Как можно заразиться вич в больнице

Талончик в ад

Еще лет десять назад заразиться ВИЧ в больнице или в поликлинике было почти невозможно, сегодня это стало реальностью. В федеральном центре СПИД зафиксировано несколько десятков случаев внутрибольничного инфицирования. Самая распространенная причина — халатность медработников. Одноразовые шприцы, венозные катетеры, инструменты для забора крови в целях экономии негласно могут использоваться повторно. До 2011 года фиксировались единичные случаи, но в последние годы их становится все больше. Эксперты говорят, что в группе риска — практически все российские города. Однако хуже всего ситуация в 20 регионах, где официально зафиксирована эпидемия ВИЧ. Каковы шансы выйти из российской больницы, не заразившись смертельной инфекцией, — в материале «Ленты.ру».

Хватило на 15 лет

В Самарской области расследуется уголовное дело, возбужденное по факту заражения ВИЧ в городской больнице №4 города Тольятти. В 2014 году 59-летняя Ирина М. делала там плановую операцию на коленном суставе. Все прошло успешно. Однако через год женщина обратилась в свою поликлинику с жалобой на сильные боли в колене. Как обычно в таких случаях, врач отправил ее на стандартные анализы. Исследование на ВИЧ дало положительный результат, хотя на момент госпитализации анализ был отрицательным. Поскольку другие возможности заражения были исключены, эпидемиологи проверили стационар, где оперировалась пациентка. Выяснилось, что одновременно с Ириной в отделении реанимации находился ВИЧ-инфицированный пациент. Вероятно, причиной заражения стал венозный катетер. Либо медперсонал не соблюдал банальные правила безопасности — обработка рук, смена резиновых перчаток.

Первое в истории РФ внутрибольничное заражение ВИЧ произошло еще в 1988 году в столице Калмыкии Элисте. При использовании нестерильных инструментов для переливания крови вирус занесли 76 детям и пятерым взрослым. Позже выяснится, что инфицированные уехали из Элисты в Волгоград, Ростовскую область и Ставропольский край, где произошли новые заражения.

В общей сложности в этих регионах зарегистрировано 270 ВИЧ-инфицированных детей и 20 взрослых. Единственное наказание, которое понесли тогда медики, — выговор. Правда, организаторы здравоохранения сделали выводы: эпидемиологическая безопасность в медучреждениях была серьезно усилена.

— Того шока хватило, чтобы почти 15 лет в больницах России все было хорошо, — разводит руками директор Федерального научно исследовательского центра СПИД, академик Вадим Покровский. — Но с середины 2000 годов мы снова начали отмечать случаи заражения в больницах. А в последнее время их число растет в геометрической прогрессии.

Халатность и экономия

По данным центра СПИД, основная причина внутрибольничного заражения ВИЧ — использование нестерильных инструментов. Из-за экономии расходников или от недостатка времени уколы нескольким больным могут сделать одним шприцем. Он только называется одноразовым, но по факту может использоваться неоднократно.

— Почему-то многие уверены, что главная причина инфицирования в больницах связана с переливаниями крови, — продолжает Покровский. — Такие случаи есть. Но за 30 лет их зафиксировано только 100. Учитывая, что ежегодно в стране делается до 10 миллионов переливаний — это капля в море. Безопасность донорской крови научились контролировать. А вот что делать с отсутствием настороженности у врачей — непонятно. Минздрав в разгар эпидемии ВИЧ должного внимания этой проблеме не уделяет.

Сегодня в России число ВИЧ-инфицированных приближается к полутора миллионам человек. В соответствии с критериями Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), если в какой-то местности заражены более процента жителей, это значит, что началась стадия генерализованной эпидемии, то есть болезнь вышла за пределы групп риска (наркоманы, гомосексуалисты, проститутки) и распространяется во всей популяции. По данным Роспотребнадзора эпидемиологический порог в один процент превышен в Кемеровской, Ульяновской, Иркутской, Тюменской областях, Пермском крае, Ленинградской, Челябинской и Оренбургской областях, Ханты-Мансийском автономном округе, Томской области, Алтайском крае, Новосибирской, Мурманской, Омской, Ивановской, Тверской и Курганской областях. В лидерах — Самарская и Свердловская области. Тут заражены более 2 процентов беременных. Это значит, что вирус прочно укоренился в широких слоях населения и его дальнейшее распространение уже никак не зависит от групп риска.

Учитывая советский опыт вспышки в Элисте, вероятность встретить в поликлинике или стационаре ВИЧ-инфицированного есть в любом городе. Часто сам человек может и не подозревать о своем статусе. Эксперты считают, что около 500-800 тысяч ВИЧ-положительных россиян не подозревают о своей болезни, так как не относят себя к группам риска и ни разу не проверялись. Бытовым путем вирус не передается, но беда наступает, когда медработники пренебрегают санитарными нормами.

Не ошибиться невозможно

— Специально никто никого заразить, конечно, не хочет, — продолжает Покровский. — Но кроме того что эпидемия ВИЧ сама собой разрастается, у нас еще и кадровый кризис в здравоохранении — очень мало медицинского персонала. Мы расследовали одну вспышку больничного инфицирования. Ночью в детском отделении дежурила одна медсестра. И ей надо поставить 70 капельниц. В такой ситуации не ошибиться просто невозможно.

Почти все случаи, которые вошли в официальную статистику больничного распространения ВИЧ, касаются малолетних детей. Такую статистику врачи объясняют тем, что в этом случае легко доказать способ инфицирования. У взрослых — все сложно. Однозначный вывод сделать практически невозможно. Иногда пациенты скрывают свои подозрительные половые контакты и обвиняют в заражении медиков.

