Группа депрессивный психоз

Группа депрессивный психоз

АКАДЕМИЯ МЕДИЦИНСКИХ НАУК

ВСЕСОЮЗНЫЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР ПСИХИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ

На. правах рукописи

РАЮШКИН Владимир Анатольевич

УДК 616.891.-038.66-07:575.1.

КЛИНИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ И ТЕЧЕНИЕ МОНОПОЛЯРНОГО ДЕПРЕССИВНОГО ПСИХОЗА

диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук

Работа выполнена в НИИ клиничеокой психиатрии Всесоюзного научного центра психичеокого здоровья АМН СССР.

Научный руководитель: доктор медицинских наук Г.П.ПАНТЕЛЕЕВА

Официальные оппоненты: доктор медицинских наук, профеооор О.П.ВЕРТОГРАДОВА доктор медицинских наук, профессор Ф.В.КОНДРАТЬЕВ

Ведущая организация: Ленинградский научно-яооледовахельский психоневрологический институт им.В.М.Бехтерева.

Защита ооотоитоя «23» мая 1988г. в 13 ча-

сов на заоедании специализированного совета Д 001.30.01 при Все­союзном научном центре психичеокого здоровья АМН СССР по адресу: Москва, Каширское шоссе, дом 34.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Всесоюзного

научного центра поихячеокого здоровья АМН СССР.

Автореферат разослан «16 » апреля 1988 г.

Ученый секретарь специализированного совета кандидат медицинских наук

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. Многочисленные исследования аффектив­ной патологии иоторичеоки тем или иным образом затрагивали пробле­му полярнооти при аффективных поихозах, но до настоящего времени остается открытым вопрос о клинической и нозологической однородно­сти эндогенных аффективных психозов, протекающих монополярными деп­рессивными фазами. Если E.Kraepelin (1896,1913) при ооздании но­зологической классификации психических болезней все случаи меланхо­лии включил в нозологически самостоятельное маниакально-меланхоли­ческое помешательство, то в работах того же периода П.Б.Ганнушкина и С.А.Суханова (1902) периодическая меланхолия рассматривалась как особая форма, заболевания с присущими только ей патогенетическими особенностями. Рядом психиатров уже в то время оспаривались некото­рые положения концепции маниакально-депрессивного психоза E.Kraepelin ( Th.Zien,1908; В.П.Сербский,1912; С.С.Корсаков,1913). В отечест­венной литературе до последнего времени клиника и течение монопо­лярных депрессий описывались традиционно в общих рамках маниакаль­но депрессивного психоза (Т.Ф.Пападопулос,1970; А.В.Улезкщ,1973; Э.Я.Штернберг,1977; Ю.Л.Нуллер,1981; О.П.Вертоградова,1980,1983) или аффективных эндогенных психозов, промежуточных между маниакаль­но-депрессивным психозом и приступообразной шизофренией (Н.М.Михай­лова, I976). Вместе с тем постепенно накапливались сведения о пра­вомерности выделения монополярных аффективных психозов в форме пе-риодичеоких или однофазных депрессий в нозологически самостоятель­ные группы ( К.Kleist ,1921; E.Neele ,1949; K.Leonhard ,1957; 1986; j.Anget ,1966; C.Perris ,1966).

Эти работы послужили основанием для развития патогенетических исследований в рамках этой проблемы: на оcнове изучения наследст­венного фона решались вопросы типологии монополярных депрессий

(D.Kupfer и др . ,1975; G.Winokur ,1979,1986; D.Behar И др., 1980; c.Perris и др.,1983), анализировались преморбидная лич­ностная структура и степень участия социадьюа и экзогенных факто­ров в возникновении монрполярного депрессивного эндогенного психо­за ( M.Shimoda ,1941; H.Tellenbach ,1961,1983; D.Zerssen И др., 1969,1970;p.Bech И др.,1970; R.Hirschfeld ,1979,1983; E.Bidzinska ,1984), предпринимались попытки подразделить монополяр­ные депрессии на основании биохимических ( B.CairolZ и др.,1978; M.SchlesserH др.,I979;O.Xaakman ,1980; A.Blangue и др.,1985) и электрофвзиологичеоках маркеров (R.Arnaud-CaetiglloniH др., 1985). В последние десятилетия широко обсуждаются данные о различной реак­ции больных з монополярным и биполярным аффективным психозом на ле­чении, что также свидетельствовало об их патогенетической гетеро­генности (J.Wydowe И Kp.,I975;J.J.Lopez-Ib6rtl др.,I975;S.Morandi и др.,1979;0.СЬагпеу и др.,1981). Кпиничеокую неоднородность периодических депрессивных психозов подтвердили и эпидемиологиче­ские исследования отечественных психиатров (Е.В.Паннчева,1975,1982; В.П.Морозова,1982,1983).

При явном предпочтении исследований патогенеза моно- и биполяр­ных форм аффективных поихозов изучению особенностей клинических про­явлений монополярных депрессий уделялось значительно меньше внима­ния. Отсутствие достаточных представлений о закономерностях течения и отдаленном прогнозе этих случаев во многом явилось причиной того, что место монополярных депрессивных форм в кругу эндогенных заболе­ваний остается предметом оживленной и далекой от завершения дискус­сии. В результате к настоящему времени отсутствуют надежные крите­рии диагностической оценки монополярного депреооивного психоза, его раннего прогноза и дифференцированного подхода в лечебно-реабилита­ционным мероприятиям. Остается неуточненным вопроо о механизмах воз-

никновения в уоловиях развития протекающих монополярно депрессив­ных психозов.

В свете изложенного исследования, основанные на клинико-психо-патологическом изучении монополярного депрессивного эндогенного пси­хоза с анализом его манифестных проявлений, клинических особенно­стей манифестации и дальнейшего течения заболевания, являются наибо­лее актуальными в настоящее время.

Цель работы. Изучение особенностей клиники, течения и прогноза монополярного депрессивного эндогенного психоза.

Основные задачи исследования.

1. Исследовать клинико-психопатологические особенности моно­полярного депрессивного эндогенного психоза и провести его адекват­ную клиническую дифференциацию.

2. Разработать клиническую типологию манифестных депрессивных ‘ фаз и определить их прогностическое значение.

3. Изучить клинические закономерности и разновидности динами­ки монополярного депреосивного психоза.-

4. Определить диагностическую и прогностическую значимость отдельных клинических параметров монополярного депрессивного поихозч.

5. Проанализировать особенности и определить эффективные меры лечения, профилактики рецидивов и социально-трудовой адаптации б»лт. ных при монополярном депрессивном психозе.

Научная новизна работы.

I. Впервые на основании клинико-катамнестических исследований определены клинические закономерности динамики монополярного -эндо­генного депрессивного психоза, позволившие говорить о двух его раз­новидностях, истинно монополярной и условно монополярной, различа­ющихся по клинико-психопатологическим проявлениям, патогенезу и прогнозу, что позволило рассматривать их как самостоятельные клини-

ческие варианты болезни.

2. Впервые проведен клинико-психопатологический анализ мани­фестных депрессивных состояний при монополярном депрессивном психоз зе, проведена их типологическая дифференциация на основе различной психопатологической структуры и динамики депреооивного синдрома,

а также о учетом преобладающих механизмов его развития, реактивных или аухохтонных.

3. Установлено прогностическое значение выделенных клинических вариантов манифестных депреосий на основании обнаруженной взаимо­связи с особенностями дальнейшей динамики заболевания.

4. Показано, что в патогенезе различных клинических вариантов монополярной депрессии существенную роль играют такие параметры, как клинические особенности доманифестных личностных расстройств

и различное участие экзогенных вредностей в механизмах фазообразо-вания, что оделало правомерным патогенетическое разделение монопо­лярного депрессивного психоза.

Практическая значимость исследования И внедрение в практику

Разработанная типология депрессивных состояний и выявленные клинико-психопатологические закономерности развития аффективного эндогенного психоза, протекающего монополярными депрессивными фаза­ми, могут быть использованы для диагностической оценки как манифест­ных депрессивных синдромов, так и последующей после манифестации динамики заболевания. Выявлена диагностическая и прогностическая значимость отдельных клинических параметров монополярного депрессив­ного эндогенного психоза, таких как типология манифестной фазы и

характеристика доманифестных состояний. С учетом клинических особен­ностей проявления и динамики проанализированы и определены адекват­ные принципы дифференцированной терапии, социально-трудовой адапта­ции и меры вторичной профилактики монополярных депрессивных психо­зов и даны конкретные рекомендации.

Результаты исследования внедрены в работу Московской городской

клиничеокой психиатрической больницы № I им. П.П.Кащенко и городской психиатрической больницы № 14 г.Москвы.

Публикации и апробация результатов исследования. Материалы ис­следования доложены и обсуждены на конференции молодых ученых ВНЦПЗ АМН СССР (декабрь 1984г.), на межклинической конференции НИИ клини­ческой психиатрии и НИИ профилактики психических заболеваний ВНЦПЗ АМН СССР (январь 1988 г.), а также на врачебной конференции в пси­хиатрической больнице № 14 г.Москвы (февраль 1988г.). Основные ре­зультаты исследования отражены в 4-х научных статьях, описок кото­рых приводится в конце автореферата.

