Шизофрения и наркоз

Медицинские интернет-конференции

Проблема анестезиологического пособия у пациентов, страдающих психическими болезнями, актуальна в связи с ростом заболеваемости, а значит, и возможности обращения в хирургический стационар. Увеличение операционного и анестезиологического риска связано с постоянным приемом психотропных препаратов, их влиянием на организм и взаимодействием со средствами для наркоза.

Всем этим пациентам (при отсутствии противопоказаний) рекомендованы регионарные методы анестезии, как наиболее безопасные. Преимуществами этих методов являются проявления их вегетативных эффектов. Препараты выбора для ТВА при шизофрении – гипнотики, как не вызывающие диссоциативных и острых психотических расстройств. Необходимы снижение доз препаратов и контроль за состоянием сердечно-сосудистой системы. Кетамин комбинируют с бензодиазепинами и гипнотиками. При использовании ингаляционных методов анестезии необходимы контроль гемодинамики и температуры тела пациента.

При аффективных расстройствах препаратом выбора для ТВА считают кетамин. При длительном приеме трициклических антидепрессантов желателен интраоперационный ЭКГ-мониторинг в связи с возможностью нарушений сердечной деятельности. Дозы гипнотиков и наркотических анальгетиков должны быть уменьшены. Для ингаляционной анестезии противопоказан метоксифлюран, с осторожностью применяется галотан. Другие ингаляционные анестетики применяются в стандартных дозах. Необходима коррекция доз миорелаксантов, препаратов для премедикации в зависимости от типа принимаемых психотропных препаратов.

Прием необратимых ингибиторов МАО прекращают за 2 недели до операции; обратимых ингибиторов МАО, препаратов лития, трициклических антидепрессантов – за сутки. Обязательна седативная поддержка. Прием других психотропных средств продолжают в обычных дозах. Нестабильным пациентам рекомендован непрерывный прием препаратов. В послеоперационном периоде для седации пациентов применяются бензодиазепины. При развитии острых психозов рекомендуется галоперидол. После стабилизации состояния переходят на стандартные дозы принимавшихся ранее психотропных препаратов.

Насколько совместимы общий наркоз и терапия нейролептиками?

Общение страдающих душевными расстройствами, их врачей, близких, и всех заинтересованных. Взаимопомощь и творчество.

Правила форума

Правила раздела «Отвечают консультанты».

Уважаемые друзья!
В данном разделе на вопросы отвечают врачи-психиатры и психологи. На вопросы они отвечают по мере наличия свободного времени и возможностей.
Прежде чем задать вопрос, изучите ответы, которые были даны до вашего вопроса. Возможно, Вы получите ответ, до того как напишете свой вопрос здесь.
Врач или психолог отвечает на вопросы по своему выбору и НЕ отвечает / может не отвечать на вопросы:
— которые уже ранее задавались и ответ уже был дан (см. архив ответов),
— которые касаются постановки диагнозов и назначения лечения (диагнозы в интернете не ставятся и лечение не назначается — пожалуйста, конкретные вопросы лечения обсуждайте со своим лечащим врачом),
— нарушают врачебную этику.
Комментарии других пользователей будут удаляться модераторами без объяснения причин и без предупреждения. Администрация форума также оставляет за собой право удалять любые сообщения ТС, если сочтет, что они резко противоречат теме вопроса и духу ответа (как пример — т.н. «народная медицина» или любые другие парамедицинские и паранаучные методы).
Врачи-консультанты не обязаны, не намерены и не будут вступать с Вами в дискуссии относительно даваемых ими советов или отсутствия таковых.
Запрещаются переходы на личности, обсуждения личности, грубости в адрес консультантов. Подобные сообщения также будут удаляться без предупреждения.
Если Вас не устраивают данные правила, пожалуйста не пишите здесь и не задавайте свои вопросы. Для этого есть другие разделы форума, в которых можно получить комментарии форумчан.

С уважением —
администрация Форума «Шизофрения и Я»

Обезболивание у пациентов с психическими отклонениями. Часть 6. Шизофрения

Шизофрения характеризуется нарушением оценки реальности или мышления. Этиология заболевания многофакторна, считается, связана с избытком допаминергической активности в головном мозгу. Причины заболевания окончательно не уточнены.

Антипсихотические препараты могут быть классифицированы в две группы. Типичные антипсихотические (хлорпромазин, галоперидол, трифлуоперазин) вызывают экстрапирамидные расстройства. Атипичные (клозапин, оланзапин, рисперидон, амисульпирид, кветиапин, арипипразол) — не обладают выраженной способностью индуцировать такие нарушения. Антипсихотические препараты оказывают эффект за счет блокады D2 рецепторов, а также оказывают влияние на иные рецепторы: гистаминовые (Н1), серотониновые (5-НТ2), ацетилхолиновые (мускариновые), альфа-адренергические. Клозапин вызывает судороги и нейтропению. При использовании препаратов характеризуемой группы часто увеличивается увеличивается масса тела, развивается постуральная гипотензия, гинекомастия.