Обязательные расследования устраиваются и при диагностировании ВИЧ у граждан старше 70 лет. Предполагается, что их сексуальная жизнь ограниченна. Однако тут ситуация не столь однозначная. На форуме по проблемам СПИДа, который прошел в сентябре в Екатеринбурге, эксперт Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом ФБУН «Центральный НИИ эпидемиологии» Роспотребнадзора Наталья Ладная проинформировала, что сейчас медики регулярно фиксируют заражение ВИЧ половым путем в 80 и 90 лет.

Самым пожилым заразившимся стал 98-летний житель Приволжского федерального округа. «Когда он пришел в Центр СПИД, все испугались — думали тут вина стационара, — сказала Ладная. — Но пациент заявил, что точно знает, как и от кого заразился». И назвал имя женщины — социального работника, которая уже стояла на учете. Когда он услышал диагноз, единственный вопрос был: «А долго ли я еще проживу. »

В интересах государства

Расследования внутрибольничных вспышек могут длиться годами. Почти всегда медучреждения утаивают информацию. В Екатеринбурге несколько лет шла проверка сведений о заражении в частной «Преображенской клинике», специализировавшейся на лечении бесплодия. В расследовании были задействованы семь регионов, жительницы которых были клиентами этой больницы. Выяснилось, что они проходили иммунизацию лимфоцитами. Донором выступала сотрудница клиники, как оказалось, ВИЧ-инфицированная.

В медицинских документах был обнаружен факт замены информации о доноре и о клиентках. Процедуру проходили 103 женщины. У троих вирус подтвердился. Остальные 100 остались недоступными для эпидемиологов. То есть теоретически они также могли пострадать. Зараженные клиентки несколько лет судились с больницей. В качестве компенсации морального вреда суд обязал клинику выплатить каждой по 5 миллионов рублей.

Пока это самая большая судебная компенсация заразившимся ВИЧ по вине медучреждений. В 2014 году суд подмосковной Балашихи обязал Московский областной перинатальный центр выплатить матери ребенка, зараженного ВИЧ и гепатитом С, 10 миллионов рублей. Однако позже Мособлсуд уменьшил компенсацию до миллиона рублей. Прокурор мотивировал это требование тем, что могут пострадать интересы государства: больница от таких компенсаций может разориться.

— Девочку инфицировали при рождении, — рассказывает адвокат, защищавший интересы семьи, Петр Домбровицкий. — Следователи установили, что в палате с новорожденной находилось несколько ВИЧ-инфицированных младенцев. При этом забор крови проводился одним шприцем.

О том, что ребенок ВИЧ-положительный, стало ясно лишь спустя семь лет. До этого девочку лечили от всего что можно — бронхиты, пневмония, ОРЗ. Как утверждает юрист, запрошенная сумма компенсаций — вовсе не свидетельство жадности. Деньги были нужны для лечения ребенка. Поскольку, кроме ВИЧ, девочку заразили гепатитом С, а многие бесплатные препараты, которые предлагались в СПИД-центре, — не подходили, так как вызывали побочные реакции. Врачи боялись, что у девочки может отказать печень и она умрет. Поскольку в то время в России не было зарегистрировано современных препаратов против гепатита С, пациентке рекомендовали ехать в Германию. Самостоятельно оплатить нужную терапию семья не могла. Ребенка воспитывала одна мать, работавшая бухгалтером с зарплатой 50 тысяч рублей.

— Ситуация патовая, — возмущается адвокат. — Что такое 10 миллионов рублей для государства? Тем более по его вине ребенок стал инвалидом. К сожалению, финансовые интересы государства у нас выше жизни детей.

***
Более всего в больницах следует опасаться игл и шприцов. Всегда требуйте, чтобы медработник при вас вскрывал упаковку шприца — нужно быть уверенным в том, что им прежде не пользовались. Однако, по данным Федерального центра СПИД, самые опасные — отделения реанимации. Но там пациенты в большинстве случаев не в состоянии проконтролировать свою безопасность. А врачи и медсестры ввиду большой загрузки теряют бдительность.

***
Операционные — относительно безопасны. Все инструменты стерилизуются. За 30 лет ни одного случая заражения во время операций не зарегистрировано.

***
Во время лечения зубов, маникюра и нанесения тату теоретически заразиться можно. Как и в любом другом случае, когда есть контакт инструментов с кровью. Однако пока ни одного ВИЧ-инфицирования таким способом официально доказано не было. Куда чаще так заражаются гепатитами. Альтернатива так себе. Поэтому стоит убедиться в стерильности инструментов.

Как можно заразиться вич в больнице

Производится перенаправление с сайта

Всероссийской акции по тестированию на ВИЧ-инфекцию

Авторизация

Восстановление пароля

  • Главная
  • Важно знать каждому
  • Риски заражения ВИЧ. Чего стоит опасаться больше всего?

В нашей стране по-прежнему существует очень высокая вероятность заразиться ВИЧ.

Как известно, момент заражения и развитие вируса в организме проходят практически незаметно, так что люди могут не знать о своей болезни достаточно продолжительное время. Заразиться ВИЧ можно половым путем, через кровь и молоко ВИЧ-инфицированной матери. По данным Минздрава РФ, число ВИЧ-положительных граждан в России год от года становится все больше, прирост в среднем составляет 10%. К слову, в 2015 году в России насчитывалось около 730 тысяч ВИЧ-позитивных граждан.

Радует только то, что увеличивается и количество прошедших обследование — за 2014 год тестирование на наличие вируса прошли более 28 миллионов жителей России. Соответственно, многие теперь знают свой ВИЧ-статус и, при соблюдении определенных правил, могут оставаться совершенно здоровыми или защитить здоровье своих близких. К тому же, в нашей стране была разработана «Стратегия противодействия распространению заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека, в Российской Федерации на период до 2020 года». Ожидаемый результат от ее реализации – сокращение случаев распространения вируса и повышение эффективности лечения для полной ликвидации новых случаев возникновения СПИДа у зараженных ВИЧ-инфекцией. Например, уже сейчас значительно подешевели лекарства, помогающие снизить вирусную нагрузку.

