Психические расстройства на религиозной почве

Психические расстройства на религиозной почве

* Публикуется по изданию:
Панченко О. А., Кутько И. И., Березовский В. Н. Психические расстройства при религиозных ритуалах // Психиатрия и религия на стыке тысячелетий: Сборник научных работ Харьковской областной клинической психиатрической больницы № 3 (Сабуровой дачи) и Харьковской медицинской академии последипломного образования / Под общ. ред. П. Т. Петрюка, Р. Б. Брагина. — Харьков, 2006. — Т. 4. — С. 76–79.

Развитие и становление религий тесно увязывалось с различными философскими концепциями. Более того, ряд религиозных вероучений, например, буддизм, вначале возникли как философские доктрины и лишь потом приняли характер религиозного миропонимания. По мнению выдающегося отечественного психиатра С. С. Корсакова, «психиатрия из всех медицинских наук наиболее близко ставит нас к вопросам философии».

В истории развития медицины, и в частности психиатрии, определённую роль сыграли монастыри. Выделялся даже такой период, как «храмовая медицина». В монастырские кельи заточалось множество душевнобольных, которые расценивались церковью как «одержимые дьяволом, нечистой силой», что определяло и специальную «лечебную» тактику изгнания бесов при помощи особых молитв. Такая процедура называлась экзорцизм (от лат. «экз» — из и «оркус» — ад, преисподняя). Правда, и на иные болезни церковь смотрела как на божью кару и «козни дьявола». Однако понятие «порченный» всё же, в основном, относилось к нервно-психическим расстройствам.

Образы кликуш, юродивых, «бесноватых» тесно связаны с религией, с деятельность церкви. Чрезвычайных изуверств процедура «бесоизгнания» (экзорцизма) достигла в эпоху средневековья, в период деятельности «христолюбивой» инквизиции. Таким образом, история развития религии и психиатрии обнаруживает множество точек соприкосновения, общих мест и сходных событий.

В часто возникавших, особенно в период средневековья, различных массовых «психических эпидемиях» — «кусальщиц», «мяукальщиц», «плясунов», «бесоодержимости», «превращений в различных животных» и т. д., ведущими моментами являлись нарушения психической деятельности людей, «психическая индукция», различные истерические расстройства. Психотические нарушения в виде галлюцинаций, бреда и т. д. порой являлись источником религиозных переживаний.

Душевнобольные часто использовались духовенством в религиозных целях.

Так называемые «чудесные исцеления» у истово верующих, как правило, ни что иное, как случаи выхода из истерических состояний. У религиозных фанатиков довольно нередки остро возникающие нарушения психики (часто в виде расстроенного сознания). На некоторых из них мы остановимся.

У истово верующих, впечатлительных людей в момент высокого эмоционального напряжения, например, во время созерцания иконы могут появляться эйдетические видения этой иконы. Сами по себе ни иллюзии, ни эйдетические образы не являются симптомами нарушений психической деятельности. Однако нередко эйдетические явления и иллюзорные образы самими верующими и их религиозной средой оценивались и оцениваются как «знамения божии» или «бесовские чары». Концентрация внимания на этих явлениях и такая их оценка может способствовать их навязчивой повторяемости.

У фанатично верующих молитва может длиться непрерывно несколько дней. Известно, что длительное лишение сна способно вызвать целый ряд психических расстройств: тревогу, страх, подавленность, слуховые и зрительные галлюцинации, бредовые идеи и т. д. Во время длительных голоданий с резким физическим утомлением наступает ухудшение функционирования мозга с развитием психических нарушений.

Особо следует упомянуть значение совокупности факторов, определяемых как сенсорная депривация, которая может возникать у религиозных фанатиков, уходящих от мира в кельи и пещеры. Представьте себе такую картину: небольшое, тёмное, мрачное помещение. Лишь колеблющийся огонёк свечи бросает блики на голые стены и потолок. В каморке полная тишина, нарушаемая бормотанием молящегося затворника. Его психика и тело истощены длительным голоданием, постоянным лишением полноценного сна, болезнями, вечным страхом перед «карой господней» и «кознями дьявола». С обострённым вниманием вслушивается этот человек в «звенящую» тишину и всматривается в тёмные углы комнаты. Его не покидает тайная надежда «узреть знамение божье», он в ужасе ожидает появления «нечистой силы». И длится такое состояние годами, а то и десятилетиями. Мудрено ли, что в подобных ситуациях несчастные жертвы религиозного фанатизма испытывали иллюзии и галлюцинации религиозного содержания. У слепо верующего в бога религиозность оттесняет на второй план все помыслы, приобретает характер фанатизма, подчиняет себе всё поведение человека в ущерб иным интересам и привязанностям. Это можно расценивать как «сверхценную идею».

П. Б. Ганнушкин считал, что образование «сверхценных идей» свойственно лицам с патологическим характером (психопатам), и в частности фанатикам, которые «совершенно не испытывают потребности в логическом обосновании этих идей, заменяя их верой в то, что им хочется». Лица, имеющие «сверхценные идеи», не испытывают от этого тягостных ощущений, у них нет желания освободиться от этих идей.

Выделявшееся в XIX веке «религиозное помешательство» не сохранилось в современной классификации психозов и ныне представляет лишь исторический интерес. Это различные психические заболевания с бредовыми идеями святости, овладения дьяволом, преследований за веру, близости к божеству, отождествления се6я с Христом, богоматерью, апостолами, посланниками небес.