Применение антипсихотических препаратов перед операцией ведет к тому, что пациенты с шизофренией становятся более чувствительными к гипотензивному эффекту общих анестетиков. С другой стороны, прекращение применение анипсихотических средств может увеличивать риск эпизодов нарушения психики, таких как галлюцинация и возбуждение. Таким образом, пациентам с хронической шизофренией следует продолжать применение антипсихотических перед операцией, поскольку быстрое прекращение их использования может вести к рецидиву психических расстройств.

Для анестезиолога значимыми эффектами антипсихотических препаратов являются блокада альфа-адренергических рецепторов, что ведет к постуральной гипотензии, удлинению QT, судорогам, увеличению ферментов печени, нарушению регуляции температуры тела, седации, проявлениям, напоминающим болезнь Паркинсона. Индукция седации можут вести к снижению потребности в анестетиках.

Выбор препарата для анестезии (общей или регионарной) больного шизофренией остается противоречивым аспектом. Во время спинальной анестезии могут развиваться бронхоспазм и персистирующая гипотензия. Кетамин следует избегать, поскольку антипсихотические препараты снижают судорожный порог.

Факторами риска гипотензии во время наркоза у больного шизофренией являются пожилой возраста, сопутствующий прием антигипертензивных, повышение индивидуальной чувствительности к анестетикам, использование хлорпромазина. В таких случаях необходима коррекция дозы анестетика в соответствии с индивидуальной реакцией.

Часто встречаемыми электрокардиографическими отклонениями при анестезии у пациента, принимающего антипсихотические препараты, являются удлинение QT, PR, изменения со стороны зубца Т. Нарушение ритма сердца типа пируэт и внезапная остановка встречаются у 10–15 на 10000 пациентов, что практически в два раза больше, чем в общей популяции.

Набор массы тела являтся часто встречаемой проблемой у пациентов, принимающих антипсихотические препараты. Данные лекарственные соединения могут вызывать уменьшение усвоение глюкозы за счет снижения эффективности действия инсулина.

Есть несколько сообщений по изменению чувствительности к боли у пациентов шизофренией. Многие из них не жалуются на боль после абдоминальных операцией. Некоторые антипсихотические лекарственные средства обладают аналгетическими свойствами.

У больных шизофренией может нарушаться регуляция температуры тела во время анестезии, что связано с блокадой допаминовых рецепторов ЦНС антипсихотическими препаратами. Следовательно, при обезболивании таких пациентов необходим температурный мониторинг.

У больных шизофренией имеют место нарушения функции гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы и вегетативной нервной системы. Применение антипсихотических препаратов снижает концентрацию кортизола в крови.

Molnar, Flava считают, что хирургический стресс усугубляет клинику психических расстройств после операции больных шизофренией. У них особенно высок риск развития нарушения сознания после операции.

У пациентов шизофренией повышена частота инфекционных осложнений. Это может быть следствием дисрегуляции иммунной системы.

У таких больных часто развивается гипергидратация. Это обусловлено гиперсекрецией вазопрессина вследствие длительного применения антипсихотических препаратов.

Диагноз и анестезия

Общение страдающих душевными расстройствами, их врачей, близких, и всех заинтересованных. Взаимопомощь и творчество.

Диагноз и анестезия

18 дек 2015, 21:39

Дмитрий! Не устаю удивляться читая про Москву. Как говорится; «В одной далекой далекой галактике. » Специальная стоматология для психиатрических пациентов. У нас лечат просто в поликлинике как всех и справок не требуют.
Что касается ситуации. Конечно наркоз при лечении зубов совсем не такой тяжелый как при полостных или травматологических операциях, но все же.. Для мозга не полезен совсем. К тому же действительно за раз больше двух зубов за раз лечить не будут. К тому же часто и один зуб за раз не лечат. Пока обработают. Пока антисептическую пасту заложат. И все под временные пломбы. А это значит что придется подвергаться общему обезболиванию многократно. Представьте себе, десяток наркозов. Это настолько не полезно, что ни в одной стоматологической клинике этого делать не станут. Тем более есть качественная местная анестезия. А запущенными челюстями стоматологов не удивить.
Что касается справки то тут какие варианты. Можно попробовать договориться со стоматологами чтобы взяли без справки от терапевта. Можно попробовать поговорить в поликлинике с зав. отделением. Просто спросить, а какие у Вас противопоказания к общей анестезии. Сказать что официально просите дать заключение и готовы написать письменное заявление. По идее Вам должны или официально разрешить или официально и мотивировано отказать. Оставть вопрос без ответа глубоко неправильно. Есть еще вариант пойти в территориальную стоматологичнскую поликлинику и договариваться там. Говорить о своих психических и телесных проблемах не обязательно. Есть еще дорогостоящий вариант — пойти в частный кабинет.

Но, Дмитрий, я все таки сомневаюсь в этой затее. Одна манипуляция под наркозом — можно договориться. Десяток — нельзя. Никто гробить Ваше здоровье не захочет. Я понимаю Ваши проблемы — то что Вам очень трудно вступить в такое количество социальных контактов, но стоит начать. Бросить это дело всегда можно. Но даже если поправите один зуб это уже лучше чем ничего.

у меня ни разу никаие ранки после удаления не болели. после удаления мне советовал (а иногда и выдавали ) баралгин или кеторол.