Ознакомьтесь так же:  Токсоплазмоз допустимые нормы

Были выявлены основные группы людей, распространяющих вирус: наркоманы (57% от общего числа всех зараженных) и инфицированные женщины (37% от общего числа всех зараженных). На них сфокусировано особое внимание, чтобы не дать вирусу охватить большие группы населения. По словам академика РАН, руководителя Федерального Центра по профилактике и борьбе со СПИДом Вадима Покровского, эпидемия в нашей стране отличается тем, что в основном ВИЧ-инфекцией заражаются через иглу, употребляя наркотики. В других странах мира, благодаря различным программам снижения вреда для наркоманов, этот вид заражения намного ниже в процентном соотношении.

В одном из своих интервью Вадим Покровский рассказал, что одно время он следил за цепочкой распространения вируса на примере одного человека, который, как показало исследование, за 5 лет заразил около 25 человек. При этом, пути передачи вируса были всевозможные. Он отметил, что чаще всего мужчины заражаются вирусом иммунодефицита человека путем употребления инъекционных наркотиков, а женщины – половым путем. В настоящее время около 3% мужчин в возрасте от 30 до 35 лет ВИЧ-инфицированы. Вирус имеют также по 2% каждая из возрастных групп мужчин в возрасте от 25 до 30 и от 35 до 40 лет. Но это только зарегистрированное количество ВИЧ-положительных мужчин, по предположениям специалистов – их в два раза больше.

Статистика опровергает и некоторые мифы, связанные с носителями ВИЧ-инфекции. Те, кто считает, что вирус распространен лишь в маргинальных слоях населения и среди гомосексуалистов, ошибаются. По признанию Вадима Покровского, в прошлом году в числе всех зарегистрированных заразившихся лишь 1,1% были гомосексуалистами, остальные оказались гетеросексуалами.

Вообще, отмечается рост количества случаев заражения ВИЧ через гетеросексуальные половые связи. Если в 2014 году таких случаев насчитывалось около 40% от общего числа зараженных, то в 2015 – уже 44%. Меняется и возраст заражения ВИЧ – число зараженных молодых людей сократилось почти в 2,5 раза, в то время как случаи заражения людей 30-40летнего возраста составляют 47,7%.

Получается, что мнения большей части населения оказываются ложными, и риск заразиться ВИЧ-инфекцией остается достаточно высоким, даже если человек не наркоман и не гомосексуалист. Вирус меняет свое «лицо» со временем – вот почему необходимо следить за его развитием в обществе и всегда оставаться начеку.

Как не заразиться ВИЧ в больнице

Вместе с главным борцом со СПИДом в РФ Sobesednik.ru проанализировал, как можно заразиться ВИЧ-инфекцией в больницах.

Заражение ребенка ВИЧ-инфекцией, случившееся в Подмосковье, заставило говорить о том, что медучреждения в этом плане, к сожалению, больше небезопасны.

Как случаются больничные случаи передачи ВИЧ и что тут может сделать обычный пациент, рассказал академик Вадим Покровский, руководитель Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом.

Забор анализов. Случай, произошедший в подмосковной больнице, предположительно был связан с забором анализов: по официальным данным, у 9-месячной девочки брали кровь из пальца, используя при этом капилляр Панченкова – стеклянную пипетку, в которую собирают капельки крови для определения СОЭ (скорости оседания эритроцитов). После ЧП областное министерство здравоохранения запретило использование стеклянного оборудования при заборе крови. Хотя, по словам Вадима Покровского, механизм передачи точно не установлен: в капилляр забирают кровь, которая вытекает наружу, а для передачи ВИЧ вирус должен попадать в рану – именно поэтому резаные раны редко приводят к заражению, в отличие от колотых.

Уколы. Самое опасное в плане ВИЧ медоборудование – шприцы и иглы. По словам Вадима Покровского, старые стеклянные и металлические хотя бы можно стерилизовать. А вот безопасность одноразовых зависит от действий медиков: если кто-то из них в нарушение всех инструкций использует один шприц для двух пациентов (такое, к сожалению, случается), заражение возможно.

Переливание крови. По закону доноры должны проходить проверку на все опасные инфекции, поэтому теоретически возможность получить ВИЧ при переливании крови исключена. Но на практике такое возможно, если донор сам заразился совсем недавно и тест-система этого еще не показывает. Но это, к счастью, большая редкость.

Вадим Покровский / Кадр «Первого канала»

Операции. Если операция делается не в полевых условиях, а в стационаре, заражение невозможно – все инструменты всегда стерилизуются. На этот счет можно быть спокойным: эпидемиологи таких случаев заражения ВИЧ не регистрировали.

Лечене зубов. Обычно в плане ВИЧ люди больше всего боятся стоматологий. И в принципе заразиться в кресле зубного врача действительно можно, как и в любой другой ситуации, когда есть контакт инструментов с кровью. Однако на практике так чаще заражаются гепатитами, чем ВИЧ-инфекцией. По данным Федерального центра СПИДа, за последние 30 лет не было ни одного подобного случая, по крайней мере официально зафиксированного.

Что нужно знать о внутрибольничном заражении ВИЧ?

В марте в Подмосковье впервые в России запретили использовать многоразовые стеклянные капилляры для забора крови из пальца. Это было сделано после того, как областной центр СПИДа сумел доказать связь внутрибольничного заражения ребенка ВИЧ-инфекцией с использованием капилляра. Различные случаи передачи инфекции через нестерильные инструменты регистрируются и в других регионах страны. О том, почему до сих пор остается вероятность подхватить ВИЧ в больнице, и что нужно для того, чтобы свести ее к нулю, рассказал «МедНовостям» руководитель Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом академик РАН Вадим Покровский.

