Новая перспектива аутизм новосибирск

Оглавление:

Информационный марафон Sulamot в Новосибирске

22.11.14 — 23.11.14 Мультидисциплинарный Коррекционный Центр «Новая перспектива» приглашает на двухдневный Информационный Марафон по теме «Аутизм».

Серия семинаров, освещающих различные аспекты помощи детям с аутизмом и проблемами обучения. Семинары проводят специалисты Группы «Суламот», Израиль. По окончании участникам выдаётся сертификат.

День обзорных семинаров по аутизму 22.11.2014

Предназначен для родителей, педагогов обычных (не специальных) школ, для специалистов, работающих с детьми (логопеды, педиатры, дефектологи и т.п.), которые сталкиваются с аутизмом среди своих учеников, но не специализируются именно в этой области.

День семинаров по аутизму 23.11.2014

Предназначен для родителей и специалистов, работающих по коррекции аутизма или сопровождающих детей с аутизмом при инклюзии.

Количество мест ограничено, для участия нужно зарегистрироваться по эл. адресу [email protected] и получить подтверждение.

Кто проводит Информационный Марафон

Любовь Рубин-Ниязова — главный методист и соучредитель группы Суламот.

Лицензированный методист международной ассоциации Р. Дэйвиса по коррекции дислексии и сопутствующих проблем обучения.

Окончила Академический Педагогический Колледж «Семинар Хакибуцим» по специальности Поведенческий Анализ (Applied Behavior Analysis). Член Израильской Ассоциации Сертифицированных Аналитиков Поведения (IACBA)

Специализируется в построении индивидуальной коррекционно-развивающей программы для детей с аутизмом и помощи детям с проблемами обучения и дислексией. Консультирует поведенческих аналитиков, парамедицинских специалистов и родителей в составлении и реализации комплкесных коррекционных программ для детй с аутизмом. Поддерживает инклюзию детей с PAC в общем образовании. Имеет широкий практический опыт работы с детьми и обучения терапистов.

Проводит семинары и мастер-классы по теме аутизм и дислексия. В Израиле с 1980 года.

Марина Слепян — соучредитель и руководитель группы Суламот.

Executive MBA, Bradford University, UK

Окончила Педагогический Колледж им. Давида Елина в Иерусалиме по специальности «Помощь семьям, воспитывающим детей с РАС в создании коррекционно-развивающей среды».

Выпускница педагогического факультета Тель-Авивского Университета по программе «Построение индивидуальной инклюзии в общем образовании для детей с аутизмом»

Консультирует семьи и педагогические коллективы по построению инклюзии. Курирует детей с РАС в инклюзии, составляет поддерживающие домашние программы. Осуществляет подбор и тренинг тьюторов и других специалистов, сопровождающих детей с аутизмом в общем образовании. Сопровождает и поддерживает родителей детей с PAC в принятии ключевых решений.

Проводит лекции и семинары для разных контингентов по теме аутизм, инклюзия, тьюторство. В Израиле с 1979 года.

Анна Майорова — ведущий терапист группы Суламот.

С отличием закончила БГТУ по специальности «Прикладная лингвистика», Санкт-Петербург.

Прошла курс детской психологии «Воспитание на основе здравого смысла» в петербургском институте практической психологии «Иматон».

Окончила программу по обучению терапистов АВА под руководством Михаэля Бен Цви (BCBA). Проходила практику в Суламот.

Имеeт большой опыт работы с детьми различного возраста, работала в детском саду и частным преподавателем английского языка.

В настоящее время проводит интенсивныe коррекционныe программы для детей с аутизмом. Составляет план занятий по заданным целям. Работает непосредственно с детьми, курирует программы и наблюдает за работой терапистов.

День обзорных семинаров по аутизму 22.11.2014

Предназначен для родителей, педагогов обычных (не специальных) школ, для специалистов, работающих с детьми (логопеды, педиатры, дефектологи и т. д.), которые сталкиваются с аутизмом среди своих учеников, но не специализируются именно в этой области

Центр «Новая Перспектива»

Информация

Описание: Мультидисциплинарный центр активного развития.

Команда специалистов Центра «Новая Перспектива» проводит занятия с ребенком по индивидуально разработанной комплексной программе, в которую входит:

*Поведенческий анализ; Показать полностью…
*АВА-терапия;
*Работа специалистов по развитию речи;
*Физическое развитие — спорт;
*Сенсомоторика;
*Социализация;
*Работа в пространстве;
*Арт-терапия.

16 записей к записям сообщества

С 15 ноября в нашем центре появится Томатис!
Терапия по методу Томатиса заключается в микрогимнастике мышц среднего уха, так как от напряжения данных мышц в итоге зависит работа мозга.

Что это такое? Показать полностью…
Метод Томатиса помогает изменить способ реагирования ребенка, так как ухо у таких детей способно защищаться от громких звуков. Например, дети с аутизмом не способны к активной коммуникации по причине того, что не могут использовать то что слышат. Дети с СДВГ своей чрезмерной двигательной активностью компенсируют проблемы, возникающие с восприятием и слуховым вниманием.
Данный метод помогает мозгу научиться анализировать с помощью ушей поступающую голосовую информацию. Главной целью метода является сделать основным входом для звуков уши, а второстепенным – костно-проводящий. Только таким образом звуки способны обрабатываться правильно.

Данный метод можно применять уже с 3-4 лет.
Данный метод назначается детям с различными нарушениями, такими как:
*СДВГ;
*нарушения аутистического спектра;
*задержки психомоторного и речевого развития;
*нарушения устной и письменной речи;
*нарушения функций равновесия;
*проблемы концентрации внимания;
*управление стрессом (беспокойство, повышенная возбудимость);
*развитие коммуникативных навыков;
*школьная неуспеваемость;
*ребенок отстает в развитии.

А также применяется в следующих областях:
*личностное развитие;
*подготовка женщин к родам;
*интеграция в иностранные языки;
*развитие способностей к пению и игре на музыкальных инструментах.

