Школьный альбом синдром дауна

В московской школе родители попросили «убрать Машу с синдромом Дауна» из фотоальбома

Это вам не клип Димы Билана «Не молчи», где девочку с синдромом Дауна полюбили все. В новой столичной школе №1392 разгорелась недетская история. Которая, кстати, чем-то напоминает случай с сестрой Натальи Водяновой. Правда, шуму вокруг 7-летней Маши явно будет меньше. Ведь мама у Маши простая учительница. Месяц назад Марина Валерьевна пришла на работу в 1392-ю. Похоже, одинокой женщине совсем не на кого было оставить дочку. Ведь ребенок она непростой. Вот и сидела Маша в одном кабинете с 4 «В» классом, практически все время рисовала. И так, наверное, могло бы продолжаться месяцами, пока Маша абсолютно случайно не попала в общий фотоальбом класса.

Чужая девочка

— Нас попросили срочно вернуть назад только что отпечатанный фотоальбом, — рассказала » КП » Ольга Синяева, мама 10-летней ученицы из 4 «В». — Многие родители не могут перенести фотографию девочки Маши с синдромом Дауна. Она не из их класса. Не из их жизни.

И класс, по словам Ольги, разделился на два клана родителей. Одни категорически против особенной девочки в общем альбоме. Другие — сочувствуют учительнице и даже считают ее Машу милой девочкой.

Как же Маша попала в фотоальбом? Учительница Марина Валерьевна сама попросила фотографа сделать несколько кадров ее дочки, не для альбома — просто для личного архива. А фотограф не понял и разместил в общий альбом фото Маши.

— А сам альбом весь из себя пафосно глянцевый, со всякими там стихами про школу, дружбу и взаимопонимание, — говорит Ольга Синяева. — Теперь понятно, что это только на 1 сентября у нас бывают формальные «Уроки доброты». Вот реальная история, и у людей никакого сочувствия. Эти же дети нам спущены на Землю, чтобы люди вспомнили о доброте. А наше общество пытается их вычеркнуть из жизни.

Учительница не вышла на работу

Маша очень плохо говорит, но в классе, говорят, ей было неплохо, пыталась общаться, всех обнимала, была беззлобна и беззащитна. Но дети от нее шарахались, как черт от ладана.

А теперь, по словам Синяевой, пятерых детей из 4 «В» уже перевели в другой класс.

О том, что Марина Валерьевна ходит на работу не одна и дочка весь день проводит в одном классе с учениками, руководство школы знало. По крайней мере, об этом говорят некоторые родители школьников. По словам Ольги Синяевой, у Марины Валерьевны сейчас нервный срыв, она не может разговаривать и не выходит на работу. Уже несколько дней ее заменяет другая учительница. В самой школе инцидент пока никак не комментируют.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

«КП» удалось поговорить с директором школы 1392, где произошел данный скандал. Как оказалось, причиной «удалить Машу» из альбома был совсем не диагноз девочки.

— Педагог неделю находится на больничном дома. И это не связано с тем, что происходило, — прокомментировал «КП» Денис Бахарев , директор школы 1392. — Действительно приходил фотограф. В тот момент в классе находилась дочь классного руководителя. Фотограф сделал снимок и ее ребенка и без согласования разместил фотографию в альбоме этого класса. После чего родители просили скорректировать альбом.

— По причине того, что девочка с синдромом Дауна?

— Нет. Это никакого отношения не имеет.

— По какой причине?

— Дочь педагога не является ученицей конкретного класса. Более того, она и не ученица нашей школы.

— А почему посторонний ученик находился в школе? Родители говорят, что девочка все дни ходила с мамой на работу.

— Нет. Она не всегда была в школе. Несколько дней.

— Это с вашего разрешения?

— Нет, не с моего разрешения. Мы сейчас выясняем, как это допустили.

«КП» продолжит разбираться в этой непростой истории.

Читайте также

Врачи скорой «перешагнули» через упавшего без сознания посетителя фастфуда в Подмосковье

Другие гости кафе тоже на помощь не бросились, зато, как это обычно бывает, поспешили включить камеры на мобильных [видео]

Ямальский младенец, родившийся у матери в коме, ждет операцию в Москве

Ребенка дообследуют врачи Научного центра здоровья детей

На Крымском мосту уложили первые 1,5 километра железнодорожных путей

Параллельно строится новая станция Керчь-Южная

Грусть-печать: Газетные киоски выживают с улиц российских городов

Предприниматели бьют тревогу: газеты и журналы скоро негде будет купить

Мама девочки, родившей в мужской колонии под Новгородом: «У нас все хорошо, мы уже дома»

Роды начались неожиданно, на седьмом месяце

Как избежать блокировки из США российского Интернета?

