «регрессе личности» к более раннему уровню психического развития.

    Пуэрилизм является состоянием, родственным псевдодеменции, причем последняя нередко переходит в него. Как псевдодеменция, так и пуэрилизм могут длиться несколько дней, но чаще всего принимают затяжное течение. В основе псевдодеменции и пуэрилизма при истерии лежат преформирующие болезненный симптом представления о том, что заболевший «стал слабоумным» или «впал в детство», являющиеся для него «условной приятностью или желательностью». При затяжном течении пуэрилизма утрачивается целостный характер детского поведения (Н. И. Фелинская). Больные лепечут что-то непонятное, вырывают из рук блестящие предметы, громко плачут, хохочут без повода, ползают на четвереньках, как маленькие дети, могут «перевоплощаться» в животных. Мы видели больного с истерическим «перевоплощением», в течение многих месяцев не разговаривавшего, а лаявшего, прыгавшего на четвереньках, обнюхивавшего окружающих, лакавшего из чашки, а также другого больного, своим поведением напоминавшего обезьяну.

    Картины, сходные с псевдодеменцией и пуэрилизмом, могут возникать у больных шизофренией и обусловливаться проявлениями шизофренического процесса. При динамическом наблюдении обнаруживаются характерные для шизофрении особенности (негативизм, аутистическое мышление, гебефреническая дурашливость и др.). Кроме того, обычно отсутствует связь заболевания с действием психической травмы. Однако у больных шизофренией, так же как при различных органических заболеваниях головного мозга, могут возникать картины псевдодеменции и пуэрилизма, либо вызванные действием психических травм, либо являющиеся реакцией больного на якобы угрожающую ему опасность. Представления о ней могут быть вызваны бредовыми идеями. Так развитие псевдодеменции во время белой горячки наблюдалось нами у больного, которому казалось, что его осудили за взрыв электростанции и по недоразумению привезли вместо тюрьмы в психиатрическую больницу. Пока не начнут выступать симптомы основного заболевания, не всегда бывает легко выявить его внешними признаками псевдодеменции и пуэрилизма.

    Одной из частых форм истерических психозов является истерический ступор. Истерический ступор, остро развившийся непосредственно в ответ на действие психотравмирующих раздражителей, обычно характеризуется полной неподвижностью и мутизмом. При этом мимика страдальческая, напряженная. На глазах часто слезы. Иногда на лице выражение страха. Зрачки расширены, взор устремлен в одну точку, лицо гиперемированное или бледное, пульс учащен. Состояние ступора иногда прерывается психомоторным возбуждением спантомимиче-скими сценами, полными драматизма и выражающими страх, ужас, отчаяние, иногда немую мольбу о помощи. Особенности истерического ступора отчетливо выступают в следующем наблюдении.

    Больная Р., 20 лет, была изнасилована двумя неизвестными. Она тяжело это переживала. Когда же узнала о том, что забеременела, впала в отчаяние, стала высказывать суицидальные мысли, вечером и ночью рыдала, была возбуждена, не находила себе места. Утром была обнаружена неподвижно лежащей в постели. На вопросы не отвечала, пищу не принимала, в связи с чем была направлена в психиатрическую клинику.

    В клинике больная лежала в неподвижной позе, на вопросы не отвечала. Привлечь ее внимание не удавалось. Глаза широко раскрыты. Взор устремлен в одну точку. Зрачки расширены. Мимика застывшая, напряженная, иногда по лицу текут слезы Мышцы конечностей напряжены. При попытке открыть ей рот крепко сжимает челюсти. Ест из рук персонала. В туалет ее отводят с трудом. Поставленная на ноги, застывает в этом положении восковой гибкости не наблюдается Пульс 96 в минуту, артериальное давление 115/65 мм рт. ст. Кожные покровы сухие. Исследованию гинеколога не сопротивлялась, хотя на глазах появились слезы. Состояние ступора дважды сменялось приступами психомоторного возбуждения, во время которых вскакивала с постели, падала на колени с выражением то ужаса, то отчаяния, поднимала руки, хваталась за голову. Однажды пыталась разбить стекло, перерезать себе вены Уложенная в постель, вновь впадала в состояние ступора.

