Последствия задержки моторного развития

Задержка в развитии: причины и сигналы

Культ индивидуальности возведен в нашем обществе в превосходную степень. Стремление выделиться, быть не таким, как все, уже стало признаком хорошего вкуса и верной приметой творческой натуры. Дети тоже начали отвоевывать свое право на неординарность: современные родители готовы учитывать не только потребности ребенка, но и его желания. Однако не нужно примерять философию индивидуализма к темпам развития малыша: они выверены ходом эволюции и имеют свои сроки.

Первая сигнальная система − это рефлекторные реакции нашего организма на раздражители извне и изнутри, которые помогают нам испытывать разные физические ощущения (боль, холод, тепло) и реализовывать инстинкты. Но эти способности есть и у людей, и у зверей. На вершину пищевой и иерархической пирамиды животного мира человека возвела речь – продукт второй сигнальной системы, присущей только высшим существам. Сегодня ученые могут с внушительной долей вероятности утверждать: обезьяна стала человеком в тот момент, когда распрямила спину и твердо встала на ноги. Без вертикализации (способности принимать сидячее и стоячее положение) речь, а вслед за ней и интеллект у нас бы никогда не развились. «В этом врачи уже давно убедились, − подтверждает главный научный сотрудник отделения психоневрологии и психосоматической патологии НЦЗД РАМН Владимир Студеникин. – Если после инсульта пациент оказывается полностью обездвижен и не может ходить, его познавательные способности, включая память и внимание, начинают стремительно угасать. По этой же причине малышей с детским церебральным параличом приводят в сидячее положение искусственно».

В норме вертикализация начинается после полугода, когда ребенок учится сидеть. Речь развивается у детей только к концу первого года жизни, то есть к тому моменту, когда они поднимаются с колен. Но подготовка к важной метаморфозе стартует еще раньше. Моторное (иначе − двигательное) развитие запускается сразу после появления на свет. Постепенно мышцы укрепляются, и ребенок осваивает ключевые навыки: сначала учится держать голову, потом захватывать рукой игрушку, позже начинает ползать, затем сидеть и, наконец, встает и идет. Параллельно течет психическое развитие малыша: по мере взросления созревает кора головного мозга, и действия становятся осознанными.

Например, если 7−8-месячному ребенку предложить кусочек яблока, он сможет не только схватить и удержать его в руке (что есть признак окрепшей координации), но и попробует на зуб, потому что в этом возрасте уже понимает: яблоко – это пища, а самое подходящее для нее место – рот. В этом жесте уже намечаются ростки социального созревания, ведь здесь налицо попытка накормить себя. С другой стороны, выделение двигательного, психического, интеллектуального, эмоционального и социального развития весьма условно: все эти аспекты слишком затейливо переплетены между собой. «Тем не менее проблемы всегда начинаются именно с моторного развития, − объясняет Владимир Студеникин. – Если причина двигательной задержки достаточно серьезная, на следующем этапе на нее может наслоиться психомоторная, а потом речевая. Когда вертикализация проходит с опозданием, кора головного мозга созревает в замедленном темпе. Если малыш позже поднял голову, позже пополз, позже сел и встал, высока вероятность, что и говорить он начнет чуть позже».

Большую роль в развитии ребенка играют родители. «У детей есть свои потребности: их надо не только кормить и купать, − напоминает Владимир Студеникин. – В общении с мамой они нуждаются не меньше. Легкий оздоровительный (не лечебный) массаж, который она каждый день делает малышу сама, не просто улучшает циркуляцию крови по сосудам, что само по себе очень полезно для мозга. Телесный контакт стимулирует развитие ребенка, даже если это обычные поглаживания».

Если взаимодействия с родителями нет, рассчитывать на нормальное развитие ребенка не приходится. По меньшей мере до 2 лет малыш и мама связаны друг с другом «невидимой плацентой». Если эту «плаценту» разорвать, ребенок будет обделен искусственно, не сможет проявить все заложенные в нем способности. Развивающие игрушки и игры никогда не станут полноценной заменой. Поразительно, но нехватка родительского внимания может привести не только к задержке психомоторного, речевого, эмоционального развития. «Дети из дома малютки питаются полноценно, но при этом плохо набирают вес, − добавляет Владимир Студеникин. – Так что силу родительского тепла переоценить невозможно».

В редких случаях причина опоздания бывает чисто механической. «Например, если у малыша во время родов случился вывих тазобедренного сустава, врачи обездвиживают его на какое-то время с помощью специальных шин, − поясняет Владимир Студеникин. – Если «лечение» затягивается на 8 месяцев (чаще по невежеству ортопеда или халатности родителей), вертикализация в срок пройти не сможет: чтобы сесть, малышу до этого нужно много двигаться и укреплять мышцы». К счастью, искусственно вызванные задержки развития практически всегда можно исправить.

