Шизофрения преступления

«Больной шизофренией связывал себя, чтобы не навредить детям»

Сознание распадается на фрагменты, мышление и восприятие искажаются, а эмоции притупляются или становятся неадекватными – вот характерные признаки шизофрении, с которой сталкивается прямо или косвенно каждый сотый человек на планете. Нейропсихолог Маргарита Алфимова комментирует расхожие представления о шизофрении и рассказывает о поисках ученых в этой области.

Передается ли эта болезнь по наследству?

На вероятность заболеть шизофренией влияет как набор генов человека, так и другие факторы, с генами никак не связанные. К ним относятся изменения в работе организма – и мозга в частности, которые могли произойти в результате родовой травмы, инфекции или недоедания матери в период беременности, жестокого обращения в детстве. По-видимому, есть и много других причин, которые наукой пока не установлены.

Может ли употребление наркотиков спровоцировать развитие болезни?

Наркотики несколько повышают вероятность развития болезни. Как показало недавнее исследование международной группы ученых во главе с доктором Жюльеном Вошером из Университетской больницы Лозанны, употребление марихуаны, даже непостоянное – от 5 приемов, увеличивает риск шизофрении примерно на 40%. Однако механизмы этого влияния пока изучаются.

Одна из хорошо обоснованных гипотез: употребление наркотиков нарушает созревание коры мозга у подростков. Важно отметить, что у некоторых людей наркотики могут вызывать психоз – относительно длительное состояние с бредом и галлюцинациями, которое очень сходно с тем, что наблюдается при шизофрении, но шизофренией не является.

Склонны ли больные шизофренией к насилию?

Не более чем другие люди. Вместе с тем насильственные преступления, которые они совершают, часто лишены, на взгляд здорового человека, всякой мотивации и так абсурдно жестоки, что привлекают большое общественное внимание. Это объясняется самой сущностью болезни. Ведь один из критериев постановки диагноза – бредовые идеи, которые не имеют адекватного объяснения и несовместимы с общепринятыми представлениями о порядке вещей.

Способны ли больные шизофренией брать на себя ответственность за свои поступки?

В целом – да. Когда мы говорим о недееспособности или невменяемости, имеется в виду не диагноз в целом, а конкретные особенности состояния, в котором было совершено преступление. В частности, человек может совершить преступление под влиянием бредовых идей или галлюцинаций. Больной либо не может противостоять этим симптомам эмоционально, либо теряет из-за них связь с действительностью.

Единственный способ избежать трагических последствий – своевременно начатое лечение

Однако даже этим проявлениям болезни можно сопротивляться. Например, один больной связывал себя на ночь веревками, так как голоса «заставляли» его причинить вред собственным детям. Конечно, это особый случай, и единственный верный способ избежать трагических последствий – своевременно начатое лечение.

Может ли человек, который много лет живет рядом с шизофреником, «проникнуться» этим состоянием сам?

Состоянием в целом – нет. Однако существует довольно редкое явление – индуцированное бредовое расстройство, оно же синдром Ласега-Фальре или «помешательство вдвоем». Бредовые или галлюцинаторные образы и идеи больного начинает разделять близкий ему человек.

Это происходит в том случае, когда больной значим и авторитетен для того, кому эти идеи индуцирует, – например, бред больного отца может разделить его сын или дочь. Но авторитета все же недостаточно. Для того чтобы человек проникся чужими, и часто довольно необычными, идеями нужны еще и особые условия – повышенная внушаемость, недостаточно развитый интеллект или даже физически слабое здоровье.

Психиатры отмечают, что человек, разделивший бред с больным, может слегка трансформировать эти идеи, адаптируя их к реальности. Но повторю, это очень редкое явление, должно сойтись сразу несколько условий. Обычно близкие заболевшего как минимум понимают, что с ним «что-то не то». Заразиться шизофренией невозможно!

Как вести себя человеку, живущему с шизофреником? Как реагировать на его странные поступки и высказывания?

Бред невозможно развеять аргументами. В этом его природа. Так что спорить с больным скорее вредно, а поддакивать бессмысленно. Но близкие все же могут снизить вероятность нового приступа, если будут воздерживаться от прямой критики и раздражительного отношения к поступкам больного, постараются сохранять спокойную и доброжелательную атмосферу в семье.

Шизофрению нельзя вылечить?

Пока, к сожалению, речь не идет о полном излечении, но психиатры научились довольно успешно справляться с острыми проявлениями болезни, доставляющими наибольшие страдания больному и его близким, – возбуждением, бредом, галлюцинациями. Со временем у больного могут нарастать негативные симптомы – это и происходит в большинстве случаев: больной становится бездеятельным, незаинтересованным, у него пропадают силы и желание к чему-то стремиться. С этим пока не научились бороться с помощью лекарств. Некоторым в этих случаях помогает участие в различных психотерапевтических группах.

Правда ли, что одного гена шизофрении нет, но есть восемь различных комбинаций генов, которые способствуют развитию восьми типов шизофрении?

История о восьми вариантах шизофрении – следствие неточного толкования очень важной и интересной работы Роберта Клонингера и его коллег. Ее основной результат – не выделение какого-то числа наборов генов и соответствующих им форм болезни. Ученые показали, что у разных людей в основе шизофрении могут быть разные генетические причины (наборы генов), а оттого и симптомы будут отличаться.

