Система гомеостаза при стрессе

Оглавление:

Система гомеостаза при стрессе

НАРУШЕНИЯ ГЕМОКОАГУЛЯЦИОННОГО ГОМЕОСТАЗА ПРИ КРИТИЧЕСКИХ СОСТОЯНИЯХ.

И.Е.Никитский, С.В.Оболенский (кафедра анестезиологии и реаниматологии МАПО, С.-Петербург)

На различные виды стресса система свертывания крови и фибринолиза, имеющие рефлекторно-гуморальную природу регулирования, отвечают принципиально единой универсальной реакцией повышения свертывания крови и усилением фибринолиза (Лян Н.В., Евтюхин А.И., 1980). Любая стресс-реакция протекает с катаболическими сдвигами, с активацией протеолитических процессов, выбросом в кровь лизосомальных ферментов. При любом повреждении в кровоток поступают активаторы плазминогенеза: плазменный, сосудистый, тканевой активаторы, тканевые лизокиназы, протеолитические ферменты (Андреенко Г.В., 1979; Баркаган З.С., 1988).

Адекватно реагирующая система гемостаза зиждется на точно сбалансированном взаимодействии тромбоцитов, сосудистой стенки, свертывающей и противосвертывающей систем, фибринолиза.

Травма и системная воспалительная реакция активируют каскад комплемента, который вызывает образование анафилотоксинов и терминальных комплексов комплемента, которые повреждают эндотелиальные клетки (Tonnestn M.G., 1984). Система комплемента может активироваться и контактными факторами системы свертывания (ф.XIIa, калликреин).

Цитокины напрямую могут влиять на кардиоваскулярные, гемодинамические, коагуляционные механизмы, активировать образование в моноцитах и эндотелиальных клетках тканевого фактора (ТФ), снижать активность тромбомодулина и содержание глюкозоаминогликанов в эндотелиальных клетках.

Внешний путь системы свертывания играет более важную роль в образовании фибрина. Обращает внимание неоднородность активации механизма гемостаза при различных формах первичного заболевания (Okajama K., Okabe H., 1991).

Фибриноген, предшественник фибрина, является маркером острой фазы ответа на повреждение. Его плазменная концентрация часто возрастает у критических больных. Фибрин расщепляется тромбином на фибрин-мономер, фибринопептид А и фибринопептид В. Присутствие фибрин-мономеров характерно для фазы активной коагуляции. Снижение уровня фибринопептида А подразумевает снижение процесса коагуляции, является полезным для мониторинга эффективности антикоагулянтной терапии.

Тромбоцитопатия и тромбоцитопения могут осложнять течение различных критических состояний. Тромбоцитопения может явиться следствием кровотечения, массивной гемотрансфузии, гемодилюции, ранним проявлением ДВС крови, сепсиса, являться последствием гепаринотерапии, действия ряда медикаментов, развиваться под воздействием эндогенной интоксикации, острого течения инфекционного процесса.

Тромбоциты имеют способность к адгезии на структуры поврежденной сосудистой стенки, особенно коллагеновые волокна. Медиатором этой реакции является фактор Виллебранда. При адгезии тромбоциты активируются, выделяют тромбоксан, АДФ, адреналин, серотонин, усиливающие агрегацию и вазоконстрикцию (Ware J.A., Heistad D.D., 1993), что приводит к образованию первичной гемостатической пробки. Структуры тромбоцитарных мембран активизируют свертывающую систему, на их фосфолипидной поверхности образуется тромбин, оседают активированные комплексы, откладывается фибрин.

Тромбоцитопения (снижение содержания тромбоцитов ниже 100*109/л) до 50*109/л не вызывает кровотечения. Спонтанные геморрагии могут возникать при снижении содержания тромбоцитов ниже 20*109/л. Наиболее опасной является гепариноминдуцированная тромбоцитопения (ГИТ), т.к. она может быть связана с парадоксальными артериальными формами тромбоза (Warkentin T.E. et al., 1991). Возможность ГИТ должна предполагаться при внезапном падении количества тромбоцитов (более 30% от исходного) за короткий период времени (24-48 часов) у пациентов, получающих гепарин.

Эндотоксиновая тромбоцитопения связана с образованием тромбоцитарных тромбов в капиллярах легких, печени, почек, а также с разрушением их в сосудистом русле. При тяжелой бактериальной инфекции почти в 93% случаев регистрируется тромбоцитопения, в механизме развития которой основную роль отводят комплементу. При эндотоксемии тромбоцитопения связана с действием циклических эндоперекисей (простагландинов и тромбоксана), приводящих к длительному вазоспазму, повреждению эндотелия на фоне потенциированной агрегации и адгезии тромбоцитов и других форменных элементов крови.

Стресс, глубина наркоза, нарушения гемодинамики и газообмена, степень вегетативной защиты от травмы, длительность и тяжесть операции, величина и скорость кровопотери вызывают изменения в системе гемостаза. Стресс ведет к гиперкатехолемии и генерализованной вазоконстрикции, что обусловливает повышенный выброс в кровоток факторов протромбинового ряда, тромбопластина, ускоряющих начальные фазы свертывания. Глубокий наркоз вызывает депрессию противосвертывающей системы. Гипоксия, гиперкапния, особенно метаболический ацидоз вызывают гиперкоагуляцию, активируя сосудисто-тромбоцитарный гемостаз, I и II фазы коагуляционного гемостаза. Метаболический ацидоз иногда избыточно активирует фибринолиз (Амроян Э.АА., 1987).