Отставания от графика могут возникать по иным, более серь-езным основаниям, и тогда прогноз для малыша неоднозначен. Часто сбои случаются еще в период беременности. «Кора головного мозга начинает формироваться в период внутриутробного развития ребенка, − объясняет детский невролог Елена Гладкова. – В I триместре идет закладка всех органов и тканей, включая особую моторную зону в лобной доли, которая отвечает за двигательные функции. Любое негативное воздействие в этот период может помешать правильному формированию клеток мозга». Таким препятствием могут стать инфекции, которыми женщина переболела в период беременности, приводящие к кровоизлиянию в мозг родовые травмы, профессия мамы, которая предполагает контакт с опасными веществами, плохая экология, электромагнитное излучение от компьютеров и бытовых приборов, вредные привычки: сигареты и алкоголь. Нанесенный вред часто приводит к так называемым перинатальным поражениям нервной системы, которые выливаются в задержки моторного, психического и речевого развития.

По данным Научного центра здоровья детей РАМН, на первом году жизни этому риску подвержены более 80% детей. Кстати, до 1998 года в ходу был другой термин − «перинатальная энцефалопатия» (некоторые врачи пользуются им до сих пор). Перинатальные поражения нервной системы − понятие обширное. К ним относятся как почти безобидные синдромы вроде одностороннего нарушения мышечного тонуса, так и три самых тяжелых варианта развития событий – эпилепсия, гидроцефалия (водянка головного мозга), детский церебральный паралич. Степень тяжести от таких поражений зависит прежде всего от того, какая причина их вызвала и когда произошел сбой: заразиться гриппом в I триместре гораздо опаснее, чем в II или III.

Чаще всего перинатальные поражения вызывает хроническая или острая гипоксия (нехватка воздуха) плода во время беременности. В таких условиях нервные клетки мозга малыша перестают получать достаточное количество кислорода и глюкозы, которые служат им пищей, и погибают. Хроническая гипоксия обычно развивается при токсикозе или гестозе, острая – в родах из-за разных осложнений, например, если пуповина обматывается вокруг шеи малыша и ему становится трудно дышать.

Все специалисты едины во мнении: очень важно обнаружить задержку как можно раньше, тогда у ребенка будет гораздо больше шансов преодолеть ее. Но часто бывает, что врачам не удается вовремя заподозрить неладное, несмотря на многочисленные обследования, которые начинаются еще во время беременности. Сразу после родов состояние малыша оценивают по шкале Апгар – эта мера позволяет выявить гипоксию на ранней стадии. Недосмотры «по невнимательности» не редкость уже на этом этапе. В роддоме у ребенка также берут анализ крови на 5 серьезных генетических заболеваний, которые нужно лечить с первых дней: (гипотиреоз, муковисцидоз, фенилкетонурию, адреногенитальный синдром, галактоземию).

Это исследование исключает врожденные патологии, благо лабораторным результатам можно доверять. Дальше малыш попадает на попечение педиатра, который, заметив задержку, направляет его к неврологу. Однако иногда педиатр не обращает внимания на тревожные признаки только потому, что кроха хорошо прибавляет в весе и по часам справляет большую нужду. Или не принимает всерьез обеспокоенность родителей, заранее списывая ее на мнительность. Именно поэтому врача нужно менять, если его компетентность порождает сомнения, и обязательно показывать малыша неврологу (в 1 месяц, 3 месяца, 6 месяцев и год) ради профилактики. Только так можно вовремя обнаружить заминку.

«Энцефалограмма мозга позволяет увидеть, соответствует развитие коры головного мозга возрасту ребенка или нет, − рассказывает Елена Гладкова. − УЗИ головного мозга показывает наличие кровоизлияний, поврежденные вследствие гипоксии зоны, гидроцефалию и так далее. Эти два исследования малышу назначают при подозрении на перинатальные повреждения нервной системы и наследственные патологии».

Окончательный вердикт врачи не всегда могут вынести сразу. Так, диагноз «детский церебральный паралич» они ставят не раньше года, «аутизм» − только после трех лет (в 3 года ребенка должен посмотреть детский психиатр). До 3 лет врачи пользуются термином «задержка речевого развития», а после 3 лет говорят об «общем недоразвитие речи» (в первом случае у малыша заметно больше шансов на выздоровление). Неоднозначность эта вызвана тем, что анатомическое созревание мозга и нервной системы, которая отвечает за развитие двигательных и психических функций, идет параллельно, но совпадает не полностью. С индивидуальными особенностями организма тоже приходится считаться, ведь кто-то начинает ходить в год, а кто-то – в полтора.

Ознакомьтесь так же:  Аффективность внушение паранойя э блейлер

Чтобы прогноз был объективным, врачи вынуждены дожидаться определенного срока, к концу которого здоровый ребенок должен овладеть тем или иным двигательным или психическим навыком. Нормы были выведены эмпирическим путем в итоге многолетних наблюдений, но все же это не постоянные константы. Благодаря новым открытиям в медицине опорные даты продолжают плавать, и в научно-популярной литературе появляется противоречивая информация. «Врачи опираются только на официально признанные усредненные показатели, − объясняет Владимир Студеникин. – А родителям важно помнить о верхних и нижних границах каждого «норматива». Не надо думать, что ребенок, который не засмеялся в 3 месяца, непременно болен, но если он не засмеялся к 6 месяцам, это уже явный признак психического отставания. Индивидуальные темпы развития, безусловно, существуют, но они никогда не выходят за рамки возрастных».