Объем и структура работы. Объем диссертации страниц ма­шинописного текста. Работа состоит из введения, пяти глав, заключе­ния, выводов, указателя литературы ( наименований, из них

отечественных, иностранных). Во введении обоснована ак­туальность, сформулированы цель и задачи исследования. В первой гла­ве в историческом аспекте приводится обзор и критический анализ дан­ных литературы по проблеме монополярных депрессивных эндогенных пси­хозов. Во второй главе представлена общая характеристика и дифферен­циация клинического материала, критерии отбора больных, методика no-следования. Третья глава посвящена, клинико-психопатологическому ана­лизу и описанию клинической типологии и динамики манифестных депрес­сивных фаз, при разных вариантах монополярного депрессивного психо­за. В четвертой главе приводятся данные о закономерностях динами­ки монополярного депрессивного психоза с описанием доманифестного периода и дальнейшего после манифестации течения заболевания при двух ого вариантах. В пятой главе обсуждаются опадения о патогенеза и прогнозе монополярной депрессии, приведены результаты анализа эффективности используемых методов профилактики и лечения, особенно­стей социально-трудовой адаптации и рекомендации по вторичной профи-

лактике рецидивов и реабилитации больных при двух вариантах монопо­лярного депрессивного психоза. Заключение и выводы отражают обобщен­ные результаты проведенного исследования. В тексте диссертации со­держится таблиц, приводятся две истории болезни, иллюстри­рующие два варианта монополярного депреосивного психоза.

Материал и методики исследования. В настоящем исследовании про­анализированы особенности клинических проявлений монополярной де­прессии, условия ее развития и дальнейшего течения у 100 больных эндогенным аффективным психозом (женщин — 86, мужчин — 14). В ис­следование включались больные, отвечающие следующим критериям: про­явление заболевания исключительно или преимущественно депрессивны­ми фазами; манифестация аффективного психоза в среднем возрасте (от 18 до 45 лет) депрессивными состояниями о последующим развити­ем подряд не менее трех депрессивных фаз на протяжении не менее пяти лет.

52 больных обследовалиоь клинико-психопатологическим методом в период их госпитализации в клинике НИИ клинической психиатрии ВНЦПЗ АМН СССР по поводу депрессивных состояний. Другие 48 больных о длительностью заболевания после первой манифеотной фазы не менее 10 лет были выбраны из популяции больных аффективными психозами в одном из районов г. Москвы и обследованы клинико-катамнестичеоким методом амбулаторно для определения особенностей динамики заболева­ния на отдаленных этапах (средняя длительность катамнеза 19,8 лет).

Результаты исследования. Изучение течения монополярного депрес­сивного эндогенного поихоэа обнаружило, что в одних случаях болезнь

па всем протяжении исчерпывалась только депреосивными фазами, у других в динамике болезни, наряду о доминирующими депрессивными со­стояниями, обнаруживалась кратковременные эпизоды подъема настрое­ния, не определявшие, однако, клинической картины болезни в целом.

(Такие гипоманиакальные эпизоды либо возникали на выходе из депрес­сивной фазы и нередко провоцировались приемом трициклических анти­депрессантов, либо обнаруживались в промежутках между фазами или в доманифестном периоде заболевания в рамках аффективной лабильно­сти биполярного характера). Эти данные поолужили основанием для разделения исследованных больных соответственно на две группы: с истинным монополярным депрессивным психозом (1-я группа — 52 боль­ных) и с условно монополярным депрессивным поихозом (2-я группа -48 больных). В каждой из групп клинические проявления заболевания имели овои особенности, которые касались возраста манифестации, кар­тины манифестных депрессий и условий их развития, а также законо­мерностей дальнейшего течения заболевания.

У больных 1-й группы заболевание манифестировало преимущест­венно в возрасте от 25 до 34 лет (40,3% наблюдений). Развитию мани­фестной фазы, как правило, предшествовали психотравмирующие события, различные по содержанию, остроте и силе тяжести. В большинстве слу­чаев (61,5% наблюдений) это были тяжелые психогении. Манифестные депрессивные состояния возникали здесь, в ооновном, в течение неде­ли после воздействия психической травмы я характеризовались посте­пенным развитием.

Клиническая картина и структура первой манифестной депрессии была неоднородной. У 34,6% больных содержание депрессивных расстройств и их клиническая динамика обнаруживали тесную овязь о реальной пси­хогенной ситуацией, и по структуре такая депреооия сближалась о реактивной. У 48,1% больных можно было говорить об эндореактивной картине депрессии. Лишь в незначительном числе наблюдений (17,3%) манифестные депрессивные фазы возникали аутохтонно и на всем протя­жении сохраняли структуру эндогенной депрессии.

Реактивная, по структуре депрессия возникала через 3-7 дней

после психотравмирущей ситуации. Клиническая картина ее характе­ризовалась быстрым нарастанием депрессивных расстройств. В отличие от эндогенной депрессии здесь преобладающим был не витальный аффект подавленности, а чувство безысходности, ощущение горя, краха, а в переживаниях звучало психотравмирущее содержание. Сосредоточенные на обстоятельствах психической травмы больные были не столько затор­можены, сколько безразличны и пассивны. Они оетовали на судьбу, ви­нили окружающих, высказывали претензии к лицам, причастным к проис­шедшим событиям. Суточный ритм настроения был, как правило, извра­щен, о ухудшением общего состояния в вечернее время. Отмечались выраженные вегетативные нарушения в виде учащенного сердцебиения, потливости, колебаний артериального давления. В зависимости от пре­обладающих психопатологических расстройств можно было говорить о разных клинических формах таких реактивных по структура манифестных депрессий. В ряде случаев в ее картине преобладали иотеричаские проявления со склонностью к драматизации событий. Больные заявляли об исключительности постигшего их горя, считали себя самыми тяже­лыми пациентами. Их поведение носило печать нарочитости и театраль­ности с раздражительностью и недовольством. У некоторых из них воз­никали конверсионные симптомы в виде «кома в горле», «стягивания головы обручем». У других больных ведущими в картине манифестной депрессии были тревожные опасения. Больные целиком были поглощены мыслью о возможном грозящем неблагополучии, особенно в здоровье, в разговоре возвращались к этой теме, выглядели тревожными, озабо­ченными, требовали к себе повышенного внимания, жаловались на поверх­ностный тревожный сон о кошмарными сновидениями. Тревожные опасения ипохондрического содержания сочетались в их состоянии с массивной соматовегетативной симптоматикой. В единичных случаях реактивная картине манифестной депрессии определялась астеническими расстрой-

ствами в виде головных болей, чувства физической слабости, повышен­ной утомляемости. Больше становились раздражительными, слезливыми, нетерпеливыми, активно настаивали на освобождении от работы. Длитель­ность реактивных по структуре депрессивных состояний составляла в среднем 4,1 месяца. Выход из депрессивной фазы был, как правило, овязан с разрешением психотравмирующей ситуации, был также постепен­ным, в течение 2-3 недель. При становлении ремиссии у больных на первый план выступали астенические расстройства в виде слезливости, утомляемости, тревожных опасений, повышенной раздражительности.

Эндореактивная по структуре депрессия также развивалась спустя 3-7 дней после психической травмы. Начальные проявления ее характе­ризовались в первую очередь развитием невротической, фобической и астено-ипохондрической симптоматики, тесно связанной по содержанию о психотравмирующей ситуацией. Наряду с подавленностью, имели место реально обусловленные тревожные опаоения, которые в дальнейшем, одна­ко, видоизменялись и принимали характер навязчивых фобий. В других случаях больные отмечали у себя нарастающую повышенную утомляемость о раздражительностью, нетерпимостью к шуму, плаксивостью и мучитель­ной бессонницей, часто о ипохондрической фиксацией на указанных проявлениях. Основное содержание депрессивных переживаний на, этом этапе составляла психотравмирующая ситуация. Жалея себя, больные о раздражением высказывали обвинения в адрес сложившихся обстоятельств. Однако постепенно, спустя 4-6 педель, независимо от психогенных мо­ментов, проявления депрессии начинали приобретать эндогенные черты, витализировались. Чувство уныния, фобические я астесо-ипохондриче-ские расстройства сменялись аффектом тревоги с телесным ощущением тяжести в груди. Появились элементы двигательной и идяаторной за­торможенности в виде исчезновения легкости, пластичности в движени­ях, затруднений при выполншши счетных операции. На первый план

начинало выступать суточное изменение настроения с улучшением обще­го самочувотвия в вечерние часы. Более четкими становились сомати­ческие признаки депрессии в виде исчезновения аппетита, нарушения функции кишечника, похудания. Длительность эндореактивной депрео­сии в среднем доходила до 6,8 месяца. Обратное развитие депрессив­ной симптоматики не зависило от разрешения психотравмирующей си­туации и происходило постепенно. По миновании депрессивного состоя­ния еще в течение 1-2 месяцев сохранялись астено-невротические рас­стройства в виде повышенной утомляемости, тревожных опасений, эпи­зодически возникающих головных болей.

Клиническая картина эндогенной по структуре депрессии соответ­ствовала по описанию тоскливой циркулярной депресоии. Она развива­лась всегда аутохтонно. Интенсивность аффективных расстройств на­растала постепенно, в течение 3-5 недель. Больные отмечали появле­ние у себя гнетущей тоски, ощущаемой физически в виде тяжести в груди, в эпигастрии, в голове, «скованности» в мыслях со снижением продуктивности в работе. Они винили себя в несчастиях, выпавших на долю их близких, считали себя никчемными. Однако идеи самообвине­ния и самоуничижения никогда не достигали уровня бреда. Характер­ным было наличие суточного ритма, с заметным улучшением психическо­го состояния во второй половине дня. Выход из депрессивной фазы, как правило, был литическим с медленным обратным развитием симпто­матики и завершался в течение 3-4 недель. Длительность такой депрео­сии составляла, в среднем 5,7 месяца.