Описывая клинику «демономанической меланхолии», выдающийся немецкий психиатр XIX века Э. Крафт-Эбинг отмечал, что бред бесоодержимости развивается у религиозных людей, обнаруживающих тоску и не находящих облегчения в молитвах. Эти больные испытывают нередко неприятные ощущения в различных частях тела, что содействует появлению идей овладения дьяволом.

С. С. Корсаков, приводя описания религиозного помешательства, сообщил, что данное заболевание чаще возникает у лиц с патологическими чертами характера и малоумием. Он подчёркивал также существенное значение в возникновении данных психозов фактора воспитания детей в духе суеверий.

При депрессии даже у совершенно неверующего человека нередко обнаруживаются бредовые идеи виновности, самообвинения, греховности. У верующего человека эти идеи приобретают особую религиозную направленность. Чувство безысходной тоски такие люди считают признаком того, что бог отвернулся от них, и теперь они в руках дьявола. Некоторые больные в таких состояниях отрекались от бога, своей семьи и близких, считая, что они их недостойны, и заявляли, что «продали душу дьяволу».

При мании у религиозных людей маниакальные состояния, естественно, получают сюжетно религиозную окрашенность. Возникают идеи о своём особом назначении, отождествлении себя с высшими небесными силами и предначертанностью совершить великие дела «во славу божью».

Довольно часто у больных эпилепсией (немало религиозных деятелей страдали именно этим заболеванием) перед началом судорожного припадка возникают состояния, определяемые как предвестники. Понятно, что у фанатично верующих содержание переживаний в период ауры носило религиозный характер. Эмоционально насыщенный рассказ больного о своих «посещениях» рая или ада, беседах с богом и т. д., наблюдавшийся у него судорожный эпилептический припадок (а в древности эпилепсия называлась «священной болезнью») не оставлял сомнений у верующих, что данный человек отмечен богом и высказывания его правдивы.

Не так уж редко у религиозных фанатиков с истероидно-психопатическими качествами личности в момент совершения религиозных обрядов, имеющих особое значение для верующего, появляются сумеречные состояния, отличающиеся нарочитостью, демонстративностью, театральностью, экспрессией и связью с психотравмирующим событием.

В древности во время магических обрядов жрецы и верующие применяли экстракты различных растений: красавки, белены, дурмана, содержащие атропин (Атропа — богиня судьбы, перерезавшая нить человеческой жизни), что приводило к возникновению состояний расстроенного сознания с яркими галлюцинациями, нередко религиозного содержания.

В прошлом веке в США преподаватели Гарвардского университета Т. Лири и Р. Альперин создали так называемую «Лигу духовного открытия». Это по сути своеобразная религиозная секта наркоманов. Члены этой лиги, наглотавшись галлюциногенных препаратов, вызвали у себя состояние помрачения сознания с яркими «видениями», нередко религиозного содержания. По наблюдениям многих исследователей, галлюцинации подобного содержания в подобных случаях возникают лишь у верующего.

Религия, будучи мощным инструментом воздействия на психику людей, не может не вызвать повышенного внимания со стороны психиатров. И хотя церковь в нашей стране отделена от государства, но верующие живут среди нас, являются членами нашего общества и вносят свою лепту в пути его развития.

Психиатрия религии. Психические расстройства с религиозными переживаниями.

Описывая паранойю, E. Kraepelin отметил, что «у больных при ре­лигиозном направлении мыслей под влиянием откровений во сне дело может дойти до бреда пророчества, до представления, что они избран­ники Божий и мессии, причем обнаруживается стремление совер­шать публичные богослужения, приобретать сторонников».

«Экстатические переживания, видения небесного блаженства, бред о таинственном соединении с богом, чувственный бред с религиоз­но-мистическим содержанием, часто демономанический, сновидные помрачения сознания с отсутствием или смутностью воспоминаний» R. Kraft-Ebing рассматривал в рамках истерического помешательства.

Религиозное помешательство (paranoia religiosa) как отдельную болезненную форму очертил В. П. Сербский. «Заболевание чаще встре­чается у людей неуравновешенных, скудоумных, мечтательных, от­личающихся наклонностью к таинственному, чудесному. Началу за­болевания предшествуют экзальтация, чувство просветления, сладострастное возбуждение. В сфере восприятия отмечаются зрительные галлюцинации, на протяжении которых возникают от­верстое небо, лики Христа, святые, Божья матерь; слуховые галлю­цинации о возложении высокой миссии, ложные узнавания. Содер­жанием мышления является религиозный бред о божественном призвании (мужчины — пророки, мессии; женщины — Христовы невесты, Богоматери. Бредовое поведение характеризуется борьбой с бесовским наваждением, нанесением себе тяжелых повреждений». Французские психоневрологи J. M. Charkot, PM. Richetr и P. Janet при изучении гипнотических состояний установили общность сим­птомов истерии и истероэпилепсии с бесоодержимостью, демономанией, кликушеством.

