Признаки начальной шизофрении

Проблема своевременного выявления поражений ЦНС и/или их последствий чрезвычайно актуальна в связи с их широкой распространенностью, высоким риском неблагоприятных последствий и декомпенсацией в последующие этапы жизни.

В рамках диагностики «Нейротест» проводится определение ряда иммунологических показателей сыворотки крови, связанных с процессами развития и функционирования мозга. Для данной методики исследования требуется небольшое количество капиллярной крови (0,2-0,3 мл), забор которой может быть произведен из пальца. Технология «Нейротест» дополняет клиническое психоневрологическое обследование и способствует объективной оценке состояния нервной системы.

Данная методика исследования проводится совместно с клинической лабораторией молекулярной химии Научного Центра Психического здоровья РАМН (проф. Т.П. Клюшник).

В основе новой технологии лежат многократно подтвержденные результаты исследований, свидетельствующие о существовании тесной взаимосвязи между нервной и иммунной системами и о вовлеченности иммунных механизмов в формирование патологических состояний нервной системы, в том числе и поражений мозга различного генеза. Технология включает определение ряда показателей, характеризующих состояние врожденного и приобретенного иммунитета:

  • активность лейкоцитарной эластазы (ЛЭ) — протеолитического фермента, вовлеченного в процесс повреждения эндотелия сосудов гемато-энцефалического барьера;
  • активность α1-протеиназного ингибитора (α1-ПИ), характеризующего состояние антипротеолитического (компенсаторного) потенциала сыворотки крови;
  • уровень аутоантител к четырем нейроантигенам, характеризующий состояние специфического В-лимфоцитарного звена.

Все вышеперечисленные показатели, взаимодополняя друг друга, позволяют комплексно оценить состояние иммунитета и выявить наличие патологического деструктивного процесса в ткани мозга, уточнить его тяжесть, а также выраженность компенсаторного потенциала.

Показания к использованию

Технология «Нейротест» предназначена для клинического использования в психиатрии и неврологии. В рамках диагностики шизофрении технология позволяет оценить остроту состояния (обострение или становление ремиссии), эффективность проводимого лечения и отражает выраженность негативных расстройств. У детей данная методика позволяет проводить дифференцированную диагностику шизотипических расстройств, определить тяжесть дизонтогенеза (степень подверженности шизофрении), при задержках психомоторного развития можно определить степень задержки. Показатели анализа отражают особенности нейроанатомической организации мозга.

При использовании данной технологии исследование следует проводить не ранее, чем через 2–3 недели после перенесенного острого инфекционного заболевания. Это ограничение связано с тем, что в состав данной технологии, наряду с оценкой специфических противомозговых иммунологических реакций, входят также методы оценки состояния неспецифического иммунитета, активаторами которого являются как патогенные микроорганизмы, так и ряд эндогенных молекул, включая продукты тканевой деструкции.

Противопоказания к использованию

Эффективность использования

Использование технологии «Нейротест» позволяет объективизировать состояние нервной системы, выявить деструктивный процесс нервной системы на ранних, часто доклинических этапах, что может способствовать своевременному назначению адекватных способ терапии и снижению процента тяжелых форм психо-неврологических заболеваний.

Использование технологии «Нейротест» позволяетопределять степень тяжести деструктивного процесса в мозге, а также выраженность компенсаторного потенциала, что способствует оптимизации терапевтических мероприятий, в том числе лекарственной терапии.

Использование технологии «Нейротест» позволяет проводить мониторинг состояния нервной системы, объективно оценивать эффективность терапии.

Симптомы шизофрении

Шизофрения — это достаточно распространенное психическое расстройство. В нашей стране оно встречается у 1% от всего населения. Существует мнение, что шизофрения неизлечима, так как она является хроническим заболеванием психики. Однако статистические данные свидетельствуют об ином. Установлено, что эффективное лечение после первого психотического эпизода заканчивается полным выздоровлением в 25% случаев, в 50% — возможно ограничение течения болезни несколькими эпизодами, а в 25% — развивается затяжная хроническая форма.
Если лечение проводится высокопрофессиональным специалистом с использованием современных методов лечения, то при раннем обращении можно достичь устойчивой ремиссии в 62% случаев. Термин « ремиссия» означает, что проявления и обострения болезни не будут наблюдаться. Для достижения хорошего результата лечения очень важен правильный подбор препарата, а также его дозировки. Важно также, ответственное отношение пациента и его окружения к выполнению назначенного лечения, которое должно проводиться регулярно и строго по плану лечения, назначенного врачом. Своевременно начатая терапия значительно увеличивает шансы на излечение, а поэтому, при появлении каких-либо подозрений на психическое расстройство, необходимо срочно обращаться за медицинской помощью. Для шизофрении характерны два вида симптомов: негативные и позитивные ( продуктивные).

Позитивные симптомы шизофрении

Позитивные симптомы обычно появляются при первом приступе, знаменуя собой начало шизофрении. К позитивным симптомам относятся бред, галлюцинации, деперсонализация и дереализация.

Галлюцинации

При шизофрении наблюдаются галлюцинации, чаще всего слуховые. Слуховые галлюцинации — это наиболее распространенная форма галлюцинаций, которую многие исследователи объясняют нарушениями в височной извилине. Для шизофрении в большей степени характерны слуховые псевдогаллюцинации, которые больным ощущаются как голоса в голове ( то есть существующие только во внутреннем мире пациента и не отождествляются с реальными объектами). А в свою очередь истинные слуховые галлюцинации проецируются во внешний мир, и больной считает, что звуки или слова он слышит откуда-либо извне ( например, за стенкой квартиры).