По информации Роспотребнадзора в 2007 – 2014 годах в России (без учета случаев заражения при переливании крови) зарегистрировано 20 случаев ВИЧ-инфицирования в больницах. В 14 из них пострадали дети. Эти данные можно считать исчерпывающими?

— Что касается детей, думаю, да. В основном все случаи внутрибольничного инфицирования ВИЧ фиксируются у детей. Это происходит потому, что, с учетом многофакторности передачи ВИЧ, доказать внутрибольничное заражение у взрослых людей гораздо сложней, чем у детей. Когда начинается расследование случаев, связанных со взрослыми, очень трудно исключить половой путь заражения или результат употреблении наркотиков. Поэтому все они автоматически списываются на эти факторы. А у детей таких факторов риска нет. И если мать ребенка здорова, сразу возникает подозрение на внутрибольничное заражение. Но наличие случаев инфицирования детей говорит нам о том, что есть они и среди взрослых. Мы их просто не можем выявить.

Первое ЧП, потрясшее всю страну, произошло 25 лет назад, когда еще вообще мало знали про ВИЧ. После этого, казалось бы, ситуацию взяли под контроль. Но, как оказалось, не надолго. Что произошло?

— Вспышка внутрибольничной ВИЧ-инфекции, которую нам удалось раскрыть в 1989 году, началась в Элисте и распространилась потом на Ростов и Волгоград. Тогда пострадали 200 детей. После этого врачи очень испугались. И в стране лет 15 не было случаев заражения, связанных с оказанием медпомощи. А потом сменилось поколение медработников, пришли другие люди, началась расхлябанность. Кроме того, наши СМИ перестали говорить о ВИЧ-инфекции. Наоборот пошли сплошные победные реляции о том, что у нас распространение ВИЧ только снижается.

Миллион россиян инфицированы ВИЧ. Руководитель Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИД центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора Вадим Покровский сообщил, что «20 января в базу данных о ВИЧ-позитивных гражданах России, находящуюся в федеральном научно-методическом центре по профилактике и борьбе со СПИД, был официально внесен миллионный больной ВИЧ-инфекцией».

И вот результат: число ВИЧ-инфицированных в стране катастрофически увеличивается, а настороженность падает. Поэтому я всячески призываю наших врачей усилить контроль за проведением всех парентеральных процедур. Это единственный способ избежать максимального числа заражений. Особенно, когда речь идет о детях, которые, в отличие от взрослых, не могут заметить, что им делают инъекции нестерильным шприцем, и сделать замечание.

Но ведь сейчас практически повсеместно используются одноразовые шприцы

— Вовсе не обязательно пользоваться только одноразовыми инструментами. Главное, чтобы соблюдались все правила дезинфекции. Тем более, что пластиковые шприцы, на самом деле, вовсе не одноразовые. Использовать их можно несколько раз, а вот стерилизовать нельзя – расплавятся. Поэтому и оказалось, что пластиковые инструменты принципиально не решили проблему. Доходило до смешного: где-то в 90-е годы я получил письмо, автор которого возмущался тем, что пластиковые шприцы нельзя стерилизовать, так как при нагревании они сразу деформируются. Так что, разруха не в шприцах, а в головах.

Кроме шприцов есть и другие инструменты, и не все они одноразовые.

— Есть. Те же самые капиллярные трубочки есть и стеклянные, и пластиковые. Но для многоразовых существуют правила стерилизации. Кстати, сами по себе эти трубочки менее опасны в плане передаче инфекции, все случаи передачи инфекции связаны, в основном, с уколами. Дело в том, что в трубочки только собирают кровь, которая вытекает из пальца. Резаные раны вообще менее опасны, так как кровь вытекает, и сама играет определенную защитную роль. А при колотых ранах кровь не течет, и при инъекциях нестерильным шприцем как раз и происходит занос инфекционного материала внутрь. Поэтому так опасны шприцы, которыми до этого укололи человека с ВИЧ-инфекцией или гепатитом.

С 4 марта 2016 года по приказу Нины Суслоновой, министра здравоохранения Московской области, на территории Подмосковья запрещено использовать стеклянные капилляры Панченкова.

Одно время было много разговоров об инфицировании через стоматологические инструменты. Правда, речь шла о гепатите.

— Такое инфицирование тоже нельзя отрицать, оно вполне возможно, если не меняется использованный инструмент. К тому же вирус гепатита В более устойчив, чем ВИЧ. Но вот ни одного случая заражения ВИЧ-инфекцией в мире по вине стоматолога, который бы удалось доказать, я не знаю.

Но если даже одноразовый инструментарий не гарантирует от заражения, как же решать эту проблему?

— Мы делаем серьезную ошибку, когда употребляем термин «одноразовый инструментарий». Нам нужен саморазрушающийся инструментарий. Или такой, который блокируется после однократно использования так, чтобы его нельзя было использовать повторно (например, при образовании в шприце пробок). Такие шприцы уже есть по всему миру. По-английски они называются self-destruction.

Да и многие наши отечественные изобретатели присылали мне свои предложения. Но такой инструментарий стоит немного больше в производстве, и промышленность не торопится его внедрять, пока не будет соответствующего распоряжения наших надзорных органов. Но я думаю, что это следовало бы сделать и постепенно в течение нескольких лет перейти на инструменты, которые нельзя использовать дважды.

