Ошибочный аутизм

Все ли аутисты на самом деле аутисты?

Это глава из книги «Предназначение быть мамой»

Когда нашему старшему сыну было три года, нам поставили диагноз «аутизм». Он звучал как приговор и разбивал мое сердце на куски. Мы приходили к разным специалистам, которые говорили нам одно и то же:

  • Это не лечится
  • Родите себе здорового ребенка, а этот никогда не изменится
  • Это безнадежно
  • Дальше будет только хуже
  • Подумайте о себе, облегчите свою жизнь
  • Отдайте его в спецшколу, спец-интернат

Мне было тогда всего 27 лет. Это был мой первый и в тот момент единственный ребенок. И для меня это был конец света. Мы очень ждали его, готовились к его рождению, мы старались все делать правильно, мы любили его. Как могли, насколько умели.

И эти разговоры убивали меня. После каждого специалиста я рыдала по нескольку дней. Я не верила, не хотела верить, что мой сын безнадежен. Что он никогда не будет обычным ребенком. Что я должна поставить на нем крест. Это все было слишком страшно, чтобы быть правдой.

Мы решили не смиряться. И начали искать пути выхода. Самым главным шагом для нас стало то, что мы нашли специалиста другого уровня. Любовь Николаевна специалист по аутистам и сенсорным нарушениям. Мы привезли ее в Петербург только для того, чтобы показать ей малыша. Собрали небольшую группу таких же родителей. Мы ждали рекомендаций, советов, новых горизонтов. А получили гораздо больше.

За эти два дня на консультации пришли около десяти детей, включая нашего. Почти всем врачи ставили один и тот же диагноз. Аутизм. Как приговор.

Оказалось, что настоящий аутизм из десяти детей был только у одного. Что было у остальных? Аутичный спектр, сенсорные нарушения, — то, что можно и нужно корректировать.

Самым ценным в тот день для меня было услышать: «Это не аутизм». А раз это не аутизм, значит, это лечится. Значит, с этим можно что-то сделать. Значит, он не безнадежен. Значит, можно и нужно жить, верить, молиться.

Прошло уже много лет. Сейчас ни один врач не поставит нам такой диагноз. Хотя есть привычные черты поведения, которые похожи на аутиста. Хотя есть задержка речевого развития. Но это мелочи. Потому что задержка наверстается, поведение трансформируется. Главное – это то, что чудо случилось.

И сейчас к нам так или иначе обращаются родители. Помочь сейчас многим мы не можем, можем только делиться опытом вот так – статьями. Не лично, не индивидуально, а оптом. У некоторых из них я видела детей. И я понимаю теперь то, что говорила Любовь Николаевна. Настоящих аутистов очень мало. Один на десять тысяч детей. Ничего не изменилось.

Но появились дети, которые похожи в чем-то на аутичных. Аутичный спектр, сенсорные нарушения. Их очень много. Один из шести детей. Разница только в том, что это корректируется. И если настоящий РДА вылечить очень трудно, хотя я знаю тех, у кого это получается настолько успешно, насколько это возможно, то сенсорные нарушения – это посильная цель для работы.

Я вижу ребенка, который идет с папой за руку по берегу моря. Он надел спасательный жилет, идет бубнит что-то под нос. Иногда смотрит на папу. Этот ребенок с диагнозом. Но какой же он аутист?

Глобальный аутист не будет реагировать ни на кого и ни на что – с рождения. Он будет в такой прочной броне, что вы даже никогда не встретитесь с ним взглядом и не растаете от его улыбки, которая предназначена вам.

Если же ваш ребенок сотрудничает с вами – хотя бы в чем-то, если он тянется к вам за похвалой, пытается общаться, как умеет, — даже если только криком – это повод задуматься. Задуматься о том, что выход есть. Что это сенсорные проблемы.

Сенсорные проблемы – это проблемы восприятия. У нас есть органы чувств – глаза, уши, нос, кожа, язык. И когда они работают нормально, то получается обычный человек. Который видит мир так же, как другие, слышит то же самое, имеет такие же кожные ощущения.

А если нет? Если ваш мир менее четкий? Если для вас звуки кажутся более громкими чем они есть? Если любое прикосновение к вашей коже мозг трактует как боль? Как вы будете реагировать тогда на обычные ситуации?

Это то, что происходит часто с детьми. Их мозг иначе трактует прикосновения, движения, звуки, картинки. У кого-то мир плоский, у кого-то ограничен угол зрения, кто-то очень чувствителен к звукам, кто-то не выносит прикосновений, а кто-то чтобы себя ощущать, должен постоянно двигаться.

Если мы не понимаем, что происходит в ребенке, то нам кажется все это странным. Ребенок не такой как все. Он выделяется. Он выглядит странным. Мы идем к психиатру – и получаем диагноз. Например, аутизм. Если ребенок не хочет прикосновений, боится звуков, большого скопления людей и не сидит на месте – скорее всего, вам скажут про аутизм. Он ведь не смотрит вам в глаза (а ему тяжело таким образом фокусировать зрение), избегает объятий (потому что ему это физически больно), занимается стереотипными играми (таким образом он насыщает себя ощущениями). И все.

Дальше мама и папа придавлены диагнозом. С которым ничего нельзя сделать. А диагноз-то ложный. Неправильный. И слишком жестокий. Так разрушаются семьи – это невозможно вынести. Кто виноват, что так вышло? Папа, который пил пиво? Мама, которая постоянно нервничала? Врачи, которые навредили в родах? Чьей вины больше?

