Интересное о аутизме

Интересные факты, удивительные факты, неизвестные факты в Музее фактов

Интересные факты об аутизме

Какие услуги предоставляет датская компания, 75% сотрудников которой — аутисты?

1084 +

Датская компания Specialisterne предоставляет услуги тестирования программного обеспечения, контроля качества и проверки документации. Специфика компании состоит в том, что 75% её сотрудников — аутисты и люди с другими расстройствами аутистического спектра. Specialisterne основал Торкил Сонне, сын которого также является аутистом. Работая долгое время в общественных организациях, Торкил осознал, что можно выгодно использовать такие особенности аутистов, как повышенная внимательность к деталям и способность быстро находить несоответствия в больших наборах данных. Услугами компании пользуются многие корпорации, в том числе Microsoft и Oracle.


Использование любых материалов данного сайта допускается по лицензии Creative Commons BY-NC-SA (разрешено использовать на некоммерческой основе с указанием ссылки на Музей фактов).

© Андрей Ситников, 2009—2016

Спасибо! Ваше опровержение отправлено администратору сайта.

20 интересных фактов про аутизм

Хоть эта болезнь не такая уж редкая – она поражает примерно 1 из 68 детей, многие люди имеют о ней лишь смутное представление.

Итак… что же стоит знать об аутизме обычному человеку, чтобы отличить огромное количество заблуждений от достоверных фактов?

Проблема общения

Аутизм – это не расстройство интеллекта или речи, больные аутизмом испытывают трудности с общением. Они не понимают языка тела, жестов, не улавливают изменения тона, не распознают сарказма.

Лекарство от болезни

Аутизм не лечится, но, тем не менее, существует ряд методов корректировки поведения, которые, несомненно, могут помочь больному.

Первое научное исследование проблемы

Хотя о болезни известно уже не одно столетие, доктор Лео Каннер первым описал симптомы болезни только в 1943 году.

«Мать-холодильник»

Долгое время считалось, что болезнь возникает из-за недостатка родительской любви (так называемая теория «мать–холодильник»). На сегодняшний день мы знаем, что эта теория научно не доказана.

Поздняя диагностика

Даже если родители рано бьют тревогу, замечая, что их малыш отличается от других, правильный диагноз не всегда могут поставить как в раннем возрасте, так и в более старшем. В тех случаях, когда симптомы аутизма не ярко выражены, болезнь диагностируют лишь тогда, когда ребенок становится взрослым.

Поздний ребенок

Расстройство чаще встречается у детей немолодых родителей – матерей старше 35 лет или отцов старше 40 лет.

Припадки

По неизвестным причинам 30-50% людей с аутистическим расстройством также страдают эпилепсией.

Синдром Аспергера

«Расстройство аутистического спектра» — это «новое» (2013 года) название того, что раньше включало в себя несколько диагнозов, включая синдром Аспергера и общее расстройство психологического развития.

Основной акцент

Безусловно, аутизм затрудняет формирование взаимоотношений, но болезнь не мешает сосредоточиться на том, что больному действительно нравится. Среди страдающих этим расстройством есть поистине вундеркинды, полностью посвятившие себя любимому делу.

Опасные прогулки

Все дети могут убежать куда-нибудь, не спросив разрешения родителей, но исследования показали, что именно детей, страдающих аутизмом, привлекают опасные места (например, возле бассейнов, рек, озер или оживленные улицы).

Анализ крови

С помощью анализа крови невозможно диагностировать данное расстройство. Вместо этого врачи и другие специалисты проводят ряд поведенческих тестов, указывающих на наличие или отсутствие определенных навыков у детей, страдающих аутизмом.

Мировая проблема

В отличие от многих болезней, которые встречаются только у некоторых групп людей, было отмечено, что аутизм встречается во всех расах и этнических группах по всему миру.

Интеллект

Далеко не у всех детей с аутистическим расстройством уровень IQ ниже среднего, почти половина (44%) имеют коэффициент интеллекта средний или даже выше среднего.

Безработица

Несмотря на то, что у многих людей с аутизмом уровень интеллекта нормальный или выше среднего, им очень трудно устроиться на работу.

Гены

Пока нельзя точно определить, какие гены и каким образом способствуют развитию аутизма, но наука уже доказала, что, несомненно, между генетикой и аутизмом существует прочная связь.

Мальчики или девочки

У мальчиков почти в 5 раз чаще диагностируют аутизм, чем у девочек. Хотя ученые точно не знают, но предполагают, что у девочек симптомы могут проявляться по-другому, чем у мальчиков, и, в таком случае, болезнь кажется не столь очевидной, и диагноз трудно установить.

«Другие» малыши

Хотя большинству детей с расстройством аутистического спектра диагноз не могут поставить до тех пор, пока они не достигнут дошкольного возраста, различия могут проявляться у детей в возрасте 6 месяцев. Например, дети с расстройством не реагируют на лица подобным образом, как это делают здоровые дети.

Смертность

По сравнению со своими сверстниками, больные аутизмом в 2-5 раз чаще умирают. Главным образом из-за сопутствующих проблем со здоровьем (например, припадков) и несчастных случаев.

Жить долго и счастливо

Люди с расстройством аутистического спектра могут прожить счастливую жизнь при поддержке своей семьи и общества.

Поделитесь этим постом с друзьями

5 правдивых фактов об аутизме (6 фото)

№5: В диагностировании аутизма действует дискриминация по половому признаку

Когда дело доходит до изучения аутизма, мальчики, кажется, получают все внимание. Все потому, что исследователи считают аутизм преимущественно мужским расстройством. Диагностирование происходит в довольно раннем возрасте с соотношением 4 к 1. И даже при этом, когда диагностика показала одинаково серьезные симптомы, существует вероятность, что девочке не поставят диагноз. Однако это свидетельствует о том, что у девочек с аутизмом может не быть возможности попасть на ранние стадии терапии.

№4: Лошади как эмоциональная терапия при аутизме

Работа с лошадьми имеет терапевтическое воздействие на детей, страдающих аутизмом. Опыт верховой езды улучшает фокусировку и моторику, в то время как связь между животным и наездником может повлиять на самооценку и настроение, что решает проблемы изоляции. Одной из теории объясняющей, почему связь животных и детей так хороша, заключается в том, что лошади, как и страдающие аутизмом визуализируют процесс мышления, т.е. думают в картинках. Автором этой теории стала доктор Темпл Грандин, которая самая является аутистом и известна за свои новаторские идеи в работе с животными.