Ознакомьтесь так же:  Реагенты для определения туберкулеза

Кроме инструментов есть еще руки медиков. Нередко приходится наблюдать, как процедурные медсестры, которые работают в перчатках, не меняют их после смены пациента, в лучшем случае споласкивают под краном.

— Это, безусловно, нарушение. И с такими нарушениями надо бороться. Санитарная служба не может отследить все. Поэтому это остается на совести медработников и бдительности самих пациентов, которые должны сделать замечание, если что-то, по их мнению, делается неправильно. Обезопасить себя конечно, очень важно для медработников. Но все-таки их долг, в первую очередь, беречь пациентов.

Во время недавнего обсуждение проекта госстратегии борьбы с ВИЧ некоторые возражали против расширения обязательных тестов на ВИЧ. Мотивируя это тем, что государство расписывается в отсутствии системы защиты пациента от инфицирования при выполнении инвазивных вмешательств. В то время, как должно гарантировать, что биоматериал одного пациента ни при каких обстоятельствах не может попасть другому пациенту или медику.

— Не надо путать эти вещи. Тестирование населения проводится для ранней диагностики, а не для того, чтобы защищать медиков и других пациентов от ВИЧ-инфекции в больнице. Более того, одна из причин внутрибольничных вспышек заключается в том, что медики думают, что пациенты с ВИЧ-инфекцией находятся где-то в центрах СПИД или специализированных стационарах. А к ним в гинекологию или хирургию такие пациенты попасть не могут.

У нас сейчас не госпитализируют людей на операцию без справки об отсутствии ВИЧ-инфекции. И спрашивают эту справку с какого-нибудь старичка, который уже лет 30 не вспоминал о сексе – иначе не возьмем на операцию по шунтированию сердца. Такое тестирование нам действительно не нужно. Его надо проводить среди тех групп, где инфекция наиболее распространена, а это у нас сейчас люди в возрасте от 25 до 40 лет. Уровень ВИЧ-инфекции в среде взрослых сексуально активных людей сейчас очень высок и достигает 2%. А это значит, что каждый может столкнуться с ВИЧ-инфекцией в своей постели.

Мифы о ВИЧ: врач рассказала о рисках заражения

Поделиться в социальных сетях:

Фото: Портал мэра и правительства Москвы

Как передается ВИЧ, как убить вирус и что делать, чтобы снизить риск заражения – об этом в эфире телеканала «Москва 24» рассказала старший научный сотрудник Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИД ФВУН ЦНИИ эпидемиологии Роспотребназдора Наталья Ладная.

Вирус иммунодефицита человека может жить в организме очень долго. Это хроническая медленная инфекция. После заражения человек всю жизнь является носителем вируса. Вне человеческого организма ВИЧ может существовать только в замороженном виде.

Как уничтожить вирус

ВИЧ может долго существовать в замороженной крови. Недавние исследования показали, что вирус в крови, которую заморозили в конце 1950 годов, остается активным. При этом ВИЧ совершенно не устойчив к высоким температурам. При нагревании до 50–60 градусов он «погибает» в течение получаса. При кипячении ВИЧ умирает почти мгновенно. Также вирус чувствителен ко всем известным дезинфектантам. При высушивании он может сохранять активность в течение нескольких суток. Эксперт отметила, что исследования по выживаемости вируса при высушивании проводились не очень масштабно и некоторые считают, что в этом случае он погибает гораздо быстрее – в течение нескольких часов.

Как передается ВИЧ

ВИЧ-инфекция передается тремя путями. Первой путь – половой, во время сексуальных контактов. Второй способ – через кровь. Заразиться можно через шприцы, прежде всего, при употреблении наркотиков. Иногда заражение происходит в медицинских учреждениях.

По словам медика, случайно заразиться ВИЧ, например, от найденного на улице шприца или царапины, очень сложно. В России таких случаев зарегистрировано не было. Основной путь заражения – передача инфекции от матери к ребенку: во время беременности, при родах и грудном вскармливании.

«У нас нет никаких данных, что ВИЧ-инфекция может передаваться через продукты, комаров, или какие-то брошенные или найденные шприцы», – подчеркнула медик.

При этом чужая кровь – очень опасный субстрат, нужно всячески избегать контакта с ней, не только в шприцах, но и любым другим способом, порекомендовала она.

В среде медработников риск заражения ВИЧ составляет около 0,3 процента. За год в России аварийные ситуации с шприцами, содержащими кровь ВИЧ-инфицированных пациентов, случаются у трех тысяч медиков. Между тем за 30 лет наблюдения было зарегистрировано всего шесть таких случаев заражений. В таких ситуациях медикам назначают антиретровирусные препараты в центре СПИД. Эта мера позволяет еще больше снизить риск инфекции.

Как снизить риск заражения

«Если у вас произошла такая ситуация, вы поранились полой иглой и считаете, что она содержит кровь другого человека, можете обратиться в центр СПИД и захватить с собой этот предмет. Там вас проконсультируют и в случае необходимости назначат профилактическую антиретровирусную терапию, которую нужно будет принимать в течение месяца. В этом случае риск можно будет полностью ликвидировать», – объяснила Ладная.

8 в год: самый редкий способ передачи ВИЧ

Медицинский журналист Анастасия Кузина рассказывает о том, как заражаются инфекцией через инструменты и переливание крови.

Как получается, что в больницах заражают ВИЧ

Очередной случай заражения ВИЧ при переливании компонентов крови произошел в Екатеринбурге в конце 2015 года. Он еще не вошел в статистику и находится в стадии документирования. Но кроме него, уже есть сообщения из других регионов о четырех случаях подозрения на инфицирование ВИЧ при переливании компонентов крови, и еще о четырех — при «использовании нестерильного инструментария в медицинских учреждениях».

Внутрибольничное инфицирование не «началось» — оно продолжается, говорят специалисты в Федеральном центре СПИД.