Одни наборы оказались связаны с устойчивыми бредом и галлюцинациями и постепенным ухудшением психического состояния больного, другие – с определенными нарушениями, например, слуховыми галлюцинациями. Причем одна и та же форма какого-то гена может увеличивать риск развития болезни в одних случаях и снижать в других. Дело не в каждом конкретном гене, а в их сочетании, которое может вести – или не вести – к нарушениям в работе систем мозга, поломку которых мы называем шизофренией.

Какие исследования в этой области помогут понять природу болезни?

От погони за мифическим «геном шизофрении» ученые переходят к изучению того, как работают гены, взаимодействуя между собой и откликаясь на внешние воздействия. В частности, внимание привлекают процессы, называемые эпигенетическими. Они регулируют работу генов, заставляют одни гены в клетке «молчать», а другие «говорить».

Эти исследования должны объяснить, почему у людей с одинаковым набором генов шизофрения может проявляться по-разному. Кроме того, мы надеемся, что эпигенетика поможет понять, как события, произошедшие в раннем детстве или даже до рождения, способствуют появлению болезни много лет спустя – в юношеском и взрослом возрасте.

Я не стала бы утверждать, что шизофрения – это жизненный крах

Например, у нас в Научном центре психического здоровья изучается эпигенетика когнитивного дефицита при шизофрении: нарушений памяти, внимания, мышления. Эти нарушения очень сильно влияют на трудоспособность больных и их отношения с окружающими. Понять, как они формируются, – значит найти путь к возвращению пациентов к обычной жизни.

У многих, хотя и не у всех, больных симптомы шизофрении – такие, как галлюцинации и бред – ослабевают с возрастом. С чем это связано?

В настоящее время основная причина этого – поддерживающая лекарственная терапия. От того, насколько хорошо больной выполняет предписания врача вне приступа, зависит вероятность наступления – вернее, ненаступления – нового острого состояния с бредом и галлюцинациями.

Конечно, свой вклад в изменение проявлений болезни вносят и другие механизмы – биологические, в том числе связанные с возрастными перестройками, и психологические компенсаторные. Так что я не стала бы утверждать, что шизофрения – это жизненный крах.

В настоящее время более 40% пациентов, спустя многие годы после начала болезни, живут, часто работают, не нуждаясь в постоянном приеме лекарств. В это число входят и те 20-25% пациентов, чье состояние многие врачи готовы назвать выздоровлением.

Об эксперте

Маргарита Алфимова – доктор психологических наук, ведущий научный сотрудник лаборатории клинической генетики Научного центра психического здоровья.

Шизофрения: когда начать беспокоиться?

Когда мы думаем о сумасшествии, чаще всего мы представляем человека с шизофреническим расстройством. Этой болезнью страдает 1,5 миллиона россиян. Часто она проявляется в возрасте от 15 до 25 лет, ее первые симптомы напоминают признаки подросткового кризиса… Эксперты отвечают на вопросы, которые волнуют родителей.

«У вас есть лучший друг. Это вы сами»

Сегодня много говорят о том, что нужно принимать себя таким, какой вы есть. Некоторые легко с этим справляются, другим не удается вовсе – как можно полюбить свои слабости и недостатки? Принятие вовсе не означает одобрение, объясняет психотерапевт Светлана Кривцова. Главное – у вас есть тот, кто всегда на вашей стороне. Вы сами.

Мнения читателей

«Шизофреник чувствует себя крысой, загнанной в угол»

Читатель «Газеты.Ru» о том, почему психически больной может пойти на преступление

В «Газету.Ru» пришло письмо от читателя, страдающего шизофренией, в котором он пытается понять, почему могла случиться трагедия в Нижнем Новгороде: «Я прочел новости о массовом убийстве в Нижнем Новгороде и хочу дать на них ответ с противоположной стороны баррикады. Надеюсь, Вы его опубликуете».

Итак, я страдаю шизофренией и являюсь инвалидом второй группы. Я хочу порассуждать о том, почему такие, как я, могут совершить противоправное деяние в той или иной форме.

Первое, на что хотелось бы обратить внимание — это то, что болезнь, как правило, ни при чем. Она сама по себе может толкнуть на преступление в очень редких случаях. А что может? Давайте разберемся на примере меня.

Сама по себе шизофрения является эндогенным психозом, то есть возникающим по причине неправильной работы мозга. Но вот сопутствующие ей расстройства — депрессии, тревога, алкоголизм и прочие — вполне могут носить реактивный характер и существенно утяжелять течение основного недуга. А они-то как раз и зависят от того, в каких условиях рос человек ранее и как родные принимают его болезнь сейчас.

В моем случае семья неблагополучная, родители никогда не понимали меня, я был лишен заботы, внимания, ласки и любви. В настоящее время они меня даже не кормят, открыто намекая, что им плевать на мою инвалидность. Впрочем, в ранние детские годы отношение ко мне с их стороны было ничуть не лучше. Все это вызывает апатию, отчаяние, нежелание жить, депривацию безопасности, ощущение собственной ничтожности.

Может ли все это в совокупности склонить к преступлению? Безусловно, да.

Ознакомьтесь так же:  Рвота сопли температура у ребёнка

Максим Малявин о том, почему психиатры не могут обезопасить общество от опасных больных

Причем преступление может касаться незнакомых лиц, как это зачастую бывает в случае с серийными убийцами, так и направлено непосредственно на агрессора, то есть расправа с членами семьи.

