Гипертимная психопатия это

Циклоидный тип

При циклоидном типе акцентуации характера наблюдается наличие двух фаз — гипертимности и субдепрессии. Они не выражаются резко, обычно кратковременны (1—2 недели) и могут перемежаться длительными перерывами. Человек с циклоидной акцентуацией переживает циклические изменения настроения, когда подавленность сменяется повышенным настроением. При спаде настроения такие люди проявляют повышенную чувствительность к укорам, плохо переносят публичные унижения. Однако они инициативны, жизнерадостны и общительны. Их увлечения носят неустойчивый характер, в период спада проявляется склонность забрасывать дела. Сексуальная жизнь сильно зависит от подъёма и спада их общего состояния. В повышенной, гипертимной фазе такие люди крайне похожи на гипертимов.

Подробное описание по А.Е. Личко

Как известно, этот тип характера был описан в 1921 Е. Kretschmer и сперва часто упоминался в психиатрических исследованиях. П. Б. Ганнушкин (1933) включил в «группу циклоидов» четыре типа психопатий — конституционально-депрессивный, конституционально-возбужденный (гипертимный), циклотимический и эмотивно-лабильный. Циклотимия им рассматривалась как тип психопатии. Однако в дальнейшем под этим понятием стали подразумевать относительно легкие случаи маниакально-депрессивного психоза, а существование циклоидное™ вне рамок этого заболевания было поставлено под сомнение. С 40-х годов циклоидная психопатия исчезла из психиатрических руководств. В последние годы циклоидность вновь привлекла внимание, но как один из преморбидных типов больных эндогенными психозами, причем нередко циклоидный и гипертимный типы не разделяются.

Между тем существует особая группа случаев, где-циклические изменения эмоционального фона никогда даже не приближаются к психотическому уровню [Michaux L., 1953]. Г. Е. Сухарева (1959) отметила подобные непсихотические циклотимические колебания у подростков, которые с наступлением зрелости могут вообще сгладиться. Подобные случаи, с нашей точки зрения, правильнее было бы рассматривать как циклоидные акцентуации.

Наши с С. Д. Озерецковским [Личко А. Е., Озерецковский С. Д., 1972] исследования позволили выделить в подростковом возрасте два варианта циклоидной акцентуации — типичные и лабильные циклоиды.

Типичные циклоиды в детстве ничем не отличаются от сверстников или производят впечатление гипертимов. С наступлением пубертатного периода (у девочек это может совпасть с менархе), а еще чаще в 16-19 лет, когда половое созревание завершается, возникает первая субдепрессивная фаза. Чаще она проявляется апатией и раздражительностью. С утра ощущается упадок сил, все валится из рук. То, что раньше давалось легко и просто, теперь требует неимоверных усилий. Труднее становится учиться. Людское общество начинает тяготить. Шумные компании сверстников, ранее привлекавшие, теперь избегаются. Приключения и риск теряют всякую привлекательность. Прежде бойкие подростки теперь становятся унылыми домоседами. Падает аппетит, прежде любимые кушанья перестают вызывать удовольствие. Вместо свойственной выраженным депрессиям бессонницы нередко наблюдается сонливость. Созвучно настроению все приобретает пессимистическую окраску. Мелкие неприятности и неудачи, которые обычно начинают сыпаться из-за падения трудоспособности, переживаются крайне тяжело. На замечания и укоры могут отвечать раздражением, даже грубостью и гневом, но в глубине души от них впадают в еще большее уныние. Серьезные неудачи и нарекания окружающих могут углубить субдепрессивное состояние или вызвать острую аффективную реакцию интрапунитивного типа с суицидными попытками. Обычно лишь в этом случае подростки попадают в поле зрения психиатра.

Юрий П., 16 лет. Вырос в дружной семье. Хорошо учился в английской школе до последнего класса. Отличался веселым нравом общительностью, живостью, увлекался спортом, охотно участвовав в общественной работе, был председателем школьного клуба.