В случае исходной гиперактивности свертывающей системы повышение давления кислорода препятствует гиперкоагуляции и усиливает действие антикоагулянтов. Степень агрегации тромбоцитов находится в прямой зависимости от рСО2 и не зависит от рО2. Установлено, что умеренная гипоксия способствует замедлению процессов активации гемостаза и тромбообразования. При кровопотере состояние гемостаза значимо зависит от рСО2 (Романова Е.П., 1987).

Гипотония, кровопотеря, гиповолемия всегда создают условия для гиперкоагуляции. Все растворы с рН менее 7,4 способствуют гиперкоагуляции. При использовании более 1 литра декстранов велика вероятность развития коагулопатического кровотечения.

В ряде работ отмечается, что при болевом раздражении уменьшается ВСК, появляется тромбоцитоз, гиперфибриногенемия (Деонесов, 1963). Гиперкоагуляция при инфаркте миокарда особенно выражена у больных с интенсивным болевым синдромом (Чазов, 1966). При болевом раздражении имеет место ускорение тромбиногенеза, повышенный выброс тканевого тромбопластина, что связано с гиперадреналинемией, которая активирует и ф.XII, играющий ключевую роль в активации внутреннего механизма гемостаза. Однако, АПТВ, характеризующее активность внутреннего механизма гемостаза, при боли, несмотря на активацию ф.XII, не изменялось. Это позволяет сделать вывод, что при боли ф.XII не ведущий фактор усиления тромбиногенеза (Grant et al., 1986). Через адреналин, вазопрессин активируются ф.VIII, ф. Виллебранда (Bennet, Towler, 1985), уменьшается количество в крови физиологических ингибиторов свертывания крови (АТ-III, гепарин, протеин С), повышается количество тромбоцитов.

При воздействии на организм ноцицептиных раздражителей существенно изменяется содержание гепарина в крови. На высоте болевого синдрома при ОИМ отмечается гипергепаринемия, а введение гепарина оказывает обезболивающее действие (Чазов, Лакин, 1977).

Активация фибринолиза является одним из проявлений реакции организма на стресс. При боли в крови отмечается повышение содержания гистамина, брадикинина, каллидина, катехоламинов, вазопрессина, влияющих на выделение активатора плазминогена (Mellisari et al., 1986).

В качестве одного из пусковых механизмов изменения функциональной активности гемостаза при эмоционально-болевом стрессе рассматривается усиление перекисного окисления липидов (Мищенко и др., 1987).

Нейровегетативная блокада предотвращает в значительной мере эндокринно-метаболический ответ на стрессорное воздействие, защищает от послеоперационного истощения фибринолитической системы, уменьшает риск тромбоза. Гиперкоагуляция, активация тромбоцитов, повышение тромбогенной активности сосудов, истощение фибринолитическй системы при боли могут привести к развитию ДВС крови, нарушениям органной микроциркуляции.

Гиперкоагуляционные состояния крови имеют не только лабораторно-инструментальное, но и ярко выраженное клиническое проявление.

Отмечается вялость, малоподвижность, апатичность больных, часто не соответствующие тяжести перенесенной операции. Обращает внимание умеренная, но упорная гипотония и тахикардия, высокая температура, которую трудно объяснить основным патологическим процессом или воспалительными осложнениями.

На стресс со стороны системы РАСК развивается единая универсальная реакция-повышение свертывания крови. При избыточном экстремальном воздействии, постоянном, постоянном поступлении в кровоток активаторов тромбиногенеза, плазминогенеза в системе РАСК возникает дисбаланс, что приводит к:

— локальному внутрисосудистому тромбообразованию, осложняющемуся тромбозами и эмболиями;
— внутрисосудистой коагуляции с осаждением рыхлого фибрина в системе микроциркуляции органов, что приводит к нарушению их функций;
— диссеминированному внутрисосудистому свертыванию крови с тромбозом системы микроциркуляции и профузными кровотечениями.

Следовательно, для предупреждения нарушений гемокоагуляционного гомеостаза в критических состояниях необходимо упреждающее применение антикоагулянтов.

Изменения в системе гемостаза на этапах лечебного процесса.

В ряде работ российских и зарубежных авторов коагулографические исследования проводились за 3-4 дня до операции, на операционном столе за 5-10 минут до начала общего обезболивания, во время вводного наркоза за 1-5 минут до начала операции, в ходе операции, сразу после ее окончания, в 1-е, на 3-6-е, 10 и 20-е сутки после операции. При проведении антикоагулянтной терапии исследования проводились через каждые 6 часов, ежедневно.

Результаты исследования показали, что наиболее выраженные изменения на электрокоагулограммах (ЭК) соответствуют времени вводного наркоза и операции, в послеоперационном периоде изменения гемокоагуляции во многом зависят от фибринолитических свойств крови, различных послеоперационных осложнений.

Ознакомьтесь так же:  Заложен нос чихание насморк

На этапе оперативного вмешательства отмечалось значительное повышение активности свертывающей системы и, как ответная компенсаторная реакция, повышение противосвертывающей системы. Причем, если активность свертывающей системы повышалась на 35-40%, то активность противосвертывающей возрастала в 2-2,5 раза. В 22% случаев это приводило к гипокоагуляции, и выраженный терапевтический эффект имело введение эпсилон-аминокапроновой кислоты -вещества, угнетающего фибринолиз (Zandara, 1969).