Взгляд психиатров на религиозные феномены достаточно широк. Крайняя точка зрения высказана немецким психиатром W. Hellpach. По его мнению, «религиозный элемент почти всегда выступал в ис­тории в болезненной оболочке и распространялся и претерпевал свои решающие превращения всегда на крыльях массовой душевной бо­лезни». Отечественные психиатры в своих оценках не были столь категоричны. С. С. Корсаков, например, подчеркивал, что «религия сама по себе не имеет влияния на душевные заболевания, но религи­озный фанатизм и суеверия служат нередко причинами душевных болезней. Часто под влиянием религиозных суеверий развивается бред одержимости нечистым духом. Между монахинями также встре­чается значительное число душевнобольных, но может быть, это зависит от того, что само поступление в монашество является у неко­торых выражением психической неуравновешенности. Принадлеж­ность к некоторым сектам, особенно проникнутым нетерпимостью, изуверством и фанатизмом, а также к таким, в которых религиозный культ соединяется с сильным душевным возбуждением, доходящим до экстаза, способствует к развитию душевных заболеваний». Описывая религиозное помешательство, С. С. Корсаков заметил, что «данному расстройству подвержены люди с невропатическим скла­дом, малоумные, склонные к мистицизму с детства. Продромальный период обыкновенно проявляется в симптомах неврастении, период развития болезни выражается в ненормальной оценке, в символиза­ции, в принятии на свой счет различных знамений и отрывочных галлюцинаций».

Ознакомьтесь так же:  Википедия великая депрессия

Бредовой период характеризуется быстрым появлением идей ве­личия, бреда святости, бреда близости к божеству; у женщин встре­чается представление себя Богоматерью, невестой Христа, Магда­линой. Нередко вместе с идеями величия появляются и идеи преследования (враждебные влияния злых духов, иноверцев, анти­христа).

Исследуя типы мировоззрения душевнобольных, K. Jaspers отме­чал, что «путешествия души в потусторонний мир, трансцендентная сверхчувственная география этого мира — все это носит универсаль­ный для всего человечества характер, но только у душевнобольных это выступает в качестве самым наглядным образом подтвержденно­го, живого переживания. Даже в наше время, исследуя психозы, мы сталкиваемся с подобными содержательными элементами в формах, изобилующих поразительными подробностями и отличающихся интеллектуальной глубиной».

Взаимоотношениям психиатрии и религии уделялось большое внимание в последних работах Д. Е. Мелехова. Им установлен двоя­кий характер религиозного переживания. С одной стороны, оно мо­жет быть в случае патологии непосредственным отражением симптомов болезни, а с другой — проявлением здоровой личности, и тогда, даже при наличии болезни, вера в бога помогает человеку сопротив­ляться болезненному процессу, приспособиться к нему и компенси­ровать дефекты, внесенные болезнью в его личность.

Установлению взаимосвязей психиатрии и религии во многом способствовали близкие к психиатрии направления — психотера­пия, включая психоанализ, психология религии, нейрофизиология, религиозная философия.

Далее — тут.

От поиска помощи в религии до шизофрении один шаг

Добрый день, дорогие друзья. Свою историю данного заболевания я уже рассказывал, сейчас я хочу рассказать историю своего друга с таким же заболеванием — параноидная шизофрения, но абсолютно другим течением.
Разрешение у друга спросил, имя изменено.
Стас.27 лет. На момент знакомства был в больнице уже далеко не в первый раз. В отличии от меня у него непрерывное течение и он плохо поддается таблеткам, с критикой к состоянию тоже есть существенные проблемы. Заболевание официально поставлено в 23 года.
Собственно говоря, предыстория, которую он мне рассказал.

Парень неплохо учился в школе, большой круг знакомств, есть девушка, казалось бы никаких проблем. После школы решил пойти в армию, а после в суворовское военное училище. Семья полная, есть сестра, никаких проблем. В армии получил черепно мозговую травму, психику расшатал , но никаких еще признаков заболевания не было, вернулся вполне жизнерадостным человеком, но всё стало иначе. Его мать ушла от отца к другому мужчине, отец запил, девушка нашла другого, сестра сама попала в больницу из-за попытки самоубийства на любовной почве. То есть жизнь человека пошла по швам.

И человек решил найти помощи в религии. А именно в православном христианстве. Человек постоянно ходил в церковь проводя там практически всё свое время. Он стал искать ответы на свои вопросы в Библии, ходил на сходки людей по интересам в плане религии, где они обсуждали свои проблемы, говорили о Боге.
И внезапно, как и я, столкнулся с такой проблемой, как голос в голове. Только у меня он был агрессивный, поэтому я и пытался от него избавится, строил теории о воздействии из вне. У него это был голос ангела. Ангел обещал ему, что хочет их познакомить с Богом, что мол тот ждет их встречи. Говорил ему приятные вещи. Но если у меня голос был кратковременен и проходил/появлялся без воздействия таблеток самостоятельно, то его голос не оставлял его ни на минуту. Он разговаривал с ним, а мой голос не контактен. Он рассказал об этом людям с той сходки, те начали считать его избранным, с чем согласился Стас. Он очень ждал эту встречу. и в возрасте 23 лет попал в больницу с попыткой самоубийства, чтобы стать ближе к Богу, ведь ангел ему обещал, что самоубийством он не попадет в ад, а только в рай, и сможет поговорить с Богом. Через полгода лечения в больнице, его отпустили к отцу, который всё еще так же пил, и парень спустя небольшой промежуток времени вернулся в церковь, там он чувствовал себя в безопасности. Перестал пить таблетки. Голос вернулся, всё тот же ангел, всё тот же, что не желал ему зла, но уже говорил, что Бог рассердился на него за то, что он рассказал о нем врачам и пытался избавится от ангела препаратами.

Конечно, ни о какой учебе, работе, речь уже не шла. Его целиком захватила болезнь. Он вновь попал в больницу, сосед вызвал скорую из-за того, что ночью Стас выкрикивал молитвы, ревел, опрокинул комод, разбил телевизор и всё это, конечно,было слышно соседу. Отца в это время не было дома.