Ознакомьтесь так же:  Холодовой стресс у новорожденного

я прошу всегда ультракаин — мне он лучше обезболивает. и обязательно эмлу или как ее там — гель для местного обезболивания перед уколом. с эмлой вообще шикарно

Алла писал(а): Да зачем под общим наркозом-то, это уже прошлый век. Сейчас анестезия нормальная, вообще ничего не чувствуется. Хоть удаление, хоть лечение. Найдите врача поприятнее, сейчас выбор есть. Вы же не в глухой деревне живете.
Под общим наркозом все зубы за один раз качественно не сделать. Ведь бывает, что зуб лечится в несколько этапов.

Я дико боюсь лечить зубы, ходила в платную клинику, даже при всей своей бедности. Единственное, что чувствуешь — это как сделали укол, и перед этим-то мажут гелем анестезирующим. Где-то за полгода вылечила все. А до этого собиралась умирать от того, что «инфекция от зубов проникнет в мозг, но к зубному я не пойду ни за что».
Тоже раньше мечтала под общим наркозом, но все оказалось проще.

COSMOPOLITAN

Наркоз: 10 вредных мифов, с которыми пора попрощаться

Слово « наркоз» до сих пор вызывает такой ужас и трепет , словно его все еще проводят ударом кирпича по голове. Между тем наркоз давно используют в стоматологии , если пациент не в силах вынести вид инструментов из-за дентофобии или если предстоит долгая и сложная операция. И все равно многие испуганно шарахаются от анестезиологов , даже не подозревая , что наркоз — вовсе не агрессия против организма , а средство его защиты от боли и стресса.

Развеять 10 самых вредных и живучих мифов о наркозе нам поможет Олег Лапин , врач-анестезиолог научно-клинического центра челюстно-лицевой хирургии и стоматологии Sanabilis.

Миф № 1: «Наркоз вызывает ужасную аллергию!»

Это , пожалуй , одна из самых распространенных страшилок: «Вот кольнут тебе наркоз , а на него — ррраз , и аллергия! И не очнешься!» Или очнешься насквозь больным , а потом всю жизнь будешь мучиться!

Но , как говорит наш эксперт , за 18 лет работы в анестезиологии он ни разу не встречал аллергических реакций на наркоз , тем более настолько фатальных. При этом важно понимать: есть индивидуальная непереносимость препаратов , которую часто путают с аллергией. Также возможно , что из-за определённой сопутствующей патологии или состояния пациента некий препарат будет не рекомендован к использованию. Однако сейчас практически всегда можно выбрать другой вид анестезии или альтернативные препараты. В чистом же виде аллергическая реакция на анестезию встречается крайне редко , и если она есть , то врач просто подберет другой вид наркоза , с иным действующим веществом.

Миф № 2: «От наркоза и умереть можно! А все из-за аллергии!»
Так же часто , как и аллергия , пациентов пугает возможный летальный исход — вот поставили человеку наркоз , а он возьми и умри. А так бы жил да жил…

Да , летальный исход из-за наркоза возможен. Основная его причина — асфиксия. Это состояние , при котором пациент не получает воздух. Увы , чаще всего она возникает из-за недосмотра медицинского персонала или нарушения норм использования препаратов или методик. Сами же используемые препараты не могут причинить настолько необратимый вред , то есть опасны они только в неумелых руках.
Что касается тяжёлой аллергической реакции , например , анафилактического шока , то он может привести к смерти. Но , как уже говорилось , современные анестезиологические препараты не относятся к аллергенным.

Миф № 3: «При отбеливании наркоз никогда не делают»
Упс. А вот это как раз не миф. При отбеливании наркоз действительно не используется. Почему? Отбеливание — достаточно агрессивная процедура , при « передозировке» которой можно получить очень сильный болевой синдром , а потому она , как правило , проводится без анестезии. Это отучает пациентов бегать на отбеливание как на стрижку или маникюр.

А вот при остальных стоматологических процедурах можно проводить медикаментозную седацию , хотя и с некоторыми оговорками.

Миф № 4: «Под наркозом можно делать все , пациент же в несознанке!»
Вот тут и пришло время нашей оговорки. Надо разделять понятия общего наркоза и медикаментозной седации. При седации ты останешься в сознании и сможешь общаться с доктором , отвечать на его вопросы , реагировать на просьбы , однако не будешь испытывать ни страха , ни прочих эмоций. Только поистине буддийское спокойствие и умиротворение. Этого чаще всего вполне хватает самым боязливым пациентам.

А вот наркоз по существующим стандартам показан гражданам с наркотической зависимостью , психиатрическими заболеваниями и пациентам , у которых невозможно лечение зубов в условиях медикаментозной седации.

Миф № 5: «От наркоза будут всякие необратимые последствия для организма: ухудшение памяти , мигрени и прочее»
Это заблуждение « любимо» многими врачами. Проще всего успокоить нервного пациента с помощью аналогии: предстоящая операция — это ОРВИ , а анестезия — противовирусный препарат. Чем эффективнее и современнее препараты , тем быстрее восстановится здоровье после перенесённой операции. Соответственно , астения , слабость , недомогание , снижение памяти и прочие спецэффекты , которых так боятся пациенты , будут менее выражены. Хотя людей , которые и ОРВИ не лечат из-за страха перед антивирусными лекарствами , это не убедит…

Тем не менее современный наркоз не приводит ни к хроническим мигреням , ни к прочим устрашающим последствиям , что бы ни утверждали в интернете противники официальной медицины.