    На второй день после прерывания беременности больная вышла из состояния ступора с полной амнезией периода болезни

    У заключенных, как указывал А. Н. Бунеев, истерический ступор чаще всего развивается спустя более или менее длительное время из псевдодеменции и пуэрилизма и имеет с ними клиническое родство. Он приобретает характер псевдокататонического ступора и носит черты наигранности, гротеска. Больные бывают часто вялы, апатичны, мимика у них застывшая, напряженная. Речь скудная, часто нелепого содержания. Иногда отмечается мутизм. В постели больные принимают вычурные позы, накрываются с головой одеялом, иногда бывают неопрятны, часто гримасничают, совершают стереотипные движения, иногда едят ртом прямо из тарелки, подражают животным, передвигаются на четвереньках, лают. Поведение больных обычно носит демонстративный характер (в присутствии врача).

    Истерический ступор, как отмечает Г. В. Морозов, характеризуется значительной аффективной напряженностью. Несмотря на неподвижность больных и мутизм, выражение лица всегда говорит о большой эмоциональной насыщенности переживаний. На вопросы, связанные с психотравмирующей ситуацией, даются ярко выраженные негативные реакции. Со стороны соматической обнаруживаются признаки симпатикотонии.

    А. С. Чугунов и Г. М. Нейштадт при электроэнцефалографическом исследовании больных с затяжным истерическим ступором обнаружили у них низкую амплитуду альфа-волн во всех отведениях. Эти волны шли неравномерно и по частоте, и по амплитуде; местами отмечались довольно продолжительные (1 1 /2 — 3 секунды) «периоды молчания». В отличие от этого Г. М. Нейштадт из лаборатории, руководимой С. А. Чугуновым, отмечает, что при кататоническом ступоре медленные волны были более стабильны, реакция на световые и звуковые раздражения почти полностью отсутствовала и вся электроэнцефалографическая картина не стояла» в каком-либо соответствии с улучшением или ухудшением состояния больных кататонией.

    По Г. В. Морозову, у больных с психогенным ступором и повышенным тонусом симпатического отдела вегетативной нервной системы в фоновой электроэнцефалограмме часты десинхронизированные колебания, острые спайковые разряды, генерализованные по коре мозга (курсовое лечение этих больных аминазином дает положительный эффект). У больных с психогенным ступором и преобладанием тонуса парасимпатического отдела вегетативной нервной системы электрическая активность мозга характеризовалась наличием альфа-ритма, отсутствием или извращенностью реакции на различные раздражители (курсовое лечение аминазином этих больных обычно эффекта не дает). В генезе этих видов ступора, по мнению Г. В. Морозова, большую роль играет застойное возбуждение как в адренергических, так и холинергических структурах ретикулярной формации ствола мозга. Мы полагаем, что отграничить истерический ступор от кататонического, по данным электроэнцефалографии, еще не представляется возможным.

    Динамику истерического ступора у заключенного ярко иллюстрирует наблюдение, приведенное А. Н. Бунеевым.

    Испытуемый С., 27 лет, шофер. Обвиняется в спекуляция.

    Психическое состояние при поступлении напряжен, дрожит, неестественно смеется, речь с пуэрильными интонациями, на вопросы дает псевдодементные ответы Подробного анамнеза собрать не удалось. Сообщил только, что был исключен из школы за плохое поведение и якобы в 1941 г контужен при разрыве авиабомбы.