Второй аспект. У шизофреника, в отличие от здорового человека, есть дополнительные требования к близким. Они заключаются в содействии, выполнении навязчивых ритуалов, принятии сверхценных идей, осознании необходимости учитывать бредовые фабулы и много чего еще. Если близкие люди, далекие от психиатрии, считают все это пустяком, не достойным внимания, и не готовы видеть в шизофренике личность, которой, помимо общечеловеческих потребностей, нужно удовлетворять еще дополнительные свои, то это тоже вызывает эскалацию напряженности, отчуждение шизофреника, конфликтность, и, как следствие, может привести к печальным уголовно наказуемым последствиям.

Третий момент. Взаимоотношение с социумом и противоположным полом. Ни для кого не секрет, что социальная стигматизация больных психическими расстройствами, в особенности шизофренией, очень высока. Люди стараются максимально дистанцироваться и отгораживаться от такой публики. Отношения с девушками представляются и вовсе практически невозможными, а для мужчин это всегда удар в самооценке, потеря уважения и падение социального статуса, и без того опустившегося ниже плинтуса. Сексуальное воздержание и у здорового-то человека может вызвать психические сдвиги, что уж говорить о больном.

Может ли это спровоцировать преступление? Безусловно. У шизофреника могут попросту не выдержать нервы.

Четвертый пункт — бедность. Как Вы совершенно правильно отметили, шизофреники в наибольшем количестве случаев очень бедны. Мне вот, например, как я отмечал, даже есть нечего. Бедность, как говорится, не порок, это хуже.

Лишенный средств к существованию психически больной человек в конечном итоге попросту перестает бояться тюрьмы.

А чего, действительно, опасаться, если жизнь там для некоторых может оказаться лучше, чем на воле? И оденут, и социально адаптируют, и хоть как-то накормят.

Пятый, самый важный пункт — это субъективное переживание счастья. По причине всеобщего осуждения и непонимания шизофреник чувствует себя крысой, загнанной в угол, лишенной всех возможных моральных и материальных благ, отверженной социумом. В итоге он чувствует себя на субъективном уровне глубоко подавленным, несчастным, одиноким и отвергнутым человеком, изгоем.

Следователи обыскивают общину адвентистов, куда ходил с детьми Олег Белов

Все это в совокупности приводит к нарастанию внутренней напряженности, иссяканию душевной гармонии и, как следствие, росту криминогенности и растормаживанию криминальных установок.

Какой выход из ситуации я вижу для себя?

Думаю, что заявленного вами усиления надзора за больными явно недостаточно.

Во-первых, очень важно дать общественности понять, что шизофреники, в большинстве своем, не более опасны для социума, чем рядовые граждане.

Сейчас же все происходит с точностью до наоборот — из каждого инцидента с участием шизофреника средства массовой информации делают информационный повод. Важно вести просветительскую работу в обществе.

Во-вторых, надо обеспечить социальную интеграцию больных, снизить пресловутую стигматизацию, помогать людям с отклонениями обустраиваться по жизни и вливаться в трудовые коллективы.

В-третьих, важно приглашать на прием к психиатру не только больного, но и членов его семьи, предотвращать возникновение конфликтов, доводить до сведения родственников особенности протекания болезни и потребности больного.

Как правило, им нужна сверхзабота и сверхопека по сравнению со здоровым человеком, но на практике больной и то, и другое получает не в избытке, а в дефиците.

Все это поможет больным свободнее себя ощущать и минимизирует возможности развития девиантного поведения.

Шизофрения — это «рак» психики

6 августа 2015 16:40 114

Психолог Геннадий Чичканов в редакции «КП». Фото: Иван ВИСЛОВ

Бытует мнение, что шизофрения это такое заболевание, которого и вовсе не существует — ну странненький человек слегка — что тут такого? Плюс еще воспоминания про КГБ — в советские времена было мнение, что эта организация вместе с врачами-убийцами придумала шизофрению для того, чтобы прятать в больницы неугодных ищущих справедливости. И вот только иногда, по случаю, как сейчас мы узнаем, что больные шизофренией способны на многое. Давайте разберемся.

Шизофрения — это рак психики. Или распад психики, называйте как нравится. Это заболевание имеет у разных людей разное течение — от очень медленного, такого что можно жизнь прожить и почти не заметить, то молниеносного — год-два и человек утрачивает способность мыслить и чувствовать.

Повреждается эмоциональная сфера. Человек перестает чувствовать. Один мой пациент, закончивший психфак МГУ и хорошо понимавший, что с ним происходит, говорил: «Я воспринимаю людей как объекты, как столики с ножками». А разобрать столик на запчасти совсем не жалко.

Приходят галлюцинации. Самые страшные из них — это когда пациенту кажется, что кто-то руководит им изнутри: двигает руками и ногами, навязывает мысли — обычно вы такое видите в фильмах ужасов, но, поверьте, это бывает реально и это очень страшно.

Ну и, наконец, разрушается структура мышления — от общего к частному. Есть такой у нас тест, в нем карточки, на которых нарисованы живые существа и разнообразные предметы. В норме, когда здоровый человек их сортирует, все это раскладывается на две кучки — живое и неживое. Один мой пациент рассортировал это на съедобное и несъедобное, при этом в несъедобное попала кошка («Потому что она у меня живет, ее нельзя есть»), а в съедобное — слон («Слон хоть и большой, но мяса у него много, надо есть»). Забавно? Вовсе нет. Завтра и человек неожиданно может попасть в раздел съедобное, и что уж тут поделать.

Человек у которого развивается шизофрения — безумно страдает, однако, как правило, не обращается за помощью — с развитием заболевания критика к состоянию пропадает и он уверен, что так и должно быть. Кроме того, развиваясь, заболевание сужает круг общения — никто не хочет общаться с человеком, который ведет себя «все страньше и страньше», а раз уж людей вокруг нет, то можно и не мыться и к парикмахеру не ходить.

