Проблемы детей в школе синдром

Синдром неудачника в начальной школе

Синдром неудачника в начальной школе.

Каждый из периодов жизни ребенка характеризуется рядом психологических особенностей, которые оказывают определяющее влияние на его поведение в социуме. От характера ребенка зависит то, как на него реагируют окружающие — одни формы поведения вызовут поощрение, другие наказание.

Эти реакции в свою очередь приводят к закреплению психологических особенностей ребенка или же к их перемене. Если же реакции окружающих ведут к обострению какой-либо имеющейся проблемы ребенка, то возникают наиболее стойкие психические отклонения; при этом образуется замкнутый круг, разорвать который сможет лишь перестройка отношений с ребенком.

Если имеет место быть синдром неудачника, то основная психологическая особенность ребенка — повышенный уровень тревожности. Он не уверен в себе, постоянно о чем-то беспокоится и волнуется. Любой негатив или отрицательная оценка окружающих приведет к повышению уровня тревоги. При этом те ситуации, которые обычными детьми воспринимаются спокойно, у ребенка с повышенным уровнем тревоги вызовут стресс.

Также стоит отметить то, что при синдроме неудачника затрудняется принятие решений — ребенок слишком обдумывает все возможные неприятные варианты развития событий. В итоге повышение уровня тревоги отрицательно сказывается на всех сторонах жизни ребенка.

При подготовке к школьному обучению или же в самом его начале взрослые меняют свое отношение к неудачам и успехам ребенка; при этом трудности, практически всегда неизбежные в начале учебы, вызывают у родителей резко отрицательную реакцию. Подобные негативные оценки снижают детскую самооценку, и повышает уровень тревоги, а такие изменения вовсе не способствуют улучшению результатов. Напротив, ребенок начинает заранее продумывать то, «как будет плохо, если опять получу 2», тратит слишком много времени на несущественные детали задания или же вообще отказывается от слишком трудных по его мнению заданий.

Часто завышенные требования родителей к ребенку являются стартовым моментом к формированию повышенной тревожности. Восприятие средних школьных успехов как неудач, ведет к тому, что вслед за родителями ребенок начинает считать также. В результате растет беспокойство, а соответственно — начинаются реальные проблемы в учебе.

Чтобы сделать вывод о наличии у ребенка синдрома неудачника, необходимо обратить внимание на следующие нюансы:

— низкие достижения. Рассматривается не объективная картина, а оценка, даваемая деятельности ребенка взрослыми — учителями, родителями;

— беспокойство, тревога и неуверенность в себе. Как правило, наибольшее беспокойство вызывает то, что касается школы;

— чересчур высокая значимость оценок взрослых для ребенка.

Постоянное состояние неуспеха с течением времени приводит к формированию пессимистических настроений, а часто и развивает депрессивные состояния, которые могут проявиться уже к концу обучения в начальной школе. В возрасте постарше — у подростков — нередко совершается перенос позиции неудачника в школьной сфере на остальные сферы жизни и формируется самосознание абсолютно не успешной личности.

Для снятия «синдрома неудачника»:

1. Научите ребенка самостоятельно готовить уроки.

2. Преодолевать трудности.

3. Знать, «что такое хорошо и что такое плохо».

4. Создавая «ситуацию успеха», вовлекать в интересующую ребенка деятельность (игру, труд, учебу, досуг).

5. Обучать правильно относиться к неудачам.

6. Исправлять ошибки.

7. Уважать товарищей и взрослых.

8. Учить прощать друг другу слабости и недостатки.

9. Ребенок не должен чувствовать своей отсталости.

Памятка для родителей:

1. К каждому ребенку нужен свой подход;

2. Любить и уважать детей, какими бы они ни были;

3. Побольше общаться с ребёнком;

4. Посещение школьных мероприятий;

5. Не оставлять с проблемами наедине;

6. С детства объяснять ему, что хорошо, а что плохо;

7. Не оставлять воспитание на более позднее время;

8. Не унижайте и не оскорбляйте ребенка;

9. Не навешивайте ярлыки типа: “растяпа”, лодырь”, “неряха” и т. д. — это подрывает самоуважение и снижает самооценку;

10. Избегайте постоянных одергиваний и неоправданных запретов;

11. Отделяйте поступок ребенка от его личности: “Я люблю тебя, но то, как ты поступил, не одобряю”;

12. Объясните, как можно сгладить последствия плохого поступка;

13. Отличайте все позитивные изменения в поведении ребенка.

Для преломления синдрома неудачника взрослые должны дать ребенку ощущение успеха. При этом не сравнивать результаты ребенка ни с чем, кроме его собственных результатов; если же результаты по каким-то причинам снижаются, то не нужно ребенка ругать — просто выразите уверенность, что завтра все получится. Важно найти какую-то область деятельности, в которой ребенок сможет реализовать себя, пусть даже она не будет иметь прямого отношения к учебе. И пускай придется долго ждать успехов — уверенность и адекватная самооценка ребенка стоит этого.