Получить консультацию и записаться можно по телефонам:
+7 913 381 41 14; +7 913 717 60 02

Новая перспектива

Информация

  • +7‒913‒717‒60‒02 Показать телефон
  • +7‒913‒930‒17‒66
  • Расчёт по картам
  • Наличный расчёт
  • Оплата через банк

Это ваша компания? Зарегистрируйте бесплатный бизнес-аккаунт и отвечайте на отзывы от имени компании

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Уникальный центр для помощи детям! Замечательный руководитель Ксения, которая подобрала такую команду энтузиастов, которые являются не только квалифицированными специалистами в этой непростой области работы с детьми, но и используют новейшие методики действительно дающие максимально возможные результаты. Спасибо вам огромное.

Новая перспектива аутизм новосибирск

Этот сайт — для родителей и специалистов, которые готовы посвятить свое время и силы преодолению проблем в развитии и обучении особых детей.

«Новая Перспектива» — это Автономная Некоммерческая Организация Центр социальной поддержки и адаптации, досуга и творчества детей с особенностями развития.
Это первый международный мультидисциплинарный центр поведенческой коррекции в Сибири, работающий по авторским программам, которые прорабатывают все области развития ребенка: коммуникация, социализация, самообслуживание, пищевой поведение, когнитивные навыки, учебное поведение и многое другое.

В чем же уникальность Нашего Центра? Чем Мы отличаемся от других центров?
Уникальность нашего центра состоит в том, что мы не выбираем детей по каким- либо принципам или показателям поведения. Двери нашего центра открыты для всех детей.
В Центре «Новая Перспектива» есть все условия для всестороннего развития ребенка, а именно территория, где ребенок может чувствовать себя свободно и социализироваться и команда опытных специалистов с медицинским, психологическим и педагогическим образованием. Для детей с различными проблемами в развитии и обучении Мы проводим курсы коррекции поведения с применением авторских методик индивидуальных для каждого ребенка.

В каком возрасте лучше начинать коррекцию?
По данным многих Российских и зарубежных научных изданий известно, что в первые три года жизни ребенка происходит становление многих высших психических функций (память, внимание, мышление, логика, речь и т.д.), а значит ранняя коррекция нарушений важна для будущих успехов ребенка.
Чем ребенок старше, тем больше времени нужно для того, чтобы все — родители и специалисты увидели результат коррекции. А для ребенка до трех лет одного курса бывает достаточно для результата. Для ребенка старше — нужно работать НАМНОГО дольше, и усилий приложить нужно НАМНОГО больше.
Чем раньше Вы обратитесь в Наш Центр, тем быстрее увидите результат!

Как к нам записаться?
Для записи на функциональную оценку навыков ребенка, интенсивную комплексную коррекцию поведения и составление индивидуальной коррекционной программы заполните форму.

Сибмама — о семье, беременности и детях

Центр коррекции АУТИЗМА «Новая Перспектива»

Сообщение СветланаКондренкова » Вс Окт 26, 2014 1:10

Новосибирский Центр «Новая Песпектива» для помощи детям с РАС проводит два дня семинаров, посвящённых открытию Центрa. Семинары проводятся гостями из Израиля, специалистами «Группы Суламот», которые являются нашими профессиональными консультантами.

22/11/2014 — день обзорных семинаров по аутизму 09:30-17:30
Предназначен для родителей, педагогов обычных (не специальных) школ, для специалистов, работающих с детьми (логопеды, педиатры, дефектологи и т. д.), которые сталкиваются с аутизмом среди своих учеников, но не специализируются именно в этой области

План
9:30-11:00 ASD – Autistic Spectrum Disorder
Нарушения аутичного спектра — попытка понять образ восприятия, образ мышления и поведениe
людей с аутизмом

11:00-12:00 Быть родителем особенного ребёнка, или как преодолеть барьер диагноза и помочь детям

12:30-14:00 Проблемы обучения и дислексия у детей

14:30-15:30 Краткий обзор коррекционной методики АВА (Семинар будет проведён только в том случае, если будет интерес аудитории)

16:00-17:30 Вопросы — ответы, свободная дискуссия на тему аутизм, инклюзия, построение коррекционно-развивающей среды и т.д.

День семинаров по аутизму 23/11/2014
Предназначен для родителей, специалистов, работающих по коррекции аутизма или сопровождающих детей с аутизмом при инклюзии

10:00-12:30 Инклюзия детей с аутизмом в обычном образовании

13:00-14:00 “Ода физкультуре” — роль спорта в комплексной коррекционно-развивающей программе ребёнка с аутизмом

14:30-15:30 Как оценить начальные навыки ребёнка и определить направления для коррекционной работы с помощью ABBLS

15:30-16:00 Перерыв
16:00-17:30 Вопросы — ответы, свободная дискуссия

Представляем наших гостей:

Марина Слепян — соучредитель и руководитель группы Суламот.

Executive MBA, Bradford University, UK
Окончила Педагогический Колледж им. Давида Елина в Иерусалиме по специальности «Помощь семьям, воспитывающим детей с РАС в создании коррекционно-развивающей среды».
Выпускница педагогического факультета Тель-Авивского Университета по программе «Построение индивидуальной инклюзии в общем образовании для детей с аутизмом»

Консультирует семьи и педагогические коллективы по построению инклюзии. Курирует детей с РАС в инклюзии, составляет поддерживающие домашние программы. Осуществляет подбор и тренинг тьюторов и других специалистов, сопровождающих детей с аутизмом в общем образовании. Сопровождает и поддерживает родителей детей с PAC в принятии ключевых решений.
Проводит лекции и семинары для разных контингентов по теме аутизм, инклюзия, тьюторство. В Израиле с 1979 года.

Любовь Рубин-Ниязова — главный методист и соучредитель группы Суламот.