Больной шизофренией слышит различные звуки, разговоры. Они могут быть тихими или громкими, и часто неприятны больному.
В случае восприятия больным приказывающих голосов, говорят об императивных галлюцинациях. Они наиболее опасны, так как, следуя указаниям этих голосов, больной может совершать опасные поступки по отношению к себе или окружающим. Часто больные пытаются скрыть наличие галлюцинаций, но они часто выдают себя — прислушиваются к чему-то, разговаривают сами с собой. Благодаря этому окружающие могут понять, что с человеком что-то не так. Если человек отвечает невпопад, замирает и к чему-то прислушивается без видимых причин, то есть высокая степень вероятности наличия у него галлюцинаций.

Бред

Бред — это устойчивые патологические убеждения, которые не поддаются внешней корректировке. Бред классифицируют по направленности убеждений пациента. К примеру, пациент убежден, что ему изменяет супруг — это бред ревности. Если считает, что его преследуют с целью убить или скомпрометировать — это бред преследования и т. д. Это психическое расстройство может представлять опасность, так как в этом состоянии человек нередко совершает неадекватные поступки. Если у человека развивается бредовое расстройство, то близкие люди могут отметить ряд странностей в его поведении и забить тревогу. При развитии бреда характерно появление экзотических интересов или их внезапное изменение, чрезмерное увлечение эзотерикой, религией. Могут высказываться мысли о преследовании со стороны спецслужб или реальных людей, которым, например, больной должен денег. Заболевший всерьёз может полагать, что он наделен сверхспособностями, что ему или его близким, хотят причинить вред и т. д.

Основным критерием бреда является полная уверенность больного в своей правоте, переубедить его обычно невозможно, как бы ни абсурдны были его убеждения. В случае проявлений галлюцинаций и бреда необходима срочная госпитализация больного, так как очень важно выявить причину психоза. Данные симптомы характерны не только для шизофрении и правильная постановка диагноза обеспечит скорейшее выздоровление.

Деперсонализация и дереализация

Синдром проявляется нарушением восприятия больным собственной личности, а также окружающей действительности. Больному окружающий мир представляется нереальным, как в спектакле или во сне, а все события как будто происходят не с ним. При этом человек чувствует, что его тело свободно от его ощущений, и он наблюдает за собой со стороны, а его тело как будто мертво. При этом могут наблюдаться расстройства ощущения времени, нарушение эмоциональных реакций, при этом критическое отношение к своему состоянию чаще всего сохранно.

Негативные признаки шизофрении

Негативные симптомы появляются, как правило, вслед за первым психотическим эпизодом. У больного снижается социальная активность, отмечается замедление реакций, он становится замкнутым, стремится к одиночеству. Эти признаки с течением времени нарастают, становятся более отчетливыми и усугубляются после каждого психотического эпизода. Именно поэтому, очень важно, предотвращать возникновение новых обострений, совершая своевременные профилактические визиты в специализированное медицинское учреждение и строго выполняя назначенное лечение.

Негативные симптомы шизофрении проявляются следующим образом:

  • Ухудшается мышление: больной утрачивает способность усваивать полный объем информации.
  • Снижается внимание: больному трудно концентрировать свое внимание на чем-либо, переключаться между задачами.
  • Обеднение речи: словарный запас сокращается, темп речи снижается, характерны долгие паузы в беседе, бессвязная речь.
  • Снижение социальной активности: больной становится пассивным, снижается его трудоспособность.
  • Утрата интересов: больной проявляет безразличие к происходящему в окружающем мире,

Негативные симптомы обедняют жизнь больного, затрудняют, а иногда делают невозможной трудовую деятельность. Избавиться полностью от них нельзя, но можно и нужно остановить их прогрессирование. Для достижения этой цели важно подобрать правильное лечение. Оно должно быть комплексным и предполагать, наряду с немедикаментозными методами лечения, лекарственную терапию.

В нашей клинике применяются антипсихотические средства — высокоэффективные препараты последнего поколения. Доза препарата подбирается индивидуально, с помощью анализа крови на концентрацию препарата. Это позволяет ограничиться приемом одного препарата, достигая максимального эффекта и, одновременно снижая вероятность проявления побочных действий.

Помимо медикаментозной терапии мы применяем биофизические методы лечения . Их использование также направлено на уменьшение количества лекарственных препаратов и повышение эффективности лечения. Биофизические методы лечения показывают хорошие результаты по преодолению таких симптомов, как бред и галлюцинации.

Не менее эффективны психотерапия и психообразование . Эти методы помогают больному преодолеть негативные эмоции, восстановить утраченные навыки и вернуться к полноценной нормальной жизни. Очень важным моментом психообразования является осознание пациентом своего заболевание, что помогает ему узнавать появляющиеся признаки обострения и предотвращать их развитие.

Также при работе с негативными симптомами очень важно построение программы социальной и трудовой реабилитации больного, так как именно развитие негативных симптомов очень сильно ухудшает адаптивные возможности человека. Пассивность, снижение волевого контроля и ухудшение когнитивных функций приводят к замкнутости и изоляции больного. Очень важно в ходе восстановления после психотического эпизода возвратить человека к привычному образу жизни и профессиональной деятельности. Для этого в клинике « Психическое здоровье» применяет групповая терапия, коммуникативные тренинги и работа по восстановления бытовых и профессиональных навыков.

Подозреваете шизофрению у близкого человека? Позвоните нам

Ознакомьтесь так же:  Группа паранойя все песни

Лечение шизофрении

Шизофрения — это психическое заболевание, которое характеризуется неадекватными идеями воздействия или преследования и галлюцинациями («голосами» и «видениями»). Другой важный симптом — это постепенное исчезновение эмоций и воли: человек становится черствым, холодным и ничего не хочет делать. Такое состояние требует длительного лечения у опытного психиатра, даже когда острые симптомы стихли.