№3: Никто не знает, что вызывает аутизм

Возможно, это факторы окружающей среды. Исследование, проведенное университетом штата Аризона нашла в крови детей страдающих аутизмом повышенное содержание токсичных металлов, по сравнению со здоровыми. Другое исследование показало, что биснефол А в пластике тоже может иметь к тому отношение. Наличие волчанки или другого аутоиммунного заболевания могут увеличить шансы на рождение ребенка с аутизмом, так же может быть зависимость наличия инфекции во время беременности. Исследователи из лаборатории Spring Harbor Cold считают, что причиной может быть генетические мутации, которые влияют на целых 200 генов. Тем не менее, мы точно знаем одно.

№2: Нет никакой связи между вакциной КПК и аутизмом

Исследование 2015 года показало, что среди 95 000 детей, которым была сделана вакцинация от кори-паротита-краснухи, не имели повышенного риска развития аутизма, даже среди тех, кто имел аутичных братьев и сестер. Не смотря на то, что докладе 1998 года, о связи вакцины и аутизма, был развенчан, многие родители по-прежнему боятся делать своим детям укол. В период с 1999 по 2000 год произошло снижение количества привитых детей. И странно здесь то , что матери с высшим образование чаще отказывались делать своим детям прививки, нежели менее образованные.

№1: Аутизм это «дорогое удовольствие»

Это совсем не значит, что такие люди могут сорить деньгами. Университет Пенсильвании обнаружил, что в США и Великобритании затраты на помощь, связанную с расстройством аутистического спектра эквивалентны 1,4 миллионам долларов США. Это число доходит до 2,4 миллионов, если такие люди имеют еще и интеллектуальную инвалидность. Большая часть этих расходов относятся к дополнительному обслуживанию, а так же лишившихся возможности зарабатывать или прибавки к заработной плате родителей, которые заботятся о своих детях, страдающих аутизмом. По данным экономистов UC Davis, затраты связанны с аутизмом на 2015 год составили около 268 миллиардов долларов и, как ожидается, увеличатся до 461 миллиарда к 2025 году.

Интересная статья об Аутизме

Какими нас видят аутисты

Сегодня в самых разных странах мира все чаще говорят о настоящей «эпидемии» аутизма. Присмотримся же ближе к самим аутистам: что они чувствуют? Как воспринимают все, что их окружает? Путешествие в другое измерение.

Это странные дети. Их взгляд ускользает от нас, и мы спрашиваем себя, видят ли они нас вообще. Их поведение удивляет, а то и пугает: они могут подолгу беспорядочно размахивать руками, кружиться на одном месте или по многу раз монотонным голосом задавать один и тот же вопрос. Аутизм – название расстройства, которым они страдают, – нередко превращается в оскорбительную насмешку, разрывающую сердце родителей. За последние два десятилетия число людей с диагнозом «аутизм» стремительно растет во всем мире. «Например, в США этот диагноз ставится одному из 88 детей, – рассказывает психиатр Брайан Кинг (Bryan King), директор Центра Сиэтла для детей с аутизмом (США). – А в Южной Корее даже одному из 38». Для России нет точных цифр, но, по наблюдениям экспертов, в любом классе и в любой группе детского сада есть ребенок с одной из легких форм аутизма.

Спустя несколько месяцев после рождения эти дети уже кажутся необычными (хотя диагноз ставится в полтора года). Проявления чрезвычайно разнообразны, недаром специалисты говорят: «Если вы знаете одного аутиста – это не значит, что вы знаете об аутизме». Некоторые дети овладеют речью, другие нет. Одни будут отставать в умственном развитии (таких примерно 45%), у других проявится блестящий интеллект или феноменальная память. Кто-то сделает открытия или напишет книги, а кто-то так и не сможет научиться читать. Но какими бы разными они ни были, аутисты способны нам открыться, если мы приложим усилия, чтобы научить их общаться с нами.

Они не отличают голос человека от других звуков

Своеобразие того, кто страдает аутизмом, проявляется прежде всего в том, что он по-другому слышит, видит, ощущает реальность. «Из-за генетических нарушений мозг таких детей избыточно активен, – говорит Моника Зильбовичус (Monica Zilbovicius), психолог из французского Института здоровья и медицинских исследований (Inserm). – Он просто не успевает соединять, анализировать все то, что ребенок видит, слышит, осязает. Мир воспринимается фрагментарно и искаженно». Нарушение восприятия может привести к тому, что ребенок, например, путает поднятый палец и карандаш. Для него человеческий голос не отличается от других звуков: он не реагирует на свое имя (родителям кажется, что он не слышит), но вздрагивает, когда по улице проезжает машина. Такая сенсорная путаница встречается и в отношении осязания: «Маше сейчас 4 года, она не выносит прикосновения мягких материалов вроде бархата, как будто бы они ее обжигают, – рассказывает ее мать. – Зато ей нравится трогать и гладить колючую мочалку для мытья посуды».

Их ощущения не связаны

Все мы общаемся с другими людьми благодаря органам чувств, они помогают нам ориентироваться в мире и понимать других людей. Данные от органов зрения, слуха, осязания, вкуса и обоняния, поступая в мозг ребенка с аутизмом, накладываются друг на друга, как кирпичики, которые не скреплены цементным раствором. И как только случается что-то неожиданное, например раздается громкий звонок или возникает сильное желание сходить в туалет, – неустойчивое нагромождение «сенсорных кирпичей» рассыпается. Возникает паника. 9-летний Максим, например, не выносит аплодисментов. Этот звук вызывает у мальчика острую тревогу, из-за чего он может полностью потерять контроль над собой. Аномалия чувственного восприятия – это причина необъяснимого крика детей с аутизмом в раннем возрасте. Отсюда и их стремление найти ощущение, которое успокоит внутреннюю бурю: смотреть на вращающуюся игрушку, кусать самого себя, раскачиваться. Некоторые стереотипные движения типичны для аутизма: например, быстрое размахивание руками, которое родители описывают как движения бьющей крыльями испуганной птички или бабочки. Все эти повторяющиеся движения успокаивают таких детей, возвращая им уверенность в себе и чувство безопасности.