    В палате института первое время держался развязно, грубо, цинично бранился, постоянно требовал курить. На вопросы давал неправильные ответы по типу псевдодементных. В окружающей обстановке не ориентировался, просил направить его «воевать». Постепенно состояние его стало изменяться. Мимика приняла застывший характер. Испытуемый начал ходить вычурной походкой, передвигаться на носках, не сгибая ног в коленях и вытягивая вперед обе руки. Затем появились явления эхолалии: стал полностью повторять задаваемые ему вопросы. Застывал в искусственных позах, временами отказывался от пищи. В дальнейшем все больше погружался в ступорозное состояние. Похудел. Целыми днями лежал в кровати в вычурной позе: приподняв голову и опираясь на локти. Несколько оживлялся только во время еды или курения.

    Ознакомьтесь так же:  Инфаркт миокарда от стресса

    К испытуемому применялись различные лечебные средства. Под влиянием барбамила он выходил из ступорозного состояния, легко контактировал с врачами, обнаруживая при этом живую эмоциональность и отсутствие каких-либо нарушений мышления. Другие средства (пентотал, кофеин) полного растормаживания не давали, а переводили ступорозное состояние в состояние псевдодеменции или пуэрилизма.

    Описанное состояние длилось около года, а затем опять несколько изменилось. На лице появилась дурашливая улыбка, в голосе — пуэрильные интонации Больной не ходил самостоятельно, а передвигался, обхватив санитарку за шею; при этом он волочил ноги, широко расставляя их. На вопросы отвечал стереотипными фразами, не согласуя падежей. «Я ему могу много клеить бумага» или «Я хочу много курить папиросы» и т. д. Физически немного поправился. Со стороны нервной системы особых уклонений от нормы не наблюдалось.

    Ввиду затяжного характера реактивного состояния экспертная комиссия вынесла заключение о необходимости перевода испытуемого в психиатрическую больницу до выздоровления, не решая в настоящее время вопроса о вменяемости.

    При выходе из истерического ступора обычно наблюдаются псевдодеменция, пуэрилизм, глухонемота, параличи и другие истерические симптомы.

    Истерический ступор может иногда принимать затяжное течение (длиться годами) и в этих случаях представлять значительные трудности для отграничения от шизофрении. От кататонического ступора он отличается развитием под влиянием травмы, живостью эмоциональных реакций, наигранностью и демонстративностью поведения больных иногда обнаруживаемой ими сознательностью взгляда, проскальзыванием элементов пуэрилизма или псевдодеменции. Кроме того, истерический ступор характеризуется однообразием картины, отсутствием динамики, свойственной больным шизофренией, а также благоприятным исходом, наступающим под влиянием информации о том, что опасность благополучию больного миновала.

    Ценные данные для выяснения характера ступора можно получить при попытке растормаживания больного амитал-натрием, а также 33% алкоголем.

    Основной особенностью, характеризующей истерический ступор, является наличие очага инертного застойного возбуждения, «больного пункта» в мозгу, вызванного действием психической травмы на фоне общей психомоторной заторможенности. В связи с ним стоят

    преформирующие болезненный симптом представления, обладающие «условной приятностью или желательностью» для больного. В отличие от этого при аффективно-шоковом ступоре такой очаг не обнаруживается. Торможение носит диффузный характер, охватывая всю кору и спускаясь на нижележащие отделы. Поэтому больной на высоте аффективно-шокового ступора не реагирует на речь окружающих, в то время как при истерическом ступоре он остается в контакте с окружающей обстановкой и даже одна фраза, сигнализирующая о миновании угрозы его благополучию, может как в приведенном ниже наблюдении, быстро вывести из болезненного состояния. При аффективно-шоковом ступоре в отличие от истерического в поведении больных не отмечается нарочитости, театральности. Но иногда аффективно-шоковый ступор может перейти в истерический.

    Приведенные данные показывают, что клинические проявления невроза истерии, в частности возникновение того или иного истерического симптома, определяются преформирующими болезненный симптом представлениями, обладающими «условной приятностью или желательностью» для больного. От них, а не от «биологически преформированных механизмов» или «психосоматической встречности» зависит в каждом случае возникновение именно данного, а не какого-либо другого симптома. Даже если истерический симптом возникает по механизму истерической фиксации того или иного неистерического нарушения функции, он все же не является точной копией этого нарушения, а соответствует преформирующему симптом представлению.