Синдром Туретта и обучение в школе

Здравствуйте. Подскажите, как грамотно и без скандала решить следующую проблему. Ребенок учится в 3 классе общеобразовательной школы. Гиперкинезы с 3 лет, в этом году поставлен диагноз «синдром Туретта», имеются двигательные и вокальные гиперкинезы. Интеллектуально сохранен. Психиатр, который его наблюдает, не видит необходимости в индивидуальном обучении. Учитель знает о диагнозе ребенка, но, видимо, в силу каких-то обстоятельств, не совсем корректно, по-моему, строит обучение. Например, проверка техники чтения — ребенок прочитал вполовину меньше положенного по программе; диктант — пишет через предложение, потому как не успевает. С учителем беседовала и объясняла, что ребенок не может читать наравне со всеми, потому что после прочтения 2-3 слов у него идет череда вокализмов, на что тоже уходит время. И писать под диктовку, если переодически скручивает кисть, тоже очень сложно. От учителя неявно, но вполне понятно идет идея о переводе ребенка на домашнее обучение. Я с этим не согласна. Дома он делает домашнее задание самостоятельно, да, уходит больше времени, но ведь можно и на уроке организовать индивидуальные задания. Где же реализация ФГОСов, ориентир на индивидуальность. Только на бумаге.

Я прошу у Вас подсказать мне, как психиатр может написать заключение о том, что ребенок может, или ребенку необходимо обучение в общеобразовательной школе очно, а не надомно.

Синдром отличника: как помочь ребенку?

Пресловутым синдромом отличника страдают не только отличники и хорошисты. Желание быть лучшим и демонстрировать только позитивные результаты учебы может быть в равной степени присуще и закоренелым троечниками. Педагоги объясняют этот парадокс тем, что страх получить плохую оценку в школе или услышать о себе негативный отзыв заставляют детей активнее включаться в «гонку» школьных достижений.

Как формируется «синдром отличника»?

Стремление ребенка «всегда быть на высоте» и демонстрировать окружающим свою успешность зачастую является проявлением его глубокой неуверенности в себе. Причины этой неуверенности могут быть самыми разными. Обычно это комплексы по поводу своей внешности, отсутствия друзей, недостаточно высокого, по мнению ребенка, статуса семьи. Ребенок также может полагать, что родители недостаточно его любят. В этом случае стремление получать хорошие оценки может стать способом привлечь к себе внимание взрослых и доказать им свою значимость.

Нередко дети становятся продолжением амбиций своих родителей. Многие из них считают, для того чтобы сын или дочь чего-то достигли в жизни, нужно полностью посвятить себя ребенку. Детские психологи давно доказали факт, что поведенческие и психологические проблемы детей являются отражением внутренних установок их родителей и тех моделей поведения, которые приняты в семье. Папы и мамы, предъявляющие повышенные требования к себе, неосознанно переносят собственные качества и проблемы на детей, формируя у них так называемый «синдром отличника». При этом родители могут не предъявлять к ребенку конкретных требований. Дети тонко чувствуют настроение окружающих, интуитивно настраиваясь на их «волну».

Ребенок-перфекционист, как правило, очень остро переживает даже незначительные неудачи. Погоня за успехом и достижениями может обернуться для него депрессией. Ведь быть всегда лучшим – это тяжело как физически, так и морально. Такие дети теряют детскую непосредственность и умение радоваться тому, что есть хорошего в их жизни. У них возникают проблемы в общении со сверстниками.

Страх сделать что-то не так мешает перфекционисту учиться. Ребенок сильно переживает из-за учебных неудач, огорчается, допуская незначительную ошибку, боится ошибиться при ответе на уроке, а получив тройку, страдает. Есть случаи, когда такие дети вовсе бросали учебу.

О том, как правильно выполнять домашнее задание, родители и дети узнают, посмотрев очередной видеоурок на портале «Я–родитель». Советы дает детский психолог Екатерина Цуканова.

Как помочь ребенку избавиться от комплекса отличника?

Хорошая успеваемость в школе – это не признак того, что ваш ребенок подвержен синдрому отличника. Ему может быть действительно интересно учиться. Однако если за ценой пятерок стоят большие усилия и страх наказания, а школьные неудачи воспринимаются как катастрофы – это симптом того, что ребенку требуется помощь родителя или психолога.

Портал «Я–родитель» дает пять рекомендаций родителям, которые помогут ребенку избавиться от синдрома отличника.

1. Умерьте свои амбиции

Родителям стоит постоянно корректировать свои ожидания, чтобы они соответствовали способностям детей. Задумайтесь, насколько они соотносятся с возможностями вашего ребенка. Ведь максимум отметки для каждого ученика свой. У одного это пятерка, а у другого – тройка. Если вы хотите изменить что-то в своем ребенке, то начните с себя. Снизьте планку по требованиям к сыну или дочери, отказавшись от амбиций воспитать «идеального ребенка». А главное, пересмотрите свое отношение к успеваемости чада – успех в жизни не всегда зависит от оценок в школе!