К 3-6 суткам послеоперационного периода у большинства пациентов значительно повышается активность свертывающей системы на фоне снижения противосвертывающей системы крови. При гипотонии в большей степени повышалась активность противосвертывающей системы, что приводило к повышенной кровоточивости вплоть до фибринолиза (Бычихин Н.П., Волчкова Л.С., 1970; Ловчев Ю.А., 1967).

К «тромбоопасной» группе относятся пациенты:

1. С сопутствующими заболеваниями сердечно-сосудистой и дыхательной систем;
2. Страдающие сахарным диабетом и ожирением;
3. Получающие длительно кортикостероидные гормоны;
4. Страдающие воспалительными заболеваниями;
5. Имеющие в послеоперационном периоде нарушения сердечного ритма, выраженные нарушения кровообращения.

Под воздействием общей анестезии временно выключается противосвертывающая система при одновременном поступлении в кровоток значительного количества тромбопластина, что активирует образование тромбина. Чем травматичнее операция, тем больше образуется тромбина (Балуда В.П., 1981).

Почти все ткани содержат тканевую фибриназу. Усиление фибринолиза при операциях на легких, предстательной железе, органах брюшной полости связывают с наличием в них большого количества активаторов плазминогена. При опухолевых процессах фибринолитические свойства тканей уменьшаются. Так, легкие ускоряют лизис на 70%, а их злокачественные опухоли лишь на 30%. При воспалении тканей их фибринолитический потенциал заметно угнетается. Невоспаленная брюшина ускоряет фибринолиз на 23%, а при воспалении замедляет его на 4,5%. Разные ткани снижают активность фибринолиза в поврежденных участках при тромбозе микроциркуляторного русла (Скипетров В.П., 1989).

Активаторы фибринолиза тканевой жидкости, поступающей в кровоток из поврежденных тканей, быстро теряют свою активность при разведении и не могут привести к образованию больших количеств плазмина, способных лизировать фибриноген и др. факторы свертывания. Тканевой тромбопластин выдерживает разведение в десятки и сотни тысяч раз, а активаторы фибринолиза утрачивают свою активность при разведении в 10-100 раз (Скипетров В.П., 1978; Честерман К., 1982).

В течение 5-7 суток после оперативного вмешательства или травмы в 43,6% случаев наблюдались поражения внутренних органов, не связанные с операцией или травмой. На 1-5-е сутки в 36,8% случаев имело место нарушение выделительной функции почек, обусловленное экстраренальными факторами; у 24,6% пациентов- поражение легких; у 1,5% пациентов отмечалось поражение печени. С 3-5 суток у 10% пациентов на фоне поражения легких, кровотечений из ЖКТ отмечались острые психозы. На 5-7-е сутки, не смотря на раннее применение антибиотиков, в 58,7% случаев у больных развивались пневмонии, перитониты , нагноение ран, пиелиты. Гнойные процессы имели бурное течение, склонность к генерализации инфекции. Это приводило к нарастанию эндогенной интоксикации, вторичному поражению паренхиматозных органов уже не функционального, а деструктивного характера. Причинами поражения органов в ранние сроки после травмы или оперативного вмешательства считают:

1. Длительную гипоксию;
2. Длительное сохранение выраженных нарушений перфузии органов и тканей;
3. Нарастающую эндогенную интоксикацию;
4. Раннее развитие и длительное сохранение разнонаправленных нарушений гемокоагуляции (в 78% случаев с признаками тромбоза микроциркуляторного русла) и фибринолиза, свидетельствующих о развитии и прогрессировании ДВС крови, истощении фибринолитической системы крови, являющейся физиологической защитой тканей и органов от микротромбозов (Золотокрылина Е.С., 1999).

Признаки ДВС крови отмечаются уже через 6-8 часов после тяжелых операций или травм (Зеляк В.И., 1983) и выражаются в появлении в плазме ПДФ и РФМК на фоне прогрессирующей тромбинемии, потребления факторов свертывания протромбинового комплекса, ф.XIII, что сочетается с активацией фибринолитической активности крови (ФА). Распространение ДВС крови с отложением фибрина в микрососудах происходит через 10-12 часов после операции. в это время отмечается прогрессирующее снижение ФА плазмы крови на фоне тромбоцитопении, тромбинемии, гиперкоагуляции. Максимально этот процесс становится выраженным к концу 1-х , началу 2-х суток и сочетается с клиническими проявлениями поражения легких, почек, печени (Markward F., Noward S. et al., 1975; Saldeen T., 1983).

В раннем послереанимационном периоде резко снижается содержание гепарина в крови с 61,5 мкг/мл до 38 мкг/мл на фоне снижения ФА плазмы крови. В ряде исследований показано, что к 3-му часу после реанимации истощается ФА плазмы, что способствует развитию ДВС крови (Трусов Л.Н., 1969).