Миф № 6: «Наркоз сделает тебя наркоманом!»
Это не просто неправда , это вредное заблуждение! Более того , как уже говорилось , именно наркоз рекомендован при лечении тем , кто страдает от наркотической зависимости. Сами же препараты никакой наркомании не вызывают.

Миф № 7: «Наркоз губит психику! Он вызывает умственную отсталость и провоцирует психические расстройства!»

Всего один укол — и все , ты псих со справкой! И еще неизвестно , что пугает больше — сам факт наркоза или угроза немедленной шизофрении после того , как очнешься.

На самом деле в инструкциях к препаратам действительно отмечены такие побочные эффекты , как психические расстройства. Но они встречаются очень редко — преимущественно у пожилых пациентов или у людей , склонных к психопатологии , например , у алкоголиков. А если ты ведешь более-менее здоровый образ жизни и отмечаешь пятницу парой коктейлей , а не парой ящиков водки , то сумасшествие после наркоза тебе не грозит.

Миф № 8: «Наркоз вызывает галлюцинации»
Конечно , вызывает! Особенно если ты попадешь в руки врача из 19 века или годов эдак 20-х нашего столетия. Ряд устаревших препаратов ( эфир , хлороформ , кетамин) действительно мог вызывать галлюцинации. Но ты то чего так опасаешься , если на дворе 2017 год? В современной стоматологии никто не заставит тебя дышать эфиром.

Миф № 9: «С каждой новой операцией больному придется давать все бОльшую дозу наркоза»

Нет , это неправда. Если тебе делали одну операцию под наркозом в 20 лет , а потом вторую — в 30 лет , то первый наркоз никак не повлияет на дозу препарата при второй операции. Скорее , на увеличение дозировки препаратов может воздействовать эмоциональное состояние или употребление возбуждающих препаратов , в том числе кофе , объём и длительность операции.

Миф № 10: «Каждый наркоз отнимает 5 лет жизни!»

Это миф. Его появление , скорее всего , связано с тем , что частые операции под наркозом — это удел не слишком здоровых людей. Человек , страдающий от настолько серьезных проблем со здоровьем , увы , умрет раньше срока , но причиной этого является не наркоз , а собственно , болезнь. Не со всеми из них современная медицина может совладать. Кстати , люди , часто болеющие ОРВИ , тоже живут несколько меньше крепеньких живчиков , которые за всю жизнь чихнули два раза. Но наркоз , применяемый в стоматологии , никаких 5 лет жизни не отнимает!

psychoreanimatology.org

Вход пользователей

Навигация по сайту

Новое в темах на Форуме

Спасибо за пожелания, Dr. Admin. Кроме того, что я занята сыном и его болезнью, я, в общем то, живу своей жизнью. У меня очень интересная работа (и не одна), общаюсь с сотрудниками, родственниками, друзьями. Работаю над диссертацией. И это все занимает у меня много времени.

Но полноценного удовлетворения от своей социальной реализации я получать не могу, пока с сыном происходят подобные вещи. Потому что я чувствую, как где-то глубоко внутри он очень страдает от всего, что на него свалилось. А неадекватная радость, не соответствующая обстоятельствам, есть результат поломки какого-то очень сложного внутреннего механизма, из-за чего его различные психические функции перестали работать согласовано. И даже за порой нелепым кривляньем я вижу его очень тонкую и ранимую душу.

За социальной отгороженностью стоит не нежелание общаться с другими, а неумение это делать. И отказ от этого из-за каких-то крайне болезненных отрицательных моментов, связанных с этим, в прошлом. В его бредовых мыслях, которые у него присутствуют сейчас, по его словам после апокалипсиса у него будет много друзей. А в реальной жизни он перестал стремиться к этому, даже когда бред пропадает.

Интеллект сына не пострадал, аппарат логического мышления работает. Он понимает, что порой слышит то, что другие не слышат. Что психически здоровые люди не могут иметь таких мыслей, как у него («Я считаю, что меня должны похитить инопланетяне, а это не нормально»). Значит, он психически болен. Но в то же время в содержании своих бредовых мыслей он твердо убежден. «Ну и пусть у меня шизофрения, а апокалипсис все равно будет» (его слова).

Ознакомьтесь так же:  Морская вода для промывания носа детей

Сын сам факт наличия психического заболевания воспринял тяжело. Стыдился этого. В современном обществе ведь быть психически больным постыдно, а тем более шизофреником. И он это усвоил. Поэтому и скрывал очень долго наличие и содержание своих бредовых мыслей. Каким был бред в начале его болезни, я до сих пор не знаю. Я потратила много времени на то, чтобы убедить его, что я буду вместе с ним независимо от того, есть у него проблемы с психикой или нет.