Сколько ни копайся в причинах – ситуации это не изменит. В случае с сенсорными проблемами их нужно и можно решать. Пласт за пластом, снимая как капустные листья маленькие проблемы. Насыщать ощущениями – например, несколько раз в день обрабатывать все тело ребенка щетками. Или же создавать ему давление на тело, заворачивая в одеяла и ковры. Насыщать звуками – с помощью плееров, наушников. Способов много. Информации тоже. Даже специалисты есть. Их мало, но они есть.

Не нужно слепо верить врачам. Аутизм – это модный диагноз. С ним ничего не сделаешь, можно всю жизнь выкачивать из родителей деньги. И при этом не нужно ничего гарантировать – гарантий нет, это неизлечимо.

Ищите специалистов, которые в этом разбираются. Которые способны вас вдохновить. От которых вы выходите не с камнем на шее, а с крыльями за спиной. Которые видят ребенка, а не диагнозы и бумажки. И верьте. Верьте, молитесь. Это обязательно поможет.

Совсем недавно Любовь Николаевна сказала нам:

«Вы же понимаете, что это чудо. Что вы его вымолили.»

Это правда. В любом Святом месте я молилась с горячими слезами. Молилась за здоровье малыша. Снова и снова. И сейчас, когда я вижу, что анализы за два года не изменились – все то же превышение ртути в 50 раз и свинца в 100 раз – а ребенок другой, я понимаю – вымолили. Теперь нужно и самим шаги сделать. Теперь, когда есть вера в то, что все получится и наладится. Когда есть ощущение, что Бог с нами.

Молитесь, верьте. Господь исполняет желания каждого. У вашего ребенка нет никого кроме вас. И если вы в него не поверите – никто не поверит. Если вы не поможете – никто не поможет. Молиться и быть руками Господа для ваших детей. Любить и верить. И не опускать рук никогда.

Поделитесь, пожалуйста, статьей в любимой соцсети или мессенджере. Это очень важно

Причины аутизма: вместо общения — планшет с мультиками

Как развитие аутизма у детей связано с играми на компьютере

Пугающий рост числа детей с аутизмом в последние 20 лет профессор психиатрии Стивен Камарата связывает с распространением электронных средств обучения и развлечения детей. Если в руки ребенку, предрасположенному к аутизму, планшет попадет прежде, чем он научится общаться с окружающими, вполне может развиться аутическое расстройство. Вот как это работает.

С каждым годом мы все больше слышим об аутизме и расстройствах аутического спектра (РАС). За последние десятилетия в США невероятно выросло количество таких диагнозов. Центр по контролю за заболеваниями, который следит за уровнем РАС, предоставил такую статистику. В 1978 году РАС обнаруживали примерно у трех детей из 10 000. В 1990 году частота случаев аутизма оставалась такой же. Но к 1996 году это число повысилось до 34 на 10 000 человек. К 2004 году оно увеличилось более, чем в два раза и достигло 80 на 10 000. В 2015 году количество аутистов — 147 на 10 000, то есть, этим недугом страдает каждый шестьдесят восьмой ребенок. Это почти в пятьдесят раз больше, чем в 1990 году. Причем из ста мальчиков аутизмом страдают больше двух (то есть 1 из 42). Думаю, если процесс будет идти такими темпами, то количество РАС в ближайшие пять лет удвоится.

Понятно, что стандарты диагноза меняются и специалисты пытаются диагностировать расстройство все раньше и раньше, поэтому сложно сказать, какая доля роста связана с новыми стандартами, а какая — с точностью диагноза. Также важно учитывать, что определение аутизма расширилось, и дети, которым не ставили такого диагноза в 1970-е, 1980-е или даже 1990-е, теперь относятся к широкому аутическому спектру. С другой стороны, количество аутистов в США действительно растет.

Что такое аутизм

Аутизм — это нарушение развития, при котором уменьшается стремление к взаимодействию с другими людьми, в большинстве случаев проявляются языковые нарушения, а ребенок строго следует своим привычкам. Если же привычный ход вещей нарушается, у ребенка случается приступ гнева или истерика. У многих детей-аутистов недостаточно развит интеллект.

Ознакомьтесь так же:  Депрессия натальи орейро

Аутизм хорошо показан в фильме «Человек дождя» с Томом Крузом и Дастином Хоффманом в главных ролях. Хоффман получил «Оскара» за удивительно точно сыгранную роль взрослого человека, страдающего высокофункциональным аутизмом.

Детей-аутистов очень трудно воспитывать. Поскольку у них, в отличие от обычных детей, часто отсутствует социальная мотивация, они могут не общаться, даже когда знают, как это сделать.

Матери детей с аутизмом могут испытывать чувство вины из-за популярной в 1950-х и начале 1960-х годов теории, по которой аутизм считали результатом недостаточного эмоционального тепла со стороны родителей, особенно матерей. Эта теория совершенно не верна. Абсолютно ясно, что родители не вызывают аутизм.

Поскольку это болезненный вопрос, я буду осторожно говорить о связи аутизма и попыток учить ребенка слишком многому слишком рано. Я хочу, чтобы ни одна мать, прочитав эту книгу, не пришла к ошибочному заключению, будто могла вызвать у своего ребенка аутизм, пытаясь научить его читать, или полагая, что причиной стала тяга ребенка к играм на компьютере. Я просто пытаюсь показать: дети с аутизмом особенно уязвимы перед обучением с помощью DVD или компьютеров. Я пытаюсь объяснить: отсутствие общения во время такого обучения может привести к тому, что заученные навыки будут разрозненными, и детям придется многое заучивать наизусть. Причем у детей с аутизмом все эти последствия только усугубятся, ведь они склонны именно к такому виду обучения.