Депутаты и сенаторы придумали, как спасти наш интернет от внешних угроз

Красноярская путешественница Баба Лена умерла после тяжелой болезни

У Елены Ерховой признали неоперабельный рак в последней стадии

Так кто же вырубает русскую тайгу? Часть 4 расследования «Комсомолки»

Журналисты «КП» Владимир Ворсобин и Виктор Гусейнов отправились из Москвы в Сибирь, чтобы увидеть своими глазами, действительно ли весь лес здесь хищнически пилится и вывозится в Поднебесную [фото, видео, подкаст]

Загадки древней цивилизации проявились на улицах Полевского

Полевской превратился в город-музей: художники нарисовали исторические артефакты, хранящие в себе удивительные истории древнего Полевского, на улицах города, чтобы привлечь внимание жителей к истории города [фото]

Можно ли уберечься от попутчика-маньяка

После убийства москвички «Комсомолка» изучила, как организован сервис BlaBlaCar, через который преступник вышел на свою жертву

В Москве блогеры перекрыли движение по Новому Арбату, чтобы снять клип

Водители не скрывали возмущения, а полиция начала проверку [видео]

Торговля детьми или спасение от бесплодия: запрещать ли в России платное суррогатное материнство

Об этом в эфире Радио «Комсомольская правда» поспорили экс-сенатор Антон Беляков и эксперт в области репродуктивного права Константин Свитнев

Мог ли депутат Джефф Монсон потеснить в очереди за протезом больную старушку

«Комсомолка» узнала, как известный боец попал на бесплатную операцию к хирургам из Челябинска

Возрастная категория сайта 18+

Ребенка с синдромом Дауна требуют убрать из школьного альбома

22 октября, 2015

Поделиться в социальных сетях:

В одной из столичных школ родители вернули школьный фотоальбом обратно и потребовали убрать из него снимок девочки с синдромом Дауна. Семилетняя Маша – дочка классного руководителя, передает телеканал «Москва 24».

Как рассказывает преподаватель, ей, одинокой женщине, не на кого оставлять дочь. Поэтому девочка и проводила время в одном кабинете с 4 «В» классом. По некоторым данным, практически все время она рисовала и не привлекала особого внимания до тех пор, пока не попала в общий фотоальбом.

По словам родителей, у мамы Маши Марины Валерьевны сейчас нервный срыв. Она не может разговаривать и не выходит на работу. Уже несколько дней ее заменяет другая учительница. Руководство школы уверяет, что не знало, что педагог ходит на работу не одна, и что дочь с непростым заболеванием весь день проводит в одном классе с учениками.

Поделиться в социальных сетях:

Все права на материалы, находящиеся на сайте m24.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе об авторском праве и смежных правах. При любом использовании материалов сайта ссылка на m24.ru обязательна. Редакция не несет ответственности за информацию и мнения, высказанные в комментариях читателей и новостных материалах, составленных на основе сообщений читателей.

СМИ сетевое издание «Городской информационный канал m24.ru» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-53981 от 30 апреля 2013 г.

Средство массовой информации сетевое издание «Городской информационный канал m24.ru» создано при финансовой поддержке Департамента средств массовой информации и рекламы г. Москвы. (С) АО «Москва Медиа».

Учредитель и редакция — АО «Москва Медиа». Главный редактор И.Л. Шестаков. Адрес редакции: 127137, РФ, г. Москва, ул. Правды, д. 24, стр. Тел.: +7 (495) 728-73-81. Почта: [email protected]

Информация о погоде предоставлена Центром «ФОБОС». Источник и правообладатель информации о курсах валют — ПАО «Московская биржа». По условиям распространения информации обращаться на ПАО «Московская биржа». Информация о пробках предоставлена ООО «Яндекс.Пробки».

Синдром Дауна

Солнечные люди

January 2019

Играть в одной песочнице. Как Маша испортила школьный фотоальбом23 октября 00:05

Это вам не клип Димы Билана «Не молчи», где девочку с синдромом Дауна полюбили все. В новой столичной школе №1392 разгорелась недетская история. Которая, кстати, чем-то напоминает случай с сестрой Натальи Водяновой. Правда, шуму вокруг 7-летней Маши явно будет меньше. Ведь мама у Маши простая учительница.

Месяц назад Марина Валерьевна пришла на работу в 1392-ю. Похоже, одинокой женщине совсем не на кого было оставить дочку. Ведь ребенок она непростой. Вот и сидела Маша в одном кабинете с 4 «В» классом, практически все время рисовала. И так, наверное, могло бы продолжаться месяцами, пока Маша абсолютно случайно не попала в общий фотоальбом класса.

— Нас попросили срочно вернуть назад только что отпечатанный фотоальбом, — рассказала «КП» Ольга Синяева, мама 10-летней ученицы из 4 «В». — Многие родители не могут перенести фотографию девочки Маши с синдромом Дауна. Она не из их класса. Не из их жизни.

И класс, по словам Ольги, разделился на два клана родителей. Одни категорически против особенной девочки в общем альбоме. Другие — сочувствуют учительнице и даже считают ее Машу милой девочкой.

Как же Маша попала в фотоальбом? Учительница Марина Валерьевна сама попросила фотографа сделать несколько кадров ее дочки, не для альбома — просто для личного архива. А фотограф не понял и разместил в общий альбом фото Маши.