Что касается лекарств, то кветиапина я однозначно опасаюсь. Слишком обострилось на нем состояние: появилось возбуждение, пропали критика и сон, сын стал неуправляемым, непредсказуемым, агрессивным. Возврат к рисперону все это убрал.
По поводу лечебных доз кветиапина я встречала две точки зрения. Одни считают, что достаточно принимать 350-400 мг в день, другие – 600-800 мг. Были исследования, в которых сравнивали лечение в таких дозах и пришли к выводу о том, что различий в результатах нет (в процентном соотношении, индивидуально могут быть различия и это понятно). Лечащий психиатр моего сына посчитал ненужным дальнейшее увеличение дозы, поскольку эффект был не положительным, а отрицательным.
Я нашла несколько статей, которые описывали такие же случаи обострения психоза при переходе с рисполепта на кветиапин. И объясняли это тем, что кветиапин значительно меньше подавляет дофаминовые рецепторы. Некоторые при этом предлагали переход делать в течении не нескольких дней, а месяцев.

Если честно, я устала и боюсь сейчас экспериментировать. Состояние сына сейчас лучше, чем было осенью и уже это есть пока хорошо. И еще хочется немного расслабиться, хотя бы перед Новым годом. Слишком напряженной была осень (болезнь сына и обстановка на работе).

Мне сложно судить, первична или вторична негативная симптоматика.

Обусловленной приемом нейролептика она точно не может быть. Сына не лечили типичными нейролептиками, а тем более ударными дозами. Когда он первый раз попал в больницу, за ним сначала наблюдали, убедились в наличии продуктивных симптомов и только затем назначили рисперон. Он на него подействовал в дозе 2,5-3 мг: бред, галюцинации, возбуждение, агрессивность очень быстро прошли. Он вернулся к прежнему образу жизни, успешно сдал сессию. За несколько месяцев доза рисперона была снижена до 1,5-1 мг. С весны состояние периодически менялось, появлялся и исчезал бред, полной ремиссии не было. Доза рисперона увеличивалась и только последние два месяца дошла до 4 мл. Кроме рисперона сын получал: иногда гидазепам (при обострении и наличии возбуждения), витамины группы В, омега 3. Периодически лекарства для поддержки сердечно-сосудистой системы (из-за нарушений в ее работе).

А вот с наличием продуктивных симптомов негативная симптоматика может быть связана. Она затрагивает все – снижение активности, инициативы, целенаправленности деятельности, побуждения к ней, социальная отгороженность, нарушение мотивации, неадекватность эмоциональных реакций.

Конечно же, погруженность в мир бредовых мыслей значительно способствует наличию всего этого. Он просто перестал жить здесь и живет там. Но его бред появлялся, уменьшался и исчезал, появлялся вновь. А картина не менялась. Мне кажется, сам бред у него возникает как некая неосознаваемая защитная реакция организма, как какое-то обоснование его социальной отгороженности от внешнего мира и способ жизни вне его.

Рисперон однозначно помогает сыну. Он снимает многие симптомы, но не до конца. Осенью после очередного возникновения нового бреда мы пытались перейти на другой нейролептик – кетилепт. Сын его принимал около месяца, в дозе 350 мг дважды в день (150 и 200). Он ему совершенно не подошел. Психотическая симптоматика значительно усилилась и продолжала усиливаться, как будто он вообще не принимал никакого нейролептика. Когда вернулись к рисперону, ему стало значительно лучше. Теперь я (и врач) опасаюсь менять препарат, вдруг это опять еще больше развернет его психоз.
Мне кажется, возникает некоторая адаптация организма к принимаемому лекарству. Но дальнейшее увеличение дозы будет усиливать побочные эффекты: неусидчивость, хождение по комнате, слюнотечение, замедленные движения, тахикардия, гипотония.
ЭСТ наверное стоит попробовать (или лечебный наркоз), но у него есть и другие болезни (неврологические, проблемы с сердцем). Могут быть осложнения.

Я пришла к выводу, что одной медикаментозной терапии недостаточно. Антипсихотики подавляют симптомы, и это облегчает течение болезни, но они не лечат причину. Поскольку дезорганизована психика, необходимо воздействовать не только на физиологию, но и на психику. А этого практически никто не делает.
Я считаю, что была бы крайне полезной психотерапия, индивидуальная и групповая, направленная на формирование социального интеллекта. Нужна система разработанных методик воздействия на мотивационную сферу с целью ее коррекции, на возникновение желания общаться и что-то делать, на формирование коммуникативных навыков, навыков планирования своей деятельности. И система заведений со специалистами (психологами, психотерапевтам), которые бы умели это делать не формально, а на уровне большого мастерства, граничащего с искусством.
Какая то работа в этом направлении ведется, есть какие-то научные статьи, диссертации. Я нарыла несколько методик. Но это такие крохи, которые вряд ли могут помочь. А системы заведений, которые бы занимались этим, вообще нет. И специалистов, которые бы умели это делать.

Я прекрасно понимаю, что прогноз моего сына крайне неблагоприятный. Начало болезни в 16 лет. Наличие слишком многих факторов, которые могли усиливать вероятность его заболевания: у него была внутри черепная родовая травма, на восьмом месяце беременности у меня был грипп, его отец страдал эндогенным психическим заболеванием (МДП).