Во второй группе с условно монополярным типом течения депрес­сивного психоза манифестация заболевания наступала несколько рань­ше, чем и первой группе, и падала у 41,75% больных на более молодой возраст, до 24 лет. Манифестная депрессия здесь более чем в 2 раза

чаще, чем в 1-й группе, развивалась аутохтонно, а депрессивные со-

стояния, которым предшествовала психогения, встречались значитель­но реже. Здеоь лишь в 21,2% наблюдений можно было обнаружить перед началом депрессии реальные тяжелые потрясения. В остальном это были незначительные семейные неурядицы, огорчения, связанные о невозмож­ностью справиться с возросшими обязанностями на работе, предэкзаме­национные волнения, или легкие функциональные нарушения внутренних органов.

Манифеотные депрессивные состояния у больных данной группы, как правило, развивались остро, в течение 2-3 дней, аутохтонно или следовали непосредственно за психотравмой. Здесь отчетливо была выражена диссоциация между незначительной тяжестью психогении и до­статочной глубиной и выраженностью развивающегося затем депрессив­ного состояния. Содержание его в большинстве случаев не отражало реальной психотравмирующей ситуации. Лишь у 20,8% больных манифест­ные депрессии можно было расценить как реактивные по структуре, преобладали же эндореактивные по картине и эндогенные депрессии (79,2%).

Ознакомьтесь так же:  Депрессия знаменитых людей

Картина каждого из видов депрессии, по сравнению с 1-й группой, имела свои особенности. Так в клинической картине реактивной по структуре депрессии доминировали астенические расстройства о ощуще­нием полного бессилия, резким снижением работоспособности. В отли­чии от больных 1-й группы, эндореактивная депрессия витализировалась здесь довольно быстро, уже спустя 4-5 дней. Одновременно о утратой психогенного содержания характерные для начала депрессии явления адинамии все больше приобретали черты двигательной заторможенности,

устанавливался характерный для эндогенной депрессии суточный ритм настроения.

Клиническая картина эндогенного депрессивного синдрома соот­ветствовала наиболее типичному «классическому» варианту с резко

выраженным телесным компонентом в виде физического чувства тоски в разных частях тела, явлениями депреасивной деперсонализации или идеями вины и самоуничижения, выраженным соматовагетативным компо­нентом депрессии в виде снижения аппетита, запоров, расстройства менструального цикла.

Манифестные депрессивные состояния во второй группе были замет­но короче по сравнению о 1-й группой, продолжительность реактивной, эндореактивной и эндогенной депрессий составляла в среднем соответ­ственно 2,1; 5,1; 3,9 месяца. Завершались они, как правило, крити-часки, в течение 1-3 дней.

Различной Оыла и динамика заболевания в обеих группах больных, начиная ужо с доманифестного этапа болезни, который характеризовал­ся обоими особенностями, присущими каждой из выделенных групп моно­полярной депрессии. В 1-й группе в доманифастном периоде выявлено преобладание (в 75% случаев) лиц с сенситивным шизоидным складом со склонностью к мечтательности, повышенной чувствительностью, с чертами тревожной мнительности. При этом практически у всех боль­ных этой группы можно было выявить ряд общих черт, напоминающих не­гативные шизофренические изменения и свидетельствующих об эмоцио­нальной дефицитарности, ригидности психических процессов. Этим боль­ным были свойственны стереотипность жизненного уклада, ограничен­ная потребность в контактах и отсутствие привязанностей, повышен­ная до курьезности обязательность, образцовость. При отсутствии явных признаков раннего дизонтогенеза психические проявления воз­растных кризов у этих больных были, как правило, оглажены. В то же время у большинства больных 1-й группы (86,5%) с конца пубертатно­го периода (в среднем с возраста 16,5 лет) обнаруживались не свой­ственным им ранее явления реактивной лабильности, которую можно было определить как нажитую. Она проявлялась в своеобразном реаги­ровании на различные психогенные и соматогенные вредности развитием

аффективных и аффективно-невротических расстройств о массивными

вегетативными нарушениями или картиной так называемого «синдрома предменструального напряжения». Лишь в 7,7% наблюдений реактивная лабильность в доманифестном периоде сменялась аутохтонным возникно­вением аффективных циклотимных фазовых состояний с картиной отер­тых вяло-адинамических депрессий. Анализ отмеченных выше признаков у разных больных показал, что качественная характеристика оклада личности и его динамика в доманифестном периоде была неоднородной. Лишь у части больных (23,1%) можно было определенно говорить о пси­хопатических особенностях личности. В большинстве же случаев (76,9%)-сочетание выраженного шизоидного оклада личности о признаками от­четливой эмоциональной дефицитарности и явлениями нажитой реактив­ной лабильности на позволяли диагнооцировать у них конкретные психо­патические расстройства, а указывали на явное сходство с выраженны­ми аномалиями личности по типу псевдопсихопатических состояний, описываемых обычно в доманифестном состоянии у больных шизофренией или у их родственников ( E.Bleuler ,1911; А.В.Снежновский,19С6; И.В.Шахматова,1972; Р.А.Наджаров,1Э72; А.В.Улезко,1973, Л.Г.Пеку-нова,1974; В.А.Шендерова,1974; А.Б.Смулевич и др.,1970; Н.А.Мазае­ва.1983).

Для доманифестного периода во 2-й группе больных, напротив, ха­рактерным было преобладание гипертимного склада личности (у 70,8% Он диссоциировал нередко (в 33,3%) с тревожно-мнительными чертами, а также с ограниченной потребностью в человеческом общении. Всем больным данной группы были свойственны такие черты, как излишняя педантичность, практицизм, сочетающийся с рационализмом, некоторое однообразие в увлечениях. Здесь в большинства случаев можно сило говорить об утрированных кризовых проявлениях. Во 2-й группе в до­манифестном периоде часто имели место аутохтонные циклотимные фазно-

аффективные расстройства (56,2%), которые обнаруживались с дошколь­ного возраста в виде пэриодов повышенной или пониженной активности и самочувствия и квалифицировались как конституциональная аффектив­ная лабильность. Реактивная лабильность в данной группе больных проявлялась всего в 39,6% наблюдений, клинические ее проявления здесь обнаруживались несколько раньше, с препубертатного и раннего пубертатного возраста (в среднем с 12,3 лет) и ко времени манифеста­ции болезни она, как правило, видоизменялась, уступая место ауто-хтонной лабильности. Совокупность указанных личностных свойств и их динамику в доманифестном периоде заболевания у больных 2-й груп­пы в большинстве случаев можно было расценить в целом в рамках ак­центуации личности или психопатических особенностей.

Последующая после манифестации динамика заболевания у больных 1-й группы проходила периодическими, относительно редкими (в сред­нем 0,23 фазы в год) депрессивными фазами и имела свои особенности. Характерным было длительное, в течение многих лет болезни (более 10 лет), сохранение манифестных личностных свойств и реактивной ла­бильности в межфазовых состояниях, но на более отдаленных этапах болезни обнаруживалось лишь заострение и усиление их выраженности. Также длительно сохранялась и тенденция к психогенному провоцирова­нию депрессивных фаз. Но постепенно снижалась доля депрессий, спро­воцированных адекватными по остроте я силе тяжести психогенными фак­торами, нарастала, доля эндогенных по структуре аффективных фаз. Так, на отдаленных этапах болезни реактивных по структуре депрессий на наблюдалось вовсе, преобладали эндореактивные картины (78,8%), а

доля эндогенных депрессий возрастала с 17,3% на манифестном этапе до 21,2%, т.е. обнаруживалась эндогенизация депрессивных расстройств. По достижении возраста инволюции отмечаладь определенная тенденция к некоторому удлиненнию фаз (с 5,0 до 5,9 месяца). С 4,6 до 3,4 года

укорачивались ремиссии, хотя частота фаз практически оставалась неизменной (о 0,23 до 0,3 фазы в год). На период катамнеза сниже­ние профессиональной квалификации или инвалидизация обнаруживалась только у 15,4% больных этой группы.

При дальнейшем течении заболевания во 2-ой группе, условно монополярного депрессивного аффективного психоза, по миновании ма­нифестной депресоии быстро и окончательно утрачивалась связь депрес­сивных фаз с психогенной провокацией, а. явления аутохтонной аффек­тивной лабильности постепенно начинали нарастать и становились пре­обладающими. На момент катамнеза они диагносцировались уже в 77,1% наблюдений. Реактивные депрессии видоизменялись, приобретали харак­тер эндореактивных, а. затем эндогенных, которые очень быстро начина­ли доминировать в картине болезни. Депрессивные синдромы в после­дующих фазах, как правило, сохраняли структуру простой депрессии о большим удельным весом тоскливо-заторможенной, деперсонализационно дереализационной или анестетической депрессивной симптоматики. Об­наруживалась выраженная тенденция к клише-образному развитию аффек­тивных фаз с отчетливой сезонностью в их возникновении. На отдаленных этапах болезни заострение преморбидных личностных свойств довольно часто сочеталось с все более заметными признаками астенизации. До­минирующие гипертимные черты отановились трудно отличимыми от хро­нических гипоманиакальных проявлений. С течением болезни имелась выраженная тенденция к укорочению фаз (с 4,4 до 3,6 месяца) и ремис­сий (с 3,1 до 1,8 года) с явным учащением фаз (о 0,32 до 0,55 фазы в год). На период катамнеза у 27,1% больных (т.е. чаще, чем в 1-й

группе) имело место снижение квалификации или инвалидизация.