Хотя исключения из правил все же бывают. «У крупных детей некоторые сроки сдвигаются по естественным причинам, и ничего страшного в этом нет, − рассказывает Елена Гладкова. – Если в 3 месяца малыш весит 9 килограммов, ему сложнее перевернуться на бок, встать на четвереньки и так далее. Некоторые дети и вовсе развиваются по личной программе, которая не укладывается в привычную рамку. Они не садятся, не ползают, но в какой-то момент сразу встают на ноги и начинают ходить». Но только дополнительные исследование помогут установить истинную причину опоздания.

В большинстве случаев перинатальные поражения проходят для ребенка бесследно или почти бесследно, но только если лечение начато без промедлений. По статистике, в 30−40% случаев общими усилиями врачей и родителей здоровье малыша удается восстановить, так что в будущем он ничем не будет отличаться от сверстников. «Но есть еще исходы «относительно благоприятные», − продолжает Владимир Студеникин. – Еще недавно при таком повороте врачи пользовались термином «минимальная мозговая дисфункция», но в последнем международном реестре болезней он уже не фигурирует. Врачи исправляют нарушения, но не до конца: у таких детей могут возникнуть трудности с поведением и небольшие проблемы с моторикой – они ходят, но нетвердо, предметы берут, но неловко, говорят, но нечисто».

Если врачи обнаружили у малыша задержку в развитии, важно не упустить время. «Лечить перинатальные поражения нервной системы нужно обязательно, − говорит Владимир Студеникин. – Иногда достаточно витаминов, массажа и легких сосудистых препаратов. В более серьезных ситуациях необходимы интенсивные действия и ноотропы – лекарства, питающие клетки мозга».

К реабилитационным центрам и занятиям с психологами нужно относиться осторожно. «До 2,5 года дети не способны общаться с себе подобными, − предупреждает Владимир Студеникин. – Стресс, который они испытывают на занятиях, может вызвать тики, недержание мочи, заикание. Кстати, то же самое происходит в модных сегодня развивающих центрах для здоровых малышей». В серьезные реабилитационные учреждения детей берут с 2−3 лет. Специальные программы по восстановлению ведут педагоги-дефектологи и психологи. До 2−3 лет корректировать задержки в развитии будут невролог, ортопед и логопед.

  • До 3−4 месяцев – «гуление»: произносит гласные звуки
  • 4−6 месяцев – лепет: произносит согласные («гу-га-гы»)
  • С 6 месяцев − формируется слог («ма»)
  • С 6 до 12 месяцев – появляется набор коротких слов («дай», «на», «баба»)
  • К 1,5 года – говорит короткие фразы («мама, дай»)
  • К 2 годам – использует большой набор слов, строит предложения со сказуемым, подлежащим и дополнением
  • От 1 мес. до 3 мес. – удерживает головку
  • 3−3,5 мес. – захватывает предметы рукой (освоив этот трюк, уже через 2−2,5 недели малыш твердо перекладывает игрушку из одной руки в другую)
  • До 4−4,5 мес. – переворачивается со спины на бок
  • С 4,5 до 5,5 мес. – переворачивается со спины на живот
  • До 6 мес. – переворачивается с живота на спину
  • С 5,5 до 7 мес. − сидит
  • С 5,5 до 11 мес. – ползает
  • С 6,5 до 10 мес. – стоит с опорой
  • С 10 до 13 мес. – начинает ходить

С 0 до 4 месяцев

  • Зрачки малоподвижны или косят глаза;
  • не реагирует на громкие звуки;
  • не замечает своих ручек (к 2 мес.);
  • не хватает предметы (к 3 мес.);
  • не улыбается маме (к 3 мес.);
  • не держит головку (к 3 мес.);
  • не гулит и не пытается имитировать звуки;
  • не опускается на пяточки, если поставить его на твердую поверхность (к 4 мес.).
  • Мышцы на ощупь очень твердые или слабые, как у тряпичной куклы;
  • постоянно слезятся глазки, есть повышенная чувствительность к свету;
  • головка западает назад, когда ребенок сидит;
  • тянет только одну ручку;
  • не любит ласкаться;
  • не подает признаков привязанности к человеку, который о нем заботится;
  • не тянет предметы в рот;
  • не произносит радостных звуков (к 5,5 мес.);
  • не перекатывается со спины на живот в обоих направлениях (к 6 мес.);
  • не сидит сам (к 7 мес.).
  • Не ползает или ползает, но волочит при этом ноги;
  • не стоит без опоры;
  • не ищет предметы, когда видит, что их спрятали;
  • не говорит ни одного слова;
  • не использует жесты (например, не трясет головой в знак несогласия);
  • не тыкает пальчиком на предметы и картинки;
  • не ходит (максимум к 18 мес.).
  • Говорит меньше15 слов;
  • не использует предложения из двух слов;
  • не имитирует поведение взрослых, их жесты, новые слова;
  • не выполняет простых инструкций («подойди», «посмотри»);
  • не отличает большой предмет от маленького.
  • Часто падает или с трудом преодолевает ступени;
  • нечетко произносит слова;
  • не пользуется горшком (хорошо или плохо);
  • не может построить башню из 4 кубиков;
  • плохо манипулирует мелкими предметами;
  • не может нарисовать подобие круга;
  • не может говорить короткими фразами;
  • не вступает в игру;
  • не проявляет интереса к другим малышам;
  • редко смотрит в глаза;
  • мало интересуется игрушками.