Класс разделился на два клана родителей. Одни категорически против особенной девочки в общем альбоме. Другие — сочувствуют учительнице и даже считают ее Машу милой девочкой

— А сам альбом весь из себя пафосно глянцевый, со всякими там стихами про школу, дружбу и взаимопонимание, — говорит Ольга Синяева. — Теперь понятно, что это только на 1 сентября у нас бывают формальные «Уроки доброты». Вот реальная история, и у людей никакого сочувствия. Эти же дети нам спущены на Землю, чтобы люди вспомнили о доброте. А наше общество пытается их вычеркнуть из жизни.

Ознакомьтесь так же:  Ринит на фоне прорезывания зубов

Учительница не вышла на работу

Маша очень плохо говорит, но в классе, говорят, ей было неплохо, пыталась общаться, всех обнимала, была беззлобна и беззащитна. Но дети от нее шарахались, как черт от ладана.

А теперь, по словам Синяевой, пятерых детей из 4 «В» уже перевели в другой класс.

О том, что Марина Валерьевна ходит на работу не одна и дочка весь день проводит в одном классе с учениками, руководство школы знало. По крайней мере, об этом говорят некоторые родители школьников. По словам Ольги Синяевой, у Марины Валерьевны сейчас нервный срыв, она не может разговаривать и не выходит на работу. Уже несколько дней ее заменяет другая учительница. В самой школе инцидент пока никак не комментируют.

Денис Бахарев, директор школы 1392:

Педагог неделю находится на больничном дома. И это не связано с тем, что происходило. Действительно приходил фотограф. В тот момент в классе находилась дочь классного руководителя. Фотограф сделал снимок и ее ребенка и без согласования разместил фотографию в альбоме этого класса. После чего родители просили скорректировать альбом.

— По причине того, что девочка с синдромом Дауна?

— Нет. Это никакого отношения не имеет.

— По какой причине?

— Дочь педагога не является ученицей конкретного класса. Более того, она и не ученица нашей школы.

— А почему посторонний ученик находился в школе? Родители говорят, что девочка все дни ходила с мамой на работу.

— Нет. Она не всегда была в школе. Несколько дней.

— Это с вашего разрешения?

— Нет, не с моего разрешения. Мы сейчас выясняем, как это допустили.

Виктория Корнева, председатель межрегиональной общественной организации детей-инвалидов и их родителей «Дети-ангелы», которая сама воспитывает больную дочь:

— Мы стараемся социализировать наших детей, но, к сожалению, очень много в обществе жестокосердных людей, которые относятся к ним как к прокаженным. Такой вот низкий уровень общей культуры. У нас недавно, например, женщину с таким ребенком-инвалидом не пустили в Питере в музей.

Общество делится на тех, кто принимает, и тех, кто отворачивается от людей, не похожих на них. И это соотношение, судя по отзывам мамочек больных детей, 50х50, что, конечно, не может не пугать. Люди не понимают боли материнской и того, что сами с этим могут столкнуться.

— Преподаватель была вынуждена брать с собой на уроки дочь Машу. Скажите, а существует возможность устроить такого ребенка в специализированный садик?

— Такие садики очень большая редкость. Например, в Электростали, нет ни одного такого специализированного дошкольного учреждения. Есть садик для детей с ограниченными возможностями, но туда берут только тех детей, которые могут сами себя обслуживать, у кого есть понимание того, что они делают. Например, мою дочь я никуда не могу привести. Подобных социальных бесплатных учреждений вообще единицы. Есть платные садики, но не у всех есть возможность отвести туда больных детей.

Светлана Коноваленко, семейный психолог, эксперт по работе с детьми с синдромом Дауна и ДЦП:

— Давайте пойдем от противного. Я попробую объяснить позицию родителей, которые выступили за то, чтобы отказаться от фотоальбомов с ребенком с синдромом Дауна. Сразу скажу, что такая позиция мне не близка и я придерживаюсь другой точки зрения. Здесь родители непроизвольно, возможно, не самыми умными методами и способами попытались оградить своих детей от трудностей внешней жизни и ее, скажем, некрасивости. Родители как умеют охраняют психику своих детей. В этом плане надо пожалеть самих родителей, которых в свое время не научили правильно это делать. Надо задуматься над тем, какими вырастут их дети. Следуя их логике, если ты мама и станешь со временем не столь хороша, здорова и сильна, от тебя тоже надо избавиться и не фотографироваться с тобой?

Наше общество не приучено принимать правильно тех, кто на них не похож.

Как правило, дети с синдромом Дауна ласковые и тихие, и в большинстве случаев отличаются в поведении от здоровых детей в лучшую сторону. Порой мамам таких детей просто некуда их деть. Коррекционных учреждений мало, более того, количество детских садов компенсирующего вида для детей с задержкой психического развития и логопедических групп для детей с нарушениями речи постоянно снижается.

— Это правда, что несколько родителей уже приняли решение перевести своих детей в другой класс?

— Да, только истинной причины они вам теперь не скажут. Более того, в 4 «В» классе провели голосование, и ровно половина детей проголосовала против того, чтобы Маша присутствовала в классе. Надо понимать, что даже когда Маша пойдет в 1-й класс, там будет такая же ситуация. Надо проводить специальную подготовку, говорить с родителями и детьми, показывать какие-то обучающие фильмы об особенностях таких детей, а не просто сажать их в класс и пускать все на самотек.