Принято считать, что после того, как кровь стали отправлять на карантин, заражению ВИЧ при переливаниях был положен конец. На самом деле, «карантинизация» — это хранение плазмы до вторичной проверки донора через 6 месяцев. При этом элементы крови (лимфоциты и эритроциты) долго не хранятся и карантинизации не подлежат. То есть до определенной степени инфицирование, действительно, предотвратить можно. Но донор может заразиться в самом конце «срока проверки».

В этом ролике видно, как частицы вируса (они окрашены в зеленый цвет) распространяются из пораженной клетки на здоровые. Именно так вирус поражает одну клетку крови за другой.

Первые случаи инфицирования в больнице произошли в 1988-1989 годах на юге России, тогда пострадало 270 детей и 22 взрослых. Несколько лет заражения не было, но с 2008 года опять начали регистрировать по 1-2 случая в год. А в 2014 их было сразу десять: в регионе ХМАО-Югра, Красноярском крае, Башкирской и Чеченской республиках, Свердловской, Псковской, Калужской, Новосибирской, Челябинской и Московской областях. В 2015 году их зарегистрировано пока 8, но это не окончательная цифра.

Расследовать сложно, говорят в Федеральном Центре СПИД. Медицинские учреждения зачастую стараются информацию скрыть. А люди, у которых был риск заразиться в больнице, не всегда соглашаются пройти обследование. А ведь иногда приходится проверить до полутора тысяч человек, которые лежали в больнице в момент, когда там было зафиксировано заражение. Именно поэтому точной статистики нет. Расследования могут идти очень долго, между инфицированием и обнаружением могут проходить годы.

Как получают компенсацию за заражение

Историю внутрибольничных заражений можно разделить на две части: массовое инфицирование в конце 1980-х — и еще более 40 человек пострадали в последние 10 лет. В свете последнего события Роспотребнадзор рассылает по регионам письмо «О мерах по предупреждению инфицирования ВИЧ при оказании медицинской помощи».

Первый и пока единственный случай при трансплантации был зафиксирован в 2000 году в Свердловской области — пациенту пересаживали почку. В дальнейшем случаи инфицирования, связанные с оказанием медицинской помощи, регистрировали в 40 регионах. Преимущественно это были дети, зараженные в детских больницах при медицинских манипуляциях.

«Взрослые» случаи пошли с 2011 года: сразу 3 человека в перинатальной клинике в Екатеринбурге, 2 — в Самарской области, 1 — в Чечне. Суд по трем пациенткам в Екатеринбурге шел три года и закончился только сейчас. Женщинам проводили процедуру иммунизации лимфоцитами в частной больнице — Преображенской клинике. Они лечились там от бесплодия, и были инфицированы кровью сотрудницы, которая стала донором. Клинику обязали выплатить каждой пациентке по 5 млн рублей.

Самая большая компенсация за инфицирование ВИЧ в больнице сегодня составляет 5 миллионов рублей. Ее получила каждая из трех жительниц Свердловской области. Они были инфицированы во время лечения бесплодия кровью санитарки, которая вызвалась стать донором.

«Женщины были выявлены в течение года после процедуры, — рассказывает Светлана Смирнова, заместитель главного врача областного Центра СПИД по эпидемиологическим вопросам. — Им была назначена антиретровирусная терапия, благодаря которой у одной из них родился здоровый ребенок. За их здоровье мы не беспокоимся, они все следят за ним, принимают лекарства, инфекционный процесс у них будет развиваться медленно. Но за то время, что шел суд, им пришлось вынести очень много — страх разглашения, проблемы в семье, обвинения в аморальном поведении. Они все через это прошли. Так что — компенсация достойная. »

Также в Екатеринбурге на днях закончился и суд по случаю 2014 года: мужчине в Свердловской областной больнице перелили кровь от пяти доноров, сразу двое из которых оказались инфицированными. Суд также закончился присуждением компенсации в 800 тысяч. В этом же лечебном учреждении произошло инфицирование в конце 2015 года. Пока известно только то, что пациент — девушка около 25 лет, она также инфицировалась при переливании.

В Свердловской области — не самая плохая ситуация. Просто, по словам сотрудников Федерального Центра СПИД, «там очень быстро и хорошо проводят эпидрасследования».

«У нас в области эпидемия генерализовалась, — продолжает Светлана Смирнова. — Это значит, что пораженность ВИЧ превысила 1% от количества населения. Из-за этого у нас очень много скрытых источников, то есть людей, которые считают себя здоровыми. Настолько здоровыми, что они спокойно идут сдавать кровь, как та санитарка в клинике. И если они заразились, условно говоря, вчера, то в ближайшие три месяца — так называемый период «серонегативного окна» — у них нельзя обнаружить вирус стандартными методами. Это увеличивает риски в донорстве крови и органов, и несмотря на то, что сегодня вкладываются огромные средства в меры безопасности, полностью исключить риск невозможно. И чем больше скрытых источников, тем больше вероятность инфицирования.

Пациенты часто не подозревают о своем положительном ВИЧ-статусе, и поэтому спокойно сдают зараженную кровь.

Реальное количество носителей инфекции — неизвестно

О числе скрытых источников можно судить по тому, что в одной только Свердловской области ежегодно выявляется от 60 до 100 ВИЧ-инфицированных доноров. Если выясняется, что они сдают кровь не в первый раз, начинается поиск тех, кто получал кровь от них.