Лицензированный методист международной ассоциации Р. Дэйвиса по коррекции дислексии и сопутствующих проблем обучения.
Окончила Академический Педагогический Колледж «Семинар Хакибуцим» по специальности Поведенческий Анализ (Applied Behavior Analysis). Член Израильской Ассоциации Сертифицированных Аналитиков Поведения (IACBA)

Ознакомьтесь так же:  Депрессия боли в суставах

Специализируется в построении индивидуальной коррекционно-развивающей программы для детей с аутизмом и помощи детям с проблемами обучения и дислексией. Консультирует поведенческих аналитиков, парамедицинских специалистов и родителей в составлении и реализации комплкесных коррекционных программ для детй с аутизмом. Поддерживает инклюзию детей с PAC в общем образовании. Имеет широкий практический опыт работы с детьми и обучения терапистов.
Проводит семинары и мастер-классы по теме аутизм и дислексия. В Израиле с 1980 года.

Анна Майорова — ведущий терапист группы Суламот.

С отличием закончила БГТУ по специальности «Прикладная лингвистика», Санкт-Петербург.
Прошла курс детской психологии «Воспитание на основе здравого смысла» в петербургском институте практической психологии «Иматон».
Окончила программу по обучению терапистов АВА под руководством Михаэля Бен Цви (BCBA). Проходила практику в Суламот.

Имеeт большой опыт работы с детьми различного возраста, работала в детском саду и частным преподавателем английского языка.
В настоящее время проводит интенсивныe коррекционныe программы для детей с аутизмом. Составляет план занятий по заданным целям. Работает непосредственно с детьми, курирует программы и наблюдает за работой терапистов.

[color=blue][color=blue]Информация по семинарам: тел.: +7-913-381-41-14
[color=black]Facebook: Центр «Новая Перспектива» [/color][/color][/color]

«Готовы принимать иных»: как работает класс для детей с аутизмом в Новосибирске

Аутизм нельзя вылечить, но можно создать условия для полноценной инклюзии. Например, специальный класс, в котором ребенок с особенностями развития постепенно станет частью коллектива. Как дети с расстройствами аутистического спектра учатся в новосибирской гимназии «Горностай» — в репортаже Тайги.инфо.

Гоша вертится в гамаке, пока Дима с тьютором внимательно изучают карточки с правилами поведения. Еще недавно родители не могли представить, что их дети смогут учиться в обычной школе, но в сентябре Дима, Гоша, Саша, Ваня и Максим пришли на урок в гимназию «Горностай», научились сидеть за партой и выполнять задания в группе.

Их кабинет, как и все другие, с учебниками и доской, только уютнее: тут есть зона сенсорной разгрузки с батутом и мягкими креслами-грушами.

Ресурсный класс — пилотный проект, запущенный с сентября 2017 года родительской организацией «Атмосфера» и Центром прикладного анализа поведения НГУ, где с помощью психолого-педагогических методик подготавливают тьюторов и учителей. В проект включена также школа «Перспектива» для детей с ОВЗ. Все это курирует некоммерческое образование «Диада+1», а финансово поддерживает фонд Авдотьи Смирновой «Выход».

«Подготовительный этап начался в августе, дети привыкали к кабинету. С сентября начали ходить на занятия, каждый со своим тьютором. Важно было научить их не отвлекаться на то, что происходит вокруг. Перемены у них часто не совпадают: пока один ученик занимается, другой может пойти на качели. Сначала это отвлекало, но теперь они знают, что, выполнив задание, можно получить доступ в игровую зону, — рассказывает учительница ресурсного класса Елена Колесникова. — Другой важный навык — нахождение в коллективе: ребенок понимает, что спросить могут не только его, но и соседа по парте, и в это время нужно помолчать и послушать».

«Привеет, Дима!» — в кабинет с гиканьем забегают дети и вместе с ним начинают прыгать на батуте. Дима радостно улыбается друзьям с параллели.

Руководитель «Атмосферы» и папа мальчика Саши Евгений Бондарь объясняет, что гостевые визиты проводятся для развития социальных навыков: «Это необходимый элемент инклюзии. Для нашего поколения непривычно такое включение, мы воспитывались в другой обстановке, а для них — совершенно нормально, дети понимают, что сверстники с аутизмом — такие же».

Проект только запустился, а уже есть серьезное достижение — Дима и Гоша начали посещать занятия в обычном классе.

«Когда знаешь, как поступить, это перестает вызывать страх и ужас»

«Мы делали социальную историю: рассказывали про учительницу, про сверстников, показывали альбомчик. Сначала пришли в класс, познакомились, посмотрели, вернулись. Потом стали на переменах заходить, а теперь утром ребенок здоровается и бежит туда на уроки. Конечно, занимаемся с ними еще дополнительно, что-то пока сложно усвоить, а по некоторым предметам идем на опережение, главное — восполнить пробелы и быстро включиться в общее русло, — объясняет Елена Колесникова. — Для каждого ученика прописан индивидуальный образовательный маршрут, но говорить о полной самостоятельности пока невозможно. Программы гибкие, потому что есть вероятность, что какие-то вещи не усвоятся совсем».

Для того, чтобы процесс инклюзии проходил безболезненно, в школе регулярно проводятся уроки доброты: как поздороваться с такими детьми, что спросить, почему кто-то может хлопать в ладоши.

«Однажды Дима не пришел в обычный класс на занятия, а дети прибежали и спрашивают: „А Дима сегодня будет?“ Это говорит о том, что они готовы воспринимать иных. Даже учителя прониклись этой идеей, прошли курсы в НГУ, чтобы лучше понимать принципы работы. Бывают ситуации агрессии или аутоагрессии, бывают довольно громкие вокализации. Но когда ты знаешь, как поступить, это перестает вызывать страх и ужас», — делится педагог.

На школьном маршруте ребят поддерживают также и персональные учителя — тьюторы. Они дают подсказки, поощряют жетонами за хорошее поведение и помогают правильно реагировать на инструкции учителя.