Список наших специалистов, которые консультируют пациентов с шизофренией, вы найдете внизу страницы.

Прогноз зависит от своевременности оказания помощи и ее уровня при болезни шизофрения. Симптомы и лечение у каждого пациента свои, поэтому обращаться нужно к опытному специалисту, в пользу которого говорят многочисленные благодарные отзывы клиентов .

Интерпретацию признаков и лечение шизофрении должен проводить грамотный специалист, который не просто назначит стандартные препараты, но и добьется стойкой ремиссии (выздоровления). При отсутствии индивидуального подхода и оптимального лечения обострения становятся более частыми, возрастает риск госпитализации и снижается качество жизни.

Проверенные способы лечения шизофрении — это медикаментозная поддержка и психотерапия. При грамотном сочетании этих методов специалистам удается успешно контролировать основные проявления заболевания.

Как лечить шизофрению

Побороть шизофрению можно лишь под руководством квалифицированных врачей. Психиатры используют в лечении шизофрении современные препараты — они хорошо переносятся по сравнению с предыдущими поколениями и при этом так же эффективны. Применяют:

  • нейролептики (антипсихотики);
  • транквилизаторы (противотревожные) и седатики (успокоительные);
  • антидепрессанты.

Нейролептики устраняют галлюцинации и бредовые идеи. В начале их чаще вводят парентерально (внутримышечно или внутривенно), как только пациенту становится легче, переходят на таблетированные формы. В дальнейшем препараты этой группы используют в качестве поддерживающей терапии, что снижает риск обострений в будущем.

Конкретный препарат, его дозировку или комбинацию лекарств врач всегда назначает индивидуально: в зависимости от жалоб и симптомов, возраста, пола и сопутствующих заболеваний.

Нейролептики составляют основу медикаментозного лечения шизофрении, но при необходимости врач назначает симптоматические препараты. Тревога, подавленное настроение, возбуждение и неусидчивость, проблемы со сном требуют назначения лекарства из соответствующей группы.

Препараты в психиатрии обладают сразу несколькими эффектами — корректируют поведение, придают сил или, наоборот, успокаивают, убирают галлюцинации. Только грамотные врачи с многолетним опытом знают, как лечить шизофрению комбинацией современных препаратов, чтобы добиться наилучшего результата и избежать побочных эффектов.

Чтобы закрепить эффект медикаментозной терапии, пациентам с шизофренией рекомендуют пройти курс психотерапии или БОС-терапии .

В то время как лекарственные средства помогают купировать острые симптомы, психотерапия позволяет проработать психологические и поведенческие проблемы. Беседа с опытным специалистом учит управлять симптомами, способствует скорейшей адаптации и возвращению к нормальной жизни. Психотерапевтические сеансы позволяют выявить ранние признаки рецидива и разработать план его предотвращения.

Лечится ли шизофрения? Да, при регулярном лечении у грамотного психиатра удается значительно снизить интенсивность рецидивов и достигнуть длительной ремиссии. Ремиссия может длиться годами, что позволяет пациенту вернуться к семейной и социальной жизни.

Где в Москве лечат шизофрению?

Определить, как помочь больному шизофренией и куда обратиться с такой серьезной проблемой, непросто.

К сожалению, государственное здравоохранение имеет низкую финансовую поддержку и, следовательно, дефицит специалистов. Врачи работают на несколько ставок, каждому пациенту могут уделить максимум 10–15 минут. В государственных больницах редко закупают современные препараты, а ведь именно они позволяют добиться наилучшего результата при минимальных побочных действиях.

В частных клиниках лечение шизофрении проводят опытные специалисты, которые придерживаются современных мировых стандартов диагностики и лечения. Только в частных учреждениях доступен индивидуальный подход к каждому клиенту и есть возможность проводить курсы терапии. Только так человек живет не от госпитализации до госпитализации, а возвращается к нормальной жизни, проводит время с родными и продолжает работать.

Частные психиатры могут уделить пациенту столько времени, сколько нужно. Выбирать специалиста нужно по опыту, образованию и отзывам пациентов.

Реабилитация при шизофрении — это регулярная психотерапия, которая доступна только в частных клиниках. Специальные методики и тренинги (индивидуальные, семейные и групповые) помогают справляться с симптомами, вовремя замечать и останавливать обострение.

Чтобы избежать обострения болезни, важно научиться справляться со стрессом и тяжелыми ситуациями. БОС‑терапия (терапия на основе биологической обратной связи) дает человеку контроль над своим телом: обучает релаксации, правильному, диафрагмальному дыханию, снимает напряжение мышц. Чем лучше человек владеет собой, тем меньше опасность рецидива.

Всё это обеспечивает пациенту успешное возвращение в общество и социальную автономность.

Нейрофизиологическая тест-система

Нейрофизиологическая тест-система — это набор нейрофизиологических методик, которые используются для максимально точной диагностики заболевания, подбора наиболее оптимальных методов терапии, а также для контроля эффективности лечения. Данный комплекс методик позволяет выявить объективные критерии для составления полной картины психического заболевания на генном уровне.

Нарушения в отдельных генах могут влиять не только на активность соседних генов, но и на работу определенных нервных контуров, что может быть тесно связано с биологическими процессами в мозге. На выраженность этих нарушений могут влиять психотропные препараты, и это позволяет использовать данные тесты для оценки эффективности терапии. Данные тесты позволяют обнаружить своеобразные «биологические маркеры» предрасположенности к тому или иному психическому заболеванию на генетическом уровне, поэтому их применение в психиатрии позволяет производить точную диагностику на любом этапе лечения.