С раннего детства у него существовал некоторый дефект коммуникабельных способностей, проблемы с установлением нормальных отношений со сверстниками. Я всегда старалась, чтобы он был в коллективе, где мог бы чувствовать себя более комфортно. Началу его болезни предшествовал год учебы в новой школе, где он слишком долго адаптировался к новому коллективу. К концу года одноклассники приняли его и даже за уважали. Он хорошо учился, много читал и знал.
Но было уже поздно, он заболел.

Я не сразу это поняла. Он изменился, у нас стали возникать конфликты, я перестала понимать его поступки. В какой-то момент до меня дошло, что это не сложности подросткового возраста, а серьезные проблемы с психикой.

Что касается самих негативных симптомов, то о них достаточно неприятно рассказывать.

Сын ничем не занят (был оформлен академотпуск), сидит дома, за компьютером, смотрит телевизор, спит, кушает. Прогулки со мной по моей инициативе. Никаких самостоятельных попыток заполнить свою жизнь чем-то еще не делает. Говорит, что ему и так очень интересно жить. Попытки привлечь его к самообслуживанию в быту (убрать, приготовить завтрак и т.д.) наталкиваются на его крайнее нежелание это делать, отказ. Нет никаких планов: на текущий день, на неделю, на более отдаленное будущее.

Не имеет друзей-сверстников. Со школьными друзьями контакт утрачен, новых не приобрел. За последний год всего два раза общался по телефону со старым школьным товарищем и два раза он к нему приходил.
Общается только дома со мной и бабушкой. Если приходят гости, при разговорах присутствует отстраненно, не участвуя в них. Так же ведет себя, если я его вытаскиваю в гости. В больнице контактов ни с кем никаких практически нет. Присутствует среди других сам по себе. Лечащий психиатр общается с ним через меня. На вопросы отвечает односложно или отмалчивается.

Со мной более разговорчивый. Может шутить, кривляться. Но шутки часто бывают какие-то плоские, иногда даже пошлые, развязные.
Он не знает, что такое депрессия, грусть. Его совершенно не волнует то, что он выпадает из жизни, не может совершать обычные жизненные функции. Наоборот, ничем не объяснимая радость и эйфория. После первого приступа я вообще для себя решила, что у него был приступ мании. У него тогда были какие-то мысли о своей избранности на фоне повышенного настроения.

И самое болезненное — он утратил способность к сопереживанию. Это возникло еще до его первого психоза и очень обижало. Я не могла понять, почему примерный домашний мальчик вдруг так поменялся. Склонить к какому-то поступку ради близких в семье его сейчас можно, апеллируя к чему угодно, но только не к состраданию, сопереживанию, чувству долга. Он перестал это понимать и воспринимать.

Выглядит опрятным только благодаря моим стараниям. Перестал следить за одеждой, не причесывается, отказывается менять белье, купаться, посещать парикмахерскую. Делает это только под большим нажимом с моей стороны.

Негативные симптомы гораздо тяжелее воспринимать и с ними сосуществовать.

Шизофрения и наркоз

2. Подготовка больного к наркозу

Анестезиолог принимает непосредственное и зачастую главное участие в подготовке пациента к анестезии и оперативному вмешательству. Обязательным моментом является осмотр больного перед операцией, но при этом важное значение имеет не только основное заболевание, по поводу которого предстоит оперативное вмешательство, но и наличие сопутствующих заболеваний, о которых подробно расспрашивает анестезиолог. Необходимо знать, чем лечился больной по поводу данных заболеваний, эффект от лечения, длительность лечения, наличие аллергических реакций, время последнего обострения. Если больному проводится хирургическое вмешательство в плановом порядке, то по необходимости проводят коррекцию имеющихся сопутствующих заболеваний. Важна санация ротовой полости при наличии шатающихся и кариозных зубов, так как они могут являться дополнительным и нежелательным источником инфекции. Анестезиолог выясняет и оценивает психоневрологическое состояние больного. Так, например, при шизофрении противопоказано применение галлюциногенных медикаментов (кетамин). Проведение оперативного вмешательства в период психоза противопоказано. При наличии неврологического дефицита предварительно проводят его коррекцию. Большое значение для анестезиолога имеет аллергологический анамнез, для этого уточняется непереносимость лекарственных препаратов, а также продуктов питания, бытовой химии и др. При наличии у пациента отягощенного аллергоанемнеза даже не на медикаменты при проведении наркоза может развиться аллергическая реакция вплоть до анафилактического шока. Поэтому в премедикацию вводят десенсибилизирующие средства (димедрол, супрастин) в больших количествах. Важным моментом является наличие у больного в прошлом операций и наркозов. Выясняется, какие были наркозы и не было ли осложнений. Обращается внимание на соматическое состояние больного: форма лица, форма и тип грудной клетки, строение и длина шеи, выраженность подкожной жировой клетчатки, наличие отеков. Все это необходимо для того, чтобы правильно подобрать метод анестезии и наркотические средства. Первым правилом подготовки пациента к обезболиванию при проведении любой операции и при использовании любого наркоза является очищение желудочно-кишечного тракта (через зонд промывают желудок, проводят очистительные клизмы). Для подавления психоэмоциональной реакции и угнетения активности блуждающего нерва перед оперативным вмешательством пациенту проводят медикаментозную подготовку – премедикацию. На ночь назначают феназепам внутримышечно. Пациентам с лабильной нервной системой назначают транквилизаторы (седуксен, реланиум) за сутки до операции. За 40 мин до оперативного вмешательства внутримышечно или подкожно вводят наркотические анальгетики: 1 мл 1–2 %-ного раствора промолола или 1 мл пентозоцина (лексира), 2 мл фентанила, или 1 мл 1 %-ного морфина. Для подавления функции блуждающего нерва и уменьшения саливации вводят 0,5 мл 0,1 %-ного раствора атропина. Непосредственно перед операцией осматривают полость рта на наличие съемных зубов и протезов, которые извлекают.