«Тьютор, например, может показать жестом ребенку, что надо прислушаться, или, если есть инструкция сделать что-то руками — аккуратно подтолкнуть под локоть, сформировать правильный вокальный запрос при ответе, — рассуждает Евгений Бондарь. — Еще одна важная функция — поддержка в инклюзии, то есть вся внеурочная деятельность: от посещения столовой до общения на перемене. Но подсказки нужно постепенно уменьшать, в идеале человек должен стать полностью самостоятельным».

Он убежден, что практически любого ребенка можно ввести в обычный класс с помощью поведенческой терапии, которая подразумевает поэлементное разучивание действий: «Многие родители сразу ведут детей в общеобразовательную школу, но, на мой взгляд, лучше дождаться момента, когда ребенок сам будет готов к этому. Если он демонстрирует опасное поведение, конечно, на этом этапе ему нужно находится отдельно. Мой сын, например, уступает среднему академическому уровню сверстников, но большинство навыков они могут отрабатывать вместе».

Ребята из ресурсного класса ходят на все мероприятия, недавно даже участвовали в посвящении в гимназисты, отмечает замдиректора начальной школы Галина Косенко: «Кто-то зашел в класс, а кто-то стоял в коридоре, организовали ему пространство — обступили. Надо было просто заглядывать — пожалуйста, надо было уйти — ребенок уходил. Мы создали такую зону, где ему комфортно было участвовать в празднике».

Глобальная проблема в том, что многие люди с РАС живут в психоневрологических интернатах или, даже если в семье, все равно фактически не выходят на улицу. А в социальный процесс должны быть вовлечены все. Безусловно, не каждый ребенок сможет в дальнейшем жить без поддержки, но стремиться к этому необходимо, считает Евгений Бондарь: «Цель не в том, чтобы накормить с ложечки, а в том, чтобы он сам эту ложку взял».

P.S.: Четыре года назад Тайга.инфо писала о проблемах здравоохранения и образования детей с аутизмом в Сибири. Тогда сын Евгения Бондаря Саша ходил в частный детский сад вместе с мамой, и его образовательная перспектива была не ясна: «Большинство детей с аутизмом вполне могут посещать обычную школу. В Америке по закону, исходя из интересов ребенка, составляют индивидуальный план обучения, он включен по максимуму своих возможностей в общую образовательную среду, и среда его принимает со всеми его особенностями, — отмечал Евгений. — Я не тешу себя надеждой, что ситуация в России быстро изменится. В более успешных странах на это ушли десятки лет, а мы пока в начале пути. Но сейчас это ключевой вопрос. Будем что-то выдумывать»

Текст: Ирина Беляева
Фото: Анастасия Фадеева

Детский медико психологический центр Агата

Дарит вам 1 бесплатное занятие у интересующего вас специалиста!

Каждый ребёнок уникален, как и уникальна каждая семья. Мы — за счастливую семью и счастливое детство!

Наши методы

Какие специалисты работают в нашем детском центре?

В нашем детском центре работают только высококвалифицированные специалисты следующих направлений: врач-психоневролог, психотерапевт, детский педагог, арт терапевт, музыкальный терапевт и специалисты проводящие занятия по методу томатис и форбрейн.

Фотографии нашего детского медицинского центра

Все мы как одна большая дружная семья, мы регулярно устраиваем праздники и походы с детьми, прогулки и игры. Наш детский центр наполнен жизнерадостной атмосферой, благодаря которой дети чувствуют себя уютно.

Начинается с шока.

Так и случилось в нашей семье. Рос сын и почему то не так как все. Не заговорил в год, не заговорил в 1,5 (отдельные слоги и звуки в расчет не брались) не заговорили 2,5…. И началась долга врачебная дорога. Неврологи… и что рассказывать, рано или поздно, но на горизонте замаячил АУТИЗМ. Огромное и страшное слово, вобравшее много терминов и различных вариантов диагнозов (от симптоматики до расстройств аутистического спектра).

Рассказывать, каким путем но мы добрались до центра Агата, нет смысла. Свое горе всегда больше и страшнее чем чужое и выплескивать, пропитывая строчки негативом, не считаю нужным. Постараюсь зарядить светлыми эмоциями.

Возникло чувство предвкушение рекламы центра Агата?

Хотелось поговорить на другую тему.

Проблему решить всегда быстрее и легче не накачивая негативом, не создавая образ неподъемного груза. Ребенок сам по себе — увлекательное и несравнимое круглосуточное счастье, а особенный – переводит его в ранг ежедневного квеста. Пусть не обижаются мамочки, но приходит сравнение с Буратино – игрушкой желающей стать обычным мальчиком. В нашем случае хуже, Буратино не желает быть обычным, желает папа Карло.

21 век, интернет. Доступность информации взорвало мозг методиками, способами, поучениями и советами, объемом литературы, статей, хвалебных и не очень отзывов формирующих мнение и мнимую осведомленность.

Каждый суслик в поле — Агроном.

Не записываясь в агрономы, принялись искать плотника способного из Буратино изваять обычного мальчика. В этом поиске и постучались в дверь центра Агата.

Радостно потерли руку в предвкушении рекламы?

Повторяю, ее не будет.

Скажу одно, плотник этот — МЫ, СЕМЬЯ.

Центр Агата – квалифицированный инструмент. Принесет ли он пользу или нет, зависит исключительно от наших стараний. Специалисты центра показывают дорогу на улицу, вместе мы сможем найти дом, где и висит полотно с камином скрывающее заветную дверь.

А где же ключик?

Ключик…… сам не знаю, его предстоит подобрать. Универсальной панацеи нет. Необходимо вести наступление по всем фронтам.

Не секрет, в куче методик есть наиболее прогрессирующие, доказавшие результат. Заковырка – Буратино разные. 24 часа ребенок с нами, поведение становиться обычным (типичным для нас) но вот именно здесь и нужен специалист. Прорывы (заметные для родителей) бывают очень редки и маленькую, но очень важную и нужную победу мы сможем не заметить и не развить успех….