— Вам не предъявляют претензии, что вы «вынесли сор из избы»?

— Посмотрим, что мне сегодня скажут на классном собрании. Мне многие позвонили, подключился Департамент образования, эксперты Общественной палаты по инвалидам, некоторые известные люди захотели сделать фотосессию с Машей. Об этом заявила, в частности, телеведущая и писательница Эвелина Хромченко. А топ-модель Наталья Водянова и певец Дима Билан пригласили девочку с мамой принять участие в благотворительном проекте, который курирует фонд «Обнаженные сердца».

Жители одного из многоквартирных домов, где должен открыться семейный инклюзивный центр, отказались согласовать установку пандусов. «Свой отказ они аргументировали тем, что не хотят каждый день смотреть на детей-колясочников, высказывали опасения, что гости центра займут много парковочных мест перед домом», – пояснили создатели центра. Дело дошло до Общественной палаты.

Волонтер Центра лечебной педагогики, защитница прав людей с ментальными нарушениями Вера Шенгелия уверена, что такие истории перестанут случаться только в том случае, если здоровые люди и люди с особенностями ментального и физического развития станут учиться и работать бок о бок.

– Описанные выше истории типичны для современного российского общества?

– Да, типичны. Была история, когда жители в Новосибирске возражали против строительства инклюзивного центра. История, которая произошла с сестрой Натальи Водяновой, которую попросили выйти из кафе, – это тоже проявление такой же общественной неприязни и общественного страха. Единственное, чем мы можем здесь все «утешаться», что это история не исключительно российская. Все то же самое было и в Швеции, в которой сейчас самые лучшие условия для людей с инвалидностью, то же самое было в Великобритании, одной из самых толерантных стран, и так далее. Только это все было лет 50–60 назад, когда эти страны проходили через тот же этап, через который сейчас в этом смысле проходит Россия. Это просто прямое последствие того, что люди с особенностями, ментальными и физическими, живут в детских и взрослых интернатах.

Это история грустная, но типичная для страны, где люди с инвалидностью живут в изолированных условиях

Как это устроено, очень понятно. Пока государство их прячет, запирает за высокие заборы, выводит интернаты за черту города, покуда дети и взрослые не ходят на работу, на учебу, не пользуются обычными поликлиниками, мы их и не видим. И в тот момент, когда они вдруг должны появиться непосредственно в нашем доме, у нас под боком, мы, конечно, испытываем страх – страх перед неизвестностью, перед тем, чего мы никогда вокруг себя не видели. Все страны через это прошли, и там, где общества работали на то, чтобы дети были в семьях, даже дети-сироты с особенностями развития, когда есть поддержка в семьях, есть занятость для людей с ментальной и физической инвалидностью, как только общество начинает таких людей принимать в повседневной жизни, это начинает сходить на нет. Так что это история грустная, но типичная для страны, где люди с инвалидностью живут в изолированных условиях.

​– А сколько времени потребуется, чтобы это преодолеть? Я с ужасом представляю себе ребенка с ограниченными возможностями, который вышел поиграть во двор и оказался в одной песочнице с ребенком здоровым, но маленьким еще, который не понимает, что одно обидное слово может нанести серьезный эмоциональный удар.

– Пока такие вещи происходят. Я очень много занимаюсь делами Центра лечебной педагогики, который уже 25 лет в России помогает семьям, в которых растут дети с ментальными и физическими особенностями развития. И конечно, там родители очень много рассказывают про то, как приходят в песочницу со своим ребенком с синдромом Дауна, например, и через 15 минут в этой песочнице не остается никого. Но хочу сказать, что таких историй становится все меньше и меньше, потому что какая-то работа все-таки ведется. Она пока ведется в основном силами НКО, а не государства, к сожалению. Но последние несколько лет и государство тоже стало поворачиваться лицом к этим проблемам. Насколько я понимаю, это заслуга в основном Ольги Голодец (вице-премьер РФ. – РС), при которой сейчас действует Совет по социальным вопросам. Он весь состоит из представителей НКО, к которым удивительным образом прислушиваются. Этот совет уже много добился, в том числе и всяких законодательных изменений. То, что вы сказали про ребенка, которого могут обидеть на детской площадке. к сожалению, система так устроена, что она не станет более человечной, пока какие-то родители с активной позицией, волонтеры не побоятся первыми прийти с такими детьми в музей, в школу, выйти на площадку, и получить, конечно, какую-то часть негатива. Но это всегда держится на их плечах – на родительских ассоциациях и волонтерских программах. И конечно, часть детей будет обижена и унижена, это так устроено.

За закрытым забором всегда творится черт знает что

​ – Вы сама волонтер, общаетесь с детьми с особенностями развития, тяжелыми болезнями. А каково самим детям, которые не могут свободно передвигаться, общаться со здоровыми детьми? Насколько им тяжело видеть рядом с собой человека, который может быстро бегать, забираться на горку, кидать мяч?