Особенности микроциркуляции и системы гемостаза у студентовмедиков в период экзаменационного стресса Текст научной статьи по специальности «Медицина и здравоохранение»

Аннотация научной статьи по медицине и здравоохранению, автор научной работы — Датиева Ф. С., Урумова Л. Т., Хетагурова Л. Г., Медоева Но

Проведено комплексное исследование допплерографических показателей и компонентов системы гемостаза (методами электрокоагулогафии и агрегатометрии тромбоцитов) у студентов-медиков в периоды семестровой и экзаменационной учебной деятельности (до и после экзамена) и их корреляционные взаимозависимости. Выявлены отличия тканевого обмена и ряда показателей системы гемостаза в период экзаменов: ухудшение перфузии (снижение скорости кровотока на фоне снижения тонуса и повышения плотности сосудистой стенки микрососудов); у 72% функциональная гиперкоагуляция и динамика корреляции между параметрами микроциркуляции и системы гемостаза. Полученные данные говорят о вовлечении физиологических систем в реализацию адаптивных системных механизмов эмоционального экзаменационного стресса .

Похожие темы научных работ по медицине и здравоохранению , автор научной работы — Датиева Ф.С., Урумова Л.Т., Хетагурова Л.Г., Медоева Но.,

The Peculiarities of Microcirculation and the Hemostasis System in Medical Students during the Period of the Examination Stress

Complex investigation of dopplerographic indices and the components of hemostasis system (according to the methods of electrocoagulography and aggregatometry of thrombocytes) was carried on to medical students during the periods of the term and examination educational activity and their correlation interdependency. It was revealed the differences of tissue exchange and a number of indices of hemostasis system during the period of examinations: perfusion aggravation (the circulation rate decrease on the background of tone decrease and the increase of vascular wall density of microvessels), the functional hypercoagulation (in 72% cases) and the correlation dynamics between the microcirculation parameters and the hemostasis system. The obtained findings show the involvement of the studied physiologic systems into the realization of the adaptive mechanisms of the emotional stress.

Текст научной работы на тему «Особенности микроциркуляции и системы гемостаза у студентовмедиков в период экзаменационного стресса»

Проведение экспериментальных исследований состояния процессов липопероксидации в соответствующие периоды наблюдения (спустя 4,0 и 10,0 часов после введения чумного ЛПС) позволило обнаружить прогрессирующее накопление МДА и ГПЛ как в эритроцитарной массе (р,р 0,1 160,87± 11,49 р 0,1 р4 0,2 153,03±1 6,69 р 0,05 р4 0,2 р4>0,5 27,40± 2,69 р

Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-52970

Влияние кратковременного стресса на гемостаз у крыс Текст научной статьи по специальности «Клиническая медицина»

Аннотация научной статьи по медицине и здравоохранению, автор научной работы — Шахматов Игорь Ильич, Кисилев Валерий Иванович

В исследованиях на 128 крысах линии Wistar показано, что в ответ на однократное, кратковременное стрессорное воздействие в большинстве случаев регистрируются активация агрегации тромбоцитов и свёртывания крови , рост антикоагулянтной и фибринолитической активности. Наиболее чувствительна к стрессу контактная фаза активации плазменного гемостаза.

Похожие темы научных работ по медицине и здравоохранению , автор научной работы — Шахматов Игорь Ильич, Кисилев Валерий Иванович,

In the studies on 128 rats it has been shown that activation of platelet aggregation and blood coagulation, anticoagulation and increased fibrinolytic activity are being recorded in most cases in response to a single short-term stressor effect. The most sensitive to stress was the contact phase of activation of plasma hemostasis.

Текст научной работы на тему «Влияние кратковременного стресса на гемостаз у крыс»

ВЛИЯНИЕ КРАТКОВРЕМЕННОГО СТРЕССА НА ГЕМОСТАЗ У КРЫС

Игорь Ильич Шахматов1-2, Валерий Иванович Киселёв1-2

‘Кафедра нормальной физиологии (зав. — чл.-корр. РАМН, проф В.И. Киселёв)

Алтайского государственного медицинского университета, 2Алтайский филиал ГУ НИИ физиологии СО РАМН (директор — чл.-корр. РАМН, проф. В.И. Киселёв), г. Барнаул

В исследованиях на 128 крысах линии показано, что в ответ на однократное, кратковременное стрессорное воздействие в большинстве случаев регистрируются активация агрегации тромбоцитов и свёртывания крови, рост антикоагулянтной и фибри-нолитической активности. Наиболее чувствительна к стрессу контактная фаза активации плазменного гемостаза.

Ключевые слова: кратковременный стресс, адаптация, свёртывание крови, антикоагулянтная активность,

Любой организм в течение жизни многократно подвергается воздействию различных по природе стрессорных факторов — психоэмоциональных и физических нагрузок, иммобилизации, гипоксии и т.д. [1]. При этом в развитие адаптивных реакций вовлекаются различные органы и системы, в том числе компоненты гемостаза [4, 6, 9, 11].

Ознакомьтесь так же:  Клиника алкогольной зависимости отзывы

Целью настоящего исследования являлось изучение реакций со стороны системы плазменного и тромбоцитарного гемостаза при однократном воздействии различных по своей природе факторов. Все параметры гемостаза оценивали с помощью диагностических наборов фирмы «Технология-Стандарт» (Россия).