«Отследить путь крови просто, — говорит Смирнова. — Обычно надо найти от одного до пяти человек, кому переливали ранее кровь от этого донора. Мы обращаемся в лечебное учреждение, и человеку приходит от нас бумага, где черным по белому написано: „Вы подверглись риску заражения, приходите на обследование“. Люди реагируют нормально. Чтобы исключить другие пути, мы запрашиваем наркологию, проверяем полового партнера. А чтобы исключить совпадение, мы проводим генотипирование вируса. . Но вообще-то, у нас в области карантинизация крови была введена только в 2004 году. Так что всем, кому переливали кровь до того, надо бы к нам прийти. Все это группа риска. »

Ознакомьтесь так же:  Очаговая пневмония осложнение

Группу риска сейчас не определить четко. К примеру, в Свердловской области было введено обследование мужей беременных. В результате, у здоровых женщин за 2014 и 2015 годы было обнаружено более 200 половых партнеров с ВИЧ, чудом не успевших инфицировать их до и во время беременности.

В той же Преображенской клинике иммунизацию лимфоцитами проходили не 3, а 103 человека. Половина из этих женщин недоступна для служб Центра СПИД, и они даже не знают, что могут быть инфицированы. «С Преображенской клиникой все изначально было сложно, — говорит Смирнова. — Это частное учреждение, они засекретили все данные пациентов, и нам было очень сложно их получить. Выяснилось, что из 103 человек 83 — жительницы нашей области. Остальные — из других регионов. Мы всем разослали заказные письма с уведомлением. В других регионах проверились все. А из наших — только 25 человек. А мы даже к ним домой приходили. То есть состояние 58 женщин нам неизвестно. И хотя суд по Преображенке состоялся, возможно, это не конец истории. »

Кстати. Пять миллионов рублей — это, пожалуй, самая крупная компенсация, которую будет выплачивать больница за инфицирование пациента ВИЧ. Так, к примеру, пока не удается добиться приличной компенсации для ребенка, которого инфицировали в перинатальном центре Московской области сразу и ВИЧ, и гепатитом С.

В конце января 2015 года в России был зарегистрирован милионный ВИЧ-инфицированный, по неофициальной статистике зараженных больше. Самые распространенные пути заражения — это инъекционные наркотики (57,3% инфицированных) и незащищенный секс (40,3%). Распространению вируса, в частности, способствует катастрофический недостаток информации среди населения.

Семь необычных способов подхватить ВИЧ

Бум, случившийся после объявления Горздравом Екатеринбурга эпидемии ВИЧ, показал: несмотря на обилие социальной рекламы, мы ничего не знаем о «чуме XX века». Между тем врачи заявляют, что ВИЧ захватывает благополучные слои общества. Болезнь перестала быть уделом наркоманов и молодежи — сегодня ВИЧ все чаще заражаются люди среднего класса. Стандартные способы заражения инфекцией общеизвестны, однако подхватить смертельную заразу можно, даже не заметив этого. Как — читайте в материале «URA.Ru».

Набил морду наркоману

Уникальный случай заражения ВИЧ-инфекцией был зарегистрирован два года назад в соседней Тюмени: пенсионер подхватил инфекцию во время драки с наркоманом. Парень жил с его дочерью (по другим данным — с внучкой) и заразил ее ВИЧ. Когда об этом стало известно родне, пенсионер стал настаивать, чтобы девушка подала заявлению в полицию. Наркоман пришел к нему разбираться и избил его. «Естественно, кулаки у молодого человека были разбиты и его кровь попала на раны здорового человека», — рассказал «URA.Ru» главный врач Центра по профилактике и борьбе со СПИД г. Тюмени Александр Попков.

Также можно легко получить ВИЧ, если самому набить морду наркоману. В среде полицейских (пэпээсников, оперативников) есть негласное правило: при подозрении, что задержанный — наркоман, ни в коем случае нельзя бить его по лицу: одного удара по зубам достаточно, чтобы раскровавить костяшки и самому же заразиться от его крови.

Аварийный укол

«Мой пятилетний ребенок гулял с бабушкой во дворе и увидел возле помойки шприц», — рассказала «URA.Ru» Елена, жительница Екатеринбурга. Боясь, что бабушка будет его ругать, мальчик спрятал находку в карман. Дома, доставая из куртки «трофей», ребенок укололся. Родители обратились в центр СПИДа, где мальчика обследовали на наличие инфекции.

«Такие случаи не редкость, — рассказали агентству в Свердловском областном центре по профилактике и борьбе со СПИД, — но, к счастью, заражений в таких ситуациях выявлено не было». При этом, по словам специалистов центра, гораздо большему риску подвергаются медицинские работники: среди них случаи заражения ВИЧ при работе с пациентами-наркоманами как раз были.

Зараженный донор

Громкая история произошла в 2011 году в «Преображенской клинике» Екатеринбурга: трем женщинам (две из Екатеринбурга, одна из Челябинска), которые лечились от бесплодия, был назначен курс лимфоиммунизации, дозу необходимых лимфоцитов готовили из донорской крови, которая оказалась зараженной ВИЧ. По некоторым данным, донором был один из сотрудников самой клиники. Женщины оказались инфицированы и были вынуждены проходить лечение. Суд признал виновной в случившемся гинеколога клиники Елену Ярушину и присудил ей четыре года колонии-поселения, однако она была амнистирована в связи с 20-летием Конституции РФ.

Одна зубная щетка на троих

В Тюмени был зафиксирован случай инфицирования ВИЧ через зубную щетку. «Семья из трех человек имела одну зубную щетку на троих, — рассказал „URA.Ru“ главврач Тюменского Центра СПИДа Александр Попков. — Ребенок, употреблявший наркотики, инфицировался в среде наркоманов, а потом от зубной щетки заразились мама с папой». Также тюменским медикам знаком случай, когда в семье отец и сын пользовались одной бритвой — в результате родители также заразились от сына.