Вылечить это заболевание нельзя, но прием современных препаратов позволяет резко уменьшить скорость его развития и неприятные последствия с этим связанные. На какие особенности поведения нужно обратить внимание?

1. Беспричинная агрессия и злоба, особенно по отношению к близким людям.

2. Многословность без сути. Это когда человек разговаривает много, долго и, казалось бы, умно, но совершенно непонятно зачем он все это говорит и что хотел бы сказать.

3. Утрата свойственных ранее интересов и увлечений;

4. Наличие воображаемого друга.

5. Безмерное фантазирование, результаты которого человек считает реальными.

6. Нелепые страхи (например боязнь отдельных букв)

7. Фантастические жалобы на здоровье (например «кишки слиплись в один комок»)

8. Навязчивые мысли

Эти признаки не обязательно означают, что человек болен, но являются поводом насторожиться и обратиться к психиатру.

Шизофрения преступления

П орой жизнь бросает нам настоящий вызов. Она и в самом деле может стать очень нелегкой. Если в семье один из её членов постоянно взбудоражен и делает всё невпопад, а попытки остальных не приводят к разрешению кризиса, жизнь в такой семье становится невыносимой.

К кому мы можем обратиться, когда такое случается?

Если верить психиатрам, вы должны проконсультироваться у них, как у экспертов в области душевного здоровья. Но это обман, и многие убедились в этом.

Доктор Меган Шилдс, семейный врач, практикующий уже более 25 лет, и член консультативного комитета Гражданской комиссии по правам человека, предупреждает: «Психиатры ничего не знают о разуме, обращаются с человеком как с органом, расположенным в его голове (мозгом), и заинтересованы в духовности, стандартной медицине и исцелении примерно в той же степени, в которой палач заинтересован в сохранении жизни».

В фильме «Игры разума» лауреат Нобелевской премии Джон Нэш показан человеком, надеющимся на то, что новейшие «революционные» психиатрические препараты предотвратят рецидив его «шизофрении». Это голливудская выдумка, поскольку сам Нэш опровергает то, что он принимал «современные» медицинские препараты в то время, когда получил Нобелевскую премию, как это изображено в фильме. Нэш не принимал никаких психиатрических препаратов в течение 24 лет и вышел из своего болезненного состояния естественным путём.

Это не значит, что все люди, принимающие выписанные им психотропные препараты, должны немедленно прекратить их приём. Вследствие их опасных побочных эффектов никто не должен прекращать принимать психиатрические препараты без консультации и помощи компетентного врача, не являющегося психиатром.

Однако мы бы хотели обратить ваше внимание на то, что существуют способы решения серьёзных психических расстройств без риска совершить грубые ошибки, присущие психиатрии.

Любой психиатр или психолог, заявляющий, что «серьёзные психические болезни» ничем не отличаются от порока сердца, гангрены или обычного насморка, беззастенчиво лжёт.

Вот что говорит доктор Томас Сац, заслуженный профессор психиатрии университета штата Нью-Йорк: «Если мы рассматриваем психическую болезнь подобно физическому недугу, у нас должны быть биохимические свидетельства или доказательства паталогии». И если «болезнь» «можно назвать таковой с точки зрения науки, она, так или иначе, должна поддаваться изучению, измерению и тестированию научными способами, такими как анализ крови или электроэнцефаллограмма [запись электрической деятельности мозга]. Если её нельзя измерить подобным образом — как в случае с… «психической болезнью», — то слово «болезнь» в лучшем случае метафора, в худшем — вымысел, и, следовательно, «лечение» этих «болезней» не является … научной деятельностью».

На практике имеются многочисленные доказательства того, что реальное физическое заболевание с реальной патологией может серьёзно повлиять на душевное здоровье и поведение человека. Психиатрия полностью игнорирует этот научный факт, предпочитая считать единственной причиной болезни воображаемый «химический дисбаланс» мозга, существование которого никогда не было доказано, и ограничивать свою практическую деятельность жестокими методами «лечения», которые ничего, кроме вреда человеку и его мозгу, не приносят.

Ничего не зная о разуме, мозге и о настоящих причинах серьёзных психических расстройств, психиатры до сих пор выжигают пациентам мозг электрошоком, истязают его психохирургическими операциями и умерщвляют опасными препаратами. Совершенно не понимая, с чем они работают, они предпочитают действовать «разумными» методами, наподобие «кинем ручную гранату в панель управления, чтобы привести её в порядок». Это звучит и выглядит впечатляюще, но в процессе этого уничтожается все то, что является хорошим, и ничего не излечивается, но всё это обходится налогоплательщикам в миллиарды долларов ежегодно.

Уничтожение частей мозга делает человека более послушным, но менее живым. Настоящее психическое расстройство никуда не уходит, оно просто подавлено. Это — психиатрия в действии, так она «лечит» людей с душевными расстройствами.

Информация, изложенная в этой публикации, — предупреждение людям, которые, возможно, сталкиваются с серьёзными трудностями в жизни, или знают таких людей, и в то же время ищут ответы.

Ознакомьтесь так же:  Изофра гайморит отзывы

Существуют альтернативы психиатрическому лечению. Найдите такие альтернативы и поддерживайте их, поскольку они могут восстановить и улучшить состояние человека. Они действенны. Избегайте психиатрии — она лишь губит судьбы людей и никогда не даёт положительных результатов.