    Понятие «невроз» появилось в медицине еще в семидесятых годах восемнадцатого столетия, объединив под собой целый свод нервно-психических расстройств. Распространенность невротических процессов в современном мире неуклонно растет вследствие все ускоряющегося ритма жизни, высокой психической и физической нагрузки на среднестатистического жителя, необходимости много работать у взрослых, и интенсивно учиться у детей.

    Во времена работы над своим физиологическим учением, И.П. Павлов назвал невроз результатом перенапряжения центров высшей нервной деятельности, возникающим вследствие длительного воздействия раздражителей, неадекватных по силе. На настоящий момент мнение ученого мира относительно глубинных причин развития заболевания не претерпело принципиальных изменений.

    Невротические расстройства проявляются не только в виде психомоторных реакций и ухудшения психологического состояния пациента. Нередки случаи возникновения на их фоне функциональных расстройств внутренних органов невротического характера. Так, одной из наиболее часто встречающихся соматических патологий психогенной природы является невроз желудка, клинически проявляющийся в форме гастроэзофагально-рефлюксной болезни.

    Нужно заметить, что расстройства психики и соматического состояния невротического характера являются функциональными, и при грамотном лечении они полностью обратимы. Однако во многих случаях больные предпочитают избегать посещения специалиста. Подобное происходит в силу сложившихся в обществе негативных стереотипов относительно человека, который посещает психиатра или невролога.

    Этиологические факторы невроза

    В зависимости от формы заболевания, причины невроза могут заключаться во множестве психологических и физических факторов. Специалистам в клинической практике наиболее часто приходится сталкиваться со следующими этиопатогенетическими воздействиями:

    • Умственные перегрузки либо длительные душевные переживания. Так, вследствие высокой учебной нагрузки развиваются неврозы у детей, а по причине развода, потери работы, неудовлетворенности своей жизнью – у людей молодого и зрелого возраста.
    • Невозможность решить свои проблемы. Данное воздействие является разновидностью первого пункта списка. Как пример можно привести ситуацию с людьми, имеющими просроченную задолженность по кредитам. Длительное психологическое давление со стороны банка вполне способно спровоцировать невротические расстройства.
    • Забывчивость, которая однажды привела или чудом не привела к негативным последствиям – например, если человек забыл выключить утюг и случился пожар. В подобных случаях развивается невроз навязчивых состояний, при котором больной постоянно сомневается, не забыл ли он сделать нечто важное.
    • Патология развития центральной нервной системы, сопровождающаяся неспособностью к длительному умственному и физическому труду (врожденная астения).
    • Интоксикация и заболевания, сопровождающиеся общим истощением организма. Так, неврозы нередко развиваются вследствие длительно не проходящих инфекционных болезней (туберкулез, в более легких случаях — грипп). Помимо этого, неврозы часто развиваются у лиц, зависимых от употребления табака или спиртных напитков, что в большинстве случаев встречается комплексно.

    Помимо всего вышесказанного, расстройства невротического характера могут возникать без видимых причин, являясь следствием болезненности собственного внутреннего мира пациента и его самовнушаемости. Подобная форма заболевания наиболее часто встречается у женщин, имеющих истероидный тип характера.

    Невроз: симптомы и признаки

    Имеющуюся клиническую картину неврозов можно условно разделить на две большие группы: симптомы психического и соматического характера. И те, и другие могут встречаться практически при всех разновидностях невропатических расстройств, однако каждый из видов невроза имеет и свои собственные признаки, позволяющие провести дифференциальную диагностику.

    Общая симптоматика неврозов психопатического характера

    Психологические тесты, проводимые среди пациентов с неврозом, позволяют выявить такие признаки заболевания, как нерешительность, неуверенность в своих силах, хроническую тревогу и усталость. При этом пациент, как правило, не ставит перед собой дальнейших жизненных целей, он не нацелен на успех, не верит в него. Также нередко возникают комплексы неполноценности, касающиеся преимущественно собственной внешности и способности к общению.