В нейрофизиологической тест-системе для выявления нарушений на генном уровне применяются:

  • тест с антисаккадами
  • предстимульное торможение стартл-рефлекса (СР)
  • торможение вызванной волны Р50

Антисаккады

Исследование антисаккад у больных шизофренией применяется для изучения как нейроанатомических, так и генетических механизмов заболевания. Тест с антисаккадами используется для выявления лобной дисфункции. Для проведения теста пациент располагается в кресле в затемненной комнате, перед ним на мониторе компьютера предъявляются зрительные стимулы-мишени. С помощью специальной аппаратуры фиксируются движения глаз испытуемого и ЭЭГ. Затем проводится анализ успешности выполнения теста (по движениям глаз) и активности коры в период подготовки антисаккад (с помощью методики динамического картирования амплитуды медленных потенциалов ЭЭГ), что позволяет оценить функциональное состояние лобной коры головного мозга.

Проведение исследования занимает около одного часа.

Вызванная волна P50

Во время данного исследования пациент располагается в кресле с открытыми глазами. Через наушники с компьютера подаются повторяющиеся парные звуковые стимулы (щелчки) и регистрируется ЭЭГ. Проводится анализ компонента Р50 вызванного потенциала ЭЭГ, т.е. позитивной волны с латентностью 50 мс. Анализ выраженности торможения компонента Р50 на 2-й стимул в паре позволяет оценить эффективность системы сенсорной фильтрации на стадии предвнимания. Снижение эффективности сенсорной фильтрации характерно для расстройств шизофренического спектра.

Вызванная волна P300

Во время данного исследования испытуемый располагается в кресле с закрытыми глазами. Через наушники с компьютера подаются повторяющиеся звуковые стимулы (75 дБ, 50 мс), из которых 80 % составляют незначимые стимулы (с высотой тона 1000 Гц) и 20% — значимые стимулы (с высотой тона 2000 Гц), в ответ на которые испытуемый должен нажимать на клавишу. Регистрируется ЭЭГ (19 каналов). Проводится анализ амплитуды и латентности компонента Р300.

Предстимульная модификация акустического стартл-рефлекса

Стартл-рефлекс — это врожденная реакция человека (вздрагивание) на внезапный громкий звук. Нарушения модификации стартл-реакции выявляются при шизофрении, уже на ранних стадиях заболевания.

В ходе эксперимента испытуемый располагается в кресле с открытыми глазами. Звуковые сигналы подаются через наушники. Величина стартл-реакции оценивается по электроокулограмме, для чего с внешней стороны глаз и над бровями испытуемого накладываются электроды. Исследование занимает около 30 минут.

Предстимульная модификация стартл-рефлекса, также как и торможение волны Р50, связана с процессами сенсомоторной фильтрации на ранних стадиях внимания. Однако показано, что эти феномены имеют различные нейрофизиологические, нейрохимические и генетические механизмы. Поэтому дефицит торможения Р50 и модификации стартл-рефлекса отражает нарушения в разных структурах мозга, и является информативным для диагностики и выбора терапии.

Исследование проводит д.б.н., руководитель лаборатории клинической нейрофизиологии Киренская Анна Валерьевна.

Лечебные мероприятия проводятся на базе Центра психотерапии «Алвиан».

Три стадии шизофрении

Врачи говорят, что тяжелые физические болезни протекают в три стадии:

  1. На первой организм мобилизует все ресурсы.
  2. На второй возникает равновесие, организм приспосабливается к заболеванию.
  3. На третьей наступает истощение, больной орган (или весь организм) перестает справляться с «работой».

Диагностикой и лечением шизофрении должен заниматься опытный врач-психиатр .

Течение шизофрении напоминает течение тяжелых болезней тела. Выделяют три стадии шизофрении: овладение, адаптацию и деградацию. Выраженность и продолжительность этих стадий существенно варьируются.

Первая стадия шизофрении: овладение

Из привычного, предсказуемого реального мира пациент переходит в искаженный, фантасмагорический мир видений, галлюцинаций, необычных красок и непривычных пропорций. Меняется не только его мир — меняется и он сам. При бурном течении шизофрении в своих глазах человек становится героем или изгоем, спасителем вселенной или жертвой мироздания.

Если изменения происходят постепенно, на первой стадии шизофрении может преобладать тревога, растерянность и страх: с окружающим миром явно происходит что-то не то, мотивы людей не ясны, но ничего хорошего не сулят — нужно готовиться либо к обороне, либо к бегству.

Первую стадию шизофрении можно назвать периодом открытий и озарений. Пациенту кажется, что он видит суть вещей и истинный смысл событий. В этой фазе нет места рутине и спокойствию.

Открытие нового мира может быть прекрасным (например, при ощущении всемогущества) или ужасным (при осознании коварных замыслов врагов, которые якобы травят пациента, убивают его лучами или читают его мысли), но спокойно пережить перемены невозможно.

Случается, что пережив яркую, бурную фазу овладения, пациент полностью возвращается к нормальной жизни. А при неблагоприятном течении шизофрении короткие, почти незаметные периоды овладения и адаптации быстро сменяются длительной фазой деградации.

Вторая стадия шизофрении: адаптация

Пациент привыкает к изменениям. Чувство новизны утрачивается. На второй стадии шизофрении бред, галлюцинации и прочие проявления болезни становятся обыденными. Иллюзорный мир уже не заслоняет реальность. Две действительности более или мирно сосуществуют в сознании человека.