Таким образом, установленный различный характер динамики моно­полярного депрессивного эндогенного психоза, проявляющийся внешне

сходными психопатологическими состояниями — периодическими депрес-

сиями, подтвердил их разную патогенетическую сущность и позволил говорить о патогенетически обусловленной клинической самостоятель­ности двух вариантов монополярной депрессии. Установленные разли­чия в типологической характеристике манифестного депрессивного синд­рома, его динамике и в патогенетических условиях его развития, кли­нических особенностях доманифестного периода и степени участия эк­зогенные факторов, дало основание рассматривать эти параметры в качестве важных клинико-прогностических, так как они тесно взаимо­связаны с клиническим типом монополярного депрессивного психоза. Сопоставление данных о наследственной отягощенности в оемьях изучен­ных больных также косвенно подтверждает правомерность клинического выделения монополярной депрессивной формы аффективного психоза: ни в 1-й, ни во 2-й группах не обнаружено среди родственников 1-й сте­пени родства лиц с биполярным течением аффективного психоза.

Полученные в исследовании данные об особенностях патогенеза и клинической оценке разных вариантов течения монополярного депрес­сивного эндогенного психоза оказались практически важными для выбо­ра адекватных методов терапии этих состояний и выработки дифференци­рованных реабилитационных мер. При разных вариантах монополярного аффективного психоза была обнаружена различная реакция на терапию

одними и теми же лекарствами, что также указывало на различную па-

тогенетическую сущность этих состояний.

Так в 1-й группе истинно монополярных депрессий больные доста­точно хорошо реагировали на антидепрессанты-седатики в сочетании с транквилизаторами и нейролептиками выраженного седативного действия.

Яри этом терапевтический эффект достигался не сразу, а. постепенно. Во 2-й группе больные лучше реагировали на изолированное лечение антидепрессантами стимулирующего действия, которое приводило к быст­рому выходу из депрессии. Здесь чаще, чем в 1-й группа, было право-

марным использовать интенсивные методы терапии — инфузионное введе­ние препаратов, стрессовые методы лечения («обрывы», ЭСТ).

По терапевтической реакции на профилактический прием препаратов солей лития выделенные группы монополярного депрессивного психоза мало чем отличались друг от друга. Однако по реакции на. другой пре­парат превентивного действия, карбамазепин имелись преимущества у больных 1-й группы, профилактический эффект его можно было оценить как положительный у 67,7% больных.

В 1-й группе больных, где в патогенезе депрессивных состояний значительную роль играли экзогенные факторы, особое значение в пе­риод ремиссии приобретали мероприятия по вторичной профилактике депрессий, направленные на устранение экзогенных влияний. Предупре­дительные меры должны были сводиться к избеганию внешних стрессовых воздействий и налаживанию благоприятной микросоциальной среды, что способствовало стабилизации состояния и хорошей социально-трудовой адаптации. Во 2-й группе больных наиболее важными для профилактики рецидивов заболевания являлись проведение поддерживающей терапии

и ориентация больных на целесообразность ее приема.. Учитывая разви­тие у таких больных в ремиссиях астенических расстройств, им не следовало рекомендовать смену места службы или переход на. работу с более тяжелыми физическими и эмоциональными нагрузками, вновь по­ступать на учебу или ориентироваться на быстрый профессиональный рост.

ВЫВОДЫ I. Клиническая дифференциация монополярного депрессивного пси­хоза позволяет говорить о двух его вариантах, истинно монополярном и условно монополярном (потенциально биполярном), которые различа­ются по своим особенностям патогенеса, клинико-психопатологическим проявлениям и прогнозу и могут рассматриваться как самостоятельные

клинические варианты болезни.

2. Депрессивные состояния, наблюдающиеся в картине манифест­ных проявлений монополярного депрессивного психоза, неоднородны как психопатологически, гак и по патогенетическим механизмам их развития и могут выступать в виде реактивных по структуре, эндореактивных и эндогенных депрессий, которые обнаруживают предпочтительность для каждого их вариантов монополярного депрессивного психоза: при истин­но монополярном депрессивном психозе болезнь манифестирует в зрелом возрасте после экзогенной провокации преимущественно картиной реак­тивного и эндореактизного депрессивного состояния; для условно мо­нополярного депрессивного психоза характерна манифестация в более молодом, юношеоком возрасте о преимущественно аутохтоаным развитием депрессий эндогенной структуры.

3. Клинические варианты монополярного депрессивного психоза различаются не только по особенностям манифестации болезни, но имеют и разные закономерности ее динамики. Истинный монополярный депрессив­ный психоз характеризуется развитием на доманифестном этапе и дли­тельным сохранением в межфазовых периодах явлений реактивной лабиль­ности; преобладанием механизмов реактивного фазообразования с тен­денцией к последующей эндогенизации, постепенному увеличению длитель­ности депрессивных фаз и сочетанию в картине болезни депрессивных состояний разной клинической структуры; как правило, относительно стабильным уровнем социально-трудовой адаптации. Условно монополяр­ный вариант депрессивного психоза, в основном, дебютирует картиной аутохтонной аффективной лабильности, обнаруживает свойство преиму­щественно аутохтонного возникновения и меньшей продолжительности

фаз с постеленным их учащением и повторением в динамике болезни од­нотипной структуры депрессивных состояний (по типу «клише») и сопро­вождается менее устойчивой трудоспособностью больных.

4. Оба варианта, монополярного депрессивного психоза, в патогене­тическом отношении существенно различаются характеристикой домани­фестных состояний и наличием экзогенных вредностей, непосредственно предшествующих манифестации болезни: истинно монополярный депрессив­ный психоз развивается чаще после экзогении у лиц сенситивного ши­зоидного склада о явлениями эмоциональной дефици тарное ти и нажитой реактивной лабильности, сходного с динамикой псевдопоихопатического состояния; условно монополярный депрессивный психоз развивается преимущественно аутохтонно у гипертимных личностей с признаками кон­ституциональной аффективной лабильности, которые правомерно рассмат­ривать как проявления динамики психопатии или акцентуации личности.

5. Установленные типологические различия манифестных депрессив­ных состояний при двух вариантах монополярного депрессивного психоза и разный характер доманифестных проявлений отражают его клиническое своеобразие и несут в себе информацию об особенностях последующего течения болезни, истинно монополярного или условно монополярного, что делает правомерным рассматривать эти параметры как прогностиче­ски значимые.

6. Обнаруженные различия в патогенезе и клинических проявле­ниях отдельных вариантов монополярного депрессивного психоза опреде­ляют на. практике дифференцированный подход к лечению и выбору мир вторичной профилактики для этих больных. Так предпочтительной тера­пией для больных истинно монополярным депрессивным психозом были антидепрессанты с седативным действием в комбинации с транквилизато­рами и нейролептиками-седатиками, а для профилактики рецидивов у них правомерно было использовать как соли лития, так и финлепсин. При условно монополярном депрессивном психозе наибольшая эффектив­ность достигалась при использовании монотерапии антидепрессантами,

а также при применение методов интенсивного лечения (внутривенно-капельные вливания, «обрывы», ЭСТ); препаратами выбора здесь являлись

антидепрессанты со стимулирующим действием, а в качества превентив­ного средства — соли лития.

7. Особенности патогенеза и динамики болезни при разных вариан­тах монополярного депрессивного психоза позволяют обосновать выбор социотерапевтичеокой тактики и мер вторичной профилактики монополяр­ных депрессий. При монополярном депрессивном психозе вторичная про­филактика шла по пути устранения влияний неблагоприятных экзогенных факторов и создания оптимальной микросоциальной среды, что способст­вовало относительной стабилизации состояния больных и сохранению имею­щейся социально-трудовой адаптации. Для условно монополярного депрес­сивного психоза ведущей в профилактике рецидивов заболевания являлась лекарственная поддерживающая терапия и адекватные трудовые рекоменда­ции, позволяющие при наступающей астенизации личности избегать чрез­мерно ответственных и тяжелых видов деятельности и повышенных про­фессиональных нагрузок.

Список работ, выполненных по теме диссертации

1. Вариант монополярного аффективного психоза. // Актуальные вопросы неврологии, психиатрии и нейрохирургии: тезисы докладов 2-го республиканского съезда невропатологов, психиатров и нейрохирургов Латвийской ССР.- Рига, IC85. — T.I. — С.74-76 (в соавторстве с Б.С.Беляевым и О.А.Борисовой).

2. О терапевтических свойствах препарата мианоерин // Актуальные вопросы психиатрии: материалы 2-й научной отчетной сессии СФ ВНЦЛЗ АМН СССР.-Томск,1985.-Вып.П.- С.57-58 (в соавт. с Б.С.Беляевым,

3. Современные методы профилактики эндогенных фазноаффективных состояний (сравнительная характеристика профилактических свойств карбоната лития, финлепсина, депамица) // Тезисы доклада УШ Всесоюз­ного съезда невропатологов и психиатров. — M.f I988 (в соавт. с

Б.С.Беляевым, Н.А.Мазаввой, М.А.Морозовой, О.А.Бориоовой, Е.Г.Кос­тюковой) (в печати).

4. Клинические особенности монополярного депрессивного психоза. ,// Журнал невропатологии и психиатрии им. С.С.Корсакова.- 1988. -т.88. вып.9 (в печати).

Группа депрессивный психоз

АКАДЕМИЯ МЕДИЦИНСКИХ НАУК СССР
ВСЕСОЮЗНЫЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР ПСИХИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ

нa правах рукописи УДК 616.895,021-058.

ЯКОВЛЕВА Ольга Борисовна

ПОЗДНО МАНИФЕСТИРУЮЩИЙ РЕКУРРЕНТНЫЙ
ДЕПРЕССИВНЫЙ ПСИХОЗ

Автореферат диссертации на соискание ученой степени
кандидата медицинских наук

Москва — 1989

Работа выполнена в ВНЦПЗ АМН СССР (директор — академик АМН СССР М.Е.Вартаян)

НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ В.А.Концевой

доктор медицинских наук, профессор Д.М. Шмаононова
доктор медицинсках наук, профессор Р.Н.Вовин

ВЕДУЩЕЕ УЧРЕЖДЕНИЕ -Московский научно-исследовательский институт психиатрия МЗ РСФСР

Защита состоится «12» июня 1989 г. в 13 часов
на заседании специализированного совета при ВНЦПЗ АМН СССР (шифр совета — Д 001.30.01) по адресу: г.Москва, Каширское шоссе, дом 34.