Так он стал инвалидом 2 группы, в нашем регионе это означает 8500 ежемесячно, зарплаты в регионе примерно 15-20 тысяч. Выйдя из больницы, он нашел себе работу. Таскал мешки с цементом, помогал в строительстве, чем надорвал поясницу и остался без работы. Вновь отец пьет, мать жалуется на своего сожителя, но у сестры жизнь наладилась. Опять прекратил пить таблетки, опять голос ангела. Опять попытка самоубийства, причем более удачная в плане того, что сначала его доставили в обычную больницу, лишь потом в психиатрическую. Но на этот раз голос не сильно поддавался препаратам, однако, становился тише. Спустя еще время выписали. Голос переодически(очень часто) дает о себе знать, но теперь он его не слушает, не разговаривает с ним, научился сосуществовать, параллельно пьет нейролетики в больших дозировках из-за чего постоянно испытывает сильную слабость. Не работает. Раз в полгода(если не ошибаюсь) подтверждает инвалидность.
Но несмотря на всё это, он отличный друг. Я радуюсь, когда он улыбается, радуюсь за него, когда он говорит, что сегодня голос его не трогал, что его отец сегодня не прикасался к бутылке. Сейчас пытается найти работу по программе реабилитации инвалидов. Нашел себе девушку, но он слишком навязчив из-за чего девушка на него периодически злится, но вроде бы сейчас всё хорошо. Так что я очень надеюсь, что он сможет так же, как и я, адаптироваться в жизни, несмотря на свой диагноз.

ВЕРА В БОГА — ПСИХИЧЕСКОЕ ЗАБОЛЕВАНИЕ

По данным Американской психологической ассоциации (APA), сильная и страстная вера в божество или более «высокой мощности», до момента, где она ухудшает способность человека принимать сознательное решение о распространенных вопросах чувств, теперь будут классифицироваться как психическое заболевание.

Спорное решение пришло после 5-летнего исследования. АПА показал что благоговейно рел игиозные люди часто страдают от тревоги, эмоционального стресса, галлюцинации, паранойи. Исследование показало, что у тех, кто воспринимает Бога как наказание, это прямо связано с их слабым здоровьем, в то время как те, кто рассматривает Бога как желающего добра, не страдают столькими психическими проблемами. Религиозные взгляды обеих групп часто приводили к их отключению от реальности.

Доктор Лилиан Эндрюс, профессор психологии, заявил, — «Каждый год тысячи людей умирают после отказа от жизненно необходимого лечения по религиозным мотивам. Даже когда говорят «ты умрешь без этого лечения» пациенты отклоняют идею лечения и считают, что Бог их еще может спасти их. Эти жизни могут быть спасены просто классификацией этих людей психически непригодными для принятия решений «.

«Свидетели Иеговы например,» — продолжает Доктор Эндрюс,- «не будет принимать кровь при любых обстоятельствах. Они скорее умрут, чем получат жизненно необходимую донорскую кровь. Многие религиозные люди считают, что они имеют «целительную силу» в руках. Многие считают, что они могут общаться с Богом, используя персональный язык, который неизвестен никому, кроме Бога и коммуникатора (известный как «говорение на языках»). Многие часто говорят что видят духов. Все эти признаки психического расстройства и потери связи с реальностью. Религиозная вера и явление гневного Бога вызвало хаос, разрушение, смерть и войны на протяжении веков. Современное общество развивается и классификация этих архаичных верований как психического расстройства давно назрела. Это первый из многих шагов в положительном направлении».

АПА будет лоббировать новую классификацию, чтобы ввести законодательство, которое позволило бы врачам иметь право принуждать к жизненно необходимому лечение тех, кто отказывается от него по «духовным причинам» на том основании, что они психически не способны принимать решения о своем здоровье.

Американская психологическая ассоциация извещает, что информация об исследовании и новой классификации будет доступна для общественности в предстоящем номере журнала (который, как ожидается, выйдет в начале августа).

Про религиозные неврозы

проработавший в своей специальности почти 40 лет,

я смотрю на современного человека и мир, в котором он живёт,

встревоженным взглядом врача, который обнаруживает

у человека болезнь.

«Психологическое и религиозное бытие человека»

« …И приходящего ко Мне не изгоню вон» (Ин. 6:37). Мы, протестанты, всегда акцентировали внимание на том, что Бог не смотрит на какие-либо свойства человека, не выбирает себе лучших или просто хороших. Соответственно, в церковь приходят люди разные, в том числе с различного рода психическими травмами и расстройствами, требующими лечение. В церкви их принимают, терпят, любят и просят от Господа помощи и терпения. Помощи и терпения — несмотря на те проблемы, которые возникают при контактах этих людей как с верующими, так и с неверующими.

Идеальное место для споров: и неслышно, и выходить нескоро.

Написать данную статью побудили меня ситуации, которые липнут ко мне, как пчёлы к мёду. Уже не раз я замечал какую-то крайне неприятную связь между неуравновешенным психическим состоянием человека, его узконаправленным религиозным мировоззрением и манерой поведения при общении с людьми. Не обойдусь без примеров. На автобусной обстановке одного из небольших районных городов в Украине я с женой наблюдал такую ситуацию: преклонного возраста леди фанатично отчитывала равновеликую по летам бабушку за то, что та верила не совсем так, как это хотелось бы первой. Притом всё это сопровождалось серьёзным шумом. Когда же мы попытались леди утихомирить, та объявила, что в моей жене — бес шестого уровня. Конечно, мы с ней не согласились, но вынес я один урок. Ещё в бытность мою в Севастополе я отметил закон: если в троллейбусе шум, значит, идёт религиозный спор. Притом делали это, как правило, 2−3 женщины на весь город. Одна из них перед выходом из транспорта на полном серьёзе объявляла: «Остановка «Дом молитвы», следующая остановка — геенна огненная». А урок следующий: болезнь эта, расстройство разума на религиозной почве, выливающееся в принципиальнейший религиозный фанатизм, распространена по всей Украине.