Почему детям с аутизмом так нравятся компьютеры

Маленькие аутисты любят повторяющиеся действия больше обычных детей и будут выполнять их снова и снова. Они любят предсказуемость и одинаковость того, что делают и видят. Дети-аутисты, с которыми я работаю, любят буквы, особенно напечатанные. Посмотрите на все буквы «о» на этой странице: они все одинаковые и абсолютно предсказуемые, как и любая другая буква. Такая предсказуемость и одинаковость кажется приятной детям с аутизмом, и они могут часами смотреть на буквы (или что-нибудь другое, что заинтересовало их). Они могут стать специалистами по распознаванию букв, но при этом упустят знания, которые могли бы получить, взаимодействуя с другими людьми или глядя на другие предметы.

Дети с аутизмом любят слушать одно и то же: определенные песни или диалоги из видео. У многих из них также наблюдается эхолалия, то есть они повторяют услышанное, даже если оно не имеет отношения к теме разговора. Они слушают одно и то же, особенно аудиозапись или видео — одинаковые звуки и фразы. Когда я повторяю фразу: «Мяч катится», я каждый раз говорю ее по-разному: могу выделить слово «мяч», или «катится», или произнести фразу с вопросительной интонацией «Мяч катится?». Но если ребенок-аутист смотрит DVD или слушает запись, слова и фразы каждый раз повторяются абсолютно одинаково.

Маленькие аутисты могут научиться включать DVD-плеер или компьютер. Им не надо для этого общаться с родителями или другими людьми, и видео- или аудиоматериал каждый раз будет в точности повторяться.

Качество аудиоряда компьютерных игр за последний десяток лет улучшилось, но звуки эти по-прежнему монотонны и похожи на голос робота. Это тоже нравится многим детям с аутизмом. Обобщая сказанное, можно сказать, что ребенка со склонностью к аутизму готовые обучающие программы привлекают гораздо больше, чем естественное взаимодействие с родителями, братьями и сестрами.

Лечение аутизма: меньше планшетов, больше общения с родителями

Могут ли диагноз «расстройство аутического спектра» ошибочно поставить детям, у которых нет аутизма и которые не ведут себя как «Человек дождя»«, но с младенчества настроены на обучение с помощью машин, а не людей? Квалифицированный врач никогда не «обнаружит» аутизм у ребенка, который просто любит компьютеры или DVD, а в остальном социально приспособлен и нормально развивается.

С другой стороны, дети, которые пополняют словарный запас с помощью DVD или компьютеров, обычно менее склонны к общению, а это свойство аутизма. Обучающие материалы сделаны так, чтобы привлекать и удерживать внимание ребенка: они яркие, громкие и визуально интересные — гораздо интереснее мамы или папы. Возможно, рост количества детей с расстройствами аутического спектра вызван тем, что к ним причисляют и тех, кто не подходит под традиционное определение аутизма, но просто менее общителен, чем другие дети. А «виновато» в это раннее и продолжительное пользование DVD и компьютерами.

Знакомство очень маленьких детей с новыми технологиями в сочетании с попытками сделать обучение более ранним — это «естественный эксперимент». В его ходе выяснится, влияют ли эти технологии на развитие и усиливают ли они такие проблемы, как СДВГ, нарушение обучаемости и аутизм. Работая с детьми как врач, я пытался усилить их социальное взаимодействие с родителями и улучшить результаты их обучения. Для этого я сокращал количество времени, проведенное с технологиями.

DVD для маленьких гениев, образовательные программы на запоминание и другие упражнения на заучивание уменьшают способность этих детей (особенно у страдающих аутизмом) рассуждать и решать задачи. Внимательно понаблюдайте за своим малышом. Если его поглощают видео или игры, и он мало общается с людьми, может, лучше убрать из его комнаты планшет, компьютер и видео? Увеличить естественное взаимодействие можно, проявляя чуткость. Конечно, если вы подозреваете у своего ребенка аутизм, СДВГ или другие нарушения, обязательно обсудите это с вашим врачом.

Остается открытым вопрос, связана ли тенденция к росту подобных нарушений с заучиванием наизусть в раннем возрасте и с тем, что ребенок знакомится с электронным обучением до того, как толком начинает взаимодействовать с людьми.

Аутизм, устаревший ошибочный термин, который до сих пор часто путают с шизофренией.

Даже введение такого понятия как расстройство аутистического спектра (РАС), не помогает врачам и пациентам точно определять диагноз, и само название аутизма давно пора переименовать во что-то иное, вроде «Врожденного сенсорного дисбаланса», так как из-за неточности термина и малой ознакомленности с ним, в обывательском смысле, аутизм это синоним синдрома Дауна, то есть используется как определение человека с недостатком умственного развития, и всегда в негативном и оскорбительном ключе, как бы не пытались обществу объяснить что на самом деле подразумевается под этими терминами.