Ознакомьтесь так же:  Упражнение депрессия

– На самом деле, эта проблема немножко раздута, если честно. Когда рядом с ребенком есть вменяемый взрослый, который себе каким-то образом может это объяснить, он может объяснить и ребенку. Например, мы каждое лето ездим со своими детьми и с детьми, которые занимаются в Центре лечебной педагогики, в летний инклюзивный лагерь. Там дети проводят лето вместе, и конечно, там есть вопросы. Как этим летом, когда 9-летний мальчик подошел к своему 9-летнему товарищу в инвалидной коляске и спросил: «Слушай, а чего у тебя ног-то нет?» И это для всех была большая проблема и неожиданный вопрос. Но нам потребовался один день, чтобы эту проблему решить. Нам нужно было придумать, как мы это объясняем одному и другому ребенку, какая у нас, взрослых, позиция на этот счет. И к концу смены мальчик на коляске вполне себе на этот вопрос отвечал: «Посмотри, какие у меня руки и колеса! С такими руками и колесами никакие ноги не нужны». И если среда действительно адаптирована, ноги и не нужны человеку, которого все поддерживают, поддерживают взрослые, общество и так далее. Это вопрос приятия, который каждого их нас касается, для этого не нужно быть волонтером. Просто достаточно придержать дверь соседке, которая везет ребенка на коляске, не уйти со своим ребенком с площадки, кому-то улыбнуться, кому-то протянуть руку. В общем, это тоже шаги по направлению к большей толерантности, приятию и более инклюзивному обществу. Тут все довольно просто и банально.

– Получается, что нужно прежде всего рушить стены между людьми с ограниченными возможностями и здоровыми людьми, и в этом смысле пандус, с которого мы начали, – это некий символ.

– Это символ, да. И самое главное, что нужно рушить эти институциональные стены. Огромных интернатов тюремного типа на тысячу детей, закрытых, в которые запрещен вход, где всегда есть только один опекун-директор, – их быть не должно. За закрытым забором всегда творится черт знает что. Все должно быть открыто, и мы должны видеть этих людей, жить с ними рядом, и тогда все будет по-другому, – призывает Вера Шенгелия.

rovego

Записки жизнерадостного пессимиста

Люди без чувства юмора здесь не выживают

Родители-недоумки потребовали переиздать школьный альбом из-за девочки-дауна

В России произошел очередной случай проявления нетерпимости по отношению к инвалидам. Да что далеко ходить — после этого поста многие, уверен, напишут: «А почему рядом с моим ребенком должен быть на фото даун?!» Это дикость, ребята. Ее надо изживать. Это тоже люди. Но они родились с отклонениями. Присмотритесь к себе. Вы уверены, что на 100% нормальны? Напрасно. Я знаю бригаду врачей психиатрической больницы, которая вас за полтора месяца в точно такого же дауна превратит. Да еще и с комплексом неполноценности.

Москвичка Ольга Синяева на своей странице в Facebook написала, что в классе, где учится ее дочь, родители потребовали заменить альбомы с фотографиями детей, увидев, что туда попал снимок девочки с синдромом Дауна.

Как пишет Синяева, семилетняя девочка Маша – дочь одной из учительниц. Женщина растит ребенка одна, поэтому девочка много времени проводит с мамой в классе.

«Мама преподает, Маша сидит на попе ровно, никому не мешает. Сегодня нас попросили срочно вернуть назад только что отпечатанный фотоальбом класса. Альбом весь из себя пафосно глянцевый, со всякими там стихами про школу, дружбу и взаимопонимание, со страницами, проложенными пергаментной бумагой. Так вот, причина. по которой детей попросили вернуть этот альбом, проста — многие родители не могут перенести фотографию девочки Маши с синдромом Дауна, дочки классной руководительницы рядом со своими детьми. Она не из их класса. Не из их жизни. Маша практически живет в этом классе, пытается общаться, всех обнимает, она беззлобна и беззащитна, но дети от нее шарахаются как черт от ладана. «Это ненормально, что ее ребенок остается на уроках! Это ее проблемы, пусть сама решает!», — говорит одна одноклассница, повторяя интонацию взрослых», — пишет Синяева.

По ее словам, пятерых детей из этого класса уже перевели в другой. «А ведь совсем недавно Марина Валерьевна, учительница, мама Маши, с нескрываемой радостью мне говорила, что в следующем году Маша пойдет в нашу обычную школу. Как же ее примут первоклашки, если 10-летние и их родители не в состоянии понять и принять? Сегодня ни Маша, ни учительница в школу не пришли и трубку не брали. Грустно», — отмечает москвичка.

За последнее время это уже далеко не первый вопиющий случай паскудного отношения к инвалидам. Ранее жители красноярской многоэтажки устроили акцию протеста против центра для детей-инвалидов, где они могли бы заниматься бесплатно. «Я не хочу смотреть на детей-колясочников. Я не могу им помочь, но я и не хочу каждый день смотреть на них и рыдать от этого по ночам. Я имею на это право», — заявила одна из протестующих телеканалу НТВ. При этом отдельно жители дома возмутились тем, что пандус займет пространство во дворе и помешает им парковать автомобили.