«Аутизм – это «развитие по-другому»: такие дети думают и учатся по-своему, иначе воспринимают информацию, – говорит Джо Стивенс (Jo Stevens), директор программы помощи аутистам EarlyBird (Великобритания). – У нас нет магического шара, чтобы увидеть, каким станет ребенок в будущем. Но у каждого можно добиться позитивных изменений. Родители – лучшие учителя своего ребенка, но им требуется поддержка профессионалов. Причина неуспеха бывает только одна – если ребенку не подобрали подходящей именно ему программы помощи. Нужно не успокаиваться, а продолжать искать инструменты, которые позволят ему общаться с миром». Г. Ч.

Ознакомьтесь так же:  Простуда как реакция на стресс

Они не улавливают чужие эмоции

Мы можем общаться с другими людьми и благодаря тому, что способны понимать их чувства. С первых же месяцев жизни младенец учится различать выражение лица матери и улавливать ее эмоциональное состояние. Постепенно он начинает устанавливать связи между своими чувствами и тем, что происходит во внешнем мире. Например, падая, дети всегда смотрят на реакцию родителей. Если мама пугается и хмурится, ребенок понимает, что произошло что-то плохое, но если она с улыбкой помогает ему встать, то для него это событие уже не выглядит драматическим. Со временем ребенок начинает осознавать и называть словами разные свои состояния. Восприятие себя формируется на основе реакций других людей, и прежде всего – матери. Но ребенок с аутизмом лишен такой возможности. «Его мозг получает лишь частичное изображение тех, кто к нему обращается, – поясняет Моника Зильбовичус. – Например, он видит только рот и щеки, но не глаза. В результате у него просто нет шанса научиться различать мимические выражения радости, гнева, огорчения и многих других эмоций, которые составляют важную часть нашего невербального общения». Большинство же детей примерно к трехлетнему возрасту способны приписывать другому определенное настроение. Ребенок постепенно улавливает, что мысли, представления, желания окружающих отличаются от его собственных, так постепенно дети начинают общаться и взаимодействовать с другими. Научившись понимать их поведение и желания, они находят в этом взаимодействии подлинное удовольствие.

В чем причина аутизма?

Аутизм – это врожденное нарушение психического развития. Им нельзя заболеть, и от него нельзя излечиться. «Долгое время специалисты предполагали, что аутизм может быть следствием психологической травмы, полученной в раннем детстве, когда родители были холодны и жестоки в обращении с ребенком, – говорит Брайан Кинг. – По другой версии, спровоцировать его могли вакцины для детских прививок. Однако ни та, ни другая гипотеза не подтвердились». Причина аутизма в генетических сбоях, подчеркивает психиатр. Согласно другим данным, у людей с аутизмом наблюдается избыточность нейронных связей между отделами головного мозга. Как следствие, их мозг перегружен и не справляется с потоком информации. Кроме того, у недоношенных детей с массой тела менее 2 кг риск проявления расстройств аутистического спектра в 5 раз выше, чем у остальных новорожденных. Г. Ч.

Их мышление конкретно

Повторим: ребенку с диагнозом «аутизм» понимание эмоций дается с трудом. Даже когда у него высокий уровень интеллекта и он правильно пользуется речью, другие люди все равно сбивают его с толку, иногда пугают и слишком часто остаются непонятны. 14-летняя Элла хорошо справляется с программой школы. Но ей чрезвычайно трудно воспринимать шутки одноклассников. «Разговаривая, мы используем метафоры, абстрактные образы, опираемся на интонации, – объясняет Кристин Халл (Christine Hall), клинический психолог Центра аутизма в Атланте (США). – От ребенка с аутизмом все это ускользает. Для него слово – это только слово. Потому что мышление аутиста – это конкретное мышление». Элла видит, что окружающие смеются над ее словами, но не способна понять, что их рассмешило. «Детям, таким как Элла, метафоры не под силу, они не способны спонтанно их понимать, – добавляет психолог. – Когда ребенок слышит, что его мать «глотает книги», он ее видит буквально заглатывающей листы бумаги. Ему трудно дается понимание неявно выраженного, а особенно того, что так осложняет учебу в школе, – абстракции».

Им трудно усвоить правила поведения

Человеку с аутизмом, который не «считывает» переживания других, трудно добиться и того, чтобы другие понимали его собственные чувства. Его голос звучит монотонно, без модуляций, он может произнести «большое спасибо» гневным тоном, которого сам не ощущает, невольно он может делать бестактные замечания. Так, Элла при других одноклассниках заявила своей учительнице математики, что у той «здоровенный нос». Она вовсе не хотела ее обидеть. Но неспособность воспринимать чужие эмоции часто вызывает раздражение или даже гнев. «Для них жить в обществе – словно бродить по дремучему лесу», – подчеркивает Кристин Халл. Даже люди с «высокофункциональным» аутизмом – те, кто получает высшее образование, работает и живет с не-аутистами, – признаются, что постоянно чувствуют себя неуверенно. «Мне пришлось выучить наизусть, как надо себя вести в каждой конкретной ситуации», – рассказывает одна из знаменитых аутистов Темпл Грэндин (Temple Grandin) в книге «Отворяя двери надежды» (см. «Узнать больше»).

Они тратят очень много сил на то, чтобы жить среди нас

Можно привести в пример и молодую москвичку Светлану, которая повзрослела, уже работает инженером, но в свои 26 лет так и не научилась смотреть в глаза собеседникам: «Хотя этого никто не замечает, потому что я натренировалась смотреть на точку между бровями, когда говорю с человеком». Всегда настороже, они с самого раннего возраста тратят всю энергию на то, чтобы жить среди нас, адаптироваться к звукам и зрительным образам и наконец понимать то, что мы говорим. «Да, они демонстрируют дефицит эмпатии, но из этого не следует делать вывод, что они не способны испытывать эмоции, – предупреждает Кристин Халл. – Любовь, привязанность, теплые отношения нужны им так же, как нам. Если не больше!» И заключает с улыбкой: «И мы должны пойти им навстречу, дать каждому из них те ключи, которые ему нужны. По отношению к ним самим не вести себя подобно людям с аутизмом».

Благодарим Фонд «Обнаженные сердца», организатора II Международного форума «Каждый ребенок достоин семьи», за помощь в подготовке этого материала.