Так что, практически все из нас знали, слышали, видели, или кто-то даже живет с такой штукой как аутизм. Сейчас это считается целым набором расстройств которые связаны общей симптоматикой. Считается, что он является именно нарушением развития. даже не смотря на то, что МКБ-11 перевел нарушенеи развития на расстройство аутистического спектра, оно всё еще считается именно расстройством развития. Но это совершенно неверно, так как развитие у таких людей не нарушено, проблемы заключаются не только в генетике и формировании мозга, а в том, что люди с РАС имеют врожденно иной образ мыслей, и в отличии от людей с нарушением развития, они совершенно спокойно могут стать высокофункциональными людьми, и вы даже не заподозрите что с таким человеком что-то не так. Ну есть небольшая чудинка, и есть. И определить, что у такого человека есть РАС, можно только по самым основным признакам, влияние которых можно ослабить обучением. Но сейчас о другом.

Очень мало кто знает, о том, что изначально подразумевалось под термином аутизм.

Термин «Autismus» был придуман швейцарским психиатром Эйгеном Блейлером в 1911 году в связи с концепцией шизофрении в книге «Dementia praecox, или группа шизофрений» (нем. Dementia praecox oder Gruppe der Schizophrenien). Термин «аутизм» Блейлера даже породил целое лексическое семейство, попал в различные языки, и пополнил словарный запас обыденного языка. Большинство исследователей 1910—1940-х годов активно использовали термин аутизм по отношению к шизофрении и рассматривали его как характерное проявление болезни.. В основу этого неолатинизма, означающего «ненормальное самолюбование», он положил греческое слово αὐτός — «сам», намереваясь подчеркнуть «аутистический уход пациента в мир собственных фантазий, любое внешнее воздействие на который воспринимается как нестерпимая назойливость.» — Проще говоря, ничего хорошего, сударь, вы психопатина. Ложитесь, сейчас будут делать живительную клизму.

В 1919 году (переиздано в 1921) Блейлер написал книгу «Аутистически недисциплинированное мышление в медицине и его преодоление» (нем. Das autistisch-undisziplinierte Denken in der Medizin und seine Überwindung), в которой пытался обосновать, что медицинское мышление, мышление врачей — в большей части лишено логики, не допускает противоречий и принимает желаемое за действительное. Оно в некоторой степени схоже с аутистическим мышлением больных шизофренией, отрицающих реальность.

Если врач вылечил сотню случаев гриппа аспирином и наблюдал благоприятные последствия, он может сделать вывод, что аспирин лечит грипп. При этом он может проигнорировать тот факт, что в большинстве случаев грипп проходит сам собой. Ещё в качестве примера, при отказе от гипноза с аргументацией, что он «ослабляет мою волю», мышление является аутистичным, поскольку индивид выдвигает мнимый аргумент только потому, что сила гипноза над его интимным эго не подходит ему; другими словами, данный аргумент чисто аффективен, а эта аутистическая «логика» — лишь средство для достижения цели.

Блейлер приводит пример, что в медицине спешка при помощи людям незамедлительна и крайне быстра, но размышление «где и как помочь» слишком нерешительны и медленны. Врачи делают много ошибок и с энтузиазмом занимаются двумя видами медицинских случаев: в которых выздоровление наступает само, либо в случаях неизлечимой болезни. Следовательно, характерны многие ошибки и усердная медицинская деятельность при болезнях, при которых состояние становится лучше само по себе, а также в тех, которые неизлечимы. В качестве примера приводится лечение шоками (автор не указал, какими именно, инсулиношоковыми или электрошоковыми) и лоботомия лиц с психическими расстройствами.

В предисловии ко второму изданию Блейлер смягчил критику, выразив сожаление, что использовал психопатологический термин «аутистическое» для обозначения медицинского образа мышления.

Для будущих исследований шизофрении изучение субъективного аутистического опыта — многообещающая область для психиатрии. В настоящее время теория Блейлера, обращённая на постижение сложности шизофренической личности, не теряет актуальности.

Современное значение термин «аутизм» впервые обрёл в 1938 году, когда Ганс Аспергер из Венского университетского госпиталя в своей статье по детской психиатрии на немецком языке «Психически ненормальный ребёнок» (нем. Das psychisch abnormale Kind) использовал термин Блейлера по отношению к детям с расстройством личности (психопатией), сходным с шизофреническим аутизмом, назвав их «аутистичными психопатами» (нем. autistischen Psychopathen). Что его на подобное сподвигло, не ясно.

Ознакомьтесь так же:  Симптомы шизофрении и эпилепсии

А в 1944 году им была написана отдельная статья «Аутистические психопаты в детском возрасте». Аспергер исследовал одно из расстройств аутистического спектра, впоследствии названное синдромом Аспергера, но в силу ряда причин лишь в 1981 году получившее широкое признание в качестве самостоятельного диагноза.

Также, Лео Каннер, работавший в Госпитале Джона Хопкинса, в свою очередь внёс современное значение слова «аутизм» в английский язык. Описывая в 1943 году поразительное сходство черт поведения 11 детей, он употребил словосочетание «ранний детский аутизм».

Каннер писал, что у обследуемых им детей есть существенные отличения от детей с детской шизофренией или взрослой, и их аутизм не является отказом, как у шизофреников, не является отходом от уже существующего участия в жизни и не отказом от уже установившихся отношений. Он определил у этих детей «крайнее аутистическое одиночество» (англ. extreme autistic aloneness), которое игнорирует и закрывает всё, что приходит к ребёнку со стороны; им мешает прямой физический контакт или намерение контакта, или даже шум, который грозит нарушить их одиночество. Всё перечисленное воспринимаются болезненно, как вторжение, вызывающее стресс, либо, если это удаётся, отвергаются, «как если бы их не существовало».