Веселые «татушки»

Татуировки могут быть опасны: тату-салоны контролируются надзорными органами не столь строго, как точки общепита или парикмахерские, и риск подхватить ВИЧ-инфекцию при использовании тату-мастером нестерильных инструментов есть. «Все инструменты, иглы и баночки для красок должны быть одноразовыми и доставаться из вскрываемой вакуумной упаковки при тебе, — рассказал „URA.Ru“ Иван, обладатель нескольких татуировок. — В тех местах, где я набиваю себе тату, все это — на высоком уровне: у них даже есть кварцевые лампы, как в больницах, и специальные машинки для обработки инструментов. Но если тату делает частник или если это непонятно какой салон, я бы не стал рисковать»

Аналогичные риски есть и при посещении салонов красоты, где выполняют маникюр и педикюр, а также при посещении врача-стоматолога.

Забор крови

«Однажды я болел гепатитом, а незадолго до заболевания сдавал кровь из вены в военкомате, — рассказал агентству екатеринбуржец Андрей. — Это было давно, и инструменты были еще не одноразовыми. Мы обсудили потом с врачами эту ситуацию и пришли к выводу, что я вполне мог заразиться именно во время забора крови».

Сегодня в больницах применяются одноразовые инструменты, однако металлические «перья» для прокалывания безымянного пальца (при сдаче общего анализа крови) до сих пор используются во многих поликлиниках. Обезопасить себя можно, купив в аптеке недорогой одноразовый «прокалыватель» пальца.

«Моя мама — ВИЧ-диссидент»

Маленький ребенок может получить ВИЧ-инфекцию во время родов, если его мать инфицирована и не проходит лечение. В Екатеринбурге за все время эпидемии (начиная с середины 90-х годов) умерло 34 ребенка, из них 23 — именно от СПИД (остальные — от несчастного случая или сопутствующих заболеваний). Из них большая часть — это дети ВИЧ-диссидентов (тех, кто отрицает существование вируса иммунодефицита человека).

Все остальные дети, получая терапию, продолжают жить. Вообще, сегодняшняя медицина позволяет даже ВИЧ-инфицированной женщине родить здорового ребенка (при необходимом лечении гарантия, по словам медиков, почти 100%). В случае же, если малыш заражен, есть все возможности «нейтрализовать» вирус — поддерживать иммунитет ребенка на должном уровне.

Обычные способы заражения ВИЧ

Вертикальный способ инфицирования ВИЧ (от матери к ребенку во время родов, беременности и при грудном кормлении) — один из общепризнанных, хотя и не такой частый. Самыми обычными (наиболее распространенными) путями передачи ВИЧ-инфекции являются инъекционный (при использовании наркоманами одного шприца на нескольких человек) и половой. В столице Урала по-прежнему пока лидирует наркотический путь распространения инфекции.

Но половой путь заражения его стремительно догоняет (52 и 46% соответственно — по данным Управления здравоохранения Екатеринбурга). «Заразиться ВИЧ половым путем не так просто, для этого надо немножко попотеть», — шутит замначальника Управления здравоохранения Екатеринбурга Татьяна Савинова. Однако именно распространение ВИЧ в социально благополучной среде через половые контакты дало в последние годы почти двукратный прирост заболеваемости (с 1 процента до 1,8% зараженных).

И это только официальная статистика. Реальная картина, которую показывают «уличные срезы», проводимые центром СПИДа в крупных городах Среднего Урала, — до 3,4 процента. Всего в Екатеринбурге зафиксировано 26693 случаев ВИЧ-инфекции. По уровню пораженности ВИЧ-инфекцией Свердловская область находится на первом месте в России. Каждый день в регионе выявляется 25 новых случаев ВИЧ-инфекции, в 15 из них инфицирование произошло более 10 лет назад.

Из сексуальных контактов наиболее опасны анальные (как наиболее травматичные), очень велик риск инфицирования при изнасиловании. Менее опасны оральные контакты, но риск заражения есть и в этом случае. Женщины более подвержены заражению, чем мужчины — примерно в два раза (так как в сперме количества вируса больше, чем в вагинальном секрете женщины). При этом, если ВИЧ-инфицированный человек проходит необходимое лечение, так называемя вирусная нагрузка может снизиться настолько, что он будет безопасен для своего партнера.

Способы обезопасить себя от ВИЧ-инфекции просты и банальны: защищенный секс (только с презервативом) либо с постоянным партнером (при этом оба должны сохранять верность друг другу) и отказ от наркотиков. Также стоит проявлять здравую предосторожность при посещении салонов красоты и медицинских учреждений (настаивать на применении одноразовых расходных материалов либо приносить с собой). При этом следует знать, что ВИЧ-инфицированные люди не опасны для окружающих. Подробнее о том, что такое ВИЧ, СПИД, как можно и нельзя инфицироваться и где пройти тестирование, можно узнать на сайте Свердловского областного центра профилактики и борьбы со СПИД.

Как понять, есть ли у вас ВИЧ-инфекция

Понять, есть ли у вас ВИЧ-инфекция, без анализов невозможно: у этого заболевания нет своей собственной симптоматики. «У человека могут быть слабость, или воспаленные лимфоузлы, или еще что-то, но это не говорит о том, что у человека ВИЧ, — поясняет пресс-секретарь Свердловского областного центра по профилактике и борьбе со СПИД Мария Костарева. — Диагностировать ВИЧ можно только с помощью тестов».

Причем экспресс-тестирование при отрицательном результате не гарантирует, что человек не заражен: тест «реагирует» на наличие антител к вирусу, которые могли не успеть выработаться. Обычно ВИЧ проверяют через три, шесть и 12 месяцев после возможного заражения. Хотя современные технологии позволяют выявить вирус через месяц. Стопроцентно подтвердить наличие или отсутствие вируса иммунодефицита человека может только клиническое обследование.

About the Author: admin