«Мы другие, но не хуже»

Стив Саммерc (Steve Summers), взрослый с синдромом Аспергера, написал пронзительное признание:

«Я аутист, и я устал. Устал от того, что меня отвергают. Устал от того, что меня игнорируют. Устал от того, что меня исключают. Устал от того, что со мной обращаются как с изгоем. Устал от людей, которые не понимают, что такое аутизм. От людей, которые отказываются принимать аутистов такими, какие они есть. Устал от чужих ожиданий, что я постараюсь и буду вести себя «нормально». Я не «нормальный». Я аутист. Хотите нам помочь? Слушайте аутичных людей. Приложите больше усилий, чтобы узнать об аутизме. Примите, что мы другие, но не хуже. Не пытайтесь превратить нас в плохую копию вашей идеи о «норме». Примите, что для нас нормально быть собой. Примите, что мы люди с такими же чувствами, как и все остальные. Пожалуйста, будьте добрыми и поддержите нас. Пожалуйста, проявляйте инициативу в общении с нами. Мы редко можем сделать шаг навстречу после целой жизни отвержения, исключения и травли… Я аутист, и я хочу, чтобы меня ценили и принимали таким, какой я есть».

Факты об аутизме

    Термин «аутизм» ввел Eugen Bleuler (1857-1939), шведский психиатр, но он сначала относился к шизофрении у взрослых. В 1943 году термин был отнесен Лео Каннером (1894-1981) к концепту «аутизм» в современном понимании этой болезни

В 2007 году Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ)заявила, что человечество стоит перед лицом серьезной проблемы: количество людей с умственными и неврологическими проблемами, включающими аутизм, неуклонно растет. Эти болезни составляют 11% всех проблем со здоровьем в глобальном масштабе.

ВОЗ утверждает, что в Китае можно насчитать не менее 1 100 000 случаев аутизма, в Соединенном Королевстве — 650 000, на Филиппинах – 500 000, а в Таиланде – не менее 180 000.

Уровень распространения аутизма во всем мире возрастает на 14% каждый год. В Китае темпы роста количества случаев аутизма немного выше – около 20% в год.

Если одному из однояйцовых близнецов поставлен диагноз аутизм, в 90 случаях из ста у второго близнеца в будущем эта болезнь тоже разовьется.

Мутации хромосомы 16 связываются с развитием аутизма. Проблема возникает в той части цепочки ДНК, которая содержит «гены Морфея», которые очень быстро менялись в истории человеческой эволюции. Другими словами, то, что всегда помогало развитию человеческого разума, внесло свой вклад в развитие аутизма.

Не существует ни анализов, ни изменений в человеческом организме, по которым можно диагностировать аутизм. Диагноз основывается на наблюдении за поведением человека и психиатрическом скрининге.

Факторы окружающей среды, в которой находится человек, способные заставить предрасположенные гены начать мутации и вызвать аутизм – это определенные лекарственные средства, химикаты, тяжелые металлы, антибиотики, чрезмерное увлечение телевизором, огнезащитные составы или инфекционные заболевания, перенесенные во время беременности.

При одном из исследований было выдвинуто предположение, что в странах с более высоким уровнем атмосферных осадков риск развития аутизма немного выше.

Аутизм у детей встречается чаще, чем раковые заболевания, диабет и СПИД вместе взятые.

Исследователи обнаружили, что отдел мозга, называемый мозжечковой миндалиной, был на 13% больше у детей с аутизмом, по сравнению с другими детьми.

Ежегодные затраты на решение проблем аутизма в следующее десятилетие вырастут в США до 200-400 миллиардов долларов. Исследователи предупреждают, что если степень заболеваемости аутизмом будет расти теми же темпами, то это серьезно ударит по экономике этой страны.

Во всем мире примерно 67 миллионов человек страдают от аутизма.

Многие ученые считают, что аутизм – это сочетание генетической предрасположенности к болезни, которая запускается некоторыми видами экологического, социального и токсического влияния.

Один из 10 преждевременно родившихся младенцев предрасположен к аутизму. Дети, рожденные более, чем на три месяца раньше срока, имеют вдвое больший риск заболевания аутизмом.

Еще в раннем младенчестве дети начинают выказывать три отличительных признака аутизма: проблемы с общением, нарушенное социальное взаимодействие и поведение с повторением однообразных действий.

Многие дети, страдающие аутизмом, обладают сниженной чувствительностью к боли, но могут обостренно реагировать на звук, прикосновение или другие виды сенсорной стимуляции – которые приводят к нежеланию таких детей быть обнимаемыми.

Девочки с симптомами аутизма могут страдать от синдрома Ретта. Синдром в основном поражает представительниц женского пола, так как мужские зародыши, с предрасположенностью к этой болезни редко развиваются до рождения. Развитие девочек продолжается обычно до 6-18 месяцев, и после этого начинает теряться моторное и речевое развитие.

Ученые предположили, что люди с аутизмом, скорее всего, имеют ненормальный уровень серотонина или других нейротрансмиттеров в мозге, что может стать результатом прекращения нормального развития мозга в ранней стадии внутриутробного развития.

Исследователи предположили, что у детей, рожденных от отцов в возрасте, повышается риск развития аутизма. Дети, родившиеся от отцов сорокалетнего и более возраста, подвержены заболеваниям, связанным с аутизмом в шесть раз чаще, чем те, кто родился от отцов до тридцати лет.

Исследователи рекомендуют пройти тест на аутизм, если ребенок не «гулит и не лопочет» в возрасте до 12 месяцев, не говорит ни единого слова до 16 месяцев, не складывает двух слов в фразу до 24 месяцев и теряет ранее приобретенные речевые и социальные навыки в любом возрасте.

Процедуры хелирования, при которых из организма выводится ртуть, является популярным альтернативным методом лечения аутизма, хотя не доказана, что этот способ лечения эффективен и безопасен.

Ученые и родители ведут споры о том, что является ли аутизм инвалидностью или это просто другой вид развития личности.

В семьях с детьми, страдающими аутизмом, фиксируется традиционно высокое число разводов. Исследователи предлагают смягчить проблему, гарантировав получение ребенком соответствующее медицинское обслуживание и состав систему поддержки семей, воспитывающих детей с аутизмом.

Женщины, страдающие аутоиммунными заболеваниями, такими как диабет 1го типа, ревматоидный артрит и глютеновую болезнь, имеют в три раза более высокий риск рождения ребенка, предрасположенного к аутизму.

  • Собаки намного улучшают качество жизни детей с синдромами аутизма, их безопасность и независимость. Присутствие тренированной собаки смягчает агрессивное поведение, успокаивает ребенка и служит звеном, соединяющим его с другими детьми.
  • Особый малыш. Пять мифов об аутизме

    Замкнутый, нелюдимый ребёнок, часами разглядывающий соринку на полу… Такой образ детей, страдающих аутизмом, стал чуть ли не классикой. Но всегда ли адекватно у нас воспринимают этот диагноз?