Задержка моторного развития

у нашей знакомой такая же проблема, но у них стоит диагноз «кривошея» – борятся курсом массажа (у профессионала). сначала 17 сеансов, через месяц еще 15, через месяц еще пойдут. девочке всего 4 мес., улучшения налицо))) вам тоже посоветую на массаж походить. все из-за того, что шея слабенькая. хуже от массажа уж точно не будет. а потеет малыш и родничок большой и незарос – это еще не говорит, что у вас рахит! у нас так же.
не паникуйте!
все ок!!

Так вот… у нас почти такая же ситуация была.

То что становится на носочки – это последствия внутриутробной гипоксии (так нам сказала главный городской невролог)

И все остальное впринцыпе тоже. Особенно задержка дыхания в крике. У нас она до сих пор иногда бывает. Вы не переживайте главное, догонит свое. Мы кучу обследований прошли, у нас еще была отечность мозгаи поэтому была куча проблем с отсутсвием рефлексов, или синдром вялого ребенка. Но мы это пережили, и теперь растет наша доча прекрасным ребенком. С психами, не без них, но в пределах нормы.

Только анализ крови сдать обязательно надо. Врачу обязательно надо знать эти показатели. За дочу не бойтесь, в больнице ведь брать будут, ничего страшного не случится. Жалко конечно, что будет больно, но надо.

В смесях не достаточное количесво витамина Д, нужно принимать по капле аквадетрим, или как вам врач назначит.

О еще обязательно массажи до года каждый месяц. А после года каждые полгода, т.е. 2 раза в год. Тугоподвижность тазобедренного сустава или дисплазия она за месяц не лечится. Массажа вы мало сделали. Наша дисплазия уже исправилась, но мы делаем до сих пор.

Автореферат и диссертация по медицине (14.01.11) на тему: Прогнозирование и коррекция нарушения моторного развития у детей с перинатальными гипоксическими поражениями головного мозга в поднем восстановительном периоде

Автореферат диссертации по медицине на тему Прогнозирование и коррекция нарушения моторного развития у детей с перинатальными гипоксическими поражениями головного мозга в поднем восстановительном периоде

На правах рукописи

ШКАРЕНКОВЛ Евгения Ивановна

ПРОГНОЗИРОВАНИЕ И КОРРЕКЦИЯ НАРУШЕНИЯ МОТОРНОГО РАЗВИТИЯ У ДЕТЕЙ С ПЕРИНАТАЛЬНЫМИ ГИПОКСИЧЕСКИМИ ПОРАЖЕНИЯМИ ГОЛОВНОГО МОЗГА В ПОЗДНЕМ ВОССТАНОВИТЕЛЬНОМ ПЕРИОДЕ

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук

Работа выполнена в отделе неонатологии и клинической неврологии детского возраста Федерального государственного учреждения «Ивановский научно-исследовательский институт материнства и детства им. В.Н. Городкова Федерального агентства по высокотехнологичной медицинской помощи».

доктор медицинских наук Самсонова Татьяна Вячеславовна

доктор медицинских наук,

профессор Заваденко Николай Николаевич

доктор медицинских наук,

профессор Новиков Александр Евгеньевич

Ведущая организация — ФГУ «Московский НИИ педиатрии и детской хирургии Федерального агентства по высокотехнологичной медицинской помощи».

Защита диссертации состоится « /&у>__2010 г.

в /О часов на заседании диссертационного совета Д 208.027.01 при Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Ивановская государственная медицинская академия Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию» по адресу: 153012, г. Иваново, пр. Ф. Энгельса, 8.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Ивановская государственная медицинская академия Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию».

Автореферат разослан »_^_20^^г.

Ученый секретарь диссертационного совета, заслуженный деятель науки РФ, доктор медицинских наук,

Ознакомьтесь так же:  Коричневые сопли в носоглотке

профессор Жданова Л.А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность научного исследования

Перинатальные поражения головного мозга в течение многих лет находятся в центре внимания исследователей (Барашнев Ю. И., 1997, 2007; Шиляев Р. Р. с соавт., 1998; Лобанова JI. В., 2000; Пальчик А. Б., 2001). Это объясняется высокой частотой данной патологии, на долю которой приходится до 80% всех неврологических заболеваний детского возраста и тяжёлыми последствиями, приводящими к инвалиди-зации детей, нарушению их социальной адаптации (Новиков А. Е., 1998; Заваденко H.H., 1999; Володин H.H., Рогаткин С.О., 2001; Жданова Л. А., 2004; Линьков В. В., 2006; Кузенкова Л. М., 2006; Барашнев Ю. И., 2007; Berger R., 2000). До 47% этой патологии составляют гипоксически-ишемические церебральные повреждения (Шаба-лов Н. П., 1999).