    Субъективно больной ощущает существенное снижение работоспособности, постоянную усталость, нежелание производить какие-либо активные действия для продвижения по работе или учебе. Отмечаются частые нарушения сна, сонливость или, наоборот, бессонница.

    Помимо всего вышесказанного, к симптомам невроза можно отнести неадекватную самооценку. Парадоксально, но она может быть как заниженной, так и завышенной. В последнем случае пациент считает себя намного лучше, умнее, способнее окружающих его людей. Причиной переживаний в таком случае является их мнимая неспособность понять и оценить больного «по заслугам».

    Общая симптоматика неврозов соматического характера

    Симптомокомплекс функциональных расстройств соматического характера, возникающих у пациентов с неврозом, весьма широк, и может затрагивать работу практически всех систем организма. Так, результатом психических расстройств нередко становится эпизодическая боль в сердце, по характеру напоминающая нестабильную стенокардию, и возникающая как при физической нагрузке, так и в состоянии покоя. Подобные случаи обозначаются таким понятием, как невроз сердца.

    Помимо коронарных проявлений, расстройства психики нередко проявляются в форме тремора конечностей, потливости, выраженного беспокойства. У пациентов отмечаются признаки вегето-сосудистой дистонии, сопровождающейся гипотоническим синдромом. В периоды критического снижения артериального давления пациент может потерять сознание и упасть в обморок.

    Признаки невроза могут заключаться и в появлении так называемых психалгий – выраженных болевых ощущений при отсутствии органической патологии. Боли в подобных случаях являются психической реакцией на паническое ожидание этого самим пациентом. Складывается ситуация, когда с человеком происходит именно то, чего он боится и подсознательно не выпускает из мыслей.

    Особые формы неврозов и их клинические признаки

    Существует несколько разновидностей заболевания, имеющих свои характерные психиатрические симптомы. При этом клиническая картина в классическом полном виде встречается крайне редко. Как правило, в каждом отдельном случае превалирующим является вполне определенный клинический признак.

    Истерический невроз. Люди, страдающие данной формой заболевания, даже в спокойной обстановке проявляют нервозность и раздражительность. Их поведение часто бывает неадекватным, а реакции – непредсказуемыми. Соматически истероидность проявляется в двигательных и вегетативных расстройствах, возникает гипотония, навязчивые движения.

    Приступы истерии, как правило, проявляются в форме психического аффективного припадка, в ходе которого пациент может кататься по полу, кричать, пытаться физически воздействовать на окружающих или пытаться покончить с собой. Однако подобное поведение в некоторых случаях является не истинной истероидностью, а скрытым симптомом следующей формы болезни.

    Ипохондрический невроз. Является следствием болезненного страха заболеть каким-либо тяжелым заболеванием или попасть в ситуацию, представляющуюся больному безвыходной. Данная форма болезни нередко проявляется в виде истерии, либо в форме невроза навязчивых состояний. При этом, как правило, у пациента отмечаются многие психические симптомы из приведенного выше списка. Человек может регулярно проходить медицинские обследования, читать медицинскую литературу, но при этом продолжать подозревать у себя неизлечимое состояние. Подобные явления порой отмечаются в среде студентов-медиков или людей, работающих в сфере летальных заболеваний (хосписы).

    Депрессивный невроз. Может являться результатом как психогенной, так и невротической депрессии. В последнем случае симптоматика болезни проявляется слабо, в неполной форме. Часто у больного отмечают лишь некоторое снижение работоспособности. При наличии психогенного депрессивного состояния пациент ощущает себя брошенным, ненужным, жалуется на тоскливость и уныние, у него развиваются комплексы неполноценности. Соматически может отмечаться половая дисфункция, гипотония и заторможенность.