Ознакомьтесь так же:  Вакцинация против пневмококковой инфекции инструкция

2. Воспитывайте правильное отношение к оценкам

Объясните ребенку, что с оценками он будет сталкиваться везде и всегда, а не только в школьной жизни. Однако нельзя, чтобы они полностью определяли его настроение и представление о самом себе. Убедите сына или дочь, что вы цените их независимо от их успехов в школе. Проявляйте к ним свою любовь и заботу вне зависимости от отметок в дневнике.

3. Не сравнивайте ребенка с другими детьми

Если вы не хотите вырастить неудачника, обиженного на весь мир и потерявшего уверенность в своих силах, перестаньте сравнивать своего сына или дочь с другими «успешными и талантливыми» детьми. Ругая одного и хваля другого ребенка, навязывая его как пример первому, вы противопоставляете их друг другу. Сам факт оценки тяжело травмирует психику ребенка, лишает его уверенности в родительской поддержке. Поступая таким образом, вы провоцируете чадо включаться в соперничество с более сильными учениками, что не всегда идет ему на пользу.

4. Дайте право на ошибку

Ожидать, что ребенок не будет совершать никаких ошибок, – значит проявлять по отношению к нему чрезмерную жесткость и давать неверное представление о жизни. Объясните своему чаду, что у него есть право ошибаться. Осознание этого поможет ему преодолеть страх сказать или сделать что-то неправильно.

5. Развивайте у детей чувство юмора

Детям, которые очень остро реагируют на мнение других людей, стоит напоминать, что они не обязаны быть идеальными в глазах окружающих. Постарайтесь развить у ребенка чувство юмора. Оптимист легче переживает жизненные невзгоды, лучше сходится со сверстниками и пользуется у них популярностью.

Надежда Малинкина

Пройдите тест на портале «Я–родитель» и узнайте, понимаете ли вы своего ребенка.

«Свобода в образовании»

Домашнее обучение в России и во всём мире

Я думаю, что каждый должен поступить в колледж и получить степень, а затем шесть месяцев поработать барменом и шесть месяцев таксистом. Так действительно можно стать образованным человеком. Аль Макгуайр, 1990

Новое на сайте

  • Чтение. Как это происходит у детей с ведущим правым полушарием 2017.10.24
  • Как обстоят дела с хоумскулингом? 2017.05.21
  • Уменьшение времени для свободной игры и рост числа психических заболеваний среди детей. 2016.03.07

Наши проекты

Юмор. И не только.

Откуда берутся свободные дети

Кен Робинсон о смене парадигмы образования

СДВГ и школа: проблема оценки нормы в ненормальных условиях

СДВГ и школа: проблема оценки нормы в ненормальных условиях

Причина постановки диагноза СДВГ заключается в непереносимости школой обычного человеческого разнообразия

По наиболее достоверным современным данным, в Соединенных Штатах около 8% детей в возрасте от 4 до 17 лет имеют диагноз СДВГ (синдром дефицита внимания и гиперактивности). Те же исследования отмечают, что у мальчиков эту проблему диагностируют в три раза чаще, чем у девочек, то есть приблизительно 12% мальчиков и 4% девочек демонстрируют дефицит внимания и гиперактивность. Подумайте: 12 процентов мальчиков — это один из восьми — был определен клиническими специалистами, с применением официальных диагностических критериев Ассоциации американских психиатров, как имеющий психические нарушения.

Если бы применялись критерии школьных учителей, цифры были бы еще больше. В одном исследовании выборки из 16 разных школ с более чем 3000 учеников учителей попросили заполнить стандартный диагностический опросник о нарушениях поведения учеников. В исследовании, где не сравнивались показания учителей с родительскими, у 23% учеников начальной школы и 20 % учеников средней школы диагностировали СДВГ. Шокирующие результаты. Выходит, по мнению учителей, каждый четвертый ученик начальной школы и каждый пятый в средней школе психически нездоров.

СДВГ можно назвать «синдромом конфликта со школой»

Что означает диагноз СДВГ? Попросту говоря, это неспособность ребенка адаптироваться к условиям обычной школы. Большинство диагнозов опираются на наблюдения учителей. Обычно «проблемный» ребенок становится источником постоянного раздражения учителей: он невнимателен, не выполняет заданий, мешает классу, вертится, болтает, — и учитель последовательно подводит родителей к мысли о необходимости консультации специалиста о возможном наличии СДВГ. Стандартные диагностические анкеты содержат мнение учителя и родителей относительно поведения ребенка. Если оценки отвечают заданным критериям, ставится диагноз. Ребенка затем могут посадить на такие препараты, как «Adderall» или «Concerta», и конфликтов в школе сразу становится гораздо меньше. Ребенок делает то, что сказал учитель, дисциплина в классе восстанавливается, и родители облегченно выдыхают: лекарство работает!