Почти все особенности, подмеченные Каннером в первой статье на эту тему, такие как «аутистическое уединение» и «стремление к постоянству», и в наше время считаются типичными проявлениями аутистического спектра. Неизвестно, знал ли Каннер о более раннем использовании термина Аспергером, но судя по всему нет. И то, что он также использовал этот термин, просто необычная случайность ставшая частью истории.

В дальнейшем Каннер придерживался позиции, что шизофрения и детский аутизм — разные психические расстройства, которые друг с другом никак не связаны, и не имеют между собой ничего общего, но большинство ученых его не поддерживали.

А сейчас подробнее о том, что на самом деле подразумевалось под аутизмом, и его разновидностями.

Аутизм (от др.-греч. αὐτός — сам; оригинальный термин нем. „Autismus“) — замкнутость в себе, погружение в мир собственных переживаний и отрыв от действительности. При аутизме теряется интерес к реальности и общению с окружающими, утрачивается или значально полностью отсутствует эмоциональный контакт с другими людьми.

Помимо прочего, аутизм — неспособность различать фантазии и реальность, наклонность к принятию желаемого за действительное, мечты и надежды — за сбывшееся в действительности, желаемое или вызывающее страх — за реально существующее. Аутисты сосредоточены главным образом на собственных аффективных представлениях и переживаниях. Аутизм — один из негативных симптомов шизофрении, по мнению автора этого термина — швейцарского психиатра Эйгена Блейлера — один из важнейших симптомов.

Разные психиатры поддерживали и развивали идеи Блейлера.

С 1940-х годов и по настоящее время, благодаря Гансу Аспергеру и Лео Каннери, под термином «аутизм» чаще понимается первазивное расстройство развития детей с нарушениями социального взаимодействия и ограниченным, повторяющимся и стереотипным поведением. Для точности, обычно используется формулировка «детский аутизм», «инфантильный аутизм», «ранний детский аутизм», «аутизм Каннера». Считалось, что подобные проявления все равно являются признаками врожденной психопатии, которая все же ослаблялась и сама собой рассасывалась во взрослом возрасте, в отличии от взрослых, которые получают психотические дисфункции.

Ганс Аспергер частично описал это в своей книге «Аутистические психопаты в детском возрасте»::

«Подобно тому, как мы полагаем, что в основе организации личности больного шизофренией лежит процесс прогрессирующей потери контакта, подобно тому, как шизофренический аутизм накладывает особый отпечаток на мышление и аффекты, чувства, желания и действия больного, и все значительные симптомы шизофрении легко могут быть приведены к общему знаменателю блокирования взаимоотношений между Я и внешним миром, — так и сужение круга отношений во всех областях является отличительным признаком наших детей. При этом речь идёт не о детях, у которых психическое нарушение затрагивает центр личности, то есть не о психотических, а о психопатических детях с отклонениями, выраженными в большей или меньшей степени. Но и здесь основное нарушение накладывает характерный отпечаток на все проявления личности, объясняет трудности, неудачи, а также особые успехи.»

Согласно же Блейлеру, при шизофрении нарушается соотношение реального и аутистического типов мышления. Доминирующее значение получает аутистическое мышление, с «уходом от действительности, тенденцией к символике, замещениям и сгущениям». Блейлер также указывал, что больные шизофренией живут в воображаемом мире, который полон осуществлёнными желаниями и идеями преследования, при этом аутистический мир может быть для них более реальным, чем мир действительный. Он отмечал, что больным шизофренией свойственна потеря контакта с реальностью в различной степени, они перестают заботиться о внешнем мире, живут в воображаемом мире.

Блейлер выделил три основных компонента структуры аутизма:

— жизнь в воображаемом мире осуществлённых желаний и идей преследования;

— утрата контакта с реальностью;

— различные положения реального и аутистического мира.

Э. Блейлер и Э. Кречмер были согласны в том, что черта шизофренического мышления — распад как логически-категориального мышления, так и магического мышления.

По мнению Артура Кронфельда, изначально Блейлер определял у больных аутизмом склонность к расщеплению психических установок из-за нарушения ассоциативных связей, якобы основного расстройства, а только после этого уже начал усматривать в первоначально определяемом «само основное расстройство».

Немецкий психиатр Карл Ясперс описывал аутизм как «самозаточение в собственном изолированном мире». Он указывал, что одна из сторон аутизма — концентрация на собственных фантазиях, независимо от реальности, и отсутствие способности различать реальность как таковую, и учитывать её должным образом.

Немецко-британский психиатр Вильгельм Майер-Гросс отмечал, что в аутистическом мире человек с шизофренией не имеет никаких желаний, доволен своим существованием и все препятствия реальности для него лишены объективности.

С. М. Корсунским аутизм описан как «особый аффективно построенный мир, не зависящий от логических законов, являющийся продуктом ослабления логического мышления и мыслящий желания осуществлёнными».

Российско-французский психиатр Евгений Минковский выделял «бедный» и «богатый» аутизм. «Бедный» характеризуется аффективной опустошённостью и симптоматикой схожей с РАС, а «богатый» — сохранным богатством психических процессов и схожий с шизофренией. Интересно то, что сам Минковский считал, что всё совершенно наоборот.