С искренним уважением,


Джен Истгейт
Президент
Международной
ГГКПЧ

Уголовная ответственность лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемость, и психическими расстройствами, наступившими после совершения преступления

Рубрика: 17. Уголовное право и процесс

Дата публикации: 07.02.2015

Статья просмотрена: 16512 раз

Библиографическое описание:

Трошина О. Н. Уголовная ответственность лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемость, и психическими расстройствами, наступившими после совершения преступления [Текст] // Актуальные вопросы юридических наук: материалы II Междунар. науч. конф. (г. Челябинск, февраль 2015 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2015. — С. 138-141. — URL https://moluch.ru/conf/law/archive/140/7326/ (дата обращения: 18.01.2019).

Ст. 22 уголовного кодекса Российской Федерации закрепляет уголовную ответственность лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемость. В этой статье закрепляется как уголовная ответственность, так и наказание лиц, в том числе и назначение принудительных мер медицинского характера. То есть мы говорим о том, что лицо, у которого есть психическое расстройство подлежит и уголовной ответственности, и уголовному наказанию.

В соответствии с ч.1 ст. 81 «лицо, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) либо руководить ими, освобождается от наказания, а лицо, отбывающее наказание, освобождается от дальнейшего его отбывания. Таким лицам суд может назначить принудительные меры медицинского характера». В этой статье речь идет об освобождении лица от наказания, но не от уголовной ответственности.

Уголовная ответственность наступает в каждом случае совершения определенным лицом или определенными лицами общественно опасного деяния, запрещенного уголовным кодексом РФ, а наказание, его вид определяется судом в каждом конкретном случае и в отдельном уголовном процессе по рассмотрению уголовного дела. В случае с лицами, у которых психическое расстройство наступило после совершения преступления до вынесения приговора, уголовное наказание отсутствует вовсе. Судом могут быть назначены принудительные меры медицинского характера.

Нести уголовную ответственность за совершенное общественно опасное деяние и тем самым быть субъектом преступления могут лишь вменяемые лица, т.е. обладающие сознанием и волей. В соответствии со ст 19 УК РФ уголовной ответственности подлежат только вменяемые физические лица, достигшие возраста, с которого наступает уголовная ответственность. В ряде преступлений 14 лет (убийство, изнасилование, кража и т.д), 16 лет или совершеннолетие. И только если соблюдены данные условия, лица способны сознавать содеянное ими и руководить своими действиями (бездействиями). Лица, лишенные такой способности, т. е. те, кто не осознает опасность совершенного ими деяния, а если и осознает, то не может руководить своими действиями (бездействиями), признаются невменяемыми и не подлежат уголовной ответственности. К ним могут быть применены только принудительные меры медицинского характера.

Для того, чтобы рассмотреть вопрос об уголовной ответственности лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемость и лиц, у которых психическое расстройство наступило после совершения преступления необходимо определить понятие термина «невменяемость», ее критериев, а также какие именно расстройства психики человека, какие психические аномалии рассматриваются в качестве основания освобождения от уголовной ответственности и от уголовного наказания.

Понятие невменяемости раскрывается в ст. 21 УК РФ: «не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер или общественную опасность своих действий (бездействий) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния психики».

Понятие невменяемости складывается из двух критериев, совокупность которых и характеризует это состояние: юридического (психологического) и медицинского.

Юридический критерий определяется двумя признаками: интеллектуальным и волевым. Интеллектуальный признак предполагает невозможность (неспособность) лица осознавать опасность своего действия (бездействия). Это качество психики означает отсутствие у лица способности понимать как фактическую сторону совершаемого деяния, так и его социальный смысл. Непонимание содержания фактической стороны своего действия или бездействия обычно означает непониманием им причинной связи между совершенным деянием и наступившими последствиями, не сознает, что лишает потерпевшего жизни, отнимает у него имущество и т. д. однако главное в содержании интеллектуального признака заключается в непонимании лицом социального смысла деяния, т.е в отсутствии понимания его общественно опасного характера. В связи с эти вполне возможны случаи, когда лицо, сознавая фактическую сторону своего поведения, не осознает его общественной опасности. Так, страдающий определенным психическим заболеванием, например, шизофренией может осознавать, что лишает жизни человека, например, путевого рабочего, производившего осмотр или ремонт железнодорожного полотна, но воспаленное психической болезнью воображение субъекта связывает это не с совершением преступления, в данном случае убийства, а с предупреждением им, например, актом мнимого терроризма — крушение поезда. В связи с этим лицо считает свои действия выполнением им своего общественного долга, а не совершением преступления.

Другим признаком юридического критерия является волевой, т.е неспособность лица руководить своими действиями (бездействием). Подобное бывает при некоторых видах болезненного расстройства психической деятельности. Например, расстройство волевой сферы при относительной способности осознавать общественную опасность своего действия (бездействия) наблюдается у наркоманов в состоянии абстиненции, т.е наркотического голодания. В этих случаях лицо осознает уголовную противоправность, допустим, незаконного проникновения в аптеку и завладения лекарством, содержащим наркотические средства, но не может воздержаться от совершения этих действий. Подобное же расстройство волевой сферы возможно также при таких заболеваниях, кА эпидемический энцефалит, эпилепсия и др. уголовный закон для признания наличия юридического критерия требует установления не обязательно обоих признаков, а хотя бы одного из них — либо интеллектуального, либо волевого.