Я бы эту женщину заставил смотреть на детей-колясочников и рыдать. Ей это полезно. У нее с душой проблемы.

Дочке учительницы с синдромом Дауна запретили приходить в класс

История с переизданием школьного фотоальбома из-за того, что в нем оказалась фотография особенного ребенка, получила продолжение. Родители считают, что у учителя нет права приводить ребенка на занятия.

Родители учеников московской школы, где классная руководительница приводила на уроки свою 7-летнюю дочку с синдромом Дауна, не только не отказались от школьного фотоальбома, куда попала фотография особенной девочки и попросили напечатать его заново, но и добились того, что дочери учительницы запретили приходить в класс.

История об учительнице Марине Валерьевне и ее дочке Маше стала хитом социальных сетей и онлайн-медиа во вторник 20 октября, когда мать одной из учениц того класса, о котором идет речь, Ольга Синяева, опубликовала полный возмущения пост на своем аккаунте в Facebook.

«Маша практически живет в этом классе, пытается общаться, всех обнимает, она беззлобна и беззащитна, но дети от нее шарахаются, как черт от ландана. «Это ненормально, что ее ребенок остается на уроках! Это ее проблемы, пусть сама решает!» — говорит одна одноклассница, повторяя интонацию взрослых», — писала Ольга.

В итоге, когда вышел школьный альбом, где среди фотографий одноклассников-десятилеток оказалось и лицо Маши, родители потребовали переиздать его, убрав оттуда лишнего ребенка.

Возмущению общественности не было предела. Пост был скопирован 2600 раз и собрал больше 4500 лайков в Facebook. На историю обратили внимание десятки изданий: кроме Medialeaks о ней написали «Сноб», The Village, «Такие дела», Znak.com и другие, сюжет о ней выпустили несколько телеканалов, включая «Москву 24».

Реакция комментаторов была однозначной: родители и дети в классе Марины Валерьевны проявили бесчеловечность. Самым частым был вопрос: «Как такое возможно?» Чаще всего отношение родителей к девочке и учительнице в сети называли «фашизм». Блог «Лентач» проиллюстрировал публикацию так:

Некоторые, впрочем, вступились за родителей. Эту точку зрения хорошо сформулировал известный оппозиционный блогер Олег Козырев.

«Моя дочь, когда была маленькой, тоже часто была на встречах класса сына. Это понятно, что все приводят родители с собой и младших сестер-братьев их детей. Но нам и в голову не пришло ставить фото нашей дочки в школьный фотоальбом класса сына. Это же очевидно. Так что прежде, чем начнется травля родителей за то, что они по мнению всех травят девочку с синдромом Дауна , мне лично хотелось бы разобраться».

В итоге разобрался LifeNews. Журналисты канала поговорили с родителями, директором школы и, наконец, с самой Мариной Валерьевной. В итоге ситуация уже не выглядит столь однозначной, как вначале.

Ситуация накалялась давно: школьники, по словам одного из родителей, постоянно жаловались на то, что девочка не слушается никого, в том числе и свою мать, «обижает ребят». При этом администрация школы самоустранилась из конфликта, заявив, что, если родителей не устраивает Марина Валерьевна, они могут сами найти себе другого педагога.

«Работа администрации не была проведена. Не было разъяснено детям, как себя вести и что делать. Маша начала хулиганить в классе, обижать девочек, выдирать волосы, толкать в столовой. Я пошла к директору с просьбой решить этот вопрос: почему наши дети учатся с ребёнком семи лет?» — рассказала мама одного из учеников Анастасия Артемова.

По ее словам, поскольку учительница все время отвлекалась во время урока на свою дочь, которая «встает, ложится на пол, ходит по классу, разговаривает, стучит во время уроков», дети стали отставать по программе. Директор школы Денис Бахарев при этом отрицает, что вообще есть какой-то конфликт между родителями и учительницей.

История с фотоальбомом объяснилась так: фотограф поместил фото Маши туда по ошибке, не разобравшись, что она не является одной из учениц. Родители мотивируют необходимость перепечатать фотографии тем, что Маша — не ученица, да и появилась в школе совсем недавно: ее мать работает в школе только с этого учебного года.

В интервью LifeNews сама Марина Валерьевна рассказала, что это не первая ситуация, когда ей придется расстаться с классом. То же самое случилось и на предыдущем месте работы, в частной православной школе.

«Мне пришлось оттуда уйти. Получилось так, что мне пришлось Машу брать с собой, и было сказано директором: «Марина Валерьевна, решайте что-то с Машей, нас это не устраивает». Это фраза директора была. Очень верующего и православного, который нам очень много помогал. Что случилось, до сих пор понять не могу. Если уж православные люди так поступают по отношению ко мне и моему ребенку, то что уж говорить о простых людях», — говорит учительница.

Сейчас она взяла больничный и пока что не ходит на работу: няня, которая сидела с Машей раньше, заболела, и дочку просто не с кем оставить. На последнем родительском собрании администрация школы заверила родителей, которые решили идти на крайние меры, что Маша больше в классе не появится.