Автореферат разослан «28» апреля 1989 г.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ВНЦПЗ АМН СССР

Учений секретарь
специализированного совета
кандидат медицинских наук Т.М.Лосева


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Высокая распространенность депрессивных состояний в позднем возрасте, составляющая, по данным разных авторов, от 10 до 20% и превышающая почти в 2-3 раза соответствующие показатели для среднего возраста (Gurland B. 1976, Weisman M.M., Myers Y.K. 1978, Ban T. 1984, Ben-Arie O. 1987),
а также неуклонный рост депрессивных больных пожилого возраста в общей популяции населения делают проблему поздних депрессий одной из наиболее ак-туальных в современной геронтопсихиатрии. Однако исследование этой проблемы значительно осложняется исключительной гетерогенностью поздних депрессий, проявляющейся не только наличием разных в нозологическом отношении депрессивных расстройств (психогенные, эндогенные и симптоматические депрессии), но и увеличением атипичных «промежуточных» форм депрессий эндореактивного и эндоорганического (эндоформные органические психозы или органически окрашенные эндогенные депрессии) характера и появлением особых, свойственных только позднему возрасту «адаптационных» депрессий или «депрессий возраста обратного развития». В данной ситуации наиболее адекватным методическим подходом является изучение поздних депрессий на моделях относительно однородных и очерченных групп депрессивных состояний, к которым относится поздний рекуррентный депрессивный психоз.
Хотя периодические эндогенные депрессии являются одной из самых частых аффективных патологий позднего возраста и составляют от 54,6 до 68% всех поздних аффективных психозов (Штернберг Э.Я., Рохлина М.Л. 1971, Хохлов Л.К. и сотр. 1983, Пятницкий А.Н. 1986), работ по их целенаправленному изучению, в отличии от монополярных депрессий среднего возраста, существует относительно немного. Это связано с тем, что данная проблема, объединяет в себе два вопроса, исследовавшихся до последнего времени достаточно обособленно:
1) изучение аффективных психозов с монополярным депрессивным типом течения и 2) изучение влияния фактора старения на клинические особенности поздно манифестирующих эндогенных депрессий. При этом исследователи, занимавшиеся изучением монополярных депрессивных психозов, хотя и отмечали их частую манифестацию во второй половине жизни, включали поздние формы в общую группу периодических депрессий, не останавливаясь на собственно возрастных закономерностях (Lencnhard K. 1957, Angst J. 1966, Perris C. 1968, Winokurg 1979, Шаманина В.М. 1979, Морозова В.П. 1983, Раюшкин В.А. 1988). С другой стороны, большинство психиатров, исследовавших поздние депрессии, рассматривали их в рамках извеоных эндогенных психозов без разделения на моно- и биполярные типы течения (Штернберг Э.Я. 1977, Сударева Л.О. 1981, Вертоградова О.П. 1986,Zen W. 1957, Ciompi L. I972, Glutzed J. 1973, Weitbrent F/I/ 1973 и др.). Только в последние годы на основании новых клинических, генетических и биохимических данных многие исследователи стали считать вполне обоснованным выделение поздних периодических депрессий в самостоятельную подгруппу монополярных депрессивных психозов (Pull C., Pichot P 1976, Behar D/ et al 1980, Mendelewicz J. 1981, Brown R. et al 1984).
Таким образом, актуальность исследования поздно манифестирующего рекуррентного депрессивного психоза связана с необходимостью целенаправленного изучения его клинических особенностей и влияния на них фактора старения. Ломимо теоретических аспектов, исследование данной проблемы является чрезвычайно важным и для решения целого ряда практических задач: таких как вопросы диагностики и нозологического разграничения поздних периодических депрессий, выбора оптимальных методов терапии в зависимости от возрастного периода раз-вития фаз и наличия психоорганических расстройств, а также возможности и целесообразности профилактического лечения.

Ознакомьтесь так же:  Формы обучения детей с умственной отсталостью

Цель и задачи исследования.

Целью работы являлось изучение на репрезентативном клиническом материале клинико-психопатологических особенностей и закономерностей течения поздних рекуррентных эндогенных депрессий и их модификаций под влиянием фактора старения в разные периода позднего возраста, а. также определение дифферен-цированных показаний к их терапии и профилактике. В задачи исследования входило:
1. Разработка типологии депрессивных состояний, развивающихся при позднем рекуррентном депрессивном психозе, и изучение модифицирующего влияния возрастного фактора на их клинико-психопатологические особенности.
2. Выделение вариантов течения позднего рекуррентного депрессивного психоза и изучение закономерностей их развития в разные периоды позднего возраста.
3. Исследование доступных клиническому методу патогенетических факторов, имеющих прогностическое значение для определения вариантов течения позднего рекуррентного депрессивного психоза (конституционально-преморбидные особенности больных, характер доманифестных проявлений, условия возникновения и механизм развития первых манифестных фаз).
4. Изучение вопросов нозологического разграничения поздних рекуррентных депрессий в соответствии с известными диагностическими критериями эндогенных психозов.
5. Определение оптимальных принципов терапии и профилактики поздних рекуррентных депрессий на основе обобщения опыта лечения больных с учетом их возраста и соматоневрологического состояния.

Научная новизна работы.

Впервые на репрезентативном клиническом материале проведена целенаправленное изучение клинико-психопатологических особенностей и закономерностей течения поздних рекуррентных эндогенных депрессий. В качестве наиболее адекватного ме-тода был использован синдромологический принцип отбора больных, в
соответствии с которым в исследование включались больные, перенесшие не менее 3 очерченных эндогенных депрессий с манифестацией в позднем возрасте без их предварительного нозологического разграничения. Такой подход обеспечил возможность исследования всего диапазона депрессивных состояний и позволил разработать их клиническую типологию. Были выделены два варианта течения позднего рекуррентного депрессивного психоза, существенно отличающихся как по своим основным клиническим особенностям (типология фаз и их устойчивость на протяжении заболевания , частота рецидивирования, продолжительность фаз и ремиссий), так и по таким параметрам, как конституционально-преморбидный личностный склад больных, характер доманифестных проявлений, условия возникновения и механизм развития первых манифестных фаз. Было показано, что по мере увеличения возраста больных все более определяющее влияние на клинические особенности психоза оказывает собственно фактор старения, приводящий к возрастной модификации фаз, изменению соотношения типов депрессий и закономерностей течения заболевания в целом. Установлено, что степень под-верженности возрастному влиянию была различной при выделенных вариантах течения позднего рекуррентного депрессивного психоза.

Практическая значимость работы.

В результате исследования клинико-психопатологических особенностей и закономерностей течения поздних рекуррентных депрессий были выделены признаки, способствующие дифференциации и уточнению нозологической принадлежности поздних рекуррентных депрессивных психозов. Разработаны принципы терапии и профилактики данных психозов в разные периоды позднего возраста с учетом имеющихся у больных психоорганических расстройств и сомато-неврологических заболеваний, позволяющие повысить эффективность лечебно-профилактических мероприятий и уменьшить риск развития лекарственных осложнений. Работа внедрена в п-ку №60 и ПНД №10 г. Москвы.

Публикация результатов исследования.

По материалам работы опубликованы 5 статей, список которых приводится в конце автореферата. Результаты исследования доложены на. Всесоюзной школе молодых психиатров в г.Суздале (1988) и на научной конференции ВНЦПЗ АМН СССР (1989).

Объем и структура работы.

Диссертация состоит из введения, 5 глав (Обзор литературы; Характеристика клинического материала; Клиническая типология и психопатологические особенности поздних рекуррентных эндогенных депрессий; Клинические особенности позднего рекуррентного депрессивного психоза; Вопросы диагностики и терапии рекуррентных депрессий позднего возраста), заключения и выводов.
Список использованной литературы содержит 302 библиографических указаний (100 работ отечественных и 202 зарубежных авторов). В приложении приведены таблицы основных результатов исследования, а также краткие эпикризы и клинические истории болезни, иллюстрирующие разработанную типологию депрессивных фаз и два выделенных варианта течения психоза.

Характеристика материала и методика исследования.

Материалом исследования послужила группа из 70 больных с поздним рекуррентным депрессивным психозом, находившихся на лечении в клинических отделениях НИИ клинической психиатрии ВНЦПЗ АМН СССР и наблюдавшихся затем катамнестически. Из них женщин было 50, мужчин — 20.
В соответствии с критериями монополярного депрессивного психоза (Perris C. 1968) в исследование включались больные с наличием в анамнезе не менее 3 очерченных эндогенных депрессивных фаз, манифестацией заболевания после 45 лет и длительностью катамнестического наблюдения не менее 3 лет. Не включались больные с выраженными признаками психоорганического снижения в период ремиссии.
Основными методами исследования были клинико-психопатологический, катамнестический и сравнительно-возрастной, позволяющий выявит и сопоставить влияние различных этапов старения на клинические особенности позднего рекуррентного депрессивного психоза. На основании анализа анамнестических сведений ретроспективно восстанавливалась картина личностного склада и развития Сольных, особенности их трудовой деятельности и социальной активности, а также те изменения, которые наблюдались в позднем возрасте. Детально воссоздавались все этапы становления болезни. Для получения объективных данных использовались сведения, полученные от родственников больных и лиц из их ближайшего окружения, а также соответствующая медицинская документация в отношении больных, ранее уже лечившихся в психиатрических учреждения. Возраст больных в период обследования варьировал от 58 до 84 лет, причем у большинства больных (58,6% случаев) он был старше 70 лет. В большинстве случаев (41 больной) манифестация заболевания относилась к инволюционному возрасту (45-59 лет), в 29 случаях к собственно старческому. Продолжительность заболевания к моменту обследования колебалась от 3 до 28 лет, при этом у большинства больных (40 случаев) она превышала 10 лет и в среднем по всей группе составляла 10,6 лет. Число перенесенных каждым больным фаз (приступов) было различным и составляло от 3 до 27. Причем 25 больных перенесли 3-4 фазы, 27 — 5-9 фаз и 18 — свыше 10 фаз. В среднем количество фаз, приходящееся на одного больного за все время болезни, равнялось 8,3 фазам.