Наличие одного лишь юридического критерия не является основанием для признания лица невменяемым. Необходимо установить, чтобы юридический критерий был следствием медицинского, чтобы лицо не сознавало опасности своего действия (бездействия) или не могло им руководить по причинам, относящимся к медицинскому критерию. Последний представляет собой обобщенный перечень психических расстройств и заболеваний, способность привести к наличию у лица психического юридического критерия. Это — хроническое психическое расстройство, слабоумие или иное болезненное состояние психики (ч.1 ст. 21 УК РФ).

Хроническое психическое расстройство представляет наличие у лица прогрессирующего психического заболевания, не поддающегося или трудно поддающегося излечению. Болезнь может протекать и приступообразно, т.е с улучшением или ухудшением психического состояния, однако всегда оставляет после себя стойкий психический дефект. К таким психическим заболеваниям относятся: шизофрения, эпилепсия, прогрессивный паралич, паранойя, маниакально-депрессивный психоз и другие болезни психики. Временное психическое расстройство- это психическое заболевание, продолжающееся тот или иной срок (относительно быстро) и заканчивающееся выздоровлением. Сюда относится: патологическое опьянение (белая горячка), реактивные симптоматические состояния, т.е. расстройства психики, вызванные тяжкими душевными потрясениями и переживаниями.

Слабоумие — это различного рода снижение или полный упадок психической деятельности, связанный с поражением интеллектуальных способностей человека. Слабоумие связано с понижением или потерей умственных способностей лица и является врожденным либо приобретенным в результате того или иного прогрессирующего психического заболевания. Различают три степени слабоумия: легкое (дебильность), среднее (имбицильность) и глубокая, тяжелая степень поражения умственной деятельности (идиотия).

Иное болезненное состояние психики — это те болезненные явления, которые не являются психическими заболеваниями в точном значении этого понятия, но тем не менее также сопровождаются нарушениями психики. Например, ни брюшной, ни сыпной тиф не являются заболеван6иями психики. Однако и они могут сопровождаться помрачением сознания, галлюцинациями, во время которых у больного может быть снижена или даже нарушена способность к умственной или волевой деятельности. Подобной может наблюдаться и при травмах головного мозга, опухолях мозга и других в принципе непсихических заболеваниях.

Само по себе наличие медицинского критерия также не является достаточным для признания лица невменяемым. Например, не всегда та или ирная степень слабоумия предполагает наличие юридического критерия. Если, допустим, слабоумие у лица не выражено столь значительно, чтобы оно не осознавало опасности своего поведения и не могло руководить своими поступками, такое слабоумное лицо может быть признано вменяемым в связи с отсутствием именно юридического критерия. Точно также возможны и случаи, когда лицо не осознает опасности своих действий (бездействий) и не может руководить ими вследствие, например, опьянения. Такое лицо не может быть признано невменяемым и освобождено от уголовной ответственности. Только совокупность юридического и медицинского критериев дает основание для признания лица невменяемым и не подлежащим уголовной ответственности.

Таким образом, вменяемость — предпосылка к конкретного вида юридической ответственности.

В соответствии с ч.1 ст. 81 УК РФ мы можем сделать вывод о наличии медицинского и юридического критериев. Но они не идентичны таким же критериям, указанным в ст 21 УК РФ, определяющей формулу невменяемости, по своему содержанию. Медицинский критерий ч.1 ст 81 отражает один признак: «Психическое расстройство», которое включает в себя все формы психической патологии. А юридический критерий определен по аналогии со ст. 21 УК РФ, как возможность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководит ими. Однако, при применении данной статьи речь идет не о вменяемости, так как лицо, заболевшее психическим заболеванием после совершения преступления, согласно ст. 21 УК РФ должно быть признано вменяемым, а о процессуальной дееспособности — способности обвиняемого по своему психическому состоянию участвовать в судебно-следственных действиях, т.е. в деятельности органов дознания, следствия, в судебном процессе и осуществлять самостоятельно свое право на защиту.

Психические расстройства, исключающие уголовно-процессуальную дееспособность обвиняемого. Согласно закону, лицо, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) либо руководить ими освобождается от наказания (ч.1 ст. 81 УК РФ).

В отличие от невменяемых, не подлежащих уголовной ответственности, лица, заболевшие глубоким психическим расстройством после совершения преступления, не подлежат наказанию. Деяние невменяемого не являются преступлением, в связи с чем исключена и постановка вопроса об уголовно ответственности. Единственное ее основание — состав преступления. Лица, о которых идет речь в ст. 81 УК РФ, преступление совершили и ответственности подлежат. Но она не может быть реализована в наказании, которое в данном случае неприменимо по двум основаниям: во-первых, предварительное или судебное следствие (в зависимости от времени начала заболевания) без участия заболевшего, который занимает в деле процессуальное положение обвиняемого, не могут быть проведены, а дело не может быть окончено вынесением приговора (уголовно-процессуальное препятствие); во-вторых, само наказание нельзя ни назначить, ни исполнить по отношению к субъекту с глубоким психическим расстройством (уголовно-правовое препятствие).

Ознакомьтесь так же:  Теория психических расстройств

В связи с этим содержащаяся в УК РФ формулировка юридического критерия психического расстройства, призванная определить его глубину (тяжесть), представляется не слишком удачной. Так как в рассматриваемом случае суть дела не в том, что расстройство не позволяет обвиняемому осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) либо руководить ими. Раз преступление было совершено во вменяемом состоянии, то данный субъект не был лишен указанной способности. Но возникшее после этого психическое расстройство не позволяет ему самостоятельно участвовать в судопроизводстве. Он не может в силу болезни адекватно воспринимать имеющие значение для дела обстоятельства, понимать сущность своих процессуальных прав и обязанностей, совершать действия, в которых реализуются его права. Так, обвиняемый с глубоким психическим расстройством неспособен правильно понять суть предъявленного обвинения и значение обосновывающих его доказательств, он не в состоянии, защищая свои права, представить свои доказательства, заявить ходатайства, принести жалобу и пр. иными словами, психическое расстройство делает обвиняемого процессуально недееспособным.