Последние годы характеризуются ростом удельного веса нарушения моторного развития в общей структуре поражений нервной системы в детском возрасте и их последствий, достигающего 68,5% (Пальчик А. Б., Шабалов Н.П., 2001; Куренков А. Л., 2002; Хачатрян Л. Г., 2003). В развитии этих расстройств важную роль играют изменения биоэлектрической активности нервно-мышечного аппарата (Бада-лян Л. О., Скворцов И. А., 1986; Куренков А. Л., 1997; Гехт Б. М., Касаткина Л. Ф., Самойлов М. И. и др., 1997; Николаев С. Г., 2003).

Данные экспериментальных и клинических исследований свидетельствуют о значительной роли нейропептидов и нейротрофических факторов в ишемических повреждениях мозга и процессах нейроапоп-тоза (Голосная Г. С., 2005; Смолянинов Г. В., 2007; Stumm R. R., Culmsee С., 2001; Qian J., Ramroop К., 2001; Chiaretti А., 2003; Chouthai N. S., 2003; Quarto M., 2003; Malamitsi-Puchner A., 2004). С этими факторами связана нейропластичность, в значительной мере определяющая исход патологического процесса при развитии ишемических процессов в нервной системе (Ашмарин И. П., 1996; Хачатрян Л. Г., 1998; Барашнев Ю.И., 1999; Чехонин В. П., 2004; Гомаз-ков О. А., 2005; Эстрин В. В., 2007; Chiaretti А., 2003; Nikolaou К. Е., 2006).

В связи с высокой нейропластичностью детского мозга, его способностью компенсировать структурные дефекты, возникающие в пре- и перинатальном периоде, своевременное прогнозирование и адекватная коррекция последствий перинатальных поражений нервной системы позволяют успешнее компенсировать дефекты и во многом определяют исходы данной патологии (Барашнев Ю. И., 1999; Халецкая О. В., 1999; Володин Н. Н., 2004; Greisen G., 2005).

Таким образом, изменения биоэлектрической активности нервно-мышечного аппарата, нейрогуморальной регуляции с участием нейро-пептидов и нейротрофических факторов играют важную роль в развитии неврологических нарушений у детей при перинатальных гипокси-ческих поражениях головного мозга. Однако до настоящего времени не проводилось исследований по изучению нейромоторного аппарата, продукции нейропептидов и нейротрофических факторов при различных типах нарушения моторного развития у детей с перинатальными гипоксическими поражениями головного мозга в динамике восстановительного периода. Разработка новых критериев прогнозирования динамики неврологических расстройств, а также оптимизация восстановительной терапии у детей первого года жизни могут иметь весомое значение в снижении частоты и тяжести резидуальной неврологической патологии.

Цель научного исследования — разработать объективные критерии прогнозирования динамики нарушения моторного развития у доношенных детей в позднем восстановительном периоде перинатальных гипоксических поражений головного мозга легкой и средней степени тяжести с учетом особенностей неврологических расстройств, биоэлектрической активности нервно-мышечного аппарата, продукции нейропептида субстанции Р и нейротрофического фактора головного мозга BDNF и оценить эффективность коррекции с включением нейропептидного препарата.

Задачи научного исследования

1. Дать характеристику основных клинических проявлений нарушения моторного развития у детей в позднем восстановительном периоде перинатальных гипоксических поражений головного мозга легкой и средней степени тяжести и выявить исходы этой патологии к концу первого года жизни.

2. Определить характер изменений биоэлектрической активности нервно-мышечного аппарата у детей первого года жизни при синдромах двигательных расстройств и задержки моторного развития и сопоставить их с клиническими проявлениями.

3. Установить особенности продукции нейротрофического фактора головного мозга ЕШ№ и нейропептида субстанции Р у детей при нарушении моторного развития и выявить ее взаимосвязь с неврологическими нарушениями и особенностями биоэлектрической активности нервно-мышечного аппарата.

4. Дополнить критерии прогноза динамики нарушения моторного развития у детей, перенесших перинатальные гипоксические поражения головного мозга, на первом году жизни.

5. Оценить эффективность включения нейропептидного препарата в комплекс восстановительного лечения у детей с синдромами двигательных расстройств и задержки моторного развития в позднем восстановительном периоде перинатальных гипоксических поражений головного мозга.

Научная новизна исследования

Показаны особенности неврологических расстройств у детей с нарушением моторного развития в позднем восстановительном периоде перинатальных гипоксических поражений головного мозга, позволившие выделить 2 его типа: с преобладанием двигательных, расстройств и задержки моторного развития. Установлены различия частоты их компенсации к концу первого года жизни.

Доказан различный характер нарушений биоэлектрической активности нервно-мышечного аппарата у детей с синдромом двигательных расстройств и задержкой моторного развития, перенесших перинатальные гипоксические поражения головного мозга. Установлена сопряженность этих изменений с выраженностью неврологических нарушений и их исходом к концу первого года жизни.

Уточнены новые пато- и саногенетические механизмы нарушения моторного развития у детей, перенесших перинатальные гипоксические поражения головного мозга, связанные с изменением продукции нейротрофического фактора головного мозга ВВ^, нейропептида субстанции Р и нарушением биоэлектрической активности нервно-мышечного аппарата.

Обоснован показатель биоэлектрической активности нервно-мышечного аппарата, позволяющий прогнозировать неблагоприятный исход нарушения моторного развития у детей с последствиями перинатальных гипоксических поражений головного мозга к концу первого года жизни.