Диагностические критерии для СДВГ (как указано в официальном руководстве по диагностике Американской ассоциации психиатров) однозначно ставят на первый план оценку поведения в школе. В руководстве указано девять критериев, имеющих отношение к невнимательности, и девять критериев оценки гиперактивности и импульсивности. Если шесть из них полностью или набор из девяти в определенной степени и на протяжении длительного времени соответствуют вашему ребенку, ему ставят диагноз СДВГ — преимущественно невнимательность, преимущественно гиперактивность, или комбинированного типа.
Вот, для сравнения, полный список критериев непосредственно из инструкции DSM-IV:

Невнимательность
1. Часто не проявляет пристального внимания к деталям или делает ошибки по невнимательности в школьной работе, или других видах деятельности.
2. Часто имеет проблемы с удержанием внимания на задаче или игровой деятельности.
3. Часто кажется, что не слышит того, что ему непосредственно говорят.
4. Часто не следует инструкциям и не может закончить школьное задание, поручения или обязанности на рабочем месте (не по причине протеста или непонимания).
5. Часто имеет сложности с организацией деятельности.
6. Часто избегает, недолюбливает или не хочет делать что-то, требующее мыслительного напряжения в течение долгого времени (домашнюю или классную работу).
7. Часто теряет необходимые для деятельности предметы (игрушки, листки с заданиями, карандаши,книги,инструменты).
8. Легко отвлекается.
9. Часто забывчив в ежедневно повторяющихся занятиях.

Гиперактивность и импульсивность
1. Часто играет со своими руками или ногами, ерзает на месте.
2. Часто вскакивает с места, когда должен сидеть спокойно.
3. Часто бегает вокруг и лазает, в неподходящее для этого время и в неподходящем месте (подростки и взрослые могут испытывать сильное беспокойство).
4. Часто не может играть или отдыхать тихо.
5. Часто находится в движении или ведет себя, как будто заведенный.
6. Часто чрезмерно много и преувеличнно говорит.
7. Часто отвечает, не дослушав вопроса.
8. Часто не может дождаться своей очереди.
9. Часто вмешивается в игры других детей или встревает в разговоры.

Интересно, после прочтения списка кого-нибудь еще удивляет, что так много мальчиков награждают диагнозом СДВГ и что этот процесс инициируют именно учителя? Поднимите-ка руку! (Но ни в коем случае не отвечайте немедленно с места!)

Как удобно иметь этот официально признанный способ диагностики детей, которые не сидят на месте, не могут частенько следить внимательно за учителем, не выполняют заданий, лезут без очереди и отвечают с места! Раньше их называли непослушными. Иногда нахмуренно, иногда с улыбкой признания, что дети — это дети, или «это ж мальчишки». Но теперь-то мы знаем, что они по биологическим своим особенностям психически нездоровы. И, чудо из чудес, — у нас даже есть лекарство от этого. Мы дадим им мощное средство — препарат метилфенидата или амфетамина, действующий на мозг как кокаин (но без эйфории) и, по понятным причинам, продающийся строго по рецепту. Препарат работает. Дети становятся более управляемыми, и дисциплину в классе поддерживать проще.

Наиболее распространен подтип СДВГс преимущественно невнимательностью. Это состояние раньше называли ADD (нарушение внимания). Педиатр из Йельского Унивеситета, лечащий многих детей с этим диагнозом, признался как-то: «Этим диагнозом награждают непропорционально много детей — умных, креативных. Я всегда думаю, что эти дети находят свой внутрениий мир гораздо интереснее и богаче,чем мир классной комнаты и, естественно, фокусируют внимание на нем, в ущерб школьным занятиям. Верным средством для решения этой проблемы была бы сама школа, на которую я, к сожалению, повлиять не могу. Я просто могу помочь этим детям сконцентрироваться на школе, вернуть к ней свое внимание».

Почему так много детей не могут приспособиться к школе?

С точки зрения эволюции, школа является ненормальной средой. Ничего подобного в истории нашей эволюции не существовало. Школа — это место, где дети должны сидеть тихо подавляющую часть времени, слушать учителя, который говорит о не слишком интересных вещах, читать что сказали, писать, что задано, и выдавать скормленную им информацию на тестах. Как я раньше писал подробнее, до совсем недавних времен в истории человечества дети сами занимались своим образованием. Они следовали своим внутренним побуждениям, которые заставляли их задавать бесчисленные вопросы (свои вопросы, не чьи-то) и общаться с другими на равных, активно исследовать окружающий мир, учиться тем навыкам, которые им полезны в их среде при помощи свободной игры в смешанной возрастной группе.

С моей точки зрения на эволюцию неудивительно, что многие дети демонстрируют неприспособляемость к школе в форме СДВГ. Все нормальные дети испытывают, по меньшей мере, один вид трудностей в процессе приспособления к школе. Неестественно для детей (и не только для них) столько времени сидеть, игнорируя свои естественные вопросы и интересы, столько времени исполняя старательно то, что им сказано. Мы, люди, существа высокоприспособляемые, но не бесконечно. Можно настолько сильно изменить среду по сравнению с тем, что является нормальным, что многие просто не смогут вписаться в нее. И именно это происходит со школой.