    Прокомментировать самые распространённые заблуждения вокруг этого заболевания мы по­просили нашего эксперта, врача-невролога, кандидата медицинских наук Игоря Воронова.

    Ознакомьтесь так же:  Как лечить невроз во время беременности

    Миф №1. Социопатия – главный признак аутизма

    На самом деле. Ограниченность взаимодействия ребёнка с окружающим миром и людьми – один из ведущих, но далеко не единственный признак этого расстройства. У аутизма достаточно широкий спектр проявлений, при котором у ребёнка могут наблюдаться и двигательная гиперактивность, и агрессивность.

    У детей с расстройством аутистического спектра нередко отмечаются стереотипные движения, узость интересов, отставание речевого развития. Однако далеко не всякое нарушение социального взаимодействия, поведения и отставание речевого развития является аутизмом. Нередко этот «модный» сегодня диагноз ставят совершенно неоправданно.

    Миф №2. Развитие аутизма может вызвать вакцинация

    На самом деле. Пытаясь найти причину подобного расстройства у ребёнка, некоторые родители нередко ищут внешние причины. Например, что это расстройство появилось у ребёнка после вакцинации. Что, конечно, совершенно не соответствует действительности. Согласно многочисленным исследованиям, подобные нарушения, которые имеют генетические предпосылки, формируются в головном мозге ребёнка ещё до его рождения. Так, риск возникновения аутистического расстройства может наблюдаться у детей, матери которых на раннем сроке беременности перенесли стрессовые ситуации, а по данным канадских учёных, риск аутизма возрастает на 87%, если во время беременности будущая мать принимала антидепрессанты. К подобному развитию событий может также привести приём противоастматических препаратов и даже чрезмерное употребление во время беременности фолиевой кислоты и витамина В12.

    В последнее время заговорили и о вкладе в развитие расстройств аутистического спектра неблагоприятной экологической обстановки. Однако чаще всего истинные причины аутизма в конкретном случае бывает очень сложно выявить.

    Миф №3. Аутизм можно выявить только в 2–3 года

    На самом деле. Действительно, диагноз раннего детского аутизма выставляют не раньше чем в 2–3 года. Однако странности в поведении таких детей можно заметить гораздо раньше – в возрасте 6–8 месяцев. О наличии подобного расстройства может свидетельствовать повышенная чувствительность младенца к звукам, тактильному контакту, свету.

    После года, а иногда и раньше у такого ребёнка могут отмечаться стереотипные движения, избирательная реакция на цвета, запахи, пищу, на членов семьи (например, хорошая реакция и контакт с мамой и игнорирование отца). Если вы заподозрили неладное, обратитесь к детскому неврологу.

    Миф №4. Ребёнка с аутизмом нужно ограждать от излишнего общения

    На самом деле. Наоборот! Такому ребёнку нужна как можно более ранняя социализация начиная с рождения. И здесь, конечно, незаменима роль родителей, которые постоянно должны с таким малышом разговаривать (доброжелательно, медленно и негромко), постепенно приучать его к чужим людям, к новой еде, к новому маршруту, распорядку жизни. Если же ребёнок с аутизмом мало общается с разными детьми и взрослыми, его расстройство только усилится.

    Миф №5. Аутизм лечится только таблетками

    На самом деле. Специфического медикаментозного лечения аутизма нет. Нет ни золотой, ни серебряной таблетки, которая бы лечила данное нарушение. Если же какой-то препарат помог ребёнку с аутизмом, это совершенно не значит, что в лечении другого ребёнка он даст такой же положительный эффект.

    Прежде всего такие дети нуждаются в проведении специальных занятий с логопедами-дефектологами, нейропсихологами, социальными психологами и другими специалистами дефектологической направленности. В последнее время для улучшения социальных навыков успешно используют методику виртуальных тренировок (в виде компьютерной игры), АВА-терапию, помогающую больному ребёнку адаптироваться к окружащей среде. В России успешно работают различные коррекционные центры, лекотеки, в которых занимаются с такими детьми.

    Что мы не знали об аутизме

    Хоть эта болезнь не такая уж редкая – она поражает примерно 1 из 68 детей, многие люди имеют о ней лишь смутное представление.

    Итак… что же стоит знать об аутизме обычному человеку, чтобы отличить огромное количество заблуждений от достоверных фактов?

    Проблема общения

    Аутизм – это не расстройство интеллекта или речи, больные аутизмом испытывают трудности с общением. Они не понимают языка тела, жестов, не улавливают изменения тона, не распознают сарказма.

    Лекарство от болезни

    Аутизм не лечится, но, тем не менее, существует ряд методов корректировки поведения, которые, несомненно, могут помочь больному.

    Первое научное исследование проблемы

    Хотя о болезни известно уже не одно столетие, доктор Лео Каннер первым описал симптомы болезни только в 1943 году.

    «Мать-холодильник»

    Долгое время считалось, что болезнь возникает из-за недостатка родительской любви (так называемая теория «мать–холодильник»). На сегодняшний день мы знаем, что эта теория научно не доказана.

    Поздняя диагностика

    Даже если родители рано бьют тревогу, замечая, что их малыш отличается от других, правильный диагноз не всегда могут поставить как в раннем возрасте, так и в более старшем. В тех случаях, когда симптомы аутизма не ярко выражены, болезнь диагностируют лишь тогда, когда ребенок становится взрослым.

    Поздний ребенок

    Расстройство чаще встречается у детей немолодых родителей – матерей старше 35 лет или отцов старше 40 лет.

    Припадки

    По неизвестным причинам 30-50% людей с аутистическим расстройством также страдают эпилепсией.

    Синдром Аспергера

    «Расстройство аутистического спектра» — это «новое» (2013 года) название того, что раньше включало в себя несколько диагнозов, включая синдром Аспергера и общее расстройство психологического развития.

    Основной акцент

    Безусловно, аутизм затрудняет формирование взаимоотношений, но болезнь не мешает сосредоточиться на том, что больному действительно нравится. Среди страдающих этим расстройством есть поистине вундеркинды, полностью посвятившие себя любимому делу.

    Опасные прогулки

    Все дети могут убежать куда-нибудь, не спросив разрешения родителей, но исследования показали, что именно детей, страдающих аутизмом, привлекают опасные места (например, возле бассейнов, рек, озер или оживленные улицы).