Доказано позитивное влияние нейропептидного препарата на продукцию нейротрофического фактора головного мозга ВОИР при задержке моторного развития и показатели биоэлектрической активности нервно-мышечного аппарата при синдромах двигательных расстройств и задержки моторного развития у детей в позднем восстановительном периоде перинатальных гипоксических поражений головного мозга, что определяет положительную динамику неврологической картины.

Практическая значимость исследования

Рекомендовано разделение детей с нарушением моторного развития, перенесших перинатальные гипоксические поражения головного мозга, на две подгруппы: с задержкой моторного развития и синдромом двигательных расстройств — для дифференцированного подхода к их наблюдению.

Показана необходимость динамического клинико-электро-нейромиографического обследования и рекомендован дополнительный объективный критерий прогнозирования неблагоприятного исхода нарушения моторного развития к концу первого года жизни у детей с последствиями перинатального гипоксического поражения головного мозга.

Предложено включение нейропептидного препарата в комплекс восстановительной терапии у детей при синдромах двигательных расстройств и задержки моторного развития в позднем восстановительном периоде перинатальных гипоксических поражений головного мозга для повышения эффективности лечения.

Материалы диссертации доложены на Научно-практической конференции молодых ученых, посвященной 75-летию В. Н. Городко-ва (Иваново, 2007), Республиканской научно-практической конференции «Профилактика социального сиротства в Российской Федерации» (Иваново, 2008), XII Конгрессе педиатров России (Москва, 2008),

научно-практических конференциях студентов и молодых ученых ИвГМА «Неделя науки» (Иваново, 2008, 2009), XVI Съезде педиатров России (Москва, 2009), Втором Балтийском конгрессе по детской неврологии (Санкт-Петербург, 2009).

Публикации и внедрение результатов исследований

По теме диссертации опубликовано 11 научных работ, из них 1 -в журнале, рекомендованном ВАК Минобразования и науки РФ.

Результаты исследования внедрены в практику психоневрологического отделения восстановительного лечения детей с перинатальными поражениями ЦНС ФГУ «Ивановский НИИ материнства и детства им. В. Н. Городкова Росмедтехнологий». Получена приоритетная справка по заявке на изобретение «Способ прогнозирования течения нарушения моторного развития у детей с перинатальными поражениями ЦНС» № 2009112701 от 6.04.2009 г.

Структура и объем диссертации

Диссертация изложена страницах машинописного текста,

состоит из введения, обзора литературы, описания материала и методов исследования, 3 глав результатов собственных исследований, заключения, выводов, практических рекомендаций. Библиографический список включает 145 отечественных и 207 иностранных источников. Диссертация иллюстрирована 51 таблицей и 15 рисунками.

Материал и методы исследования

Работа выполнена на базе психоневрологического отделения восстановительного лечения детей с перинатальными поражениями ЦНС ФГУ «Ивановский научно-исследовательский институт материнства и детства им. В. Н. Городкова Федерального агентства по высокотехнологичной медицинской помощи», клинико-диагностической лаборатории.

Наблюдались 203 доношенных ребенка с возраста 3 месяцев до одного года жизни с проведением комплексного клинического, нейрофизиологического и лабораторного обследования.

Первоначально было обследовано 173 ребенка первого года жизни. Основную группу составил 141 ребенок, перенесший перинатальное гипоксическое поражение головного мозга легкой и средней тяжести с нарушением моторного развития, контрольную группу — 32 здоровых ребенка первого года жизни, которые не имели отклонений со стороны нервной системы.

Основная группа в зависимости от типа нарушения моторного развития разделялась на две подгруппы: 1) с преобладанием синдрома двигательных расстройств (СДР, п = 87); 2) с преобладанием задержки моторного развития (ЗМР, п = 54).

Для оценки сравнительной эффективности медикаментозной коррекции имевшихся неврологических нарушений в последующем было обследовано 30 доношенных детей первого года жизни с последствиями перинатальных поражений головного мозга легкой и средней тяжести в виде двигательных расстройств и ЗМР, получавших помимо стандартной медикаментозной терапии препарат «Семакс 0,1%».

Основная нозологическая форма последствий перинатальных поражений головного мозга диагностировалась согласно рекомендациям «Классификации последствий перинатальных поражений ЦНС у детей первого года жизни» (2006) с учетом «Стандартов диагностики и лечения синдрома двигательных расстройств у детей грудного возраста» (2008).

Диагноз ставился на основании результатов комплексного обследования: данных анамнеза, клинико-неврологического и электроней-ромиографического обследования.

В исследование не включались дети с перенесенными внутриутробными инфекциями, механической травмой в родах, метаболическими и токсическими энцефалопатиями, пороками развития мозга, выраженной соматической патологией.

Ознакомьтесь так же:  Дет с синдромом дауна

В соответствии с поставленной целью и задачами проводилось клиническое, ультразвуковое, функциональное и лабораторное обследование наблюдаемых детей.

Клиническое исследование включало тщательное изучение анамнеза и неврологического статуса. Уровень психомоторного развития определялся у детей в возрасте 3-6 и 9-12 месяцев жизни с использованием количественно-качественной оценки на основе комплексного эволюционного анализа развития ребенка по методике JI. Т. Журбы, Е. М. Мастюковой (1981).