Ознакомьтесь так же:  Сдать кровь на спид в калининграде

Неудивительно, что пик диагностирования СДВГ пришелся на 90-е годы, когда школа стала строже, когда ввели высокоселективные тесты, отказы в пересмотре, когда учителям приказали вести занятия по программе подготовки к стандартизованным тестам, которые все ученики обязаны сдать, иначе учитель теряет работу.

Школа не переносит нормального человеческого разнообразия.

Почему одни дети приспосабливаются к школе лучше других? Ответ лежит в сфере биологии. По эволюционным причинам человечество генетически разнообразно, и личностные особенности варьируют довольно широко.

Традиционно люди жили сообществами, а сообщества, как и индивидуумы в нем, выигрывают от разнообразия. Полезно, если кто-то более консервативен и сдержан по характеру, другой импульсивен, кто-то пассивен, а другой активен, кто-то осторожен, а другой безрассуден, и так далее. Все эти характеры вписываются в понятие нормальной личности. Когда люди свободны, они находят способы поведения и обучения, которые подходят их природе наилучшим образом. И вносят свой особый вклад в общество, в котором они живут. В нормальном сообщесте всегда найдется ниша, которую можно занять, и люди, естественно свободные, выбирают себе ниши, в которых могут чувствовать себя удобно и счастливо, ниши, соответствующие их природе.

Но современная школа не дает этого разнообразия ниш. Все должны делать одно и то же. Все должны сдавать одни и те же тесты. Некоторые, если не большинство, приспосабливаются по своей природной гибкости и сдают тесты, избегая поведения, за которое наказывают. Школа с них берет свой оброк, но это не так очевидно: это может быть общая тревожность, умеренная депрессия, цинизм, подавление инициативы и творчества, но в школьной системе это воспринимается как норма. До тех пор, пока эти характеристики не становятся экстремальными, диагноза не ставится. Диагноз ставится детям, которые конфликтуют с системой. И большинство из них — мальчики.

Биологическая особенность, предрасполагающая к СДВГ в школьной среде, очевидно, Y-хромосома. Мальчики по эволюционным причинам импульсивнее и менее уступчивы, чем девочки. Хотя и у мальчиков и у девочек данные характеристики имеют место быть, есть разница. Граница в распределении, при которой ставится диагноз СДВГ в современном обществе, находится в точке, где около 12% мальчиков и 4 % девочек. В другой среде, где они могли бы выбрать себе нишу, с этими детьми было бы все в порядке.

Показательная история

В заключение я хочу привести одну реальную историю, которая проиллюстрирует сказанное выше. Она об одном молодом человеке, которого я знал с 13 лет. Все школьные годы он был игрив, забавен, необычайно импульсивен и конфликтовал буквально со всеми учителями. Он редко когда выполнял задания до конца и мешал классу. Он на самом деле не мог сконцентрироваться ни на одном из уроков и, казалось, не мог не высказать немедленно, что у него было на уме в тот момент, а не то, что просили сказать. Родителей регулярно вызывали в школу. Когда школа направила его на диагностику СДВГ, мать отказалась. Как врач, она знала, что долговременные последствия воздействия на мозг человека препаратов от СДВГ не исследовались, но на животных подтвердилось их вредное воздействие. Мальчик демонстрировал все признаки СДВГ смешанного типа, и я не сомневаюсь, что, согласись его мать на диагностику, диагноз бы подтвердили. Благодаря снисходительному отношению завуча, школа переводила мальчика из класса в класс, несмотря на то, что он не выполнял заданий и проваливал тесты. Он окончил школу с самыми плохими оценками в классе.

Затем началась его лучшая часть жизни. Явно не подходя для института, он прошел стажировку и понял, что увлечен кулинарией и у него хорошо получается готовить. Поработав в ресторане, он получил рекомендации для поступления в школу поваров, где он показал отличные результаты. Сейчас, в возрасте 22 лет, он на хорошей работе в популярном, успешном ресторане в качестве помошника шеф-повара. В условиях, где требуется постоянное движение, деятельный ум, умелые руки, где надо выполнять несколько противоречащих друг другу задач одновременно, он блистает.

Он нашел свою нишу. Он ничего не вынес из школы за 13 лет, но, благодаря своей природной жизнерадостности, не сильно пострадал от школы. Когда он от нее освободился и стал заниматься тем, что ему интересно в реальном мире, он нашел свою нишу — и там процветает. Слава богу, что реальный мир совсем не похож на школу.

Проблемы детей в школе синдром

Синдром социальной дезориентации

Социальная дезориентация

Этот психологический синдром возникает в результате резкого изменения условий жизни ребенка. Наиболее частая причина такого изменения — поступление в школу. Для детей, которые до школы воспитывались только дома, изменение оказывается более резким, чем для тех, кто посещал детский сад, поэтому у них социальная дезориентация встречается чаще.