    Анализ крови

    С помощью анализа крови невозможно диагностировать данное расстройство. Вместо этого врачи и другие специалисты проводят ряд поведенческих тестов, указывающих на наличие или отсутствие определенных навыков у детей, страдающих аутизмом.

    Мировая проблема

    В отличие от многих болезней, которые встречаются только у некоторых групп людей, было отмечено, что аутизм встречается во всех расах и этнических группах по всему миру.

    Интеллект

    Далеко не у всех детей с аутистическим расстройством уровень IQ ниже среднего, почти половина (44%) имеют коэффициент интеллекта средний или даже выше среднего.

    Безработица

    Несмотря на то, что у многих людей с аутизмом уровень интеллекта нормальный или выше среднего, им очень трудно устроиться на работу.

    Гены

    Пока нельзя точно определить, какие гены и каким образом способствуют развитию аутизма, но наука уже доказала, что, несомненно, между генетикой и аутизмом существует прочная связь.

    Мальчики или девочки

    У мальчиков почти в 5 раз чаще диагностируют аутизм, чем у девочек. Хотя ученые точно не знают, но предполагают, что у девочек симптомы могут проявляться по-другому, чем у мальчиков, и, в таком случае, болезнь кажется не столь очевидной, и диагноз трудно установить.

    «Другие» малыши

    Хотя большинству детей с расстройством аутистического спектра диагноз не могут поставить до тех пор, пока они не достигнут дошкольного возраста, различия могут проявляться у детей в возрасте 6 месяцев. Например, дети с расстройством не реагируют на лица подобным образом, как это делают здоровые дети.

    Смертность

    По сравнению со своими сверстниками, больные аутизмом в 2-5 раз чаще умирают. Главным образом из-за сопутствующих проблем со здоровьем (например, припадков) и несчастных случаев.

    Жить долго и счастливо

    Люди с расстройством аутистического спектра могут прожить счастливую жизнь при поддержке своей семьи и общества.

    По ту сторону аутизма: рассказ матери ребенка с особенностями

    Узнать о них больше можно благодаря их родителям, близким людям, которые могут приоткрыть нам плотно закрытую завесу, за которой скрывается внутренний мир людей с аутизмом. Это мир, другой мир со своими особенными жителями.

    На откровенный рассказ соглашаются не все мамы детей с аутизмом. Совсем недавно мы просили одну из родительниц помочь нам глубже заглянуть в мир этих особенных детей. Заглянуть не просто ради интереса, а для того, чтобы лучше их понять. Мы пытались рассказывать о них, смотря на мир их глазами. Однако тогда рассказ получился далеко не откровенным. Потому что не все готовы быть настолько открытыми, как Александра Максимова — мама десятилетнего Андрюши, мальчика с тяжелой формой аутизма.

    Она согласилась дать интервью Sputnik Грузия и детально рассказать о том мире, в котором живет ее сын, а также о фонде «Мы — другие», который она вместе с супругом Андреем Максимовым создала в Грузии для оказания помощи детям с аутизмом.

    — Александра, расскажите вашу историю. Как все началось?

    — Перед тем, как я начну свою историю, хочу сказать, что многие в Грузии, в России и многих других странах считают, что аутизм — психическое заболевание. Аутизм – это не психическое заболевание, это особенное расстройство центральной нервной системы, поэтому относить этих людей к психически нездоровым просто некорректно и неправильно. Общество все-таки относит их именно к каким-то больным людям, которых нужно бояться.

    На самом деле бояться их не надо. Надо стараться их понять и больше работать с обществом, чтобы обычные люди смогли увидеть мир глазами аутистов и убедились в том, что в них нет ничего страшного. Наоборот, они наполнены добротой и искренностью.

    У нашего сыны Андрея тяжелая форма аутизма с явно выраженными поведенческими проблемами. Он не разговаривает, но интеллектуальное развитие сохранено. Когда он входит в состояние аутизма, то он начинает кричать, может биться об пол и так далее.

    Вот смотрите, как обычно бывает: рождаются обычные здоровые дети, родители довольны, все хорошо, и никто не может понять, почему вдруг ни с того, ни с сего возникают проблемы. Некоторые связывают это с генетическими факторами, некоторые — с прививками, но точной причины не знает никто. Единственное, что не подлежит сомнению, что число этих детей растет в геометрической прогрессии (ВОЗ считает, что 1% от всего детского населения Земли страдает аутизмом — это огромная цифра).

    Что касается прививок, то если иммунитет слабый, вакцинация может дать сбой в организме и запустить какой-то необратимый процесс.

    Сразу после рождения ребенка, например, в Америке и Израиле проверяют уровень иммунитета. Я не знаю, может быть, этот анализ дорогой, и потому его не проводят во многих странах, в том числе, и в России. Но, в принципе, его можно сделать, чтобы понять, есть у ребенка особенности иммунной системы или нет, нужно ли подходить более осторожно к вопросам прививки или нет.

    Мой ребенок физически выглядел здоровым, толстеньким, и врач, видимо, подумал, что такой тест нам не нужен. У меня тоже не было даже мысли, что что-то могло пойти не так. Ведь в девять месяцев мой ребенок начал говорить, ходить, бегать, улыбаться, общаться.

    Но когда нашему ребенку был год и один месяц, квалифицированный врач дома сделал ему прививку. У Андрюши был легкий насморк. Спустя 48 часов после этого ребенок просто начал деградировать. Прививка вызвала сбой иммунной системы. Он заболел всеми теми заболеваниями, от которых была сделана прививка. Корь, краснуха, туберкулез — он одновременно заболел всеми этими инфекциями!

    — Вы вините прививку в случившемся?

    — Нет! Детям надо делать прививки, но обязательно нужно четко понимать, когда, в какое время ее нужно делать. Прежде чем сделать ее, надо узнать, в каком состоянии у ребенка иммунитет. В нашем случае прививка спровоцировала болезнь. Андрюша немного простыл. Не надо было ее делать.

    После того, как ему сделали прививку, он уснул, проснулся ночью и начал кричать. Целый час не могли его успокоить. Затем еле-еле уложили его, а утром, когда он открыл глаза, то это были уже неясные глаза, будто покрытые мутью. Он не узнал меня, отца, вскочил, залез под стол и орал не переставая. До него невозможно было даже дотронуться, потому что это вызывало еще большую истерику. Он весь покрылся какими-то пятнами. Он уже не был похож на ребенка, скорее напоминал зверька.