Взявшись за наше сокровище, пытаемся пробовать подбирать и ключик и искать нужную улицу. О победах говорить рано, но интересные факты накапливаются.

Одна из сопутствующих методик – Безглютен-безказеиновая диета (что вызывают вещества у ребенка, знает интернет).

Ознакомьтесь так же:  Хронический ринит у ребёнка лечение

Пытаясь предотвратить шквал летящих тапок, прошу дочитать до конца.

Посадили ребенка не без усилий. Молоко- коробками, хлеб — обожали. Первый день тряс холодильник, садился за стол брал ложку…. высказывал вид чрезвычайно голодного. Спасло одно — любит брокколи ФрутоНЯНЯ. Сел за стол — держи ешь!

Объелись…..но на 3 день улеглось. ( Делюсь опытом. На диету садится вся семья, включая кота. Не то ребенок составит хвостатому, неравную конкуренцию. На полном серьезе, есть в доме (хлеб, молоко, шоколад…) – ребенок найдет и устроит концерт.)

Сказать результат ошеломил – покривить душой. Мы не замечали до покупки печенья без глютена. Насторожило — незнакомый продукт пошел на ура! Вот тут проявилась разница в поведении. (производитель нагло обманул)

Пели, плакали, плясали, трясли холодильник, напомнили, что такое истерика – ребенок пьян. (Честно шок. 3 печенки и такой эффект) С молоком экспериментировать не стали.

Идет или не идет вам диета легко узнать через 1,5 недели. Как выяснилось, к хорошему поведению быстро привыкаешь. Сторонникам кинуть тапок привожу аргумент.

Не сидели на диете – 100% гарантии дать на действия глютена и казеина на ребенка не можете. А теперь представьте, а лучше проведите эксперимент. Сынок или дочь съедает печенку — выпивайте 50г. водки (для ускорения эффекта). К концу дня посмотрите в состоянии ли что-то изучить новое, и будет ли желание изучать.

Осознание — пытались добиться успехов находящегося вечно подшефе ребенка – холодный душ.

По остальным советам, данным в центре – придерживаемся.

Дорога началась …. и шишки не все набиты.

Еще раз повторюсь – МЫ ПЛОТНИКИ а центр инструмент. Советую прислушаться к мнению специалистов, пробовать и быть настойчивым. Что-то пойдет, что-то нет. Но бросать со щитов не стоит. Упорство наш союзник. 24 часа ребенок в семье и лишь толику времени в руках Агаты. Шлифовка и доделка ложиться на наши плечи. Подобрать ключик, найти дорогу к заветному холсту с камином – не легкий путь. Жалость плохой помощник, а время играет не на нашей стороне.

Цель написания не научить и не навязать собственное мнение, а поделиться небольшим опытом. По мере набивания шишок, объективно постараюсь держать в курсе дела.

Желаю всем терпения.

Отзывы написаны родителями которые посещают наш детский центр

Для нас каждый ребенок важен и если у вас есть вопросы или пожелания пожалуйста оставьте отзыв или свяжитесь с нами

Аутисты в Сибири: «Нужен адекватный диагноз, а не “умственная отсталость”»

Дети с аутизмом в Сибири не получают должного лечения, лишены возможности посещать садик и школу, а самых «тяжёлых» в будущем ждет психоневрологический интернат. Их родители пока надеются на помощь от государства, но объединяются, «чтобы жизнь не была адом». Тайга.инфо выясняла, что для этого нужно.

В конце мая, незадолго до выпускных экзаменов в школах Барнаула, Диана Побежимова узнала, что её сын-девятиклассник должен будет написать от руки экзамены по русскому языку и математике. Тимофей собирается стать переводчиком и неплохо справляется с начертанием иероглифов, которыми увешана стена его комнаты. Только русские буквы в его исполнении, неразборчивые и неровные, тоже больше похожи на китайские иероглифы. В том числе и так проявляется его аутизм.

Ранний детский аутизм замечают обычно до трёх лет. Дети могут не говорить вообще или начать, а потом внезапно прекратить. Им сложно устанавливать эмоциональный контакт с внешним миром, выражать собственные эмоции и понимать других людей. Они могут не смотреть в глаза собеседникам, не выполнять просьб, не считывать мимики, жестов и интонаций, часто не могут сами объяснить, что им нужно, и от этого закатываются в истерике. Дети с аутизмом не подражают старшим, не умеют нормально, как нейротипичные дети, играть с игрушками, обычно избирательны в еде и предпочитают строго определённые маршруты и последовательности действий. Некоторые из них как будто живут в своём мире, куда сложно пробиться другому человеку. Сложно, но можно.

Некоторые из них как будто живут в своём мире, куда сложно пробиться другому человеку. Сложно, но можно

Различные симптомы расстройств аутистического спектра (РАС) могут сочетаться или проявляться по отдельности. Если не реабилитировать ребёнка, то он не приобретает социальных навыков, не учится общаться, обслуживать свои потребности и вырастает, в худшем случае, инвалидом. Тимофей успешно справляется с программой средней школы и в целом довольно самостоятелен, но, как все аутисты, живёт с дефицитом социального взаимодействия и не чувствует себя комфортно в обществе незнакомых людей.

Перспектива письменного экзамена оказалась неприятной неожиданностью. Побежимовы предполагали, что Тимофей будет сдавать экзамены так же, как учился — на компьютере, с помощью специального ПО. Центр дистанционного образования детей-инвалидов краевого педагогического лицея, где Тимофей учится с шестого класса, ходатайствовал об этом в управление по образованию и молодежной политике Алтайского края, но получил отказ — на основании пункта №34 нового порядка проведении экзаменов.