1. Уголовный кодекс РФ от 13.06.1996 № 63-ФЗ

2. Дмитриева А. С., Клименко Т. В., Судебная психиатрия, Москва, 1998

3. Колосова В. И., Поднебесный А. Н. Проблема уголовной ответственности лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, в современном уголовном праве России.

4. Еникеев М. И. Общая и юридическая психология. Часть 1. Общая психология: учебник. Москва: Юрид.лит., 1996.

Клиника шизофрении поподробнее( продолжение- в комментах)

Здравствуйте! Поговорим о шизофрении. В этом посте я не буду останавливаться на этиологии, механизмах развития и наследования, а также на лечении шизофрении. Своей целью я ставлю подробное и максимально доступное описание клиники шизофрении, дополненное моими личными наблюдениями из практики. Начнем, пожалуй.

Сразу хочу сказать: шизофрения- заболевание крайне разнообразное и многогранное. Две истории болезни могут настолько отличаться друг от друга, что диву даешься. Много разных вариаций, много проявлений. Поэтому речь в тексте пойдет об этаком «сферическом шизофренике в вакууме», то есть о максимально типичном течении заболевания. Соответственно, если возникнут мысли « а вот мой сосед болел, у него такого не было»- прошу перечитать абзац с начала прежде чем писать гневные комменты.
Итак, кто этот человек- будущий шизофреник? Зачастую можно предположить наличие затаившегося заболевания, проанализировав поведение человека. Для тех, кто хочет изучить ситуацию поподробнее- прошу загуглить «шизоидное расстройство личности». Замечание: описанные ниже особенности не гарантируют наличия шизофрении. Это могут быть просто особенности характера. Обобщая, скажу что не каждый человек, обладающии этими характеристиками, станет в будущем шизофреником, и далеко не каждый шизофреник имел эти шизоидные черты. Так что если найдете в описании свои черты- это не повод отчаиваться.

Итак, наш шизофреник замкнут. Он не ищет контактов и погружен в свой мир, отгорожен и молчалив. Внутри- богатейшее воображение и часто неспособность сопереживать. Часто холоден и невыразителен в эмоциональном плане. Тяжело понимает чувства других, а также юмор. Согласитесь, такие «чудаки» учились с вами в школе или жили во дворе. Характерны крайне нетипичные интересы. Например, 14 летний подросток увлекается эзотерикой, восточными религиозными течениями, перенаправлением потоков энергии, собиранием редких вещей, ну общую суть вы поняли. Внешне- худой астеник, часто неловок, движения угловаты. Но! При этом нередки случаи когда заболевали устроенные социально люди, с множеством друзей и без таких вот экзотических увлечений. Тут все крайне неоднозначно. Можно сказать что прогноз заболевания хуже для вот этих самых шизоидов, но прогноз зависит от множества факторов.

И вот наш шизоид постепенно меняется. Все шизоидные черты обостряются и усиливаются. Любил уединиться- теперь не выходит из комнаты. Читал восточные методики экзальтации- теперь сочиняет их сам- уловили разницу? Шизофрения еще не проявилась, но начался период предвестников- продромальный период. Кстати, не все тут однозначно. Не все выделяют такой период в развитии болезни, справедливости ради надо сказать что часто его и не бывает. Но немного упомяну про продром. Могут присоединяться такие явления как обострение подозрительности, повышенная мнительность, ощущения внезапного «обрыва мыслей»( внезапно все мысли в голове «заканчиваются», тягостное такое, но кратковременное ощущение), возможны уже на этой стадии простейшие иллюзии( в узоре на обоях увидел лицо человека) или примитивные галлюцинации вроде окликов по имени(кстати, многие из вас испытывали такое на себе. Измотавшись после недели учебы или работы, хронически не высыпаясь, мы ложимся спать в пятницу вечером и в процессе засыпания вдруг отчетливо слышим свое имя. Не стоит пугаться- это так называемые гипногогические галлюцинации- вариант нормы), некоторые исследователи выделяют такое явление, как ощущение воплощенного присутствия( тревожное чувство что кто-то тут есть). Длится продром достаточно долго- месяцы. Повторюсь, такие явления бывают далеко не всегда. Но часто такой вариант продрома тоже свидетельствует о неблагоприятном прогнозе.