Ознакомьтесь так же:  Чтобы не росли полипы в носу

Пример два: мы с женой возвращались с богослужения. Сели в троллейбус. Услышали, что какая-то бабушка отчитывает молодого человека за то, что тот дважды закомпостировал билет (чтобы не платить за новый). Никто не обратил бы на эту ссору внимание, то удивило меня то, что женщина пыталась пристыдить его именно религиозными аргументами. В стиле «Бог тебя осудит» и так далее. Притом я увидел, что с Библией она знакома хорошо, постоянно её цитирует. Ну а последнее, что добило, было то, что через всю её речь сквозила откровенная ненависть и враждебность. Парень, на удивление, вынес такие нападки стоически и даже попытался сопротивляться, но бесполезно — и вот, оборона прорвана; тут же он был причислен к врагам народа. Мне стало стыдно за женщину, а больше за Евангелие, которое таким образом пренебрегалось и сводилось к уровню должностной инструкции. Я отодвинул юношу от проповедницы, склонился к ней и шепнул на ухо, мол, мы же верующие люди, надо любить разных людей, даже нарушителей закона и так далее. Что было дальше, вспоминается с горечью. Она раскричалась на весь салон про то, что кто я такой подсказывать ей, что делать. Было сказано намного больше, нежели стерпит бумага, но я окончательно убедился, что если кто-то и интересовался в этом троллейбусе христианством, после данного инцидента, да опровергнет Господь мои слова, вряд ли кто захочет познакомиться с ним поближе. Тем более с той толерантной вариацией, которую представляла моя «собеседница».

Бог привлекает к Себе человека. Это утверждение касается как его души, так и его тела. Сомневаться в этом не приходится. Приходя в церковь, человек учится воспринимать ценность духовных реалий и заниматься самоанализом. То, что мы называем освящением, предполагает углубленную, как бы это банально не звучало, работу над самим собой. Здесь я вижу определённую проблему.

Есть тип людей, которым эта работа может нанести непоправимый вред. Это, на мой субъективный взгляд, либо люди с какими-либо личностными расстройствами, либо люди, склонные к пребыванию в тех состояниях. А проблема вот в чём. Такие библейские отрывки, как 1 Тим. 4:16 («Вникай в себя и в учение; занимайся сим постоянно: ибо, так поступая, и себя спасешь и слушающих тебя») и другие, культивируют в человеке интровертные начала. Предполагается, что верующий человек будет анализировать собственную жизнь на предмет соответствия евангельскому учению. Да и в целом, не только христианство, но и другие религии воспитывают такого человека, который способен наблюдать внутренние процессы и менять их. Если кто не согласен, познакомьтесь, пожалуйста, с книгой «Многообразие религиозного опыта» Уильяма Джемса. Таким образом, человек занимается «самокопанием». Уверование же заставляет индивида обращать внимание на себя с совсем другой стороны: если раньше главным был гедонистический вектор, то после покаяния сотериологический вектор будет преобладать. Для людей с ментальными отклонениями здесь таится угроза. Для таких людей самоанализ походит на подводную археологию: дайвер снимает пласты мусора, ила и песка и никогда не знает, что обнаружит за ними — сокровище или снаряд. Если сказать проще, то религия, какая бы она не была, подразумевает связь с сакральным, с тем, что «не от мира сего». У человека затрагиваются те струны, которые никто и никогда не трогал. У одних людей, как Мартин Лютер Кинг и Клайв Стейплз Льюис, подобное прикосновение отзывается чудного звучания аккордами, а у других- страшным, лишённым истинно человеческих свойств диссонансом. Касается ли это христиан?

В одной упряжке.

Поставим вопрос прямо: сколько бы я ни пытался вспомнить книги или статьи, которые описывали психиатрические последствия принятия человеком христианской религии, кроме двух — трёх православных изданий на память не приходит ничего. Почему? Да потому что тема эта не разработана, требует серьёзной медицинской и богословской подготовки. Таких специалистов немного. В отношении христиан и их психического здоровья доктор Владета Еротич пишет: «Эта болезнь, как я её вижу, заключается, в первую очередь, в разбалансированности … трёх слоёв внутреннего человека, в его сознательном и бессознательном, в индивидуальной и коллективно-бессознательной жизни, в том, что подобную внутреннюю разбалансированность человек переносит и на внешнюю жизнь» (Еротич, Владета. «Психологическое и религиозное бытие человека». М.: «ББИ». — 2008. — с.155). В христианской религии содержится реальный взгляд на мир и Бога с человеком. Внутренняя разбалансированность, о которой писал доктор Еротич, изменяет внутри человека суть христианства и выдвигает на первые позиции то, что в самом христианстве далеко не главное. Догматы, коснувшись особо глубоких слоёв человеческой психики, могут, при условии нездоровости самой психики, выйти на поверхность извращёнными, полными тем, что самой указанной религии не свойственно. Так появляются люди, спорящие на религиозном языке по мелочам и кричащие о религии в троллейбусах. Справедливости ради нужно также сказать, что постановка психиатрического диагноза (позволяющая увидеть, является ли девиантное поведение данного человека показателем его психического здоровья или показателем его невоспитанности или фанатичности, но без проблем с психикой) — не наша задача и прерогатива.