Он тмечал, что аутизм — «потеря витального контакта с реальностью» (фр. «perte de contact avec la réalité»). По мнению Минковского, аутизм — своего рода аффективная компенсация, значение которой в ублажении, нахождении в мире собственных грёз, созданных воображением. Однако Минковский в некоторых вопросах не разделял мнение Блейлера об аутизме, в частности он отрицал, что обязательным компонентом аутизма является «преобладание внутренней жизни, полной фантазий». Минковский утверждал, что типичный больной шизофренией имеет «бедный аутизм», который он описывал нищетой когнитивных процессов и аффективной опустошённостью. Минковский утверждал, что «богатый аутизм» появляется только тогда, когда шизофренический пациент имеет независимую от аутизма склонность к аффективно-когнитивной экспресии. Однако, Минковский все же считал аутизм как фундаментальным, так и первичным расстройством шизофрении, и считал, что другие психопатологические особенности шизофрении могут быть поняты только через аутизм — «trouble générateur». Минковский вместе обсуждали с Эмилем Крепелином гипотезу об аутизме, придя к выводу, что он не обязательно является «преобладанием внутренней жизни, полной фантазий»:

«Но я очень сомневаюсь об этом (то есть аутизме), как считает Блейлер, что он вызван замыканием в себе пациента в его собственных фантазиях. Упрямая бездеятельность часто проявляется пациентами, у которых не может быть и мысли об особых фантазиях, в которых они могут потерять себя.»

О. В. Кербиков описывал необщительность и недоступность больных шизофренией, их отрыв от окружающей среды, прогрессирующую безынициативность и потерю заинтересованности в событиях окружающей жизни, и выделял у них два варианта аутизма. Первый — отсутствие всякого интереса к окружающему, отсутствие контакта и отсутствие стимулов к деятельности, второй — крайняя неадекватность поведения в окружающей обстановке.

Л. Коженёвский привнёс понятия «простого» (первичного) аутизма и «сложного» (вторичного) аутизма. Простой аутизм характерен для простого типа шизофрении и представляет собой невозможность приспособления к реальному миру, которая обусловлена аутистической мотивацией. Сложный аутизм встречается при бредовой форме шизофрении и выражает «протест больного против реального мира».

Польский психиатр М. Ярош выделил два типа аутизма: «захватнический аутизм» (лат. autismus potioris, от лат. potior — захватывать”) и «оборонительный аутизм» (лат. autismus defensorius, от лат. defenso — защищать; польск. „autyzm obronny”). «Захватнический» выражается в почти полном внимании на содержании психопатологических переживаний, а «оборонительный» аутизм как выражается как психопатологический защитный механизм, в ответ на внешние факторы, превышающие уровень сопротивляемости индивидуума.

Российский психиатр, доктор медицинских наук Смирнов В. К. писал, что для шизофрении характерно постепенная деградация психических процессов: сначала в сознании больного шизофренией разрушается конструкция реального, и появляется конструкция аутистического. Аутистическая конструкция не способна к существованию вне реального мира, и поэтому также деградирует, точнее «подвергается опустошению».

Французский психиатр и психоаналитик Эй Анри считает, что шизофрению характеризуют отрицательная и позитивная структуры. Аутизм является проявлением именно позитивной структуры, которая обусловлена избеганием контроля реальности, желание которого безгранично, при этом аутист желает освободить свой внутренний мир от мира других. «Страдающий больной» создаёт «бредовую стену» для отгораживания от реальности. Таким образом, позиция Эй Анри в том, что аутизм — это бред и общий знаменатель разных форм шизофрении.

А. Кемпинский усматривал в аутизме противоположность информационному метаболизму — прекращение информационного обмена с миром, которое приводит к заточению в мире личных переживаний и к «чувству пустоты». Кемпинский считает, что это «чувство пустоты» самым лучшим образом выражается введённым поляком Яном Мазуркевичем понятием «шизофренической абиотрофии» (от abio- «без жизни» + -trophy «развитие») — угасания жизненной энергии.

Немецкий психиатр Эрнст Кречмер описал в своей теории темпераментов и конституций переход от здоровья к болезни: от шизотимиков (психически здоровых, нем. Schizothymen) — к шизоидам (пограничный уровень, нем. Schizoiden) — к шизофреникам (психопатологический уровень, нем. Schizophrenen). Кречмер выделял гиперэстетический аутизм (нем. hyperästhetisch, на англ. hyperæsthetic, происходит от др.-греч. ὑπέρ «повыше», «свыше», «сверх» + αἴσθησις «чувство», «ощущение», «сообразительность») и анэстетический аутизм (от нем. anästhetisch, на англ. anæsthetic, от др.-греч. ἀν- отрицательная приставка; «не-» + др.-греч. αἴσθησις «чувство», «ощущение», «сообразительность»). Гиперэстетический аутизм проявляется при повышенной чувствительности в виде ухода в себя и жизни в грёзах, а анэстетический — отсутствием эмоционального интереса к внешнему миру, «простой бездушностью».

Ознакомьтесь так же:  Невроз в кемерово

Психэстетической пропорцией (нем. psychästhetische Proportion, происходит от нем. psychästhetisch, на англ. psychæsthetic, от др.-греч. ψυχή «дух», «душа», «сознание», «характер» + др.-греч. αἴσθησις «чувство», «ощущение», «сообразительность») называется переплетение анэстетических и гиперэстетических элементов у шизоидных личностей. По Кречмеру, аутизм — симптом шизоидного «темперамента», имеющий различия в зависимости от психэстетической шкалы (нем. psychästhetische Skala). Аутизм может в некоторых случаях являться симптомом повышенной чувствительности. Такой тип гиперэстетических шизоидов с раздражением и отвращением воспринимает краски и тона реальной жизни, и их аутизм заключается в том, что они уходят в самих себя, стремятся избежать какого бы то ни было внешнего раздражения и заглушить его. В одиночестве они ведут жизнь в грёзах, «бездеятельную, но полную мыслей», как это делал, к примеру, немецкий поэт и шизофренический аутист Фридрих Гёльдерлин. Другой писатель, Август Стриндберг, удачно высказался о потребностях аутистов, заявив о своём желании «одиночества, чтобы закутаться в шёлк своей собственной души».