Для этой стадии шизофрении характерна так называемая «двойная ориентация»: пациент может видеть в соседе злобного инопланетянина и, одновременно, хорошо знакомого дядю Мишу.

Вне зависимости от варианта течения шизофрении результат терапии в значительной степени зависит от того, что выберет пациент: настоящий мир или мир иллюзий. Если ничто не удерживает человека в настоящем мире, ему попросту незачем возвращаться к реальности.

Ознакомьтесь так же:  Победившие анорексию

Кроме того, данная стадия шизофрении сопровождается повторением одних и тех же слов, жестов и выражений лица, не связанных с текущей ситуацией, стереотипностью поведения — пациент ходит кругами по комнате, сидит и раскачивается с причитаниями. Чем тяжелее течение шизофрении, тем более стереотипным становится поведение.

Третья стадия шизофрении: деградация

В этой фазе на первый план выступает эмоциональное отупение. Время наступления третьей стадии зависит от формы и от варианта течения шизофрении. Признаки эмоциональной, а затем и интеллектуальной деградации быстро развиваются при гебефренической и простой формах заболевания.

Пациенты с кататонической и параноидной формой, особенно при благоприятном течении шизофрении, могут в течение длительного времени оставаться эмоционально и интеллектуально сохранными.

На третьей стадии пациент словно выгорает изнутри: галлюцинации тускнеют, выражение эмоций становится еще более стереотипным. Пространство и время утрачивают свою значимость.

При любом типе течения шизофрении третья фаза неблагоприятна в прогностическом плане. Тем не менее, продуманная реабилитация дает пациентам возможность существовать в обществе. В отдельных случаях (обычно после выраженных эмоциональных потрясений) возможно кратковременное или устойчивое возвращение к нормальной жизни.

6 признаков шизофрении у ребенка

24 Сентября 2018

Рассказывает Наталья Керре, дефектолог, семейный консультант и автор книги «Особенные дети».

Долгое время детскую шизофрению рассматривали как отдельное заболевание, не связанное с шизофренией у взрослых. Сейчас большинство исследователей сходятся во мнении, что шизофрения, развивающаяся в детстве, является более тяжелой формой той же шизофрении, которой болеют взрослые, а не самостоятельным заболеванием.

Что может быть возможным признаком развития шизофрении у ребенка и когда нужно обращаться к детскому психиатру?

1. Странные стойкие фантазии

Ребенок не проводит разницы между собой и персонажем, которого он отыгрывает: называя себя «кошечкой», принимает пищу только из мисок на полу, на вопрос: «Кто ты?» не называет свое имя, не говорит, что он мальчик или девочка, а упорствует в том, что он «кошка». Говорящие дети более старшего возраста могут просить, чтобы их называли другими именами, рассказывать о не видимых никому друзьям, которые к ним приходят.

2. Непонятные страхи

Ребенок или не может объяснить, чего он боится, или, наоборот, четко описывает «чудовищ» или людей, которые приходят к нему по вечерам, может показать, где они стоят. Может упорно отказываться отвечать на вопрос, чего он боится.

3. Ухудшился уровень бытового и социального функционирования

Ребенок перестал следить за собой, умываться; предпочитает играм с друзьями уединенное времяпрепровождение в своей комнате, хотя раньше был общительным; ухудшилась успеваемость на развивающих занятиях, в саду или в школе; ребенок словно «глупеет», начинает вести себя соответственно более раннему возрасту.

4. Во время разговора ребенок оглядывается по сторонам, словно прислушивается к чему-то, при этом теряет нить беседы

Порой речь становится бессвязной. Ребенок жалуется на голоса в голове, которые кричат, указывают, комментируют. Может наблюдаться «распад» речи, фразы становятся более примитивными.

5. Немотивированная агрессия, жестокость

Ребенок может демонстрировать эмоции, не адекватные ситуации: например, смеяться, когда сообщают о грустном известии.

6. В рисунках появляется яркая контрастная цветность, не соответствующая сюжету (синяя трава, оранжевое небо и т. д.)

Вопреки сложившемуся мнению, черный цвет в рисунках далеко не всегда свидетельствует о развитии шизофрении, чаще такая палитра говорит о депрессивных расстройствах. Могут наблюдаться повторяющиеся, пугающие сюжеты: существа с зубами, оторванными конечностями, большими, четко очерченными глазами.

26 сентября 2018

Московский дом книги

Лекция Натальи Керре

«Особое родительство: Как помочь ребенку с отклонениями в развитии и не сойти с ума»

Наталья Керре более двадцати лет помогает детям с аутизмом, умственной отсталостью, шизофренией, синдромом Дауна. Убеждена, что необучаемых детей не существует. Выправить до нормы можно далеко не каждого ребенка, но абсолютно у любого можно улучшить состояние по сравнению с изначальным. Использует в работе семейно-ориентированный подход. Открыто обсуждает с родителями даже самые страшные мысли, которые возникают у них после постановки диагноза.

  • как пережить постановку диагноза;
  • как сохранить семью и не «выгореть»;
  • как наладить повседневный быт;
  • как общаться со специалистами;
  • как наладить работу с разными категориями особенных детей;
  • какую коррекцию родители могут проводить сами;
  • что делать и как жить, если ребенок неизлечим.

Регистрация по ссылке

Нужно учесть, что развернутая шизофрения довольно редко встречается среди детей в возрасте до 12 лет. У мальчиков шизофрения чаще развивается в более раннем возрасте (первые признаки можно заметить уже в 2–4 года).