«Все больше случаев бреда с религиозно-мистической фабулой»

Арнольд Хачатуров поговорил с психиатром Владимиром Пашковским о современном влиянии религии на психику и безнаказанности сект

Владимир Эдуардович Пашковский — доктор медицинских наук, профессор кафедры психиатрии и наркологии ФГБОУ ВО «Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова». Занимался исследованием психических расстройств с религиозно окрашенной симптоматикой. Автор докторской диссертации на тему «Религиозно-архаический бредовой комплекс» и монографии «Психические расстройства с религиозно-мистическими переживаниями».

— Существует ли в мировой психиатрии практика причисления религиозного фанатизма к душевным расстройствам?

— В современных международных классификациях психических расстройств и расстройств поведения термин «религиозный фанатизм» отсутствует. Вместе с тем психиатры относят фанатизм к аддикциям. Аддикции — это ощущаемые человеком навязчивые потребности к определенной деятельности. С этой точки зрения, самые распространенные виды фанатизма — религиозный (сектантство), политический (партийный), спортивный (фанаты), музыкальный (рокеры) и т.д. Они по своей направленности схожи друг с другом.

Но отдельных религиозных расстройств не существует. Просто есть симптомы, которые характеризуются религиозным содержанием. Мы их наблюдаем в структуре как шизофрении, так и других расстройств. Бред — он всегда бред, и биологически бред преследования или любовный бред ничем не отличается от бреда с религиозным содержанием. Просто существует специфическая фабула. Следующий пример — галлюцинации. Они тоже одинаковы, но могут иметь религиозное содержание. Или одержимость — это такая ситуация, когда больному кажется, что внутри его организма содержится какое-то существо. Но только если это ощущение имеет религиозную окраску, пациент объясняет это тем, что в него вселились бесы.

— Но тем не менее вы изучаете религиозные психозы. Как быть с этим?

— Такого понятия тоже нет в классификациях. Мы просто ввели это рабочее название для расстройств, при которых у больных бывают религиозно-мистические переживания. В старых учебниках конца XIX века было понятие «религиозного помешательства», но сейчас такой термин отсутствует.

Почвой для развития религиозного фанатизма считаются демонстративность, возбудимость, жестокость, застреваемость.

— Как наука вообще проводит грань между фанатизмом и сильной верой?

— Конечно, сильная вера может быть присуща и фанатикам. Однако здесь мы видим ряд коренных отличий. В классической психиатрии наиболее исчерпывающую характеристику фанатикам дал Петр Ганнушкин. Он отметил, что для фанатиков в первую очередь характерна очень сильная, движимая аффектом воля, навязчивое стремление претворить свои идеи в жизнь. Следующая черта — абсолютное наплевательство на других людей. Для них нет ни матери, ни отца, ни близких, ни друзей. Ради своих идей они готовы жертвовать всем. Пример — большевистский фанатизм, когда в эпоху военного коммунизма в ЧК расстреливали людей просто потому, что они относятся не к тому классу. Религиозные фанатики от них ничем не отличаются. Другие люди «являются для них лишь орудием, при помощи которого они стремятся достигнуть поставленных ими себе целей», писал Ганнушкин.

— Как будто это все можно отнести и к Бобокуловой, которая на попавшем в сеть видео без колебаний предложила убить своих детей, потому что они «Коран не читают».

— По поводу Бобокуловой — мы не можем с точностью отнести ее ни к душевнобольным, ни к религиозным фанатикам без проведения полного комплекса мер по психиатрическому обследованию. Все же если абстрагироваться, то можно отметить, что известное из СМИ объяснение Бобокуловой своего преступления не содержит ничего странного и полностью соответствует идеологии, принятой в запрещенных у нас в стране террористических организациях. Скорее всего, она жертва, которая подверглась какой-то обработке. Но я полагаю, что по ходу следствия мы будем получать от различных источников всевозможные утечки, и в один прекрасный момент может оказаться, что то, что говорилось раньше, не соответствует действительности. Например, окажется, что ей приказывали совершить убийство галлюцинаторные голоса. Никто не знает, как это дело дальше повернется, поэтому не стоит раньше времени давать заключения.

— А какую роль здесь играет ее предыдущий диагноз? Считается ли человек, страдающий шизофренией, более восприимчивым к экстремистским идеям?

— Насчет ее шизофрении мы тоже ничего не знаем наверняка. Кто ей поставил этот диагноз, когда, на каком основании? Неизвестно, что представляла собой эта личность до начала заболевания, как она развивалась, какими были особенности течения заболевания, наконец, соответствует ли давно установленный диагноз современным принципам диагностики. Без этих данных мы ни подтвердить, ни опровергнуть диагноз шизофрении не можем.

В любом случае в судебной психиатрии диагноз играет подчиненную роль. В ст. 21 УК РФ мы читаем, что уголовной ответственности не подвергается лицо, «которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости ». У Бобокуловой могла быть шизофрения, но если она находилась в состоянии ремиссии (ослабление или полное исчезновение симптомов), то она могла быть вменяема во время совершения преступления. И в этом случае она подлежит обыкновенному наказанию.