Порядок проведения государственной итоговой аттестации по образовательным программам основного общего образования в 2014 году, утверждённый приказом Минобрнауки РФ, даёт детям с ограниченными возможностями здоровья и детям-инвалидам право сдавать ГВЭ (государственный выпускной экзамен, форма ГИА для этой категории обучающихся, — прим. Тайги.инфо) на дому и в специальных условиях. В пункте №34 говорится, что слабослышащим можно сдавать ГВЭ письменно или с помощью сурдопереводчика, слабовидящим — с помощью шрифта Брайля, на компьютере или, при желании, устно, а детям с заболеваниями опорно-двигательного аппарата («с тяжелыми нарушениями двигательных функций верхних конечностей», уточняется в документе) — устно или с помощью ПК. А про аутистов в пункте №34 ничего не сказано.

«Мы не слабовидящие, не слабослышащие и не страдаем тяжелым нарушением двигательных функций верхних конечностей, поэтому должны писать экзамены от руки», — говорит мама Тимофея. Ей удалось добиться экзамена на дому, но рекомендации врачебной комиссии сдавать с помощью компьютера, выданные Тимофею, не повлияли на краевое управление образования, которое ссылается на федеральное министерство. Можно было бы побегать по инстанциям, написать в прокуратуру, подать в суд, но Диане было просто некогда: нужно присматривать за сыном.

Экзамены он сдал: математику — на «3», русский — на «4». По мнению Дианы, на оценки повлияла огласка в СМИ. Но что дальше? Впереди 11-й класс и ЕГЭ. Если к тому времени чиновники не учтут особенности детей с аутизмом, Тимофея ждёт очередной сильнейший стресс. Диана говорит, что сын в определенной степени социализирован, может сам себе приготовить еду, нацелен заниматься переводами, а в этой профессии получать высшее образование и активно коммуницировать с людьми необязательно. Но есть и другие дети, в том числе знакомые Дианы, с более тяжёлыми формами аутизма, и чёткой «дорожной карты» для них в России нет. Что ждёт их в жизни — не вполне ясно, и думать об этом родителям страшно.

«Мы не слабовидящие, не слабослышащие и не страдаем тяжелым нарушением двигательных функций верхних конечностей, поэтому должны писать экзамены от руки»

Жительница Новосибирска Надежда Доровских, аспирант НИИ физиологии и фундаментальной медицины СО РАМН, в мае обратилась к главе областного министерства здравоохранения Олегу Иванинскому с просьбой создать в регионе центр помощи детям с расстройствами аутистического спектра. Под обращением подписались ещё 27 родителей детей с РАС. Поддержать центр информресурсами и исследованиями, организовать качественную раннюю диагностику и вести актуальную базу таких детей мог бы сам НИИ физиологии.

Для Надежды это жизненно важный вопрос. Её сыну, тоже Тимофею, сейчас шесть, но уже в два года было заметно, что с ним не всё в порядке. «Я гнала от себя эти мысли. Ну да, у него свои маршруты и ритуалы, да, он не говорит, да, ничего не ест, кроме кефира, но я списывала это на повышенную тревожность, — вспоминает Надежда. — Он убегал от нас. Ставили „эксперимент“ — мог бежать по большому гипермаркету и ни разу не оглянуться на меня. Сильные истерики были, особенно на изменение привычных маршрутов и ритуалов».

Когда узнали диагноз, легче не стало, потому что найти специалистов, которые помогли бы реабилитировать ребенка, оказалось чрезвычайно сложно. Как многие родители детей-аутистов, Надежда занялась самообразованием. Читала медицинские статьи, проходила обучающие курсы, искала информацию об альтернативных способах лечения. Так узнала о канистерапии — усиливающем развитие личности методе, в котором роль мотиватора играет специально обученная собака. Одно из упражнений на занятиях по канистерапии выглядит так: ребёнка обкладывают собаками, и какое-то время он просто лежит, окруженный их теплом, давлением их тел. По мнению канистерапевтов, это помогает аутисту почувствовать себя в пространстве и восстановить моторные дефициты, что, в свою очередь, способствует появлению речи и приобретению коммуникационных навыков.

Золотистого ретривера Доровских зовут Карат, про него уже написано немало статей и снято немало сюжетов, которые часто сводятся к сообщению «Собака вылечила ребёнка от аутизма», что Надежду немного бесит. Карат, безусловно, молодец: Тимофей за время интенсивных занятий с ним добился больших успехов и теперь ходит в обычный детский садик. Надежда зарегистрировала благотворительный фонд «Лапа в ладошке», инструкторы и волонтёры которого тренируют собак и работают с детьми. Получилось даже найти помещения для занятий. Но если бы аутистам можно было помочь одной канистерапией, сертифицированный канистерапевт не искала бы помощи в минздраве.

«Ответ от министра был примерно такой: „Во-первых, аутистов почти нет, а во-вторых, у тех, что есть, всё хорошо, мы отправляем их на санаторно-курортное лечение“. Сначала я была в шоке, потом поплакала от бессилия, — говорит Надежда Доровских. — Детей с поставленным диагнозом действительно не очень много, и их отправляют на санаторно-курортное лечение, что абсолютно бесполезно при аутизме. Не та помощь нужна». Адекватная ранняя диагностика, подготовленные психологи, неврологи, поведенческие аналитики и коррекционные педагоги, ясный индивидуальный медицинский и образовательный маршрут для каждого ребёнка, социальная поддержка его семьи — вот что на самом деле нужно.

«Ответ министра был примерно такой: „Во-первых, аутистов почти нет, а у тех, что есть, всё хорошо, мы отправляем их на санаторно-курортное лечение“»

«В Новосибирской области под наблюдением психиатра находятся 196 детей, что соответствует данным мировой статистики. Своевременно установленный клинический диагноз, раннее введение фармакотерапии, адекватная психокоррекционная работа, проведённая реабилитация являются вполне эффективными», — так оценивает свою работу облздрав в ответе Надежде (копия есть в распоряжении Тайги.инфо). По словам руководителя «Лапы в ладошке», количество детей с РАС сильно занижено, «волшебной таблетки» от аутизма просто нет в природе, а адекватной «психокоррекционной работы» и «проведённой реабилитации» нет в Новосибирске.