Детей с предрасположенностью к заболеванию шизофренией обычно изначально отличает ряд черт, которые требуют внимательного отношения к состоянию ребенка:

  • Ребенок может сохранять познавательные функции и иметь нормальный уровень интеллекта, но при этом не мочь себя обслужить.
  • Избегает всего, что связано с двигательной активностью, предпочитает спокойные, сидячие игры, стремится к уединению, больше играет в одиночестве (иногда — в свои, понятные только ему игры), чем в компании сверстников.
  • Избирателен в общении, не умеет за себя постоять.
  • С раннего возраста может подолгу находиться в тоскливом, «ноющем» настроения без внешней видимой причины.
  • При возникновении проблемных ситуаций больше склонен уходить в себя, а не выдавать ярко окрашенную эмоциональную реакцию.

Первые признаки шизофрении обычно довольно размытые, со стороны они могут выглядеть как воспитательные просчеты: ребенок стал капризным, проявляет агрессию — «избаловали», появилось множество страхов — «просто должен взять себя в руки», перестает общаться со сверстниками — «возраст такой». Взрослые утешают себя подобными доводами и пропускают начальную стадию заболевания.

Помните, что в случае подозрения на развитие детской шизофрении лучше перестраховаться и проявить избыточную бдительность.

Чем раньше начать лечение и подобрать правильную схему приема медикаментов и психолого-педагогической работы, тем больше шансов, что состояние ребенка нормализуется.

К счастью, сейчас про шизофрению нам известно довольно много. Если лечение начато вовремя — при первых признаках заболевания, человек не игнорирует прием препаратов, работает с психотерапевтом, семья его поддерживает и принимает — есть все шансы на активную, счастливую и полноценную социальную жизнь.

Как начинается шизофрения и почему ее так легко не заметить?

Николай Вороновский подготовил важнейший материал, который может спасти вас или ваших близких.

Тема начала шизофрении, ее первых признаков, оправдана отнюдь не одним праздным любопытством к тому, «как сходят с ума». К сожалению, очень часто сами заболевшие и тем более их родственники могут долгие годы не обращать внимание на внешне малозаметные расстройства. Тогда о заболевающем его родные говорят, как о «распустившемся», не могущим «взять себя в руки», «капризничающим», или все списывают на пубертат. Ведь именно в подростковом возрасте чаще всего и начинается шизофрения.

Чтобы избежать излишней усложненности в этом вопросе, я буду говорить о тех периодах течения заболевания, когда болезнь как таковая еще не выявилась. Это периоды продромальных (предболезненных) и инициальных (относящихся к началу болезни) расстройств, а отнюдь не очевидного психоза. Хотя, опираясь на данные психиатрической литературы, мы встречаемся с тем, что на практике бывает сложно определить, когда именно началось заболевание и относится ли тот или иной его период к «предвестникам», то есть продромальным явлениям, или к уже текущему заболеванию. Границы очень зыбки, а диагностика может запаздывать на многие годы. Не секрет, что многие родители принципиально не желают признавать саму возможность психического заболевания у своих чад и, в результате, обращаются к кому угодно (неврологам, психологам, остеопатам, экстрасенсам), только не к психиатрам. Последствия такого избегания психиатров бывают очень печальны.

Итак, что же происходит с человеком, заболевающим шизофренией, пока его заболевание не стало явным? Прежде всего нужно помнить, что шизофрения затрагивает самые тонкие слои психики и проявляет себя в сфере самосознания и сознания окружающей действительности. Нередко одни из ранних признаков этой болезни — общее чувство внутреннего дискомфорта, нарастания какой-то душевной дисгармонии и душевной боли, будто не связанной ни с чем конкретно. Все труднее дается общение со сверстниками, с друзьями, с родителями. Теряется естественность поведения и возникают мучительные сомнения в его правильности, его моральности, возникают мысли «а так ли меня поняли?». При этом могут заметно усиливаться робость, стеснительность, чувство неполноценности. Утрачивается уверенность в себе, а то и самоуважение. Исчезает способность непринужденно поддерживать беседу, входить в эмоциональный резонанс с окружающими, быть с ними на общей «эмоциональной волне». При этом нарастает чувство одиночества и того, что ты «не такой, как все», ощущение выпадения из единой, общей реальности, утраты связи с ней и возможности естественно и без особой рефлексии быть вместе с социумом. Общение требует все большего напряжения, а иногда интерес к нему просто утрачивается.

Человек, заболевающий шизофренией, уходит в свой аутистический мир, который хотя бы не ранит его, и часто в этом аутистическом мире, в фантазиях и грезах, человек находит компенсацию своих утрат в мире реальном.

Характерным ранним симптомом шизофрении может быть и расщепление поведения дома и в школе. Так, среди домашних заболевающий может много разглагольствовать и спорить на отвлеченные темы, держаться вызывающе независимо, выказывать презрение и даже агрессию. Тогда как в школе он — тихий, «забитый», робкий подросток, всегда остающийся «в тени».

За проблемами общения, за потерей интереса к реальности, нередко скрываются более глубокие и тонкие расстройства самовосприятия и восприятия мира. Восприятие последнего иногда изменяется так, что это трудно фиксировать в слове. В одних случаях окружающий мир становиться тусклым и блеклым, скучным и мрачным, отталкивающим. В других случаях в мировосприятии появляется что-то новое и загадочное, иногда с мистическим оттенком какой-то тайны. Облик мира может то становиться ярче и живее, то вдруг тускнеть и застывать, отчуждаться и отдаляться.