Ознакомьтесь так же:  Насос для промывания носа

Шизофрения

Шизофрения: общие сведения о болезни

Шизофрения – это прогрессирующее психическое заболевание, которое характеризуется утратой единства психических функций, обеднением эмоциональной сферы, нарушением мышления и нарастающим ослаблением психической активности. Дополнительные симптомы шизофрении: навязчивые расстройства, истерические и ипохондрические симптомы, сенестопатии, бредовые, псевдогаллюцинаторные, галлюцинаторные расстройства, маниакальные, депрессивные, онейроидно-кататонические, кататонические проявления. Интеллект при шизофрении не страдает – память и приобретенные до начала заболевания знания сохраняются.

Шизофрения – основные причины заболевания

Точные причины развития шизофрении неизвестны. В настоящее время рассматриваются несколько теорий развития данной патологии, среди которых самыми популярными являются:

  • Теория нейротрансмиттеров. Другое название этой теории – дофаминовая. Согласно этой гипотезе, шизофрения развивается при повышенной продукции дофамина, который стимулирует деятельность нервной системы. Нейроны начинают вырабатывать большее число нервных импульсов, что и приводит к появлению характерных симптомов шизофрении. Именно на основании данной теории одним из компонентов лечения шизофрении является блокировка рецепторов, отвечающих за действие дофамина. Отдельно рассматривают и норадренергическую теорию, согласно которой в развитии заболевания принимают участие дофамин, адреналин и норадреналин.
  • Теория серотониновых рецепторов. Признаки шизофрении могут отмечаться при слишком активной работе серотониновых рецепторов. Препараты, воздействующие на деятельность серотониновых рецепторов, также имеют эффект при лечении шизофрении.
  • Дизонтогенетическая теория развития шизофрении. Данная гипотеза гласит, что болезнь развивается на фоне имеющихся структурных нарушений в мозге. Усугубить (или стать пусковым механизмом развития) течение заболевания могут некоторые факторы, среди которых вирусные и бактериальные инфекции и генетические нарушения.
  • Психоаналитическая теория развития шизофрении. Согласно психоаналитической теории развития шизофрении, болезнь возникает вследствие «расщепления» личности. Больному кажется, что окружающая его действительность представляет серьезную угрозу его здоровью. В данном случае собственное «я» больного начинает доминировать над всеми остальными внешними обстоятельствами.
  • Роль наследственной предрасположенности в развитии шизофрении. До сих пор ученые так и не смогли обнаружить так называемый ген шизофрении. В то же время ряд статистических исследований указывает, что в развитии шизофрении могут принимать участие и наследственные факторы. Так, недавние исследования показали, что у однояйцевых близнецов шизофрения более чем в 80% случаев протекает одинаково, а у разнояйцевых – до 20%. Наличие шизофрении у одного из родителей увеличивает вероятность развития патологии у ребенка на 5-12%.
  • Роль токсических веществ. В настоящее время некоторыми учеными рассматривается и теория аутоинтоксикации. Согласно данной гипотезе, шизофрения может развиваться вследствие воздействия определенных токсических веществ. В частности, негативную роль в развитии шизофрении могут играть аммиак, фенольные соединения, фенокрезол и прочие токсические вещества. Серьезным фактором может быть кислородное голодание мозга, на фоне чего в нервных клетках активно развиваются патологические процессы.
  • Когнитивная теория развития шизофрении. Данная теория гласит, что шизофрения может развиться на фоне различных поведенческих нарушений, когда человек замыкается в себе, переживает из-за несуществующих проблем и просто не идет на контакт с внешним миром.

Виды заболевания: классификация шизофрении

Исторически сложилось разделение шизофрении на кататоническую, простую, гебефреническую и параноидную.

В настоящее время выделяют 5 типов заболевания:

  • параноидный тип: наблюдаются бредовые идеи, галлюцинации, но при этом нет расстройства мышления, аффективного уплощения, дезорганизации поведения;
  • дезорганизованный тип (гебефреническая шизофрения): сочетание расстройства мышления и уплощения аффекта;
  • кататонический тип: характерны психомоторные нарушения, может присутствовать кататонический ступор;
  • недифференцированный тип: наличие психотических симптомов, но не выполняются критерии дезорганизованного, параноидного или кататонического типа;
  • остаточный тип: есть продуктивная симптоматика, но она слабо выражена.