Исследования были выполнены на 128 половозрелых пятимесячных крысах линии «^81аг массой 289,0±12,3 г в ходе 5 серий экспериментов. Однократная физическая нагрузка моделировалась в виде навязанного бега в тредбане в течение 30 минут со скоростью 28—30 м/мин. Иммобилизация достигалась помещением крыс на 30 минут в свободно вентилируемые прозрачные камеры с фиксированным объемом (V = 375 мл) и площадью (60 см2). Воздействие гиперкапнической гипоксии исследовалось путем помещения крыс на 20 минут в камеры со следующей газовой средой: О2 — 14—15%, СО2 — 5—6%. Психоэмоциональное стрессорное

воздействие моделировалось в виде одновременного помещения животных на 30 минут в общую вентилируемую камеру площадью 0,5 см2 на 1 г массы тела одного животного при норме не менее 2 см2. Гипоксемическую гипоксию изучали при помещении крыс на 30 минут в барокамеру, в которой моделировался подъем на высоту 5500 метров над уровнем моря (соответствует газовой среде при нормальном атмосферном давлении

02, равном 12—14%, и СО2 — 0,01%).

Использование крыс в экспериментах осуществляли в соответствии с Европейской конвенцией и директивами по охране позвоночных животных, используемых в эксперименте [10]. Сразу после последнего стрессорного воздействия у предварительно наркотизированных внутрибрюшинно тиопенталом натрия крыс (40—50 мг/кг массы) [3] брали кровь из печеночного синуса в количестве 4,5 мл. Получение образцов плазмы крови и исследование гемостаза осуществляли согласно рекомендациям

3.С. Баркагана и А.П. Момота [2, 5, 8]. Наркотизированных животных умерщвляли методом цервикальной дислокации [7]. Показатели гемостаза оценивали по состоянию тромбоцитарного звена гемостаза, внутреннего и внешнего путей активации коагуляционного гемостаза, конечному этапу образования фибринового сгустка, состоянию анти-коагулянтного звена гемостаза, а также фибринолитической системы [2, 5, 8]. О параметрах гемостаза судили с помощью диагностических наборов фирмы «Технология-Стандарт» (Россия). Контролем служили показатели гемостаза, полученные у интактной группы крыс (п=70).

Статистическую обработку производили с учетом распределения признаков в группах с использованием критерия

Коагулограмма крыс в ответ на однократные кратковременные стрессорные воздействия (Х±т)

Методы исследования Контроль (п=70) Физическая нагрузка (п=12) Иммобили- зация (п=11) Гиперкап- ническая гипоксия (п=15) Психо- эмоцио- нальный стресс (п=10) Гипобари- ческая гипоксия (п=10)

Индуцированная агрегация тромбоцитов, с р 21,7±0,5* 15,5±1,1* 0,05 22,7±0,7 >0,05 15,3±0,6 0,05 77,5±2,9 >0,05 67,9±3,8 0,05 67,0±4,1 0,05 58,2±1,9 >0,05 51,3±4,5 0,05

АПТВ, с р 21,8±0,4 20,6±1,1* >0,05 22,9±0,6 >0,05 21,9±0,7 >0,05 20,1±0,4* >0,05 18,9±0,9 0,05 15,1±0,8 >0,05

Тромбиновое время, с р 28,1±0,7* 44,4±1,7 0,05 3,5±0,4* >0,05 3,7±0,3* >0,05 3,1±0,1* >0,05 3,2±0,2* >0,05

Содержание фибриногена, г/л р 1,77±0,07* 2,48±0,23 0,05 2,09±0,23 >0,05

АРП, % р 103,0±1,9 117,3±3,7 0,05 94,5±2,5 0,05 80,6±1,4 0,05 392,5±58,4* >0,05

Примечание: * признаки, не подчиняющиеся нормальному распределению; аббревиатуры: ИДКА — индекс диапазона контактной активации; АПТВ — активированное парциальное тромбопластиновое время; РФМК — растворимые фибрин-мономерные комплексы; АРП — антикоагулянтный резерв плазмы.

Шапиро—Уилки. Применяли 1-критерий Стьюдента для неравных дисперсий или непараметрический и-критерий Манна-Уитни. Данные представлены в виде Х±т, где Х — среднее арифметическое в выборочной совокупности, т — стандартная ошибка средней арифметической.

При воздействии трёх из пяти стрес-сорных факторов (однократная физическая нагрузка, иммобилизация и гипер-капническая гипоксия) констатирована однотипная реакция плазменного гемостаза (см. табл.). Наблюдалась активация контактной фазы свёртывания прежде всего по изменению времени силиконового теста и в меньшей степени — каолинового теста свёртывания и ИДКА (индек-

© 30. «Казанский мед. ж.», № 4

са диапазона контактной активации). Внешний путь активации плазменного гемостаза активировался также во всех случаях (по данным протромбинового теста). Обнаружены угнетение конечного этапа свертывания крови при увеличении содержания фибриногена в плазме крови, а также некоторое увеличение антикоагулянтной и в большей степени фибринолитической активности плазмы крови. Со стороны тромбоцитарного гемостаза в двух случаях из трёх выявлялась активация агрегационной функции тромбоцитов.

В других двух сериях экспериментов (однократный психоэмоциональный стресс и гипоксия) также установлены

однотипные сдвиги системы гемостаза, при этом агрегационная функция тромбоцитов не изменялась. Исследование коагуляционного звена гемостаза показало активацию контактных факторов свертывания, а также конечного этапа свертывания крови. Однако некоторое повышение коагуляционного потенциала плазмы крови не сопровождалось образованием в кровеносном русле конечного продукта свертывания — фибрина, о чём свидетельствовал низкий уровень растворимых фибрин-мономерных комплексов и содержание фибриногена в плазме крови. Внешний путь активации гемостаза в процесс не вовлекался. Со стороны противосвертывающих факторов плазмы крови также регистрировалось сохранение достаточных резервов при незначительном снижении уровня антитромбина III. Фибринолитическая активность плазмы крови при данном виде стрессор-ных воздействий не менялась.