Но еще болезненней проходят те нарушения, что связаны с утратой своего обычного «я», с тем, что называют «деперсонализацией». Это может быть странным чувством, что твои мысли и чувства приобрели иной окрас, изменились, в них появилось нечто чуждое и незнакомое. Иногда это и ощущение утраты чувств, даже таких, как симпатия, антипатия, радость, грусть, утрата чувств эстетических и этических. Собственное «я» может переживаться отчужденно, как не свое, с ощущением вторжения в него чуждых чувств и мыслей, замещения своей личности некой холодной и бесчувственной субстанцией. Нарушается и восприятие своего физического «я», размеров тела или его частей, чувства сна, насыщения, своего возраста, пола…

Ознакомьтесь так же:  Самая тяжелое психическое расстройство

Понятно, что все эти трудности само- и мировосприятия, трудности общения, уже вызывают немалое внутреннее напряжение в душе заболевающего, но от окружающих могут быть скрыты. Тем более что на ранних стадиях начала шизофрении эти симптомы зачастую возникают и усиливаются временно, а не присутствуют постоянно.

Однако чем богаче внутренний мир заболевающего, тем сложнее может быть сюжет внутренней драмы, завершающейся рано или поздно вспышкой психоза или близких к психозу расстройств.

Впрочем, на ранних стадиях шизофрении очень редко встречается осознание своей болезни. Но оно не исключено. Ходячее представление о том, что сходящий с ума не понимает своей болезни, не всегда верно. В частности, это выясняется в случаях неожиданных самоубийств, когда, казалось бы, у человека все было хорошо, и вдруг… В ряде случаев удалось выяснить (при незавершенных суицидах), что поводом к самоубийству стали подозрения в начинающемся сумасшествии, душевной болезни (что соответствовало действительности).

Но бывает и так, что шизофрения подкрадывается очень медленно и выдает себя только одним каким-нибудь симптомом, который с виду вполне безобиден и представляется проявлением невроза. Это может быть какая-нибудь фобия (мизофобия — страх грязи, агорафобия — боязнь открытого пространства, танатофобия — страх смерти и прочие) или ипохондрические опасения, отыскивание у себя соматического заболевания. Могут быть и иные псевдоневротические расстройства, имитирующие невроз, а не шизофрению. Как частое явление в начале заболевания отмечаются упорные головные боли. Часто проявляются вегетативные дисфункции, вплоть до вегетативных кризов.

Связана ли магия с шизофреническим бредом?

Критика к своему состоянию у заболевающих также может быть снижена. Особенно это касается медленного начала таких тяжелых форм шизофрении, как ее простая и гебефреническая формы. Особенность их ранних проявлений в том, что начинаются они не с продуктивных (бред, галлюцинации, депрессии, мании и т.д.) расстройств, а с негативных. То есть с упадка психической энергии, нарастающего безразличия ко всему, апатии, утраты прежних интересов, дружеских связей. Жизнь таких заболевающих становится непродуктивной и бездеятельной. Они прекращают обучение, так как даже увеличение затрат времени и сил на подготовку уроков не приносит результатов. Заболевающие склонны к расстройствам влечений: побегам из дома, бродяжничеству, алкоголизации и наркотизации, половым перверсиям и садизму (мазохизму, садомазохизму), к попаданию в асоциальные компании и пассивному, бездумному следованию их лидерам.

Долгое время их расценивают как распустившихся подростков, пока не разразится психоз с распадом психики у гебефреников или не обнаружится полная несостоятельность лиц с простой формой шизофрении.

Еще в 19 веке знаменитый психиатр Э. Крепелин обращал внимание на тот факт, что среди таких заболевших много лиц, прежде одаренных и подававших надежды, или же так называемых «образцовых детей» — послушных, покладистых, исполнительных, спокойных. Вероятно, эта послушность и «образцовость» уже свидетельствовала о недостаточной инициативности и недостатке психической энергии и побуждений. Одаренных же чаще встречали среди будущих больных гебефренией.

Расстройство влечений — вообще не редкость в продромальной стадии шизофрении, в самом ее начале. У кого-то это страсть к поджогам (пиромания), у кого-то к воровству (клептомания), к уже упомянутым бродяжничеству, алкоголизации, попаданию в асоциальные компании, склонность к сексуальным излишествам и девиациям. Но есть и более тонкие формы подобных расстройств. Например, синдром «запойного чтения», когда читается все подряд и ради постоянного чтения забрасываются все необходимые дела. Некоторые заболевшие целыми днями ходят по городу, «познают жизнь», с утра до ночи катаются в общественном транспорте («изучают маршруты»), составляют множество схем планировок «идеальных» городов, маршрутов транспорта, чертят непонятные чертежи, похожие друг на друга и, как правило, не могут понятно объяснить их значение и характер своей деятельности. Тут нарушение влечений переплетается со сферой особых увлечений, интересов, а о их разграничении в психиатрии до сих пор идут споры, которых я касаться не буду.

Одним из типичных увлечений, особенно в дебюте вялотекущих форм, является так называемая «метафизическая интоксикация», то есть поглощенность абстрактными вопросами философии, жизни, религии, мистики, эстетики…

Правда, психиатры призывают делать здесь различие: в одних случаях эти увлечения бесплодны и карикатурны; в других же случаях дают неплохие результаты и могут стать основой будущей профессии. Особенно гротескно-карикатурно выглядит «метафизическая интоксикация» в преддверии развития тяжелых форм шизофрении: гебефренической, гебоидной и простой форм, юношеской параноидной шизофрении.