Чрезродничковая секторальная эхоэнцефалография проводилась в динамике в возрасте 3-6 и 9-12 месяцев жизни ребенка с использованием ультразвукового аппарата «А1ока ББО 900» (Япония) и осуществлялась по общепринятой методике в корональной и сагиттальной плоскостях через большой родничок поворотом и наклоном датчика в 10 стандартных сечениях (Ватолин К. В.,1995).

Электронейромиографическое исследование проводилось детям в возрасте 3-6 и 9-12 месяцев жизни по стандартной методике (Бада-лянЛ. О., 1986) с использованием электронейромиографа «Нейро-МВП» («Нейрософт», Россия). Для регистрации использовались поверхностные чашечковые хлорсеребряные электроды. В качестве заземляющего электрода применялся ленточный электрод, стимуляция проводилась электродом ВНИИМП «Вита» с мягкими проводящими элементами и расстоянием между катодом и анодом 20 мм. Для стимуляции использовались прямоугольные электрические импульсы частотой 1 Гц, длительностью 0,2 мс с постепенным увеличением силы тока. Сила стимула составила 30 ± 5 мА. Регистрация проводилась в режиме записи программы в пробах: запись интерференционной кривой, исследование М-ответа, Н-рефлекса и исследование Р-волны. Для получения М-ответа применялась стимуляция большеберцового и срединного нервов. При анализе учитывались следующие показатели: латенция, амплитуда, площадь, терминальная и резидуальная латент-ность, скорость распространения волны по моторным нервам (СРВ-моторная), производился подсчет краниокаудалыюго коэффициента, коэффициента отклонения от возрастной нормы, коэффициента прироста скоростей (Бадалян Л. О., Скворцов И. А., 1986). Исследование Р-волны проводилось при стимуляции большеберцового и срединного нервов в дистальной точке. Оценивалось 20 электроней-ромиографических реализаций. При анализе использовались следующие параметры: латентность, амплитуда, площадь, максимальное и среднее Р/М-соотношение, а также анализ феноменов Р-волн, к которым относятся блоки Р-волн (нереализованные волны), «гигантские» волны, повторные разряды Р-волн. Н-рефлекс регистрировался с кам-баловидной мышцы путем стимуляции большеберцового нерва в подколенной ямке. Учитывая литературные данные о выявлении Н-рефлекса у детей до года в мышцах кистей и стоп (Хачатрян Л. Г., 2003; Скворцов И. А., 2003; Куренков А. Л., 1997; Бадалян Л. О.,

1986), запись Н-рефлекса также производилась с m. abductor hallucis и т. abductor pollicis brevis при стимуляции большеберцового и срединного нервов в области подколенной и локтевой ямок. Для его анализа использовались следующие параметры: латентность, амплитуда, площадь, соотношение максимальной амплитуды Н-рефлекса и М-ответа.

Лабораторные исследования проводились детям в динамике, в возрасте 3-6 и 9-12 месяцев жизни. Определяли содержание нейро-трофического фактора головного мозга BDNF в сыворотке крови и нейропептида субстанции Р в плазме крови методом иммунофермент-ного анализа на автоматическом ридере «EL-808» (США). Использовали наборы «R&D systems» (Англия) и «Peninsula laboratories» (США) соответственно.

Статистическая обработка полученных результатов проводилась на персональном компьютере с использованием программы Microsoft Excel 1995 версия 7.0 и Statistica 6.1. Рассчитывались следующие величины: средняя арифметическая величина (М), среднее квадратичное отклонение (о), ошибка средней арифметической (т); уровень значимости различий между средними величинами (р) определялся при нормальном распределении показателя по критерию t Стьюдента, при отсутствии нормального распределения признака — по критерию Манна — Уитни. Для выяснения связи между изучаемыми показателями проводился корреляционный анализ с определением коэффициента корреляции (г).

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Анализ анамнестических данных позволил выявить неблагоприятное течение анте-, интра- и раннего постнатального периодов онтогенеза у детей основной группы. У матерей детей из подгруппы СДР чаще, чем в контрольной группе, отмечались угроза невынашивания (р 0,05). Внутри-желудочковые кровоизлияния II степени у детей из подгруппы с СДР встречались реже, чем у детей из подгруппы ЗМР (в 4,81 и 16,41% случаев соответственно, р 0,05). К возрасту 9-12 месяцев содержание ВО№ в сыворотке крови у пациентов с СДР превышало этот показатель у здоровых детей (р 0,05). По-видимому, данные изменения свидетельствуют о более интенсивных восстановительных процессах в нервной системе у детей с перинатальным гипоксическим поражением головного мозга при СДР.

При проведении корреляционного анализа установлена сопряженность снижения продукции нейротрофического фактора головного мозга ВОКТ в возрасте 3-6 месяцев (г = 0,33, р <841/!6. Печ. л. 1,5. Усл. печ. л. 1,4. Тираж 75 экз.

ГОУ ВПО «Ивановская государственная медицинская академия Росздрава» 153012, Иваново, Ф. Энгельса, 8

Максим Масенькин, 8 лет, задержка моторного развития

Наша семья в отчаянии. Очень Вас прошу, если Вы можете нам помочь, пожалуйста, помогите. Необходимо срочно собрать 10 000 евро.