В какой-то момент продром переходит в развернутый приступ и начинается самый ужас. Что может спровоцировать приступ- узнать невозможно. Часто- стресс, но нередки случаи, когда стресс не вызывал обострения, а сломанный карандаш -вызывал. Чтоб поподробнее рассказать клинику, попробую систематизировать все проявления. Принято делить всю симптоматику на продуктивную и негативную. Продуктивная( то, что психика продуцирует)- это то, что нас интересует в период обострения. Отмечу, что тут тоже все очень разнообразно и варианты сочетаний тоже многочисленны. К продуктивным симптомам относят:
1. Изменения восприятия окружающего мира. Галлюцинации и прочее. К этому прочему относится очень трудное для описания ощущение- меняется все вокруг. Постараюсь объяснить: все вокруг кажется неестественным, люди- нереальными, что-то приобретает новое значение, какой-то зловещий смысл. Именно ОЩУЩАЕТСЯ, а не выглядит. Возможны сенестопатии- эдакие «телесные галлюцинации»- «в горле ощущение ртути», «переливается мед в костях», что- то бурлит в голове и т .д. Сенестопатии достаточно характерны для шизофрении и довольно часто встречаются.
Перейдем к тому, что интересует многих- к галлюцинациям. Возможны любые- от слуховых до вкусовых. При этом зрительные практически не встречаются( привет Расселу Кроу в Играх Разума), вкусовые и обонятельные встречаются редко, но уж если встречаются, то можно с 90% вероятностью утверждать что это- шизофрения. Кстати, не надо обольщаться, вкус фуагра ощутить не удастся- в большинстве случаев это дико неприятные ощущения- если запах, то гниль, если вкус, то гной. И вообще, любые галлюцинации несут чаще негативный оттенок.
Наиболее часто встречаются слуховые. Для шизофрении характерны очень специфические- псевдогаллюцинации. Они отличаются от истинных галлюцинаций( когда мы слышим голос из шкафа) тем, что голоса звучат в голове. Часто они не похожи на те голоса, которые окружают человека, больные описывают их как «змеиные», « комариные», « космические». Но могут быть и голоса родственников, например. По содержанию- полное разнообразие- просто отвлеченно бормочут, могут приказывать, оскорблять, может быть диалог, пение, что угодно. Иногда так «звучат» собственные мысли. Может быть «эхо» мыслей, когда человек подумал- а голос повторил. Хвалят редко( это больше характерно для аффективных расстройств), чаще оттенок негативный. Могут затихать и усиливаться, иногда человек может сам их затыкать на время, могут непрерывно говорить. Помимо голосов нередки разнообразные звуки, помехи, пищание и т д. Вспомним, что наш шизофреник- новичок в этом болезненном мире, поэтому критика( понимание своего состояния) у него может быть частично сохранена, то есть говорить сам с собой на людях он не станет. Это характерно для матерых шизофреников- критика в 99% процентах случаев отсутствует напрочь. Чаще встречается ощущение насильственности- «кто-то вкладывает мысли вголову»( как вариант- «отнимает»), что также очень тягостно переносится.
Психические автоматизмы- еще одна большая группа проявлений. Просто перечислю их, все и так понятно. Это ощущения, что мыслями, поступками, действиями руководят извне; ощущение «открытости мыслей», когда человек боится думать, потому что думает что все это слышат остальные; как вариант- ощущение чтения чужих мыслей; лютый наплыв мыслей- представьте что мысли лезут нескончаемым потоком, который вы не в силах контролировать, каково,а?; внезапный обрыв мыслей. Все это может быть как по отдельности, так и дополнять друг друга. Ощущение того,что тобой управляют+голоса, передаваемые в голову+ неспособность понять что это невзаправду= неадекватное поведение. Главной эмоцией дебютанта-шизофреника мне кажется страх. Им пропитано все его сознание.
2. Бред, то есть нарушения в мышлении человека. Вообще, термин «Бред» часто используется в повседневной жизни, и не всегда в правильном значении. Бред- ошибочные суждения( важно,чтобы они эти взгляды не разделяли люди, относящиеся к той же культуре), главная характеристика которых- человека невозможно переубедить в них. Ну никак. Попробую обьяснить на примере. У вас есть бабушка, и она забыла, куда положила остаток пенсии. Нередко в таких случаях пожилые люди обвиняют соседей/родственников в воровстве. «Меня обворовали соседи»- это бред или нет? Так вот, если вы нашли, что бабушка спрятала деньги в шкафу или напоминаете ей что она их потратила давно, а она отвечает «а я на соседей думала, неудобно как-то», то это просто заблуждения. Если убеждение бабушки требует бОльших затрат- это сверхценные идеи. А вот если бабушке показали те самые найденные деньги,но она не верит и переубедить ее не удается, то это уже бред. Она может считать что это копии тех денег, которые соседи украли, а вам подсунули, и тд.
Бред разнообразен, он может складываться в целые бредовые системы. Разнообразность бреда зависит от уровня интеллектуального развития человека. При шизофрении чаще всего встречается бред воздействия( « соседи облучают меня резонатором через розетку»), бред отношения и преследования( любое явление имеет отношение именно к вам, и отношение угрожающее. Этот человек идет туда же куда и я- он убийца? Все вокруг угрожает. Читаем «палату №6»), бред особого значения( все вещи становятся люто значимыми, все вокруг подает сигналы, машина моргнула фарами- знак , собака лает- знак), иногда встречается бред ревности(думаю, понятно), ипохондрический( вообще редко). Бред величия встречается, но чаще всего он нехарактерен для шизофрении. Вообще, конечно, содержание бреда имеет малое значение, хотя я встречал исследования, где говорилось обратное- такая точка зрения не принята. Важно уловить суть- человека облучают или передают сигналы через калькулятор, а подробности не важны. Если слушать все это, можно залезть в такие дебри, что самому тяжело потом восстановиться.
Кроме бреда, стоит упомянуть такие явления как отсутствие логики, непоследовательность в суждениях, амбивалентность( мама плохая, потому что хорошая), резонерство( пустое философствование- свет солнца распадается на фотоны бесконечности и дексоны милости, говорящие на ангельском языке- Джи Сун Пак! Таких примеров миллионы, от этого резонерства не спрятаться. Ну соответственно, чаще всего захватывается та сфера где человек имеет образование- микробиолог рассуждает об агар-агаре, а

About the Author: admin