    Поначалу я ничего не поняла, начала мерить температуру. Первые сутки я просто пыталась вытащить его из-под стола, успокоить, но на вторые сутки, когда он перестал есть, мы вызвали врача. Они начали брать анализы, а это тоже было для него стрессом. У него появились лимфоузлы, в течение года врачи не могли поставить точный диагноз.

    Самой большой проблемой оказался туберкулез лимфатических узлов. Он год жил с этой бактерией, которая очень токсична для нервной системы. Спустя год, наконец-то, нашелся врач, который сказал, что это туберкулез.

    Уже ничего нельзя было сделать, приняли решение провести операцию. Бактерии нашли убежище в лимфоузлах. Их надо было удалять. Когда ему было 2 годика и 8 месяцев, провели операцию. Вместо обещанных 30 минут она продлилась целых полтора часа. Общий наркоз для таких детей очень опасен. Когда ребенок открыл глаза, я поняла, что это все. Я смотрела его в глаза, а в них была одна пустота. Двигаться он мог, но ничего не понимал. Лежал и все.

    Ознакомьтесь так же:  Чем лечить сопли в домашних условиях

    За два месяца полностью удалось вылечить его от туберкулеза. За все это время мы даже не подозревали, что у него аутизм. Только в три года мы узнали об этом. К сожалению, в России только в 2012 году внедрили поведенческий анализ, который я считаю единственной на сегодняшний день методикой, которая может помочь детям с аутизмом. Когда Андрею было три года, в Москве ничего такого не было. А с такими детьми главное, как можно раньше начать поведенческую терапию, и она обязательно принесет результаты. Я вижу это не только по своему сыну, но и по другим детям.

    Мы возили его по разным центрам, он немного развивался, понимал обращенную к нему речь, но несмотря на это вплоть до пяти лет он все разбрасывал, спал в сутки всего 3 часа, все время бегал, прыгал, болтал на своем языке, жил на рефлексах. На меня он вообще не реагировал, что мама, что папа, что дедушка с бабушкой, ему было все равно. Он жил своей жизнью, при этом улыбался, был контактным, только когда хотел. Я думала, что у меня умственно отсталый ребенок.

    Мы возили его в Израиль, Англию, США. Все в один голос говорили: «Тяжелая форма аутизма, маловероятно, что можно сделать». Но Андрей — единственный ребенок. Я за него боролась и буду бороться.

    — Что вы решили после неутешительных прогнозов врачей?

    — Я начала читать, знакомиться с любой информацией, наняла няню, которая мне помогала. Мы по определенной методике начали учить с ним буквы, чтобы как-то упорядочить его жизнь. Как оказалось, буквы он знает. Вот еще в чем феномен аутизма, у них какая-то часть мозга развита, какая-то — нет. Когда мы начали с ним заниматься, мы думали, что он ничего не понимает, не слышит. Когда мы убедились, что Андрей знает буквы, слышит нас, считает, все воспринимает, но не может это показать, у него начались страшные головные боли. И я поняла, что опять иду по неправильному пути.

    Начала его опять возить по врачам. Меня добил один известный профессор. Он сказал мне, что я еще молодая, могу родить второго ребенка, а этого сдать в интернат, поскольку ему будет только хуже. Это меня просто убило, невозможно было слушать все это, я ничего ему не ответила, забрала ребенка, хлопнула дверью и ушла. Ну о чем говорить с этим врачом?

    — Вы сказали, что ребенок кричит. Почему дети с аутизмом кричат?

    — Они пытаются блокировать то, что происходит в голове, чтобы отключиться от внешнего мира. Просто каждый по-своему старается делать это. Кто-то бьется головой, кто-то пытается сделать себе больно, кто-то кричит… Это для того, чтобы отключится от сенсорной перегрузки. Они же гиперчувствительные. Вот мы с вами говорим вроде бы тихо, а если посадить здесь человека с аутизмом, с высокой сенсорной чувствительностью, у него будет ощущение, что он сидит на дискотеке.

    — Александра, а почему вы переехали в Грузию?

    — В течение года в России с нами работали молодые специалисты. Это непризнанная методика, и, в принципе, она подходит не всем детям. Но в случае с моим ребенком это помогло. Перед отъездом из Москвы с нами работали молодые специалисты, который перебрались в Грузию, в Уреки. А мы последовали за ними.

    Море и положительное расположение людей расслабили Андрея, но прогресса, как такового, я не видела. Через два года из Уреки мы переехали в Тбилиси. Нашли Тинатин Чинчараули. Она возглавляет Институт развития ребенка государственного университета Ильи. Начали с ней работать. Я на самом деле вижу успех именно от их работы. Она начала заниматься с Андреем именно поведенческой терапией, сенсорной интеграцией.

    — В чем заключается поведенческая терапия?

    — Это очень индивидуальный подход и зависит от нужд ребенка, поэтому объяснить это в каких-то общих чертах я не могу. Но специалисты с помощью специальной методики стараются управлять поведением ребенка. То есть если у него есть асоциальное поведение, нужно найти такие способы, чтобы его поведение перешло в социально приемлемое. На данном принципе основана эта методика. Детей учат вести себя в обществе более-менее адекватно. И эта терапия работает.

    Для того, чтобы добиться результатов нужно работать с ними 24 часа в сутки. Для детей с аутизмом тяжелой формы 40 часов в месяц считайте — это ничего. Добиться результата с помощью какого-то центра невозможно. Это должен быть или детский сад, или школа. Таких учреждений здесь я найти не смогла.Мы могли бы перебраться в другую страну, например, в Израиль, но решили навсегда остаться в Грузии и создать необходимую инфраструктуру для нашего ребенка здесь, а вместе с ним и для всех грузинских детей с РАС.

    Для этого в 2016 мы с супругом основали в Грузии благотворительный фонд «Мы другие». Пока только мы его полностью финансируем. Сделали страницу в Facebook. Там мы выкладываем ролики, чтобы все могли смотреть и следить, как меняются эти дети.

    У нас несколько проектов, один из них был по альтернативным коммуникациям, чтобы неговорящие дети, как наш сын, могли общаться. Мой сын не говорит, но он общается с помощью карточек. Это специальная система PECS (Коммуникационная система обмена изображениями — прим.ред.). У него специальная книжка, где он клеит и показывает, что он хочет. Мы привезли из Германии самого известного специалиста, который внедряет эту систему, а потом я начала думать, хорошо PECS, хорошо центр, все это прекрасно, но как интегрировать этих детей. Это ведь невозможно сделать без общества?