В ходе наших исследований универсальной реакцией системы гемостаза на однократное кратковременное стрес-сорное воздействие была активация как тромбоцитарного, так и плазменного гемостаза. Наблюдалось содружественное увеличение активности свертывающей, противосвертывающей и фибринолити-ческой систем плазмы крови. Такие изменения в системе гемостаза (повышенная готовность к остановке кровотечения) в ответ на однократное воздействие стрессора можно расценивать как одно из звеньев реакции срочной адаптации организма, т.е. «эустресс».

При втором варианте реагирования системы гемостаза на стрессорные воздействия содружественной реакции со стороны тромбоцитарного гемостаза, внешнего пути коагуляции, противосвер-тывающей и фибринолитической систем плазмы крови не наблюдалось, что было обусловлено, возможно, недостаточной силой или кратковременностью воздействия [1, 4, 6, 11]. Имели место лишь начальные этапы активации системы гемостаза (прежде всего её контактная фаза, наиболее чувствительная к выбросу адреналина в кровоток [2, 5, 6, 8]), а активность противосвертывающей и фиб-ринолитической систем плазмы крови не менялась.

1. Система гемостаза вовлекается в формирование генерализованной адаптивной реакции организма в ответ на воздействие лишь при достижении стрессором определенного порогового уровня по силе либо длительности.

2. Наиболее чувствительным звеном в системе является контактная фаза активации плазменного гемостаза.

3. Противосвертывающая и фибри-нолитическая системы активируются лишь при воздействии на организм более значимого по своим параметрам стрессора, выступая в качестве нейтрализаторов, устраняющих дисбаланс в системе гемостаза при более выраженной активации плазменных и тромбоцитарных факторов свёртывания крови для предотвращения генерализации тромбиногенеза и его последствий.

4. Исходя из выявленных закономерностей, регистрируемых со стороны системы гемостаза в ответ на действие достаточно широкого спектра однократных кратковременных стрессорных воздействий, можно предположить, что зафиксированные при этом изменения носят не специфический, а универсальный адаптивный характер.

1. Агаджанян Н.А., Баевский Р.М., Береснева А.П.. Учение о здоровье и проблемы адаптации. — Ставрополь: Изд-во СГУ, 2000. — 203 с.

2. Баркаган З.С., Момот А.П.. Диагностика и контролируемая терапия нарушений гемостаза. — М.: Нью-диамед-АО, 2001. — 306 с.

3. Батрак Г.Е., Кудрин А.Н. Дозирование лекарственных средств экспериментальным животным. — М.: Медицина, 1979. — 168 с.

4. Голышенков С.П., Мельникова Н.А., Тайрова М.Р. Изменение функциональной активности тромбоцитов под влиянием повторной физической нагруз-ки//Физиология человека. — 2005. — Т. 31, № 4. — С. 102—107.

5. Долгов В.В., Свирин П.В.. Лабораторная диагностика нарушений гемостаза. — М. — Тверь: Триада, 2005. — 227 с.

6. Зубаиров Д.М. Молекулярные основы свертывания крови и тромбообразования.—Казань: Фэн, 2000. — 364 с.

7. Копаладзе Р.А. Методы эвтаназии экспериментальных животных — этика, эстетика, безопасность персонала // Успехи физиол. наук. — 2000. — Т. 31, № 3. — С. 79— 90.

8. Момот А.П. Патология гемостаза. — СПб.: Форма, 2006. — 221 с.

9. El-Sayed M.S. et al. Blood hemostasis in exercise and training // Med. Sci. Sports Exerc. — 2000. — Vol. 32, №5. — Р. 918— 925.

10. Commission of the European Communities, 86/609/ЕЕС, ISSN 03780 6978 (1986).

11. Mann K.G., Brummel-Ziedins K., Orfeo T. Models of blood coagulation // Blood Cells Mol. Dis. — 2006. — Vol. 36, № 2. — P. 108— 117.

THE EFFECT OF SHORT-TERM STRESS ON HEMOSTASIS IN RATS

I.I. Shakhmatov, V.I. Kiselev

In the studies on 128 rats it has been shown that activation of platelet aggregation and blood coagulation, anticoagulation and increased fibrinolytic activity are being recorded in most cases in response to a single short-term stressor effect. The most sensitive to stress was the contact phase of activation of plasma hemostasis.

Key words: short-term stress, adaptation, blood clotting, anticoagulant activity,

ВОЗРАСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ИНОТРОПНОГО ВЛИЯНИЯ СЕРОТОНИНА НА МИОКАРД КРЫСЫ

Вадим Фаритович Ахметзянов2, Альфия Фаритовна Якупова3,

Разина Рамазановна Нигматуллина1

1 Кафедра нормальной физиологии (зав. — проф. А.Л. Зефиров) Казанского государственного медицинского университета, e-mail: [email protected], 2 МУЗ «Городская больница скорой медицинской помощи №1» (главврач — В. Г. Беляков), 3 МУЗ «Центральная городская клиническая больница № 18» (главврач — канд. мед. наук. Р.С. Бакиров), г. Казань

Ознакомьтесь так же:  Гайморит правой пазухи носа лечение

Исследованы положительные и отрицательные инотропные эффекты серотонина в дозах 0,1, 1,0, 10,0 цМ на силу сокращения изолированных полосок миокарда правого предсердия и правого желудочка крыс в возрасте 3, 7, 14, 21, 49 и 100 дней.