Ознакомьтесь так же:  Mason депрессия ft марина салганик

Урок для взрослых: девочка с синдромом Дауна расколола столичную школу

Москва, 23 октября. Недетская жестокость в одной из московских школ. Учительница слегла после того, как родители потребовали удалить из школьных альбомов фото ее дочери с синдромом Дауна. Больная девочка попала в альбом случайно, но родители заявили, что ее не должно быть не только на фото, но и в их жизни. В учебное заведение наведался корреспондент телеканала «МИР 24» Максим Драгнев.

С виду приличная современная школа, построена год назад. Пестрая и яркая, она привлекла к себе внимание неприятным инцидентом.

Скандал разразился после того, как родители четвероклассников потребовали удалить из фотоальбома снимок семилетней девочки с синдромом Дауна. Историей в соцсетях поделилась одна из мам.

В эту школу учительница начальных классов Марина Валерьевна пришла еще в сентябре. Но, узнав о таком отношении, перестала приходить на уроки. У женщины нервный срыв, она не может говорить. Ученики и родители в недоумении: с их слов, никакого особого отношения к особенным детям в школе нет.

Их слова подтверждает и директор. Руководство школы полагает, что все дело в недопонимании. Оно, действительно, имело место — фотограф вставил снимок девочки в общий фотоальбом, хотя она здесь не учится. Девочка — дочь одного из педагогов. Это-то и раскололо родителей на два лагеря. Кто-то был резко против, и требовал изолировать девочку.

Но педагоги в один голос говорят, что проблема — точно не в детях. Школьники, а тем более младших классов, часто агрессивно и жестоко встречают любого, кто отличается.

Вместе с тем, ученики этой конкретной школы во мнениях разошлись. Один говорят, что такие дети могут и имеют полное право учиться вместе с остальными, другие предлагают формировать для них специальные классы – чтобы обычные сверстники их не обижали.

В России, как и во многих странах, сейчас идет переход к инклюзивному образованию. Интернаты для больных детей закрываются, а обычных школьников приучают общаться с необычными сверстниками. Однако спор о том, нужно ли их изолировать, продолжается.

«Мне педагоги говорят: или я работаю на весь класс — он становится аутсайдером, или я работаю на одного человека, и весь класс начинает его ненавидеть. Сейчас, когда общая социальная среда гламура: все красивые, счастливые, все блестящие, естественно и родители пытаются детей вырастить в этой потребительской матрице», — говорит руководитель общественного движения «Родительский отпор» Николай Мишустин.

«Проблема существует у родителей. Может быть, они не имели опыта общения с такими людьми, возможно, они хотят изолировать своих детей от этих проблем. Тем самым они лишают их возможности научиться общаться, научиться преодолевать трудности, даже психологические», — добавляет руководитель общественного проекта Горячая линия «Россия. Семья. Дети» Марина Поняхина.

В московской школе, оказавшейся в центре скандала, было запланировано выступление Димы Билана. Но сегодня стало известно, что концерта не будет. Всего несколько дней назад певец выпустил клип в поддержку детей с особенностями развития.

Вместе с Биланом в клипе — супермодель Наталья Водянова. Ее сестра Оксана, страдающая аутизмом и ДЦП, тоже подверглась дискриминации. Летом девушку вместе с няней выгнали из кафе в Нижнем Новгороде.

Оксану Водянову защитило имя сестры. Одного сообщения об инциденте оказалось достаточно, чтобы вся страна посочувствовала Оксане и Наталье.

«Как я могу другим объяснить, как важно принимать людей с особенностями в общество? Я же не будут с палкой ходить и всех учить. Только добром!», — убеждена красавица.

В знак примирения Наталья Водянова пригласила в один из детских центров Нижнего обидчиков своей сестры, где те публично извинились перед Оксаной.

«То, что это привлекло так много внимания, говорит о том, что люди готовы узнавать больше и готовы принимать людей с особенностями в свой мир, а все эти изменения должны начинаться с каждого из нас», — говорит супермодель и филантроп Наталья Водянова.«То, что это привлекло так много внимания, говорит о том, что люди готовы узнавать больше и готовы принимать людей с особенностями в свой мир, а все эти изменения должны начинаться с каждого из нас», — говорит супермодель и филантроп Наталья Водянова.

Что такое синдром Дауна

Синдром получил имя британского врача Джона Лэнгдона Дауна. Во второй половине XIX века он первым описал патологию. Она врожденная: у человека 47 хромосом вместо обычных 46. Как результат — проблемы с речью, психомоторикой. Во многих случаях — порок сердца, нарушение зрения, слуха.

Творческие люди с синдромом Дауна

Впрочем, в наши дни люди с синдром Дауна добиваются успехов, особенно в творчестве.
Американка Стефани Гинз стала первой в истории киноактрисой с синдромом Дауна. В 1996 году она сыграла роль мальчика в фильме «Дуэт». Он был номинирован на «Оскар».

Пабло Пинеда — испанский актер. В 2009-м ему вручили «Серебряную раковину» кинофестиваля в Сан-Себастьяне за лучшую мужскую роль в фильме «Я тоже». Еще он стал первым человеком в Европе с синдромом Дауна, который получил университетское образование.