Но в целом эти нарушения связаны с искаженным болезнью пубертатным кризом и нередко воспринимаются близкими больных как простое проявление юношеской неуравновешенности и «трудностей» возраста взросления. До поры до времени…

Кстати, говоря о близких больных и их семьях, я упустил один из ранних и очень характерных признаков начала шизофренического процесса. А именно: у заболевающих появляется резкая антипатия к близким, особенно к матери. Антипатия эта как правило не мотивированна и может выражаться даже в грубых агрессивных действиях. Замечено, что такая антипатия (в первую очередь к матери) возникает после периода, когда заболевающие, внутренне чувствующие свою беспомощность и неуверенность, ищут поддержки у близких, как бы «цепляются» за них, вступая в симбиотические и очень амбивалентные отношения. После того как наступает фаза ненависти к близким, иногда формируется даже бред, что родители не настоящие, чужие, а истинные родители — это какие-то аристократы, важные персоны («бред чужих родителей»). По поводу того, что родители заболевших сами могут обнаруживать амбивалентное и деструктивное поведение, вгоняя своих детей в тяжелые внутренние конфликты, оказываясь в отношении к ним холодными манипуляторами, — об этом нужно упомянуть, хоть к нашей теме это имеет лишь косвенное отношение.

История болезни. Монолог Ивана Ильина

Характерны для начальных явлений при шизофрении и синдромы дисморфофобии и нервной анорексии. Сегодня о них говорят все чаще, особенно о нервной анорексии. Оба синдрома могут сочетаться. Так, убежденность в мнимом телесном «недостатке», излишней полноте (дисморфофобия) сочетается со стремлением этот недостаток устранить путем голодания и диет (нервная анорексия). Но дисморфофобия может наличествовать и сама по себе и проявляться не только убежденностью в физическом «уродстве», но и наличии неприятных запахов, исходящих от собственного тела. Если нервную анорексию трудно скрыть, то дисморфофобические идеи нередко тщательно скрываются и диссимулируются даже в общении с врачами. А близкие больного могут вообще ничего не подозревать. В других случаях — напротив, страдающие дисморфофобией активно ищут средства к исправлению «недостатка», требуют пластических операций, однако скоро их активность все больше становится лишь словесной, а реальных действий они не предпринимают. Это уже следствие динамики течения шизофрении. Но можно заподозрить скрываемую дисморфофобию по особому интересу к зеркалам, разглядыванию себя в них с целью поиска поз и положений тела, максимально маскирующих «уродство» («симптом зеркала»). Или же дисморфофобию выдает «симптом фотографии», когда больные прячут свои фотографии и/или наотрез отказываются фотографироваться даже на необходимые документы. Дисморфофобия не всегда признак шизофренического заболевания. Но опасен этот синдром и возможностью суицида перед лицом мнимого факта неустранимого «уродства». Нервная анорексия также далеко не всегда свидетельствует об эндогенном заболевании. Но ее возникновение у лиц мужского пола или в зрелом возрасте у женщин — опасные признаки.

Общим для всех проявлений начальных стадий шизофрении является тот факт, что различные симптомы выступают как бы «отдельно» и неполно, незавершенно, еще не консолидируются в отчетливые картины с узнаваемыми шизофреническими симптомокомплексами.

Эта фрагментарность и незавершенность симптоматики при сохранности личности заболевшего может долгое время сбивать с толку даже врачей. Чем мягче, чем ближе к невротическому уровню эта симптоматика, тем чаще бывают ошибки. К тому же до завершения пубертатного периода вообще, как отмечают врачи, не следует спешить с постановкой «тяжелого» диагноза.

Объем статьи не позволяет говорить подробно о многих иных ранних признаках начавшейся шизофрении (о дискордантности характера, характерологическом сдвиге, «псевдопсихопатиях», форпост-синдромах, патологическом фатнтазировании и т.д.). Однако в заключение я скажу о нередко проявляющейся астенической симптоматике, основываясь, как и ранее, на данных психиатрической литературы. А именно: подростково-юношескому возрасту свойственны проявления так называемой аутохтонной астении (то есть астении, не обусловленной нагрузками, переутомлением, но появляющейся неожиданно, эндогенно). Больные с этим синдромом чувствуют постоянную разбитость, усталость, вялость, невозможность сосредоточения внимания, большие трудности в усвоении нового материала, повышенную чувствительность к резким звукам, свету, запахам (гиперестезия). Характерны расстройства сна, течения мыслей, ипохондрия с болезненными ощущениями (сенестопатиями), наплывы мыслей при засыпании (вечерний ментизм). Эти состояния могут длиться годами. Не все случаи аутохтонной астении свидетельствуют о шизофрении — они могут быть проявлением фаз циклотимии, психопатии, органической недостаточности мозга и носить временный характер. Но если астенические расстройства «обрастают» странностями, аутизмом, деперсонализацией, а астенические трудности мышления сменяются шизофреническими нарушениями мышления, если превалируют безынициативность и апатия или депрессия со страхом, нарастает ипохондрия, то это уже признаки шизофренического процесса. В одних случаях — это инициальная стадия острых психозов. В других случаях, аутохтонные астенические расстройства при шизофрении длятся десятилетиями и приводят к инвалидности и беспомощности, становятся «жизненным фоном».

Как понять, что я болен психически? Отвечает врач-психиатр

Наконец, нужно подчеркнуть, что изменения в характере заболевающего и нарастание эмоционального дефицита, отгороженности и аутизма, проявления расстройств ассоциативно-мыслительного процесса, странная и вычурная, нередко очень абстрактная речь, особая манера держаться и многозначительность в интонациях, обедненность мимики и необычность, угловатость в моторике — все это может быть признаками начавшегося шизофренического заболевания. Однако в каждом отдельном случае постановка диагноза — это прерогатива только врача психиатра. Лишь бы обращение к врачебной помощи не запаздывало на многие годы, как это обычно бывает. И знание ранних, еще «не пугающих» признаков психических заболеваний здесь как нельзя кстати.

About the Author: admin