Ключевые слова: серотонин, крыса, постнатальный онтогенез, инотропная реакция.

В последние годы значительное внимание уделяется влиянию серотонина (5-НТ, 5-hydroxytryptamini hydrochloride) на функционирование сердечно-сосудистой системы. Изучены молекулярные и клеточные механизмы синтеза [9], метаболизма [2] и взаимодействия с рецепторами [6, 17] 5-НТ. Доказано участие 5-НТ в эмбриогенезе сердца. На нокаутных мышах продемонстрировано, что дефицит 5-НТ в периоде внутриутробного развития приводит к гипоплазии трабекул миокарда, уменьшению размера кардиомиоцитов с последующей дилатацией камер сердца и прогрессирующей сердечной недостаточностью [15, 16]. Установлена роль 5-НТ в патогенезе многих заболеваний сердечно-сосудистой системы [3, 5]. Показана эффективность блокаторов 5-НТ2 рецепторов при артериальной гипертензии и

остром коронарном синдроме [10]. Таким образом, накоплено множество фактов о регуляторном влиянии 5-НТ на формирование сердечно-сосудистой системы. Однако малоизученным остается влияние 5-НТ на функцию сердца в различные периоды постнатального развития.

Цель настоящего исследования — оценить влияние серотонина на сократимость миокарда крыс в разные периоды постнатального онтогенеза.

В эксперименте на 130 крысах линии Вистар с помощью установки PowerLab и датчика силы MLT 050/D (ADInstruments, Австралия) определяли реакцию силы сокращения миокарда правого предсердия и желудочка в ответ на возрастающие концентрации серотонина (Sigma) — 0,1, 1,0 и 10,0 мкмоль/л. Крысы были подразделены на группы 3, 7, 14, 21, 49, 100-дневного возраста, в каждой по 10—18 особей. У предварительно наркотизированных уретаном (800 мг/кг) крыс извлекали сердце и помещали в чашку Петри с оксигенированным рабочим раствором при подключенном стимуляторе ЭЛС-2 (Россия) с частотой стимулов 6 в минуту, продолжительностью 5 мс и амплитудой

Изменения в системе крови при стрессе Текст научной статьи по специальности «Медицина и здравоохранение»

Аннотация научной статьи по медицине и здравоохранению, автор научной работы — Сотникова Е. Д.

В работе приведены результаты исследований гематологических показателей у собак при стрессе в экспериментальных условиях. Выявлено, что иммобилизационный и болевой стресс-факторы вызывают в составе крови ряд изменений, которые можно рассматривать как проявление стресс-реакций: увеличение количества лейкоцитов и эритроцитов, сегментоядерных нейтрофилов, уровня глюкозы, снижение содержания лимфоцитов, цветового показателя, а также выход лейкоцитарных индексов за пределы физиологической нормы признаки напряженности, неполноценности реакции организма.

Похожие темы научных работ по медицине и здравоохранению , автор научной работы — Сотникова Е.Д.,

Changes in blood system at stress

In work results of researches of indicators of blood at dogs are resulted at stress in experimental conditions. It is taped, that an immobilisation and painful stresses-factors cause a number of changes which can be surveyed as implication of stresses-reactions as a part of blood: augmentation of quantity of leucocytes and erythrocytes, segmented neutrophils, glucose level, depression of the maintenance of lymphocytes, a colour indicator, and also an exit of leukocytic indexes for limits of physiological norm signs of intensity, inferiority of reaction of an organism.

Текст научной работы на тему «Изменения в системе крови при стрессе»

ИЗМЕНЕНИЯ В СИСТЕМЕ КРОВИ ПРИ СТРЕССЕ

Кафедра анатомии, физиологии и хирургии животных Российский университет дружбы народов ул. Миклухо-Маклая, 8/2, Москва, Россия, 117198

В работе приведены результаты исследований гематологических показателей у собак при стрессе в экспериментальных условиях. Выявлено, что иммобилизационный и болевой стресс-факторы вызывают в составе крови ряд изменений, которые можно рассматривать как проявление стресс-реакций: увеличение количества лейкоцитов и эритроцитов, сегментоядерных нейтрофилов, уровня глюкозы, снижение содержания лимфоцитов, цветового показателя, а также выход лейкоцитарных индексов за пределы физиологической нормы — признаки напряженности, неполноценности реакции организма.

Проблема стресса в настоящее время приобрела одно из первостепенных значений. Согласно концепции Г. Селье [6] стресс-реакция, сформировавшаяся в ходе эволюции, является важнейшим звеном приспособления организма к факторам окружающей среды. Такое приспособление становится возможным при развитии адекватных метаболических и морфофункциональных изменений в ответ на действие стресса, приводящих к повышению неспецифической и специфической резистентности организма, т. е. к его адаптации.

В случае чрезмерного интенсивного или неадекватно длительного воздействия стресс-реакция может явиться источником тканевых и органных повреждений [5]. В настоящее время доказана роль стрессов в качестве главного этиологического фактора в развитии многих заболеваний.