Результаты исследования.

Проведенный клинико-синдромологический анализ всех 575 депрессивных фаз, наблюдавшихся у больных поздним рекуррентным депрессивным психозом, показал широкий диапазон их клинических проявлений. Тем не менее на основании наиболее устойчивых особенностей структуры депрессивного синдрома, и закономерностей его динамики были выделены 5 основных клинических типов депрессий, включающих: адинамические, тревожные, сенесто-ипохондрические, сложные депрессивно-бредовые психозы и эндореактивные депрессии.
Адинамические депрессии характеризовались подавленным фоном настроения о малой выраженностью или полным отсутствием аффекта тоски, снижением витального тонуса и неглубокими явлениями моторной и идеаторной заторможенности, проявляющейся в основном в виде ощущений вялости, слабости и бессилия. Для тревожны: депрессий было характерно преобладание аффекта тревоги на всем их протяжении и явлений психомоторного возбуждения, колеблющегося от уровня внутреннего беспокойства до резко выраженных приступов ажитации. Психопатологическая картина сенесто-ипохондрических депрессий определялась сочетанием депрессивных расстройств, разнообразных патологических ощущений (гомономных или гетерономных сенестопатий с массивным вегетативным компонентом) и небредовой ипохондрией. В структуре сложных депрессивно-бредовых психозов («большой депрессивный синдром») отмечалось сочетание тревожного или тоскливо-тревожного аффекта со страхом и приступами ажитации с различными формами депрессивного бреда (виновности, обвинения, осуждения, наказания, разорения и т.п.), достигающего на высоте фазы мегаломанического уровня (ипохондрический или меланхолический варианты бреда Котара) с отдельными элементами острого чувственного бреда и вербальными иллюзиями. Последний, эндореактивный тип депрессий характеризовался наличием в ее картине как эндогенных, так и реактивных черт и встречался у части больных в качестве первых манифестных фаз.
Анализ развития отдельных фаз, проводимый с использованием структурно-динамического подхода (Т.Ф. Пападопулос 1975, В.М.Шаманина 1978) позволил выявить этапность развития каждого из выделенных типов депрессий. При этом было установлено, что в позднем возрасте формирование депрессивного синдрома часто может ограничиваться возникновением только его начальных стадий. Такая особенность приводит к появлению большого количества редуцированных форм депрессий в пределах каждого из основных клинических типов (например, среда адинамических — астеноадинамические депрессии, адинамические депрессии со сверхценной ипохондрической фиксацией; среда тревожных — тревожные депрессии невротического уровня, тревожно-ипохондрические депрессии; среда сенесто-ипохондрических — ларвированные соматизированные депрессии и т.п.). Анализ всех встречавшихся у больных депрессивных фаз показал значительное преобладание редуцированных форм депрессий (61,9 % всех фаз), что, по-видимому, и определяло столь высокий полиморфизм депрессивных состояний при поздно манифестирующем рекуррентном депрессивном психозе.
Наиболее часто встречающимся среди всех депрессивных фаз оказались сенесто-ипохондрические депрессии (34,6% всех фаз), адинамические и тревожные депрессии наблюдались практически с одинаковой частотой (28,0 и 28,9% соответственно), доля эндореактивных депрессий и сложных депрессивно-бредовых психозов была незначительной (4,0 и 4,5% соответственно). В ходе исследования динамики заболевания было также установлено, что если адинамическяе, тревожные и сенесто-ипохондрические депрессии являлись наиболее устойчивыми и могли встре-чаться на всем протяжении индивидуального развития болезни, то эндо-реактивные и бредовые депрессии наблюдались только на определенных ее этапах: эндореактивные — на начальном, а депрессивно-бредовые психозы — в период максимальной активности заболевания.
Особое внимание в исследовании было уделено изучению закономерностей развития рекуррентных депрессивных психозов, манифестирующих в позднем возрасте. Было установлено, что наиболее существенным признаком, объединяющим основные клинические особенности и закономерности течения данных психозов, является наличие или отсутствие тенденции к сохранению синдромологической структуры фаз на всем протяжении болезни. На основании этого признака были выделены два значительно различающихся варианта течения психоза: течение заболевания с повторением однотипных депрессивных фаз (48 случаев) и течение заболевания с видоизменением синдесмологической структуре депрессий и «полиморфизмом» сменяющих друг друга депрессивных эпизодов (22 случая).
Вариант течения заболевания с повторением однотипных по своей клинической структуре фаз (течение по типу «клише») характеризовался более узким диапазоном наблюдавшихся типов депрессий (адинамические, тревожные и сенесто-ипохондрические), отсутствием их усложнения на протяжении заболевания, достаточно высокой частотой рецидивирования (в среднем — 0,9 фаз в год), преобладанием более коротких по продолжительности фаз (в среднем -4,6 мес.) и ремиссий (в среднем — 11,1 мес.) и регулярностью и сезонностью возникновения рецидивов.
В отличии от этого, при варианте течения заболевания с видоизменением депрессивных фаз наблюдались все выделенные типы депрессий и отмечалось их усложнение на протяжении заболевания. Вместе с тем, «полиморфизм» фаз определялся не чередованием всех возможных типов депрессий, а в основном ограничивался переходами между одним из устойчивых типов (адинамическим, тревожным или сенесто-ипохондрическим) и эндореактивными депрессиями и сложными депрессивно-бредовыми психозами. Кроме того, данный вариант течения характеризовался более, низкой частотой рецидивирования (в среднем — 0,5 фаз в год), больше, продолжительностью фаз (в среднем — 7,3 мес.) и ремиссий (в среднем-23,0 мес.) и нерегулярным ритмом фазообразования.
Различия между .двумя выделенными вариантами течения психоза н блюдалось также и по таким параметрам, как конституционально-преморбидные особенности больных, характер доманифестных проявлений, условия возникновения и механизм развития первых манифестных фаз, что делало возможным определение варианта течения уже на ранних этапах заболевания.
Так, при варианте течения болезни в виде однотипных фаз преобладали больные с циклотимическим (в основном гипертимным) и статотимическим преморбидным личностным складом, в доманифестном периоде часто отмечались стертые аутохтонные колебания настроения, а манифестные фазы характеризовались не только реактивно спровоцированными, но и аутохтомными эндогенными депрессиями (более чем в 1/3 случаев). При течении заболевания с видоизменением депрессивных фаз для больных были более характерны шизотимические преморбидные личностные особенности, среда эпизодических доманифестных расстройств преобладали реакции и затяжные аффективно-невротические состояния в кризовые возрастные периода. Практически все манифестные фазы возникали в условиях экзогении, причем большинство из них были представлены эндореактивными депрессиями.
Одним из наиболее важных аспектов работы являлось изучение влияния возрастного фактора как на клинико-психопатологические особенности поздних рекуррентных депрессий, та и на закономерности развития всего заболевания в целом. Обобщенный анализ клинических наблюдений показал, что существует ряд признаков, которые встречаются при любых типах поздних депрессий и, вследствие этого, могут рассматриваться как черты, связанные с влиянием фактора старения на картину депрессивного синдрома. При этом было установлено, что характер возрастных особенностей во многом зависел от глубины и степени тяжести депрессивного состояния.
При поздних депрессиях легкой и средней степени тяжести к возрастным особенностям фаз относились: I) отсутствие выраженной психомоторной заторможенности и преобладание адинамических явлений; 2) отсутствие идей самообвинения и депрессивной переоценки прошлого; 3) преобладание «соматической» депрессивной деперсонализации; 4) повышенное чувство болезни и отношение к нему больше как к соматическому, а не психическому расстройству; 5) легкость возникновения ипохондрических расстройств; 6) наличие выраженных психопатических черт в поведении больных; 7) доминирование в переживаниях больных
«старческой тематики» (размышления о собственной беспомощности, боязнь одиночества, страх перед будущим и т.п.); 8) появление неглубоких психоорганических расстройств в виде персеверативности и обстоятельности мышления, легких дисмнестических нарушений, снижения уровня суждений и обобщений, повышенной истощаемости, слабодушных реакций и т.д.
При наиболее тяжелых депрессивных состояниях возрастные особенности фаз проявлялись: I) в выраженной лабильность и ситуационной зависимости глубины депрессивных нарушений; 2) в наличии грубого истероформного оттенка, психомоторного возбуждения; 3) в преобладании свойственной для позднего возраста тематики бредовых расстройств (ипохондрический или меланхолический варианты бреда Котара, бред разорения, обнищания, ущерба и т.п.); 4) в полиморфизме и одновременной незавершенности бредовых построений; 5) в возникновении в наиболее поздних депрессивных фазах достаточно выраженных преходящих симптомов психоорганического снижения, обозначаемых многими автора-ми как состояния «депрессивной псевдодеменции» (Wells C.E. 1979, McAllister T/W/ 1983, Вертоградова О.П. с соавт. 1986, Haggerty J.J. et al 1988 и др) 1988 и .др.) с резким падением памяти, обеднением словарного запаса, неполным осмыслением ситуации, беспомощностью, трудностями ориентировки, а также с возможными кратковременными эпизодами ночной спутанности с последующей их амнезией.
Было установлено, что прогностическая значимость появляющейся в структуре депрессивных фаз психоорганической симптоматики не могл быть оценена без учета, степени тяжести самих депрессий. Так, развивающиеся на фоне тяжелых депрессивных состояний выраженные психоорганические расстройства, обычно имели функциональный характер и по мере ослабления депрессивной симптоматики мнестико-интеллектуальные способности больных восстанавливались до уровня возрастной нормы. Б отличии от этого, возникающие в картине более легких депрессивных фаз неглубокие психоорганические нарушения были более стойкими и необратимыми и отражали наступившие у больных старческого возраста реальные органические изменения.
Сравнительно-возрастной анализ клинических наблюдений показал, что формирование депрессивного синдрома в значительной степени зависит от возрастного периода развития фазы. Это выражалось в том, что по мере увеличения возраста больных изменялось распределение выделенных типов депрессий, соотношение редуцированных и развернутых депрессивных форм и доля фаз с наличием психоорганических расстройств в их структуре. Так, если в инволюционном периоде (45-59 лет) преобладали сенесто-ипохондрические (42,9%) и адинамические (37,5%) типы депрессий и редуцированные депрессивные формы (82,0% всех депрессивных фаз), то начиная с периода в 60-69 лет отмечалась тенденция к упрощению депрессивных фаз за счет снижения доли сенес-то-ипохондрических и возрастания числа наиболее свойственных позднему возрасту тревожных депрессий, а также к увеличению более типичных и развернутых в синдромологическом отношении депрессивных состояний. Кроме того, в периоде глубокой старости (70 лет и старше) наблюдалось резкое возрастание фаз с наличием психоорганических расстройств в их структуре (в 60-69 лет — 1,4% фаз, в 70-79 лет -43,3% фаз, в 80 лет и старше — 82,45 фаз).