Ознакомьтесь так же:  Долфин для промывания носа при беременности

Вообще в психиатрии никогда не говорят о том, что психически больные люди более склонны к агрессии или к восприятию экстремистских идей. Если мы дадим положительный ответ на такой вопрос, это стигматизирует больных. Для того чтобы считать идеи патологическими, нужно, прежде всего, чтобы они выходили за рамки среды и культуры, были причудливыми. В психиатрии нет твердых постулатов, как в физике. Тут все суждения — вероятностные. Но наибольшая вероятность причисления религиозных фабул к болезненным существует тогда, когда они непостижимые, причудливые и кроме них имеются какие-то иные синдромы: маниакальные, депрессивные, галлюцинаторные и прочие.

Психиатры по закону лишены возможности заниматься массовыми психиатрическими исследованиями коллективов, в том числе и религиозных объединений.

— Что может способствовать превращению человека в религиозного фанатика?

— Почвой для развития религиозного фанатизма считаются формирующиеся с раннего детства определенные черты характера — демонстративность, возбудимость, жестокость, агрессивность, застреваемость. Формирование фанатика зависит от типа религиозного воспитания, микросреды, социальной обстановки в обществе. Например, в юношеских поэмах наиболее известного в истории религиозного фанатика Савонаролы уже просматривалась характерная для него озабоченность нравственным разложением эпохи и испорченностью церкви.

— Какие группы населения больше всего подвержены обработке со стороны вербовщиков и подстрекателей? Есть ли научные исследования, изучающие механизмы вербовки с психологической точки зрения?

— Я не могу назвать себя специалистом в этой области, но в психологии есть отрасль, которая изучает схожие процессы, — психология влияния. Для психиатрии все эти вопросы находятся на периферии. В целом могу сказать, что мощным средством воздействия на общественное сознание обладает телевидение. Силу телевизионного внушения мы видели на примере таких деятелей, как Кашпировский и Чумак. Только они оказывали воздействие по телевизору, а вербовщики сект пристают к прохожим на улице или ходят по домам. Влиянию подвержены люди, у которых, прежде всего, снижены критические способности, возможность сопоставлять различные точки зрения. Это люди, которые находятся в ситуации психологического кризиса, боятся самостоятельно принимать решения и предпочитают ситуацию зависимости, перекладывание ответственности на лидера.

Наиболее часто адептами становятся люди, находящиеся в неустойчивом психологическом и социальном положении. К ним относятся беженцы, мигранты, безработные, пожилые люди, переживающие одиночество, подростки с трудностями общения. Такие люди могут быть завербованы куда угодно: в религиозную организацию или, например, в финансовую пирамиду, которых было огромное количество в 1990-е годы. Вербовщики выстраивают свою тактику, основываясь на базовых потребностях людей. В брошюре Американского семейного фонда, к примеру, приводятся следующие признаки вербовщика: дружественность, использование комплиментов и похвал, демонстрация острого интереса к идеям вербуемого, увлечениям, надеждам, целям.

Приходит человек, говорит, что жена проводит все время в секте, забирает детей. Но ему помочь никто не может — ни полиция, ни врачи, ни психологи. Только посочувствовать.

— В вашей врачебной практике были пациенты, завербованные в религиозные секты?

— Дело в том, что психиатры по закону лишены возможности заниматься массовыми психиатрическими исследованиями коллективов, в том числе и религиозных объединений. Мы работаем только с теми людьми, которые находятся в нашем поле зрения — или попадают в психиатрическую больницу, или приходят сами. Среди тех больных, с которыми я работал, большинство посещали обычную церковь. Все-таки в сектах находится меньше народу, это чисто статистическая вещь. Но были и люди, состоявшие в сектах, ходившие к колдунам, экстрасенсам.

Специалисты, которые пытались каким-то образом указать на вред, причиняемый людям в тоталитарных религиозных сектах, подверглись очень сильному давлению, в том числе со стороны профессиональных правозащитников. Всякая подобная деятельность трактовалась как наступление на свободу совести. Я сталкивался с такими ситуациями, когда приходит интеллигентный человек, говорит, что жена проводит все время в секте, забирает детей, которые уже давно не учатся в школе и как следует не питаются. И выясняется, что ему помочь абсолютно никто не может — ни полиция, ни врачи, ни психологи. Только посочувствовать. В начале 1990-х годов в Петербурге в центре «Семья» еще работали психологи, которые оказывали помощь людям, пытающимся выйти из секты, и их родственникам, затем их должности сократили.

— А почему, собственно, общественность так отреагировала на деятельность психиатров в этом направлении?

— Причин здесь очень много. Нисколько не оспаривая статью Конституции РФ о свободе совести и вероисповедания, заметим, что по вопросу о том, какие новые религиозные движения считать нетрадиционными религиозными образованиями, а какие — деструктивными тоталитарными культами, существуют разногласия как среди религиоведов, так и среди юристов. Некоторые из них вообще отрицают правомерность использования термина «тоталитарный культ».