Один из самых распространённых в мире и эффективных методов реабилитации аутистов — поведенческая терапия или, как её еще называют, АВА-терапия (от «Applied Behavior Analysis» — «прикладной анализ поведения»). С её помощью детей «со странностями», как их нередко называют, можно не только обучить социально приемлемому поведению, но и развить у них речевые, социальные, игровые и прочие навыки. «Мы должны, манипулируя факторами в окружающей среде, добиваться от ребёнка того поведения, что нам нужно, и игнорировать поведение, нежелательное для общества». Собеседница Тайги.инфо признаёт, что занятия с собаками могут быть малоэффективны, если параллельно не корректировать поведение аутиста.

Ознакомьтесь так же:  Почему в носу белые сопли

«Если нежелательно, чтобы ребёнок, приходя в садик или школу, ложился на пол и кричал, потому что это закрывает любой образовательный маршрут для него, что мы можем сделать? Выясняем, что вызывает такое поведение. Допустим, есть нежелание взаимодействовать с чужими людьми, и мы не можем это так оставить. Мы выявляем, что для этого ребёнка будет подкрепляющими стимулами. Такой стимул, например, любимая еда или игрушка, убирается из свободного доступа, чтобы он стал для ребёнка значимым, и уже с его помощью мы подкрепляем то поведение, которое нам нужно. Привели на крыльцо школы, где он начинал кричать, а он не кричит, и это уже хорошо, можем сразу отпустить его или дать ему любимую игрушку, — объясняет ход терапии Надежда Доровских. — В следующий раз зайдём на крыльцо и откроем дверь. Не закричит — умница. Так через много итераций доведем его до двери, где идут занятия».

Теоретически звучит несложно, но на деле не каждый родитель может стать терапевтом для своего ребёнка. Даже если он сам узнал о существовании такой методики и прошёл дистанционные обучающие курсы, как понять, что занятия проводятся правильно и дают эффект? Без консультаций квалифицированных поведенческих аналитиков качественная терапия немыслима, а до последнего времени таких специалистов в Новосибирске не было. Но пустующую нишу стали заполнять активисты из родительского сообщества при поддержке сообщества университетского.

Заведующий лабораторией вычислительной аэродинамики Института теоретической и прикладной механики СО РАН Евгений Бондарь стал одним из инициаторов создания при НГУ Центра по работе с детьми-аутистами. Пять лет назад у него и его жены Натальи родился сын Саша, который к двум годам не торопился начинать говорить, не смотрел людям в глаза, подолгу странно играл с игрушками и предпочитал одни и те же маршруты прогулки. Ни участковый педиатр, ни невролог при плановых осмотрах Саши не заподозрили неладное. Рассказ об особенностях поведения насторожил взрослого психолога, который посоветовал проконсультироваться с детским психиатром. Та увидела аутизм сразу, рекомендовала наблюдать за Сашей, интенсивно заниматься, «искать варианты». Но какие?

Ни участковый педиатр, ни невролог не заподозрили неладное. Взрослый психолог посоветовал проконсультироваться с детским психиатром. Та увидела аутизм сразу

Евгений и Наталья перелопатили сначала русский, а затем англоязычный интернет и среди множества самых разнообразных способов лечения обратили внимание на ABA-терапию. Евгения, как учёного, подкупила научная обоснованность методики, наличие у неё доказательной базы, полученной в масштабных клинических исследованиях. Поскольку в Новосибирске квалифицированных специалистов по ABA не оказалось, они нашли консультанта за рубежом и в течение двух лет по скайпу и электронной почте получали рекомендации и обратную связь от аналитика. Уже в первые три месяца у Саши произошёл заметный рывок в развитии: он начал говорить, контактировать с взрослыми, играть с родителями.

«Методами прикладного анализа поведения мы можем улучшить качество жизни ребёнка. Научить не только чтению и математике: детей с аутизмом такими методами нужно учить гораздо более простым вещам: как сказать слово „мама“, как держать ложку, — говорит Евгений, но признаёт, что у поведенческой терапии есть противники и в России, и на Западе. — Есть штамп, что это попросту дрессура. Сорок лет назад ABA действительно был похож на метод кнута и пряника, но современные поведенческие методики намного гуманнее».

Широкое распространение АВА-терапии на Западе объясняется, по мнению Бондаря, не только пониманием экономической и общественной целесообразности реабилитации аутистов. Конечно, чем более интегрирован аутист в общество, тем меньшей нагрузкой для общества он становится, но здесь работает и элементарный гуманизм.

«Не всех детей можно вывести на уровень их нейротипичных сверстников. Есть люди с аутизмом очень интеллектуально одарённые, но с проблемами социального взаимодействия — это один край спектра. На другом краю аутисты, которые не умеют ни говорить, ни приемлемым образом выражать собственные желания, склонные к агрессии, направленной на себя самого или на других, — говорит собеседник Тайги.инфо. — Но их тоже можно научить важным вещам: не выражать своё недовольство истериками, если не говорить, то владеть альтернативной коммуникацией. Тогда жизнь у них и их близких не будет таким адом».

Через полтора года занятий Евгений и Наталья задумались — а что дальше? «Мы не видели в Новосибирске заметных изменений к лучшему, — вспоминает Бондарь. — Возникла мысль объединиться с кем-то, чтобы способствовать развитию ABA-сервиса в городе». На инициативу родителей откликнулся факультет психологии НГУ. Ректор университета Михаил Федорук поддержал идею создания на базе факультета Центра для работы с детьми-аутистами, потому что увидел социальную значимость проекта и его научные перспективы.

«Мы хотим организовывать новую магистерскую программу по прикладному анализу поведения, — объясняет резоны университета декан факультета психологии Ольга Первушина. — Прикладной анализ поведения — дисциплина новая, развитая, в основном, в США. У нас она не очень развита или, лучше сказать, не развита совсем. Используется прикладной анализ не только в коррекции поведения аутистов. Метод применим, если мы хотим, например, проанализировать поведение сотрудников — в любой организации».