    И вот с сентября мы осуществляем экспериментальный — пилотный проект в государственной школе № 98 города Тбилиси. Там мы создали отдельный инклюзивный класс по совершенно новой модели, направленной на интеграцию этих детей в общество. Эта модель строится на основе самых современных международно признанных методик при активной поддержке министерства и непосредственно департамента инклюзии (Эка Дгебуадзе). Неоценимую поддержку и понимание оказал директор школы Георгий Момцелидзе, который создал на территории своей школы все необходимые условия для реализации этого пилотного проекта.

    Мы запустили этот проект, его полностью курирует университет Ильи. Мы подобрали кадры, обучили их. Это грузинские специалисты, говорящие на русском языке.

    — В чем заключается основная цель фонда?

    — Наша цель — обучение специалистов, внедрение и распространение новой модели работы с детьми с аутизмом. Это очень дорогое удовольствие. Во всем мире фонды, родители привлекают финансы для таких проектов. Это эксперимент. В первую очередь, мы хотим что-то сделать для нашего ребенка, но самое главное, чтобы за год можно было собрать команду специалистов, которые потом пойдут и обучат других коллег во всех школах, детских садах.

    В классе у нас пока всего три ребенка, включая нашего сына. У всех троих тяжелая форма аутизма. На нашем сайте можно найти много полезной информации, узнать о симптомах заболевания. Родители должны помнить, что важно начать терапию как можно раньше. Если бы мы в два или три года интенсивно начали заниматься с сыном, он был бы в совершенно не в том состоянии, в каком находится сейчас. В аутизме самое страшное — это потеря времени, то есть эта аутичная петля все глубже затягивает ребенка. Для того, чтобы ее раскрутить, надо приложить много усилий. Многое зависит и от резервов организма.

    Мы создаем модель ресурсного класса, который можно будет тиражировать. Мы передадим ее министерству образования. Будет готовая команда, которая обучит специалистов, будет издано пособие. И важно осуществить это не только в масштабах Тбилиси, но и всей страны. По крайней мере, мы очень этого хотим.

    — Что вы скажете мамам детей с аутизмом?

    — Не надо бояться, если вам скажут, что у ребенка аутизм. Надо просто сразу начать заниматься с ним. Весь последний год мы боремся с аутизмом, чтобы он не затянул ребенка. То заболевание выигрывает, то выигрываем мы. Пока у нас нет стабильности. Когда он входит в свое состояние — это похоже на человека в депрессии, который хочет сидеть взаперти и никого не видеть. Мы за этот год добились того, что таких состояний стало меньше.

    Сейчас он улыбается, подходит к детям, хочет с ними контактировать, жестами пытается сказать людям, чего хочет, он радуется, ходит в гости, учится. Раньше добиться этого было невозможно. Для меня это большой результат, он хотя бы учится радоваться жизни.

    Мы также делаем проект «Дружелюбная среда», чтобы для наших детей были адаптированы кинотеатры или рестораны. Из-за сенсорной проблемы эти дети не могут пойти в кино. Громкий звук, яркий свет, длинная реклама — сильная сенсорная – это перегрузка для них. Если убавить звук, включить приглушенный свет, убрать рекламу, они смогут тихо сидеть и смотреть фильм или мультфильм.

    Существует стереотип, что эти дети опасные, и они могут нанести вред. Мы хотим разрушить этот стереотип. Они просто особенные. Если у них есть агрессия, то это значит, что с ними неправильно работают. И если работать над коррекцией поведения, никакой агрессии не будет.

    Мне очень нравится Грузия, нравятся люди, климат, все нравится. На самом деле я хочу помочь. Помочь, в первую очередь, своему ребенку, и потом всем детям. Чем раньше мы начнем их адаптировать к социальной среде, тем будет лучше. Это такая многоступенчатая и долгая работа, но раз мы уже решили остаться здесь, то мы будем стараться помогать не только своему сыну, но и всем детям, нуждающимся в подобной реабилитации.

    — Интересно ваше мнение по поводу применения стволовых клеток при аутизме?

    — Может быть, когда-нибудь я подумаю об этом, но пока я не хочу больше экспериментировать над здоровьем своего сына. Одно дело, когда это поведенческий анализ, когда ты можешь что-то исправить, а когда ты уже внедряешься в организм… Я не против стволовых клеток, возможно, они действительно помогают. Все зависит от иммунитета. Никто не даст гарантии того, что стволовые клетки не начнут мутировать и у него не появится онкология. Пока еще никто не изучил иммунитет человека настолько, чтобы с уверенностью мог сказать: «Все, мы берем анализ, трансплантируем стволовые клетки, и ребенок выздоравливает». Просто я уже столько видела именно физических его страданий, что не позволю проводить подобные эксперименты. По крайней мере, пока не будет доказана безопасность данной процедуры.

    — И в конце хочется задать такой вопрос. Пройдя через такие испытания, насколько изменились вы?

    — Когда в твоей жизни происходит так, что твой ребенок за 48 часов превращается в зверька, и потом твоя жизнь ничто иное, как борьба для того, чтобы его вытащить, хочешь этого или нет, становишься сильнее. Я знаю матерей, которые не смогли с этим справиться. Они отдали детей в интернат, не выдержали, эмоционально не справились. Это непросто. Нужно провести над собой колоссальную работу. Бывают периоды, когда вообще ничего не хочется, закрываешься от всего, начинаешь обвинять весь мир в случившемся, задаешь вопрос «почему я?», «почему со мной?». Надо пережить это, собраться и опять бороться. Реально это закаляет, меняются ценности, приоритеты, в каком-то смысле становится даже проще жить. Такие проблемы, как к слову «не смогла купить кофту», «поругалась с подругой» становятся такими смешными.

    Знаете, из-за того, что эти дети гиперчувствительные, они не могут врать. Они чувствуют людей, и пытаются сделать так, чтобы мы стали добрее не только к ним, а друг к другу. Правда, добиваются этого они с помощью своих методов, которые нас пугают вначале, но им это удается. То, что произошло со мной, в этом никто не виноват. Никто никому ни в чем не обязан. Просто мы должны бороться. У нас такой путь.

    Не опускайте рук. От мам зависит многое. Никогда не поддавайтесь унынию. Надо бороться, чтобы облегчить страдания детей, вызванные аутизмом. Я верю, я знаю, что все равно вытащу сына из лап этого заболевания, и он у меня будет обычным ребенком. Да, с особенностями, но обычным человеком, который спокойно сможет жить, дружить и радоваться жизни.

    About the Author: admin