Например, в США социолог Ричард Офш и психолог Маргарет Сингер, сотрудничавшие с Калифорнийским университетом, выступили в качестве экспертов в судебных делах против некоторых новых религиозных движений (НРД), во время которых теории о существовании «промывания мозгов» (англ. brainwashing) или «принудительного убеждения» (англ. coercive persuasion) были представлены как концепции, общепринятые в научном сообществе. Однако, прежде чем эти ученые представили свой итоговый отчет, Американская психологическая ассоциация опередила их своим экспертным резюме в проходившем в то время судебном процессе. В резюме было заявлено, что гипотезы, продвигаемые Сингер, представляют «некомпетентную спекуляцию, основанную на искаженных данных». Академическое сообщество не имеет согласия по большинству проблем, связанных с культовой деятельностью. Нет согласия и в оценках новых и спорных религиозных движений, у каждого конкретного ученого баланс между свободой вероисповедания и потенциальной угрозой от культов выглядит по-разному. Из-за этих разногласий ликвидация секты происходит после осуществления крупных террористических актов. Так, только после распыления зарина в токийском метро в 1995 году Останкинский межмуниципальный суд принял решение о ликвидации секты «Аум Синрикё» в России.

Израильскими психиатрами описан «иерусалимский синдром» — бред религиозного содержания, возникающий у туристов при посещении святых мест.

— Выходит, что феномены на пересечении психиатрии с областью религиозных переживаний попали под своего рода табу?

— Мы изучаем, как проявляется религиозное содержание при тех или иных душевных заболеваниях. Сейчас постмодернистская психиатрия движется к тому, чтобы как можно меньше явлений и поступков считать психиатрический патологией. Мы постоянно сужаем поле психиатрии, стараемся как можно больше явлений отнести в зону психологии. Это относится и к религиозному поведению.

— Другой важный аспект религиозного фанатизма — феномен смертников. Какие психические процессы запускаются в человеке, сознательно идущем на смерть?

— Это объясняет, например, Валерий Яременко из Института военной истории, который занимается шахидами: «Подготовка смертника — сложный процесс изменения сознания, конечным результатом которого является приведение его в такое состояние, когда он воспринимает окружающий мир как нечто враждебное, заслуживающее не только презрения, но и уничтожения». Психология суицидального терроризма до конца еще не изучена и требует применения междисциплинарного подхода, включающего антропологические, экономические, исторические и политические факторы.

Я не работал со смертниками — это тоже не психиатрическая проблематика, а психологическая. Понятно, что прежде всего будущий шахид четко осознает, что попадет в рай, где вокруг него будут фонтан и обнаженные гурии. В лагерях, где обучают смертников, ему все позволяется, он получает всевозможные удовольствия. И даже если он передумает, из этой зоны уже никак не выйти — в него слишком много вложено.

В 1970—1980-е больные «путешествовали» в ракетах на другие планеты. Сейчас они все больше «общаются» с библейскими персонажами.

— Исламский терроризм, например, именно в форме шахидов заявляет себя как феномен религиозный, и он у всех на виду. Извне может показаться, что именно ислам способен оказывать такое воздействие на психику человека. Так ли это?

— Представления об особой силе ислама не совсем точны. По данным вычислений индекса религиозности Gallup International, среди христиан число людей, относящих себя к «религиозным», выше, чем среди мусульман и иудеев. Интересно, что среди наиболее религиозных стран оказалось много православных — Сербия, Македония, Грузия, Румыния и Молдавия. Самый же высокий процент религиозных людей был выявлен среди индуистов, а вот такие исламские страны, как Пакистан и Афганистан, оказались во второй десятке.

Ни одна конкретная религия не оказывает никакого особого воздействия на психику. На психику воздействует не ислам сам по себе, а фанатики и политиканы, которые его используют: из любой религии можно сделать орудие. В Средние века, когда шли процессы над ведьмами, христианская религия представляла для культуры и жизни большую опасность. Папа Иоанн Павел II извинился за действия святой инквизиции, но костры-то горели. Фанатизм исходит не от текстов, не от богословия, а от той социальной обстановки и тех людей, которые проводят эти идеи в жизнь.

В этом плане интересно мнение социолога Юлии Синелиной. Она пишет, что когда в стране нарушается социальное равновесие, людей охватывает стресс, возникает сложная политическая и межконфессиональная ситуация — это самая питательная почва для возникновения квазирелигиозных течений, ваххабизма. Это произошло на Ближнем Востоке, когда в регионе нарушился баланс сил. Напряжения, совсем как в физике, возникают на границах различных полей.

— Можем ли мы посмотреть на религиозный фанатизм в развитии, за последние 20—30 лет? Становится ли его больше в мире?

— В ряде исследований действительно отмечается рост случаев бреда с религиозно-мистической фабулой. В 1970—1980-е годы, например, больных с религиозными симптомами были единицы. А теперь израильскими психиатрами описан «иерусалимский синдром» — бред религиозного содержания, возникающий у туристов при посещении святых мест. Сейчас встречаются пациенты с религиозно-мистическими переживаниями, которые до болезни вообще не посещали церковь. Определяющий фактор здесь — влияние социума: в 1970—1980-е годы больные в своих переживаниях «путешествовали» не по библейским местам, а в ракетах на другие планеты. Сейчас они все больше «общаются» с библейскими персонажами — это связано с распространением религии в обществе, только в этой атмосфере формируются религиозные фабулы.

Но в целом ответ на этот вопрос выходит за пределы компетенции врача-психиатра: ведь религиозный фанатизм, как я уже говорил, психической болезнью не является. Фанатики не обращаются к психиатрам за медицинской помощью и в психиатрических больницах не лежат. Если судить по количеству и мощности террористических актов, совершенных за последние 20—30 лет ваххабитами, то фанатиков вроде бы должно быть больше. Но являются ли лица, направляющие и организующие эти акты, фанатиками? Скорее, они являются изощренными политиканами, действующими в каких-то собственных целях.

About the Author: admin