Иногда синдром социальной дезориентации складывается еще в дошкольном возрасте, в связи с поступлением ребенка в детский сад. Нередко его возникновение бывает вызвано переездом в другой город или другую страну. Чем сильнее изменение условий жизни, тем более вероятно возникновение этого психологического синдрома. Масштаб изменений, в свою очередь, определяется степенью различий между прежним и новым местом жительства. Так, переезд из деревни в большой город или наоборот скорее приведет к социальной дезориентации, чем переезд из одного большого города в другой или из одной деревни в другую.

Социальная дезориентация возникает отнюдь не у всех детей, чьи условия жизни резко изменились. Она появляется в тех случаях, когда понижена чувствительность ребенка к социальным нормам. В отличие от этого есть дети с высоким общим уровнем социализированности. Они достаточно легко встраиваются в новую жизнь, быстро начинают чувствовать новые требования, предъявляемые к ним, и новые ожидания окружающих. При пониженной чувствительности к социальным нормам единственное, что ребенок замечает, — это отмену тех или иных ограничений, имевшихся ранее. Появления новых ограничений он не осознает. Позиция школьника с социальной дезориентацией недифференцирована, поскольку ребенок не осознает норм и правил, определяющих школьную жизнь.

Основной особенностью психологического профиля детей с социальной дезориентацией является недостаточная иерархизация социальных норм. Из-за этого относительно часты нарушения весьма значимых норм (мелкое воровство, вандализм и т. п.), что составляет основную особенность деятельности этих детей. Реакция окружающих исходит из их представления о сознательном нарушении норм. Это делает ее неадекватной реальности, что еще больше «запутывает» ребенка, усиливая его дезориентированность.

Благодатной почвой для социальной дезориентации становятся гипертимный склад личности, импульсивность и гиперактивность, резко повышающие частоту столкновений ребенка с социальными нормами. Импульсивность — это склонность к совершению необдуманных действий. Их причиной становятся случайные внешние обстоятельства или столь же случайные собственные мысли и эмоции. Планирование действий и самоконтроль отсутствуют (или по меньшей мере недостаточно сформированы). Повышенная импульсивность может быть следствием как неврологических нарушений, так и педагогических просчетов (избалованности, чрезмерной опеки). Приведем пример.

Боре Р. 9 лет. Родители привели его к психологу с жалобой на многочисленные нарушения норм поведения дома и особенно в школе. Несколько раз он использовал в драках подвернувшиеся под руку палки (правда, все эти драки в итоге окончились бескровно). В классе неоднократно совершал мелкие кражи: похищал из чужих пеналов ручки, карандаши, ластики. Дома Боря как-то устроил небольшой поджог (не нанесший, по счастью, существенного урона). Последнее его «прегрешение » состоит в том, что он изрезал ножницами свитер на своем однокласснике.

Боря — хрупкий сероглазый мальчик. Он держится открыто и доброжелательно. Историю с изрезанным свитером объясняет просто: у него оказались ножницы, а сосед был в красивом свитере — вот ему и стало интересно вырезать из него кусочек. Все попытки выяснить у Бори причины его проступков наталкиваются на реакцию типа: «так вышло», «так получилось», «не знаю почему». В дальнейшей беседе выясняется, что, по его мнению, к нему, Боре, все придираются. Других мальчиков не ругают, хотя они тоже шалят, а его всегда ругают и даже хотят перевести в школу для хулиганов. А он ничего особенного не делает — он такой же, как все.

Психологическое обследование показывает, что интеллект у Бори нормальный, даже чуть выше среднего возрастного уровня. У мальчика понижена чувствительность к социальным нормам, а главное — отсутствует понимание их иерархии, относительной значимости разных норм. Для него рядоположены правила типа «нельзя вертеться на уроке» и «нельзя бить палкой по голове одноклассника за то, что он тебя дразнил».

В детстве Боря был болезненным мальчиком, и в детский сад его не отдавали. Нормы школьной жизни оказались для него совершенно незнакомыми и непривычными, и у него с первого же класса начались нарушения поведения.

Как правило, взрослые не понимают, что поведение ребенка с социальной дезориентацией — это не сознательное нарушение правил, «хулиганство», а следствие незнания и непонимания этих правил. Обычно они считают, что ребенку вполне достаточно объяснить: «Это делать можно, а этого — нельзя». И они старательно объясняют: «Нельзя вертеться на уроке, нельзя бегать по коридору во время перемены, нельзя резать ножом чужой свитер. » Подобные педагогические проработки дополнительно усиливают неразбериху, царящую в голове у «нарушителя». Он окончательно запутывается в том, какие правила — основные, главные, а какие — второстепенные.

Конечно же, он знает, что нельзя портить вещи, воровать, драться, играть с огнем. Но ведь запретов так много! Все их даже трудно перечислить. Нельзя вертеться на уроке, бегать по коридору во время перемены, подсказывать, списывать, обманывать, грубить старшим, переходить улицу в неположенном месте, ковырять в носу, курить, дразнить девчонок.