Первым шагом к созданию Центра стала образовательная программа — очные и дистанционные лекции, семинары и тренинги. Прошлой осенью в первой группе будущих специалистов по прикладному анализу поведения, набранных по конкурсу, оказались психологи, педагоги и просто родители. Их преподавателями были сертифицированные поведенческие аналитики из США, Великобритании и Гонконга, а также российские специалисты в области ABA и детской психиатрии.

Декан факультета психологии подтверждает, что в Новосибирске большинство родителей детей с РАС «не знают, куда приткнуться, к кому обратиться, не знают совершенно, что делать»

Первушина подтверждает, что в Новосибирске большинство родителей детей с РАС «не знают, куда приткнуться, к кому обратиться, не знают совершенно, что делать»: «Наш первый набор уже реальную практику проходит, работая с детьми и родителями. И у нас, конечно, совершенно потрясающие отзывы от родителей — насколько для них это важно, значимо и как они видят динамику собственных детей. Ну, то есть это реальная помощь».

На сайте «Сибмама», где за последние четыре года сформировалось большое сообщество родителей «других детей», вокруг этой программы и будущего центра можно наблюдать серьезный ажиотаж. Люди спрашивают и когда будет новый набор слушателей, и смогут ли они вместе с детьми участвовать в тренингах для будущих специалистов. В июне в НГУ прошёл «Месяц поддержки для родителей детей с аутизмом», и начинающие поведенческие аналитики проводили для всех бесплатные консультации и выступали с докладами, сформированными на основе родительских запросов. Но сколько будут стоить услуги поведенческих аналитиков, когда они выйдут, что называется, на проектную мощность, и кто будет платить за их работу — вопрос открытый.

«Одно дело — валить всё на плечи тех, кто сам заинтересован в обучении и в получении консультации, коррекции и так далее. Другое — всё-таки разделить издержки, допустим, между какими-то госструктурами, — говорит Первушина. — Мне кажется, в таком социально-значимом проекте должна быть поддержка государства. Если вся нагрузка ляжет на семьи детей, далеко не все смогут себе позволить эти услуги оплачивать».

Евгений Бондарь, Надежда Доровских и другие родители не сомневаются, что такой центр будет востребован. Тем тяжелее слышать от минздрава Новосибирской области, что необходимая помощь им уже оказывается. Бондарь удивляется цифрам в ответе минздрава: говоря о 196 учтённых детях с аутизмом на всю область (4,1 на 10 000 человек), чиновники заявляют, что это соответствует мировой статистике, и ссылаются на старые научные статьи 2000, где фиксируется четыре аутиста на 10 000 населения, и даже 1966 годов. В США, по данным Центра по контролю и профилактики заболеваний 2014 года, аутистом является один из 68 детей (147 на 10 000). В России же актуальной внятной статистики по аутизму нет вообще.

С аутистами в Новосибирске занимаются лекотеки и реабилитационные центры, но, по мнению Бондаря, в недостаточном объёме: «Это конечно хорошо, но несколько часов в неделю — маленько с логопедом, маленько с психологом — не возымеют нужного эффекта. Занятия должны быть интенсивными, для раннего вмешательства 25 часов в неделю — это минимум».

Инклюзивное образование по западному образцу, — когда аутисты учатся в обычной школе вместе с другими детьми, при этом имея возможность посещать и отдельный ресурсный класс, — и в Москве пока на уровне эксперимента, что уж говорить о регионах. «Большинство детей с аутизмом вполне могут посещать обычную школу. В Америке по закону, исходя из интересов ребёнка, составляют индивидуальный план обучения, он включён по максимуму своих возможностей в общую образовательную среду, и среда его принимает со всеми его особенностями», — говорит Евгений. «Надо идти от возможностей и интересов ребёнка, — соглашается с ним Диана Побежимова, — потому что кто-то может адаптироваться в школе или садике, а кто-то закрывается напрочь»

Интересы ребёнка с аутизмом в России, как следует из истории Тимофея Побежимова, учитываются далеко не в первую очередь. Надежде Доровских повезло устроить сына в детский сад с понимающим воспитателем и дефектологом. Саша Бондарь ходит в частный садик вместе с мамой. «Нам нужно, чтобы чиновники признали, прежде всего, что проблема есть. Нужно диагностировать её, чем раньше, тем лучше. Чтобы ставили адекватный диагноз, а не „умственную отсталость“. И если помогали, то не медикаментозным, не санаторно-курортным лечением, — перечисляет Надежда. — Должны быть центры, пусть даже платные, не один и не два, но признанные. И результаты работы таких центров должны отслеживаться».

«„Что будет с моим ребёнком после моей смерти“ — это, наверное, самый страшный вопрос, который мы себе задаём»

На вопрос, какой он видит судьбу своего выросшего сына в случае, если у Саши не будет заботливых родителей или опекунов, Евгений пока ответить не может. Сегодня по достижению 18 лет диагноз «аутизм» у россиянина снимается — его меняют на «шизофрению» или другой удобный психиатрам диагноз. «Тяжёлые» аутисты либо живут в четырёх стенах квартиры, терроризируя родных неуправляемым поведением, либо попадают в интернаты, где их накачивают психотропными препаратами, чтобы не буянили.

«Я пока не очень хорошо понимаю, как должна быть организована помощь взрослым аутистам, особенно оставшимся без поддержки семьи. „Что будет с моим ребёнком после моей смерти“ — это, наверное, самый страшный вопрос, который мы себе задаём, — признается папа Саши. — Я не тешу себя надеждой, что ситуация в России быстро изменится. В более успешных странах на это ушли десятки лет, а мы пока в начале пути. Но сейчас это ключевой вопрос. Будем что-то выдумывать».

Текст: Маргарита Логинова
Иллюстрации предоставлены Анастасией Федоровой и фондом «Лапа в ладошке»

About the Author: admin