В процессе исследования было также установлено, что фактор старения оказывает значительное влияние и на закономерности развития всего заболевания в целом. Так, сравнительно-возрастной анализ параметров течения позднего рекуррентного психоза показал, что при увеличении возраста больных выявляется тенденция к учащению рецидивирования, сокращению продолжительности циклов за счет значительного укорочения ремиссий, а также к ухудшению их качества. Основная роль в ухудшении качества ремиссий принадлежала, разнообразной резидуальной депрессивной симптоматике, которая могла проявляться постоянным гипотимным фоном настроения или периодическими кратковременными его ухудшениями, отдельными остаточными соматовегетативными расстройствами или маловыраденными сенестопатическими ощущениями, ипохондрической фиксацией на здоровье со страхом повторения тяжелого приступа болезни и повышенной тревожной «готовностью». Такие ремиссии с сохраняющейся резидуальной депрессивной симптоматикой получили в литературе название «неполных» ремиссий или «дис-тимических депрессий с резидуальной хронификацией» (Akiskal H.S. 1983, Facucelli E. et al 1986). Анализ наблюдений показал, что частота больных с «неполными» ремиссиями достоверно возрастала в зависимости от увеличения их возраста (в 45-59 лет -7,3% больных, в 60-69 лет -33,9% больных, в 70 лет и старше — 62,5% больных). Вместе с тем было выявлено, что помимо возрастного влияния, большую роль в возникновении «неполных» ремиссии играют такие факторы, как структура самих депрессивных фаз (сенесто-ипохондрические депрессии и депрессивно-бредовые психозы), наличие дополнительных экзогенных вредностей, а также появление стойких психоорганических расстройств, значение которых увеличивалось по мере старения больных. Установлено, что после формирования «неполных» ремиссий дальнейшее течение психоза приобретает практически непрерывный характер, сходный с описанными многими авторами «двойными депрессиями» (Ketter V/ Shapiro K/ 1982, Miller J. et al 1986), и сопровождается резким возрастанием частоты рецидивирования, приближающейся по своему уровню к «быстрому циклу» (более 1-2 фаз в год).
Проведенный сравнительно-возрастной анализ двух выделенных вариантов течения позднего рекуррентного депрессивного психоза позволил установить, что возрастная модификация при варианте течения с однотипными фазами была более выраженной и появлялась в более ранние возрастные периода по сравнению с вариантом течения психоза с видоизменением структуры депрессий.
Специальный раздел работы был посвящен вопросам диагностики и нозологического разграничения поздних рекуррентных депрессий.
Среда обследованной группы больных поздним рекуррентным депрессивным психозом достоверная нозологическая оценка, в соответствии с принятыми диагностическими критериями эндогенных психозов была возможна только в 65,7% случаев: в 32 наблюдениях был установлен диагноз маниакально-депрессивного психоза, в 14 — приступообразной шизофрении. Более чем в 1/3 случаев (24 больных)заболевание было отнесено к промежуточным формам позднего рекуррентного депрессивного психоза в связи со стиранием в них четких нозологических различий между маниакально-депрессивным психозом и приступообразной шизофренией.
Для поздних рекуррентных депрессий в рамках маниакально-депрессивного психоза было характерно возникновение очерченных и достаточно простых по своей структуре фаз (в основном адинамических и тревожных) с относительной короткой продолжительностью, высокая частота рецидивирования с регулярным и сезонным ритмом фазообразования и появление «неполных» ремиссий только на фоне присоединяющихся психоорганических расстройств. Конституционально-преморбидные особенности большинства больных относились к гипертимному личностному складу (21 случай), а в остальных случаях — к статотимическому и тревожно-мнительному. Доманифестные расстройства исчерпывались реактивными депрессиями и стертыми аффективными колебаниями незадолго до развития первой манифестной фазы. Почти в половине случаев отмечалось аутохтонное начало болезни. Кроме того, в 43,7% случаев заболевание можно было отнести к так называемому условно монополярному депрессивному психозу за счет наличия у таких больных «скрытого» биполярного полюса (гипертимный преморбид, стертые гипомании «выхода.» на. фоне лечения антидепрессантами и иногда — несколько повышенный фон настроения и активность в ремиссиях, трудно отличимые
от присущих больным личностных особенностей).
Для поздней приступообразной шизофрении с монополярным депрессивным течением было характерно либо усложнение депрессивных приступов с возникновением депрессивно-бредовых психозов (параноидные депрессии с аффектом тоски и страха, ажитацией, бредом виновности, отношения и вторичным бредом преследования или сложные депрессивно-бредовые психозы с бредом громадности, элементами острого чувственного бреда, отдельными кататоническими или онейроид-ными включениями), либо повторение однотипных сенесто-ипоходричес-ких депрессий с вычурными гетерономными сенестопатиями, обсессив-но-фобическими расстройствами и сверхценной ипохондрией. У всех больных конституционально-преморбидные особенности были представлены шизотимической структурой личности, а признаки заметного, хотя и минимального шизофренического личностного дефекта формировались еще в доманифестном периоде или после первых манифестных при-ступов без последующего их углубления, несмотря на большое количество перенесенных приступов. Переход к «неполным» ремиссиям отмечался у всех больных данной группы, причем их возникновение было связано не с присоединением органических изменений, а с особенностями самих депрессий.
У больных с промежуточными формами позднего рекуррентного депрессивного психоза, не отмечалось выраженной прогредиентности заболевания и признаков нарастающего шизофренического личностного дефекта. Вместе с тем, целый ряд характерных особенностей не позволял отнести данные наблюдения и к маниакально-депрессивному психозу. Такими отличительными чертами промежуточных депрессивных психозов являлись: наличие особого преморбидного личностного склада (шизотимического или дисгармонического, сочетающего в себе особенности разных характерологических типов), доманифестные расстройства, выходящие за рамки аффективного регистра (дисморфоофбические, обсес-
сивно-фобические или ипохондрические), атипичные черты в структуре самих депрессивных фаз (генерализованные сенестопатии, выраженные деперсонализационные расстройства, элементы рассуждательства, различные бредовые и кататонические включения, вербальные иллюзии и т.п.), затяжной характер и размытые границы отдельных депрессий, частое формирование «неполных» ремиссий вне связи с возрастными органическими изменениями. Кроме того, проведенный анализ показал, что данная группа больных по своему составу также была неоднородной и могла быть разделена на несколько подгрупп в зависимости от преобладания тех или иных вышеперечисленных особенностей.
При сравнительно-нозологическом анализе наблюдений было также установлено, что выделенные варианты течения позднего рекуррентного депрессивного психоза определенным образом коррелировали с его нозологическим разграничением. Вариант течения заболевания однотипными фазами преобладал у больных с маниакально-депрессивным психозом, а течение с видоизменением синдромологической структуры депрессий — в случаях с приступообразной шизофренией. Яри промежуточных формах депрессивного психоза оба варианта течения встречались примерно с одинаковой частотой.
Особое внимание в проведенном исследовании было уделено вопросам терапии и профилактики поздних рекуррентных депрессивных психозов. Анализ клинического опыта, лечения поздних депрессий показал, что в позднем возрасте сохраняются общие принципы купирования депрессий, разработанные для контингентов больных молодого и среднего возраста (Авруцкий Г.Я., Недува А.А. 1981, Бовин Р.Я., Аксенова И.О. 1982,Kiehelz P. 1986, Pobdinger W. 1986). Вместе с тем, повы-шенный риск развития лекарственных осложнений в позднем возрасте накладывает определенные ограничения на выбор психотропных препаратов и их дозировок, заставляя учитывать не только сидромологическую структуру депрессий, но и наличие психоорганических расстройств
сопутствующих соматических заболеваний и хронических лекарственных осложнений, связанных с проводимой ранее терапией. Наиболее эффективной и относительно безопасной при лечении большинства клинических типов депрессий оказалась комплексная терапия антидепрессантами в сочетании с транквилизаторами и небольшими дозами «мягких» нейролептиков. Изолированное применение антидепрессантов было достаточно эффективным только при наиболее простых адинамических депрессиях. Анализ проводившейся терапии позволил определить круг психотропных препаратов и их оптимальных дозировок, наиболее эффективных и безопасных в разные периоды позднего возраста. Исследование показало, что основная роль в купировании фаз с неглубокими, но стойкими психоорганическими включениями, принадлежала небольшим дозам антидепрессантов нетрициклической структуры и транквилизаторам в сочетании с церебрососудистыми и ноотродными препаратами. Для лечения тяжелых депрессивных состояний с выраженными психоорганическими расстройствами функционального характера было необходимым применение интенсивной психотропной терапии на фоне ноотропных и цере-брососудистых средств. Наибольшие трудности вызывало лечение депрессий у больных с наличием хронических нейролептических осложнений, связанных с проводимой ранее терапией, из-за практической непереносимости ими адекватных дозировок психотропных препаратов. Обнадеживающие результаты в лечении таких больных были получены при использовании отечественного антиоксиданта оксипина, проходившего клиническое испытание в отделениях института. Применение оксипина позволяло не только уменьшить признаки хронического нейролептического синдрома, но и преодолеть терапевтическую резистентность депрессивных состояний.
Было установлено, что при формировании у больных «неполных» ремиссий с резидуальной депрессивной симптоматикой они нуждались в комплексной поддерживающей терапии, включающей антидепрессанты, со-
мато-неврологические препараты и психотерапевтические мероприятия. Опыт профилактического использования солей лития при позднем рекуррентном депрессивном психозе показал наибольшую целесообразность и эффективность его применения у больных с вариантом течения заболевания однотипными фазами. Причем эффективность литиевой про-филактики проявлялась не столько в полном предотвращении рецидивов, сколько в уменьшении интенсивности и длительности депрессивных фаз и переводе их на. амбулаторный уровень. Было установлено, что на снижение профилактической эффективности лития влияют такие факторы, как наличие у больных ремиссий низкого качества, длительной предшествующей психотропной терапии и явлений хронических ней-ролептических осложнений. При назначении солей лития в качестве профилактической терапии поздних рекуррентных депрессий требуется значительная осторожность при первоначальном наращивании доз, тща-тельный контроль за его уровнем в крови (не превышающий 0,6 ммоль/ л) и существенно более низкие его дозировки по сравнению со средним возрастом в связи с повышенным риском развития осложнений.