В Москве с 1999 года работает самодеятельный театр, где все актеры — взрослые люди с синдромом Дауна. Он называется «Театр простодушных». В репертуаре шесть спектаклей.

Предприниматели и работники с синдром Дауна

Люди с синдромом Дауна могут полноценно работать и в бизнесе. Так, в США 29-летнему Тиму Харрису принадлежит популярный ресторан в штате Нью-Мексико.

В одном из римских ресторанов все повара, кондитеры и официанты — с синдромом Дауна.

Москвичка Мария Нефедова до недавнего времени была единственным в России официально трудоустроенным человеком с синдромом Дауна. Она работает помощником педагога, заботится о детях-инвалидах.

Но всего 70-80 лет назад к таким особенным людям относились иначе. В начале ХХ века во многих штатах США людей с синдромом Дауна принудительно стерилизовали, а в нацистской Германии и вовсе уничтожали.

Ребенок с синдромом Дауна может появиться в любой семье, но если женщина старше 35 лет, риск возрастает. Среди тех, кто воспитывает таких детей — политик Ирина Хакамада, актриса Эвелина Бледанс, известный московский фотограф и актер Владимир Мишуков.

Школьный альбом с девочкой-дауном расколол общество

Маша, ты не наша!

22.10.2015 в 16:56, просмотров: 22878

Это история взорвала Интернет: тысячи перепостов и комментариев. А началось все с того, что школьники одной из московских школ поинтересовались в Сети друг у друга, почему их родители сдали назад школьные альбомы. Оказалось, на общую фотографию класса случайно попала дочка учительницы с синдромом Дауна.

Девочка не являлась ученицей этого класса, просто маме не на кого было оставить ребенка, и она брала дочь на работу. Малышка никому не мешала, сидела тихо, но дети не были рады соседству.

Маша практически живет в этом классе, пытается общаться, всех обнимает, она беззлобна и беззащитна, но дети от нее шарахаются как черт от ладана.

«Это ненормально, что ее ребенок остается на уроках! Это ее проблемы, пусть сама решает!» — говорит одна одноклассница, повторяя интонацию взрослых. «Пятерых детей из этого класса уже перевели в другой», — рассказывает о ситуации одна из родительниц.

Маша в следующем году должна пойти в первый класс, и нет ни малейшей уверенности, что девочку примут ее сверстники, если даже 10-летние дети и их родители отказываются быть терпимыми и не проявляют доброты.

Мнения пользователей соцсетей, вступивших в горячую дискуссию, разделились на две неравные части. Большинство осудило родителей за такую нетолерантность и акцентировалось на том, что пробудить в детях умение сочувствовать и жалеть порой важнее, чем получить в начальной школе знания.

Небольшая часть обратила внимание на тот факт, что родители не возражали против присутствия девочки на уроках, но в альбоме могли не захотеть иметь ее фотографию по вполне логичной причине: она не была членом их класса. Но нашлись и такие, кто откровенно заявил, что не допустил бы, чтобы его ребенок учился в подобных условиях, так как школа — место получения знаний, и любое отвлечение от этого процесса есть зло.

Можно долго спорить, кто из дискутирующих по данной проблеме прав, и найти аргументы в пользу любой позиции. Даже такой нелицеприятной и нечеловеколюбивой, как не допустить присутствия на уроке постороннего ребенка с синдромом Дауна, и не важно, что он ведет себя тихо, а его мать находится в безвыходной ситуации.

И именно этот факт — возможность занять любую позицию в обсуждаемой ситуации — и является самым показательным. Задача законодателей — сделать так, чтобы дети с отклонениями не зависели от жалости и сочувствия окружающих, какой бы искренней она ни была. Таких детей, как Маша, просто недопустимо ставить в условия, когда они оказываются заложниками эмоций взрослых.

Смогла мама девочки Маши вызвать сочувствие у родителей школьников — они смирились с ситуацией и именно в таком русле настроили своих детей, не смогла — подняли бучу.

Такой рычаг давления развращает взрослых, позволяет им манипулировать. Все это видят дети и делают свои выводы — совсем не те, которые имеют что-то общее с разумным, вечным и добрым.

Нужно, чтобы у детей с отклонениями были в школах жесткие права, за нарушение которых детей без отклонений отчисляли бы из учебного заведения. По правилам. По закону. И вот тогда родители очень быстро научили бы своих отпрысков быть и добрыми, и толерантными.

К сожалению, наше общество в последнее время становится все жестче и равнодушнее. И уже с первых классов жизнь в школе — это борьба за выживание. И в плане учебы, и в плане социальной адаптации. А при такой борьбе выживают только сильнейшие. К числу которых не относятся дети с отклонениями в развитии.

История, произошедшая с Машей, — частный случай, но она — лакмусовая бумажка ситуации в целом и показывает, что общество наше больно. И нуждается в хирургическом вмешательстве. А хирурги часто делают пациенту больно, чтобы потом ему же самому было хорошо.

Заголовок в газете: Маша, ты не наша!
Опубликован в газете «Московский комсомолец» №26945 от 23 октября 2015 Тэги: Школа, Дети , Общество

About the Author: admin