Анэстетические шизоиды просто не интересуются внешним миром, а его требования они игнорируют. Такой тип аутистов замыкается в сам в себе, так как ощущает, что внешний мир ничего не может дать ему. Кречмер один из первых предположил, что аутизм — защитное образование, которое ограждает шизофренического аутиста от субъективно нестерпимой реальности, либо от физической перегруженности.

Аутизм большинства шизофреников и шизоидов представляет комбинацию обоих элементов «темперамента»: равнодушие со слабо выраженной боязливостью, и одновременно с этим холод и враждебность с бурным желанием быть оставленным в покое. Большинство шизоидов выделяются не только чрезмерной холодностью или чувствительностью, а обоими этими характеристиками в абсолютно различных комбинациях. Антипатия к коммуникации с людьми варьирует от застенчивости и нежной тревоги через угрюмую причудливую тупость и иронический холод до резкой и активной мизантропии. Вследствие бегства от людей и из склонности ко всему тому, что спокойно, шизоиды обычно любят проводить время на природе или с книгой. Наряду с обыкновенной необщительностью, характерной чертой некоторых высокоодарённых шизоидов, является избирательная общительность в замкнутом кругу, при этом они предпочитают изящную светскую жизнь, аристократический этикет, выдержанный и формальный стиль общения. Дружба у шизоидов обычно к одному человеку, часто тоже шизоиду, образуя «союз двух мечтающих чудаков». Либо, если в качестве направленного субъекта выступает психически восприимчивый индивид, то он попадает в психическое рабство к аутисту.

Шизоидные качества характера, наблюдаемые на поверхности, выделенные Кречмером, следующие:

— боязлив, застенчив, сентиментален, нервен, тонко чувствует, возбуждён, друг книги и природы;

— чудак, необщителен, сдержан, тих, серьёзен (лишён чувства юмора);

— добродушен, послушен, равнодушен, честен, туп и глуп.

Постпсихотическая (псевдопсихопатическая) личность у больных шизофренией после психоза часто проявляется очень яркой шизоидностью, хотя и бывают случаи шизофренического слабоумия. Иногда встречаются шизоиды, которые выглядят так, будто испытали шизофренический психоз до рождения(из-за того, что шизофрения приобретается): с детства они слабоумны, недружелюбны, необходительны, упрямы. Такие характеристики личности свойственны лицам, перенёсшим тяжёлый эндогенный психоз.

Отдельно рассматривается аутистическая активность. Так, психиатры Смулевич А. Б. и Воробьёв В. Ю. понимали под ней шизофренические вычурные (неестественные, причудливые), не согласующиеся с общепринятыми нормами поведения, а их поступки нелепы и показывают полный отрыв как от реальности, так и от своего жизненного опыта. Красильников Г. Т. считал, что подобная активность — ненормальность выбора цели или средств для её достижения.

Аутистическое мышление — это термин, обозначающий форму и особые законы мышления пациентов с шизофренией, впервые описанный в статье Эйгена Блейлера «Аутистическое мышление» (нем. Das autistische Denken) в «Ежегоднике психоаналитических и психопатологических исследований». Аутистическое мышление — мыслительный процесс людей с шизофренией, когда они игнорируют реальность и живут в мире, полном фантазий. Если у человека аутистическое мышление, он может не заботится о выполнении желаний, а уже считает их всех выполненными. Аутистические шизофреники игнорируют правила логики, в мышлении они могут сделать невозможное возможным, все что они способны представить по определнию может или уже реально, и все их цели в их уме достигнуты. В самых тяжёлых случаях люди могут жить в мире полном мечтаний и игнорировать реальный мир.

Например, самая крайняя степень аутизма, у кататонического пациента с онейроидным синдромом могут быть такие особенности, как сноподобное состояние в качестве фона и интенсивный психопатологический опыт. В некоторых случаях реальность, галлюцинации и иллюзии сливаются в одно, а кататонический шизофреник в психиатрической больнице считает, например, что он капитан звездолёта, все остальные пациенты — это его команда и т. д. Этот эффект идентичен искажению восприятия, когда актер не отличается себя от своего персонажа.

Информация о реальном мире при этом игнорируется. Происходит дезориентировка в окружающем и во времени, особое, сновидное помрачение сознания, а переживания отличаются большой фантастичностью и сложностью: перелёты на другие планеты, путешествия на машине времени и т. п. Их поведение при этом не отражает богатство переживаний, а выражается в кататоническом поведении: негативизме, мутизме, стереотипном раскачивании, восковой гибкости.

Некоторые психиатры в аутизме видят патологическую защитную реакцию — уход от агрессивного влияния окружения. К таковым относится американский психиатр Ричард Леос Дженкинс. Он считал, что именно защитная реакция приводит даже к кататонии («защитный характер»), гебефрении («дезорганизация») или параноиду («психическая реорганизация»).

Аутистическое фантазирование больной шизофренией рассматривает «в роли желаемого эквивалента действительности», в основе которого — желание сотворения собственного мира, для безопасного но бессистемного самопознания, которое схожа с интроспекцией, и которое реализуется через механизм инфантильной психологической защиты.