В МКБ (Международная классификация болезней) выделены еще два подтипа:

  • постшизофреническая депрессия: возникает депрессивный эпизод после редукции шизофренической симптоматики или наличие некоторых признаков шизофрении в ослабленной форме.
  • простая шизофрения: постепенное развитие негативной симптоматики, принимающее тяжелую форму при отсутствии истории психотических эпизодов.

Симптомы шизофрении

Шизофрения характеризуется большим спектром различных симптомов, основными из которых являются:

  • продуктивная симптоматика (бред, галлюцинации);
  • негативная симптоматика (апатия, безволие, абулия);
  • когнитивные расстройства (нарушения мышления, внимания, восприятия).

Предвестниками шизофрении могут быть отчужденность, раздражительность, нарушение настроения.

У больных шизофренией развиваться дезорганизация мышления, слуховые галлюцинации, расстройства речи. Заболевание обычно сопровождается социальной изоляцией. Нарушается социальное познание, возникает параноидальная симптоматика, связанная с галлюцинациями и бредом. В некоторых случаях человек может застывать в странных позах (кататония), сохранять молчание, впадать в состояние бесцельного возбуждения. Наиболее характерный симптом шизофрении – галлюцинации, которые могут быть частыми и продолжительными.

Близким важно выявить первые симптомы, которые могут указывать на шизофрению. Такими симптомами, как правило, являются:

  • Неспособность человека выполнить задание. Так, больной просто не видит в этом никакого смысла. Это касается даже элементарных гигиенических процедур. Например, больной не видит смысла в мытье ног, поскольку они запачкаются вновь.
  • Нарушение речи. Данный симптом при шизофрении выражается тем, что больной дает простые (односложные) ответы на поставленные вопросы. Если же больного все же вынуждают дать развернутый ответ, то разговаривать он будет очень медленно.
  • Эмоциональная бедность. Лицо больного маловыразительно. Окружающим достаточно сложно понять, в каком настроении находится человек и каковы его намерения.
  • Невнимательность, рассеянность и низкая концентрация.
  • Отсутствие интереса даже к тем делам, которые ранее приносили человеку радость.

Стоит учитывать, что шизофрения прогрессирует достаточно медленно, и имеющиеся симптомы со временем нарастают. Важно вовремя выявить признаки заболевания, и как можно скорее обратиться к врачу.

Действия пациента

При обнаружении у себя или близких признаков шизофрении незамедлительно следует обратиться к врачу-психиатру.

Диагностика шизофрении

Диагноз ставит психиатр на основании жалоб пациента, его поведения (с возможной дополнительной информации от родственников, друзей или коллег). В настоящее время не существует лабораторной диагностики шизофрении. Популярный тест на шизофрению (в различных его вариациях), который предлагается интернет-пользователям для самодиагностики не может рассматриваться в качестве серьезного аргумента.

Лечение шизофрении

Лечение обычно производиться посредством психофармакотерапии. Среди других методов инсулинкоматозная терапия, электросудорожная терапия и другие. Выбор психотропных и ноотропных препаратов (пантогам и др) определяется типом течения болезни и особенностями симптоматики.

При злокачественной шизофрении с непрерывным течением применяют нейролептики с мощным антипсихотическим эффектом (хлорпромазин, левомепромазин, промазин, галоперидол, трифлуоперазин, клозапин). Для предупреждения развития тяжелых нейролептических осложнений при лечении типичными нейролептиками назначают холинолитики (тригексифенидил, бипериден).

При терапии простой формы шизофрении применяют нейролептики со стимулирующим эффектом (трифлуоперазин, перфеназин). Также используются атипичные нейролептики (рисперидон, кветиапин, оланзапин).

Терапия параноидной шизофрении с непрерывным течением включает применение типичных нейролептиков, обладающих противобредовым действием (перфеназин, трифлуоперазин, галоперидол). Из атипичных нейролептиков – клозапин. При преобладании галлюцинаторного бреда используют перфеназин, или трифлуоперазин. На более поздних этапах лечения применяют флуфеназин.

Шизофрению с малопрогредиентным непрерывным течением лечат нейролептиками в комбинации с транквилизаторами (феназепам, тофизопам, лоразепам, бромазепам).

При лечении фебрильной шизофрении применяют инфузионную терапию: 10% раствор глюкозо-инсулинокалиевой смеси, препараты калия, магния и кальция, солевые растворы. Для устранения гипертермии проводят искусственное охлаждение (помещение пузырей со льдом на артерильные сосуды, обкладывание мокрыми простынями, полотенцами). С целью предупреждения отека мозга вводят осмотические мочегонные средства (маннитол) внутривенно. Одновременно применяют диазепам или гексеналовый наркоз.

Осложнения шизофрении

При шизофрении возможны следующие осложнения: невозможность социального взаимодействия, нарушение функций головного мозга, нейролептические экстрапирамидные расстройства вследствие применения нейролептиков.

Профилактика шизофрении

На сегодняшний день не разработана эффективная профилактика шизофрении.

About the Author: admin