    Неврастения. Различают три стадии данной разновидности невроза. Первый этап развития болезни характеризуется выраженной раздражительностью без соматических признаков. Умственная и физическая работоспособность, как правило, сохранена. На втором этапе пациент ощущает некоторое снижение работоспособности, что становится еще одним фактором, усугубляющим его состояние. Заключительная стадия болезни характеризуется выраженной слабостью, вялостью, апатией. Развивается астенический синдром.

    Невроз: лечение и терапия

    В силу того, что неврозы в целом являются психосоматическими состояниями, их лечение проходит по двум основным направлениям – психотерапевтическому и фармакологическому. Впрочем, использование средств фармакологической терапии состояния проводится лишь в случае крайне тяжелых форм болезни. В большинстве случаев бывает достаточно грамотно проведенной психотерапии.

    Психотерапия при неврозах

    Задачей психотерапии при невротических расстройствах является нормализация взглядов пациента на окружающий мир, выявление причин, вызвавших заболевание, расширение круга интересов больного.

    Как правило, выздоровление наступает в том случае, если пациенту с помощью врача-психотерапевта удается осознать причину своих страхов и беспокойства. После этого все то, что раньше не давало нормально жить, уже не кажется больному столь важным и значимым.

    Современные психологи и психиатры в терапии невротических состояний используют три основных метода воздействия: беседа, когнитивная психотерапия и гипноз. Термин «когнитивная терапия» обозначает воспроизведение ситуации, которая вызвала беспокойство пациента, в безопасных для него условиях. Это позволяет здраво оценить происходящее и сделать необходимые выводы. Когнитивная терапия порой проводится в ходе гипнотического транса.

    После выведения больного из невротического состояния, с ним проводится беседа относительно дальнейшего образа жизни, нормализации самочувствия, поиска своего места в окружающем мире. Человеку рекомендуют обрести свой «уголок свободы», которым может являться любое хобби и увлечение, а также найти способы отдыха и отвлечения от окружающей действительности.

    Фармакологические методы лечения неврозов

    В случаях, когда методики психотерапии не приносят ожидаемого эффекта, возникает необходимость лечить невроз с помощью средств фармакологической коррекции состояния психики. Для этого применяют несколько групп лекарственных препаратов:

    Нейролептики (аминазин) относятся к группе лекарственных средств антипсихотического действия. Оказывают прекрасное успокаивающее и снотворное воздействие, эффективно устраняют галлюцинации, однако при длительном применении могут вызвать депрессию. Применяются при истероидной форме невроза.

    Транквилизаторы (диазепам) по фармакологическому эффекту сходны с нейролептиками, однако имеют другой механизм воздействия, стимулируя выброс гамма-аминомасляной кислоты. Обладают выраженным седативным и релаксирующим действием. Назначаются при неврозах навязчивых состояний короткими курсами.

    Антидепрессанты (амитриптиллин) имеют выраженное седативное действие. Назначаются при неврозах, сопровождающихся тревогой и страхом. Могут применяться в таблетированной форме или парентерально.

    Психостимуляторы и ноотропные препараты (ноотропил) обладают возбуждающим воздействием, повышают умственную работоспособность и улучшают эмоциональное состояние. Используются при депрессивных формах невроза.

    Профилактика неврозов

    Несмотря на то, что прогноз при невротических состояниях, как правило, благоприятный, для того, чтобы вылечить их полностью, требуется немало времени, сил, а порой и финансовых затрат. Поэтому немалое значение имеет профилактика рассматриваемого заболевания.

    К мерам по предотвращению невроза можно отнести нормализацию режима труда и отдыха, наличие какого-либо хобби, регулярных пеших прогулок на свежем воздухе. Помимо этого, следует найти подходящую возможность для сброса психической нагрузки, в роли которой может выступить ведение дневника.

    Также важно четко отслеживать собственное состояние, и при первых симптомах психологической перегрузки обращаться к профильному специалисту.

  • About the Author: admin