Ознакомьтесь так же:  Кардиоренальный синдром это

Ребенок видит, что многие из его сверстников безнаказанно нарушают правила: вертятся на уроке, бегают по коридору на перемене. Из этого он делает вполне естественный вывод о том, что не страшно, если и он сам нарушит какое-нибудь из правил: например, побьет палкой своего обидчика. Отсюда и происходит Борино недоумение по поводу того, что его регулярно наказывают, а других ребят — нет, хотя они тоже не ангелы.

При социальной дезориентации детей обычно приводят к психологу с поведенческими жалобами. Чаще всего родители или учитель рассказывают о грубых нарушениях социальных норм: вандализме (то есть уничтожении или повреждении материальных ценностей), мелком воровстве и т. п. При обследовании часто бросается в глаза несоблюдение дистанции, обычной для общения ребенка с посторонним взрослым. В отличие от детей с уже сформировавшейся антисоциальной установкой при социальной дезориентации почти никогда не встречается негативистическая позиция, враждебность к проверяющему.

Среди детей с социальной дезориентацией преобладают экстраверты (то есть дети, стремящиеся к широкому общению). Вместе с тем у них, как правило, обнаруживается недостаточность межличностных связей и их поверхностность. Это объясняется неумением строить контакты с окружающими. Нарушения общения со сверстниками дополнительно повышают вероятность развития ребенка по асоциальному или антисоциальному пути.

Как правило, неискушенный человек, сталкиваясь с социально дезориентированным ребенком, склонен объяснять происходящее грубыми ошибками воспитания. Он не так уж далек от истины. Действительно, в большинстве случаев и родители таких детей сами недостаточно хорошо ориентируются в социальной действительности. И все же, как мы уже увидели, подлинная проблема лежит глубже. Такой ребенок не просто плохо воспитан. У него не сформирована одна из важнейших психологических способностей: чувствительность к требованиям и ожиданиям той социальной среды, в которой он находится.

К подростковому возрасту у ребенка с социальной дезориентацией часто складывается представление о враждебности и несправедливости окружающего мира.

Начатки такого представления можно видеть уже в приведенном выше примере. Боря не понимает, что нарушения других детей, оставляемые без наказания, гораздо более безобидны, чем его собственные, регулярно наказываемые. Из-за этого он проникается убежденностью в несправедливом отношении к себе со стороны учителей, директора школы и даже его собственных родителей. Такое убеждение очень опасно: оно ведет к представлению о том, что вся жизнь устроена несправедливо, что сами нормы общества неправильны, — то есть к сознательной асоциальной или даже антисоциальной установке. Разница между асоциальностью и антисоциальностью в том, что асоциальный ребенок не обращает внимания на социальные нормы и правила, а антисоциальный целенаправленно их нарушает.

Описанное отношение к миру приводит к тому, что важнейшей особенностью психологического профиля подростка становится самосознание изгоя, отвергаемого обществом. Это и дало нам основания назвать складывающийся синдром отверженностью. На враждебность окружающего мира подросток реагирует агрессией и антисоциальными проявлениями, составляющими характерную особенность его деятельности. Ответная враждебная реакция социального окружения подтверждает и поддерживает представления подростка о мире и о себе.

Сергею И. 14 лет. Родители жалуются на то, что он стал замкнут, упрям, постоянно проявляет негативизм.

Три года назад семья переехала в Москву из военного городка в Крыму. Мальчик с трудом адаптировался в новом окружении. Учителя жаловались на его поведение, отмечали «хулиганские выходки» как во время уроков, так и на переменах. Сережа стал часто прогуливать уроки. Администрация дважды ставила вопрос о его исключении из школы, но родителям оба раза удавалось погасить конфликт. В период жизни в Крыму поведение Сергея также вызывало нарекания, но жалоб было существенно меньше.

В первое время после переезда Сережа часто бывал возбужден, находился в приподнятом настроении. Он проводил много времени на улице или в сквере около дома, пытаясь принимать участие в развлечениях своих сверстников. Эти попытки не встречали у них положительной реакции. Со временем Сережа их прекратил и стал большую часть времени проводить дома. Однако иногда он уходит на целый день, выбирая для своих прогулок уединенные места.

Психологическое обследование выявило высокий уровень эмоциональной напряженности. Сережа воспринимает свое социальное окружение (включая и взрослых, и сверстников) как враждебное по отношению к себе. Во время обследования держится настороженно и подозрительно. Он идеализирует свою прежнюю жизнь в Крыму, хочет туда вернуться. Москву называет «бандитским городом». Мальчик выраженно экстравертен. Фрустрация (неудовлетворенность) потребности в общении переживается им очень остро.

На этом примере хорошо видно, как развивается конфликт недостаточно социализированного ребенка с обществом. Отношения со взрослыми нарушаются из-за отклонений в поведении (по типу социальной дезориентации). Отношения со сверстниками не выстраиваются, поскольку ребенок не в состоянии освоить принятый в данной группе стиль общения. В итоге мальчик остается в полной изоляции.