Я, Масенькина Екатерина Александровна, мама ребенка Масенькина Максима Сергеевича 22.04.2004г.р. Максим родился здоровым крепким ребенком. Рос и развивался по возрасту. Во время начал держать голову, сидеть, опирался на ножки. На осмотре педиатр всегда говорила малыш-крепыш. Все было очень хорошо, даже и подумать никогда не могли, что наше счастье в миг оборвется. В возрасте 5 месяцев малыш перенес ОРЗ. После чего были проведены прививки положенные в этом возрасте АКДС и полиомиелит. На следующий день у малыша поднялась температура, а через несколько дней повисли ножки. Несмотря на это прививки через два месяца повторили, тем самым сильно ухудшив состояние ребенка. В 7 месяцев в поликлинике был поставлен диагноз миотонический синдром. В 11 месяцев нас направили в реабилитационный центр в Ульяновске, где Максиму сделали обкалывание позвоночника сказали что сын поползет. После такой «реабилитации» малыш не то что не пополз, он не смог поднять даже голову. На все наши претензии ответили: » извините, ошиблись диагнозом». Максимка постоянно болел, сильный насморк, отит, температура то поднималась, то пропадала. Полгода были плохие анализы крови, ребенок угасал на глазах.

В 2 года мы были на обследовании в Москве. Максиму поставили страшный диагноз спинальная мышечная атрофия Верднига-Гоффмана. С таким диагнозом никуда на лечение не брали. Это заболевание не лечится, оно прогрессирующее, ваш ребенок не доживет до 3 лет. Эти слова были как приговор жить не хотелось. Нам отказывали в лечении не только в нашем городе, но и в других городах. Запретили все физио-процедуры, стимуляцию, только легкий массаж и ничего больше. Мы отчаялись, не знали что делать. С четырех лет нас взяли на лечение в Самарский» Реацентр». До сих пор мы лечимся в этом центре, проводим массаж на дому, ездим к мануальному терапевту в другой город. За это время состояние ребенка стало лучше. Окрепли ручки и ножки, стал уверенно сидеть, стоит с помощью вертикализатора. Это чудо что раннее атрофированные мышцы немного, но «заработали». Максимка пишет в школе как и все здоровые дети, не смотря на то что раньше не мог карандашами рисовать. Но почему-то врачи нас не слышат, они твердят это временно, дальше будет хуже. Чтобы добиться каких-либо успехов ребенку приходиться по 5-6 часов в день делать зарядки. Так проходит все детство сына, а вечером когда пора ложиться спать малыш сквозь слезы говорит» опять я не успел поиграть» Тренажеры и гирьки заменили ему игрушки.

В мае 2012 года провели обследование. Неожиданно для нас врач сказал, что по ЭМГ данных за это заболевание не выявлено. У Максима нет процесса прогрессирования. В клиниках Москвы нам предлагают госпитализацию только для обследования, чтобы наблюдать за состоянием ребенка в течение года. Но сколько можно обследоваться мы хотим лечиться.

Мы сделали запрос в Германию. Нас берут в детскую клинику Альтона. По результатам наших обследований профессор ответил, что ребенку будет проведено полное обследование для выявления причины заболевания с последующим лечением. Такие поражения поддаются лечению в клинике до 13-15 лет, пока продолжается рост организма. У них есть возможность значительно улучшить состояние ребенка. Много детей с такими заболеваниями у них находятся на госпитализации и очень хорошие результаты.

У нас еще не все потеряно. Максимке скоро исполнится 9 лет. Он очень смышленый ребенок. Учится во 2-ом классе общеобразовательной школы. Его очень любят дети. Мы бы все отдали за здоровье сына, так хочется помочь ему, видеть как он опять может стоять на своих ножках как и раньше. Но такую сумму нам за всю жизнь не собрать своими силами. Заработная плата мужа составляет 12000 рублей и пенсия сына, я не работаю. На поездку в Германию нам необходимо 10 000 евро.

Прошу ВАС, помогите, пожалуйста, собрать деньги. У Максима есть все шансы сделать первый шаг, пока еще позволяет возраст. Очень надеемся на Вашу помощь. Это наша последняя надежда. Другой уже не будет. Доктор клиники Альтона сказал, что они берут на лечение, если только уверены что смогут помочь. Пожалуйста, дайте нам возможность использовать последнюю надежду на выздоровление. Мы будем очень рады любой помощи.

Эл. Адрес [email protected]
Почт. Адрес 432072 г. Ульяновск ул. Карбышева1-97 Кон.тел.8-903-338-4840, дом.тел.8(8422)20-21-85 Екатерина

Реквизиты для пожертвований:
Счет карты сбербанка Maestro Momentum 676 196000237479598
QIWI кошелек: 89033384840
Пожертвования на номер 89033384840 Билайн
ОАО»Сбербанк России» Ульяновское отделение №8588
к/с 30101810000000000602
ИНН 7707083893
КПП 732502002
БИК 047308602
№ счета 42307.810.4.6900.7922374
Получатель Масенькина Екатерина Александровна

About the Author: admin