Ознакомьтесь так же:  Анорексия лечебное питание

ВЫВОДЫ :

1. Клинико-психопатологический анализ депрессивных состояний, наблюдавшихся у 70 больных поздним рекуррентным депрессивным психо-зом, позволил разработать клиническую типологию, включающую 5 ос-новных синдромологических типов депрессий: адинамические, тревожные, сенесто-ипохондрические, депрессивно-бредовые психозы и эндо-реактивные депрессии. Установлено, что высокий полиморфизм фаз, встречающихся при рекуррентных депрессиях с поздней манифестацией, связан с преобладанием редуцированных форм основных клинических типов.
2. Выделены два варианта течения позднего рекуррентного депрессивного психоза, существенно отличающихся по своим основным
клиническим особенностям: течение заболевания с повторением однотипных фаз и течение заболевания с видоизменением синдромологической структуры депрессий.
2.1. Течение психоза с однотипными фазами (по типу «клише») характеризуется более узким диапазоном клинических типов депрессий (адинамические, тревожные, сенесто-ипохондрические), большей частотой рецидивирования, меньшей продолжительностью фаз и ремиссий, регулярностью и сезонностью возникновения рецидивов. При течении заболевания с видоизменением структуры фаз встречаются все выделенные типы депрессий и отмечается более низкая степень реци-дивирования, большая продолжительность как фаз, так и ремиссий, а также нерегулярный ритм фазообразования.
2.2. Различия между выделенными вариантами течения психоза наблюдаются также и в конституционально-преморбидных особенностях больных, характере доманифестных проявлений, условиях возникновения и механизме развития первых манифестных фаз, что делает возможным определение варианта течения уже на ранних этапах заболевания. При течении болезни с однотипными фазами преобладают больные с циклотимическим и статотимическим личностным складом, в доманифестном периоде отмечаются стертые колебания настроения, а манифестные фазы развиваются не только в условиях экзогонии, но и аутохтонно. В отличии от этого, при течении психоза с видоизменением структуры фаз для больных более характерны отимические личностные особенности, в доманифестном периоде выявляются стертые затяжные аффективно-невротические состояния и практически все первые манифестные фазы имеют эцдореактивный механизм развития.
3. Выявлено, что возрастной фактор оказывает значительное модифицирующее влияние на клинические особенности позднего рекуррентного депрессивного психоза.
3.1. Установлено, что формирование депрессивного синдрома в
большой степени зависит от возрастного периода его развития. По мере старения больных отмечается снижение доли сенесто-ипохондрических депрессий и возрастание относительно простых по своей клинической структуре депрессивных фаз.
3.2. Патопластическое влияние старения проявляется как появлением специфических возрастных особенностей депрессивных фаз, так и присоединением психоорганических расстройств, частота которых резко возрастает в возрасте 70 лет и старше.
3.3. Влияние возрастного фактора сказывается и на закономерностях развития всего заболевания в целом вне зависимости от вариантов его течения. Это выражается в появлении тенденций к учащению рецидивирования, сокращению продолжительности ремиссий и ухудшению их качества, за счет сохранения резидуальной депрессивной симптоматики.
3.4. Выделенные варианты течения психоза проявляют разную устойчивость к влиянию фактора старения. Признаки возрастной модификации при течении заболевания с однотипными фазами появляется в более ранние возрастные периода, чем при течении болезни с видоизменением структуры депрессий.
4. Достоверная нозологическая диагностика больных поздним рекуррентным депрессивным психозом оказалась возможной только в 46 случаях: в 32 наблюдениях установлен диагноз маниакально-депрессивного психоза, в 14 — приступообразной шизофрении. Более чем в 1/3 случаев (24 больных) заболевание было отнесено к так называемым промежуточным формам эндогенного депрессивного психоза в связи со стиранием в них четких нозологических различий между маниакально-депрессивным психозом и приступообразной шизофренией. Выявлены корреляции между вариантами течения психоза и его нозологической принадлежностью. Течение заболевания с однотипными фазами преобладает у больных с маниакально-депрессивным психозом, а с видоизменением депрессий — при приступообразной шизофрении. При промежуточных формах психоза оба варианта течения встречаются примерно с одинаковой частотой.
5. В позднем возрасте в целом сохраняются общие принципы терапии депрессивных состояний, разработанные для контингентов больных молодого и среднего возраста. Вместе с тем, при лечении поздних депрессий следует учитывать не только синдромологическую структуру фаз, но и возраст больных, наличие психоорганических расстройств, сопутствующих соматических заболеваний и хронических лекарственных осложнений, связанных с проводимой ранее терапией. Для купирования большинства депрессий наиболее эффективной и относительно безопасной является комплексная терапия антидепрессантами в сочетании с транквилизаторами и небольшими дозами «мягких» нейролептиков. В зависимости от степени выраженности и характера психоорганических включений в лечении депрессивных фаз возрастает роль ноотропных и церебрососудистых препаратов. Профилактическое использование солей лития является наиболее эффективным при варианте течения позднего рекуррентного депрессивного психоза с однотипными фазами. На снижение эффективности литиевой профилактики влияет наличие ремиссий низкого качества, длительной предшествующей психотропной терапии и явлений хронических нейролептических осложнений. При назначении солей лития требуется значительная осторожность в первоначальном наращивании доз, тщательный контроль за его уровнем в крови, не превышающим 0,6 ммоль/л и существенно более низкие его дозировки по сравнению со средним возрастом в связи с повышенным риском развития осложнений.


СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

1. Поздние эндореактивные депрессии в рамках латентной шизофрении. // В сб.: Психосоциальные и биологические факторы в лечении психических расстройств позднего возраста. — Ленинград, 1986. -С. 128-133 (в соавт. с Сюняковым С.А.).
2. Клинико-эпидемиологическое исследование аффективных психозов позднего возраста.. // В сб.: Проблемы невропатологии, психиатрии и наркологии (клиника, диагностика и лечение основных нервных и психических заболеваний). Материалы Ш Республиканского съезда невропатологов, психиатров и наркологов Грузии. — Тбилиси, 1987. -С. 514-516. (в соавт. с Пятницким Н.А., Трифоновым Е.Г. и др.).
3. Применение солей лития в профилактике моно- и биполярных типов течения поздних аффективных психозов. // В сб.: Материалы Ш Республиканского съезда, неврологов, нейрохирургов и психиатров Эстонии. — Таллин , 1989. (в соавт. с Андрусенко М.П.) (принято к печати).
4. Клинические особенности поздно манифестирующего рекуррентного депреосивного психоза. // Журнал невропатол. и психиатр. -1989. — № 9. (принято к печати).
о. Сравнительно-возрастное исследование моно- и биполярных форм течения поздних аффективных психозов. // Журнал невропатол. и психиатр. — 1989. — № 9. (в соавт. с Пятницким А.Н., Андрусенко М.Д.) (принято к печати).

About the Author: admin

Авторские права © 2019 Mcpanacea.ru. Все права защищены.
Тема: VT Blogging от VolThemes. Работает на WordPress.