Социальная изоляция и отверженность — психопатизирующие психологические синдромы. Применение взрослыми стандартных средств воздействия (наказание, помещение подростка в закрытое учебное заведение и т. п.) дополнительно повышает вероятность развития личности по антисоциальному типу.

Рекомендации родителям ребенка с социальной дезориентацией

Рассмотрим принципы преодоления социальной дезориентации на примере работы с Борей Р.

С Борей в течение года проводилась психокоррекционная работа. Главное, что было ему необходимо, — это научиться соотносить между собой разные социальные нормы по степени их значимости. Важнейшая роль в этом принадлежит родителям. На первом этапе они должны были полностью прекратить любые наказания и замечания за мелкие проступки, но неукоснительно пресекать (и наказывать) серьезные. Лишь убедившись в том, что наиболее грубые нарушения норм полностью прекратились, можно было делать следующий шаг.

Однако, как часто бывает в подобных случаях, они и сами недостаточно отдавали себе отчет в том, какие нарушения можно считать мелкими, а какие должны быть признаны серьезными. Пришлось не одну встречу посвятить разбору как конкретных жизненных ситуаций, так и общих вопросов о том, что представляет собой меньшее зло: обман или воровство? драка или грубые слова? нежелание убирать свои вещи или склонность портить чужие?

Папа утверждал, что все это плохо. О каких оттенках тут можно говорить? Пришлось обратиться к уголовному кодексу: все перечисленные в нем преступления плохи, но все же они очень сильно различаются по тяжести. Так же и детские проступки: например, обманывать плохо, но все же лучше, чем воровать.

Подобную же работу психолог проводил с самим Борей, но, конечно, ее формы были совсем другими. Вот пример одного из специальных занятий, направленных на иерархизацию норм (то есть соотнесение их по важности и значимости). По просьбе психолога Боря нарисовал нескольких мальчиков: «очень хорошего», «довольно хорошего, но не самого хорошего», «среднего, обычного», «плохого, но не очень» и «очень плохого». Затем началось обсуждение поведения каждого из них:

— Что такого делает этот мальчик, из-за чего его можно назвать очень хорошим?
— Он не крадет вещи.
-Конечно, нет. И все-таки то, что он никогда не ворует, еще не значит, что он очень хороший. Наверное, это ты сказал не про очень хорошего, а про среднего, обычного.

На таких занятиях мальчик с помощью психолога четко определял градации (степень положительности или отрицательности тех или иных поступков). Нередко также обсуждались так называемые моральные коллизии — вопросы о том, можно ли нарушить то или иное правило в той или иной ситуации.

Можно ли проехать на красный свет, если очень торопишься? А если не просто торопишься, а опаздываешь на работу? А если от этого зависит жизнь человека? При таких обсуждениях приходится постоянно помнить, что моральные нормы и нормы закона не всегда совпадают. Обсуждения проводились именно с точки зрения морали.

Через некоторое время наиболее грубые нарушения правил у Бори прекратились. Обрадованные родители решили, что теперь уже они смогут «одним махом» прекратить все оставшиеся негативные проявления. Пришлось их разочаровать. Даже на этом — довольно позднем — этапе работы нельзя хвататься за все сразу. Надо выбрать какую-то одну область и сосредоточить усилия на ней (опять же оставляя пока без внимания все прочие нарушения). Так, шаг за шагом, удается постепенно ввести поведение ребенка с социальной дезориентацией в нормальные рамки.

Предотвращение этого психологического синдрома строится на тех же принципах, что и его коррекция. Главное условие — это естественное соответствие между тяжестью совершаемых ребенком проступков и следующего за ними наказания. Если наказание определяется не степенью вины, а настроением родителей или учителя, то детям трудно разбираться в «устройстве» социальной жизни. Гиперактивный ребенок нередко оказывается в ситуации постоянного наказания, так как не проходит часа, чтобы он не совершил чего-либо недозволенного. Из этого следует только один вывод: все мелкие нарушения должны оставляться без внимания и уж, во всяком случае, не должны влечь за собой наказания.

Социальная дезориентация поддерживается нарушениями общения со сверстниками, поэтому и в этом случае будут полезны «симптоматические» рекомендации по налаживанию такого общения.

Как мы видим, психологический синдром социальной дезориентации вполне можно преодолеть. Еще лучше, если удалось не допустить его возникновения. Как и при других психологических синдромах, главное — это не поддерживать порочный круг, при котором наше собственное поведение усиливает беспокоящие нас проявления в поведении детей. А для этого важно перенести центр тяжести с наблюдений за ребенком на наблюдения за своими собственными (родительскими, учительскими и т. п.) реакциями.

Рекомендации по преодолению психологического синдрома отверженности в принципе таковы же, как и при социальной дезориентации. Однако в этом случае индивидуальной работы с ребенком и рекомендаций, даваемых его родителям, обычно оказывается недостаточно. При отверженности наиболее эффективна групповая работа.

About the Author: Doctor