А. А. Меграбян ввёл термин «реактивный аутизм» для обозначения активно-оборонительного поведения индивидуума с шизофренией, чья личность изменилась после психоза.

Швейцарский психиатр и пионер в области экзистенциальной психологии Людвиг Бинсвангер считал, что в аутистическом бытии-в-мире находится экзистенциальная тревога, приводящая к отсутствию контакта с реальным миром, утратой его и своего «Я». Утрата бытия-с-другими, то есть сосуществования, обозначает и утрату самого существования. Данная утрата — «вечная пустота», в которой, по словам Бинсвангера, «Dasein больше не существует как „Я“».

Аутизм и интроверсия

В 1912 году Блейлер признал, что его термин «аутизм» почти совпадает с термином «интроверсия» швейцарского психиатра и психоаналитика Карла Юнга. Но термин «интроверсия» Юнга не является симптомом или психическим расстройством, а чертой личности психически здорового человека.

Интроверсия концепции Юнга и аутизм Блейлера сильно перекрываются. Данное понятие обозначает обращение внутрь либидо, которое в нормальных случаях должно искать объекты в реальном мире (однако аутистические стремления могут направляться не только на внутренний, но и на внешний мир).

В 1912 году Карл Юнг опубликовал психологическую книгу «Wandlungen und Symbole der Libido» (на английском издана как «Psychology of the Unconscious» (Психология бессознательного). Согласно статье «Аутичное мышление», то, что Блейлер называет «logisches» (логическим) или «realistisches» (реалистичным), Юнг называет «определённо-направленным мышлением» (gerichtetes Denken). То, что Блейлер называет «autistische» (аутистическим), Юнг называет «Phantasieren» (мечтанием) или «Träumen» (сновидением, грёзой).

По Блейлеру, аутистические стремления могут направляться и на внешний мир. Он приводит 4 примера:

— шизофреника с бредом реформаторства (тип бреда, входит в группу бреда величия). При этом типе бреда больной аутистический шизофреник может быть очень социально активным, и добавиться внедрения экономической, социальной или политической «теории», которая внесёт революционные изменения.

— когда маленькая девочка превращает в своих фантазиях кусок дерева в ребёнка.

— когда человек одушевляет животных или объекты.

— индивидуум создаёт бога из абстрактной идеи.

Болезни, для которых характерен аутизм

Аутизм встречается главным образом при шизофрении и шизофреноподобных психозах различной этиологии, это так называемый «психотический аутизм». В мягких (по сравнению с шизофренией) формах аутизм встречается при расстройствах личности («психопатический аутизм»), например, при шизоидном расстройстве личности, для которого характерно аутистическое мышление без потери способности распознавать реальность, иногда при грёзах при истерическом расстройстве личности). «Нормальпсихологический аутизм» встречается у психически здоровых в период детства, когда ещё отсутствует соответствующий жизненный опыт, необходимый для логического мышления. Однако аутизм у людей не относящихся к шизофрении аутистические тенденции всё же более точно описываются термином «интроверсия» (что является вариантом психической нормы), так как он не столь патологичен.

Аутистическое поведение при ремиссии

Описаны типичные черты аутистического поведения при ремиссии и состояниях после перенесённого приступа эндогенного психоза. После психоза личность шизофреника изменяется, один из видов таких изменений называется «фершробен» (от нем. Verschrobenheit «странность», «взбалмошность», «чудачество»). Данный тип изменений личности рассматривается в качестве аутистической активности с вычурными (причудливыми), не согласующимися с общепринятыми нормами нелепыми поступками. Японские исследователи Йосихиро Ватанабэ и Сатоси Като выделили две категории «фершробена»: поведенческие странности с бредом и поведенческие аутистические странности без бреда.

Другой вариант изменения личности — добросовестный «чудак», характерные черты: обожание одного либо очередного «кумира», ничем не оправданный оптимистичный взгляд на жизнь, склонность к идеализации, романтически-восторженное отношение к действительности, мечтательность, платоническая влюблённость, неумеренный пафос по отношению к действительности.

А. В. Снежневский указывал тип изменённой личности с чрезмерным педантизмом и нарастающей стереотипностью поведения.

В общей психопатологии нет термина для наименования трансформации «Я» при аутизме. Однако немецкий психиатр-экзистенциалист Карл Теодор Ясперс использовал термин «персонификация» (Personifikation) для обозначения «расщепления личности» и возникновения новых свойств личности у шизофреника после перенесённого эндогенного психоза.

В. М. Воловиком введён термин «патологическая реперсонализация» (деперсонализация как бы с обратным знаком). Обозначает изменения самосознания в форме «иного понимания реальности» и «нового восприятия своей личности». Термин Воловика не стал востребованным в психиатрической литературе

Понятие «аутизм» критикуется некоторыми психиатрами за недостаточную чёткость, также высказывается критическое отношение к концептуальной и диагностической ценности аутизма. Критика концепции появилась уже при жизни Блейлера. Указанная концептуальная неопределённость обусловила неопределённость клинической квалификации аутизма, поэтому некоторыми авторами он рассматривался не как симптом, а как синдром, симптомокомплекс или эпифеномен.

А. Кронфельд отмечал, что отход от реального мира и изменение личности присуще любому болезненному реагированию.

К диагностической ценности аутизма некоторые психиатры проявляют здоровый скептицизм. Некоторые исследователи предлагают совсем отказаться от использования понятия «аутизм» в психиатрической практике и медицинских классификациях.

About the Author: admin