Для населения городов большое значение приобретает содержание и лечение домашних животных, в том числе собак. Травмы, хирургические вмешательства, ряд заболеваний сопровождаются болью, необходимостью применения иммобилизации, что вызывает стресс-реакции у животных.

Неспецифические реакции, свойственные для всех видов стрессов, — это, главным образом, реактивность гипоталамо-гипофизарно-адренокортикальной системы и вегетативных функций, в частности сердечно-сосудистой системы и кроветворения [4; 6; 7].

Г. Селье определил «стресс» (от англ. stress — напряжение) как неспецифическую реакцию организма, развивающуюся под воздействием различных причинных факторов. Все экзогенные и эндогенные факторы, создающие повышенные требования к организму, получили название стрессоров. Несмотря на их разнообразие, организм отвечает стереотипной формой биохимических, функциональных и структурных изменений, адаптацией к новым ситуациям. Г. Селье установил, что при воздействии стрессоров (физическая нагрузка, какой-либо яд, тревожное состояние или конфликт) организм отвечает неспецифическими реакциями защиты: учащается пульс, повышается артериальное давление, в крови увеличивается содержание гормонов-кортикостероидов.

Выявление закономерностей развития стресса и адаптационных возможностей организма животных — одна из актуальных проблем в ветеринарии. В этой связи особое значение приобретает поиск методов диагностики стресса, одновременно отвечающих требованиям оперативности, надежности и простоте.

Физико-химические свойства крови отражают состояние всего организма в целом, так как имеют тесную связь с его различными функциями.

Активизация коры надпочечников как центра стрессовых реакций сопровождается многочисленными изменениями в составе крови. Многими исследователями эти изменения были приняты в качестве критериев (лейкоциты, эозинофилы, лимфоциты, сахар крови, вязкость крови) оценки стрессового состояния животных, которые дают возможность выявить стрессовое влияние на их организм различных факторов и определить интенсивность и продолжительность стрессового состояния. При выявлении стрессов по оценке исследуемых данных критериев на основе интенсивного и постоянного реактивного ответа первое место занимают эозинофильные и нейтрофильные лейкоциты [8]. Лейкоцитарные индексы, основанные на определении соотношения клеток белой крови в лейкоцитарной формуле, открывают возможность проведения оперативной диагностики стресса [1; 2].

Так как в течение стресс-реакций важную роль играют сменяющие друг друга гранулоцитарные и агранулоцитарные лейкоциты крови, то для экспресс-определения реактивности организма на раздражение, воспаление используется индекс сдвига лейкоцитов крови (ИСЛК) [9]. Немаловажную роль для выяснения наличия интоксикационных процессов в организме, особенно при хронических стрессах, играет определение лейкоцитарного индекса интоксикации (ЛИИ), также основанного на анализе лейкоцитарной формулы крови. О.П. Григорова [3] утверждает, что дифференциальная формула лимфоцитов служит критерием функционального состояния лимфоцитарной системы и показателем реактивности организма. Изменение величины лимфоцитарного индекса (ЛИ) находится в связи с направлением обмена веществ в организме (сдвиг в сторону ацидоза или алкалоза).

Цель исследований — изучение изменений основных гематологических показателей при воздействии стрессоров на животных.

Объекты и методы исследований. Объектами исследования являлись собаки, подобранные по принципу аналогов: беспородные самцы 2—3-летнего возраста, массой 10—15 кг. В качестве стресс-факторов использовали иммобилизацию путем фиксации собак в спинном положении в течение двух часов и болевое воздействие путем наложения закрутки на лапу в течение 15-ти минут. Кровь от животных получали и исследовали сразу после воздействия стрессорами, утром натощак (опыт). Контролем служили показатели крови этих же собак в нормальном физиологическом состоянии (до воздействия стресс-факторами).

Морфологический анализ крови включал определение числа эритроцитов

в камере Горяева (х10 /л), числа лейкоцитов в камере Горяева (х10 /л), дифференциальный подсчет лейкоцитов (лейкограмма) в мазках крови, окрашенных по методу Романовского-Гимза, а также гемоглобина с использованием гемометра Сали ГС-3, цветового показателя общепринятым методом, вязкости крови при

помощи вискозиметра ВК-4. Биохимический анализ крови включал фотоэлектро-колориметрическое определение глюкозы глюкозооксидазным методом с использованием стандартного набора реактивов «Новоглюк». Математически по лейко-грамме определяли следующие индексы:

— лейкоцитарный индекс интоксикации Каль-Калифа:

ЛИИ = 2П + С/((М + Л) Ч (Э + 1)),

где П, С, Л, М, Э — содержание палочкоядерных, сегментоядерных нейтрофилов, лимфоцитов, моноцитов и эозинофилов;

— лимфоцитарный индекс по Шаганину:

где Л, Н — процентное количество лимфоцитов и сегментоядерных нейтрофилов;

— индекс сдвига лейкоцитов крови по И.И. Яблучанскому:

ИСЛК = (Э + Б + Н)/(М + Л), где Э, Б, Н, М, Л — процентное отношение содержания эозинофилов, базофилов, нейт-рофилов, моноцитов и лимфоцитов.

Результаты исследований и их обсуждение. После обездвиживания в крови животных происходили значительные изменения (табл. 1). Так, количество лейкоцитов увеличивалось на 69,0% (Р

Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-52970

About the Author: admin