Последние несколько недель изменился. Без причины ухудшилось настроение, «напала какая-то хандра», все стало валиться из рук, учиться стал с трудом, забросил общественную работу, занятия спортом, перессорился с товарищами. После занятий сиднем сидел дома. Иногда спорил с отцом, доказывая, что «в жизни нет правды». Ухудшились сон и аппетит В эти дни ему случайно попался под руку научно-популярный журнал со статьей о вреде онанизма. Так как сам тайком занимался мастурбацией, но ранее не придавал этому значения, теперь решил бросить, но обнаружил, что «не хватает воли». Подумал, что его ждут «импотенция, сумасшествие и слабоумие». В эти же дни в школе на общем комсомольском собрании был подвергнут товарищами суровой критике за развал общественной работы, которой ранее руководил. Один из одноклассников назвал его «плесенью общества». На собрании сперва огрызался, потом смолк. Понял, что он — «неполноценный человек». Возникла мысль о самоубийстве. Вернувшись домой из школы выждал ночи и, когда родители уснули, принял 50 таблеток мепробамата Оставил записку, где написал, что он — «духовно нищий человек» виноват перед школой и государством.

Из реанимационного центра был доставлен в подростковое отделение психиатрической больницы. Здесь в первые же дни состояние внезапно и резко изменилось, хотя антидепрессантов не получал. Настроение стало слегка повышенным, сделался общительным, активным, легко вступал в контакт, был полон энергии. Не понимал, что с ним было, «без всякой причины нашла какая-то хандра». Теперь же все прошло, настроение исправилось, рад, что остался жив. Суицидную попытку оценивает критически. Чувствует себя хорошо, аппетит даже повышен, сон стал крепким и спокойным. Скучает по родным, по школе и товарищам. Стремится продолжать учебу.

Обследование с помощью ПДО. По шкале объективной оценки диагностирован циклоидный тип. Конформность средняя, реакция эмансипации не выражена. Отмечается отрицательная установка на алкоголизацию. По шкале субъективной оценки самооценка недостаточная: черт какого-либо типа не выступило.

Диагноз. Острая аффективная интрапунитивная реакция с истинным покушением на самоубийство на фоне акцентуации циклоидного типа.

Катамнез через 2 года. Успешно окончил школу, учится в институте. Отмечает, что после выхода из больницы бывали «плохие периоды» длительностью в 1-2 нед и повторявшиеся каждые 1-2 мес. К моменту катамнеза эти колебания сгладились.

У типичных циклоидов фазы обычно непродолжительны, 1-2 нед [Озерецковский С. Д., 1974]. Субдепрессия может смениться обычным состоянием или периодом подъема, когда циклоид снова превращается в гипертима, стремится в компанию, заводит знакомства, претендует на лидерство и обычно наверстывает то, что было упущено в учебе и работе в субдепрессивной фазе. Периоды подъема случаются реже, чем субдепрессивные фазы, и бывают не такими яркими. По наблюдению Ю. А. Строгонова (1972), иногда лишь обычно несвойственные рис кованные шутки над старшими да стремление везде и всюду острить могут бросаться в глаза окружающим.

У циклоидных подростков имеются свои места «наименьшего сопротивления». Они различны в субдепрессивной фазе и в период подъема. В последнем случае выступают те же слабые места, что при гипертимном типе: непереносимость одиночества, однообразной и размеренной жизни, кропотливого труда, неразборчивость в знакомствах и т. д. В субдепрессивной фазе ахиллесовой пятой становится коренная ломка жизненного стереотипа. Этим, видимо, объясняются присущие циклоидам затяжные субдепрессивные состояния на первых курсах высших учебных заведений [Строгонов Ю. А., 1973] Резкое изменение характера учебного процесс!, обманчивая легкость первых студенческих дней, отсутствие ежедневного контроля со стороны преподавателей, сменяющиеся необходимостью усвоить в короткий срок зачетно-экзаменационной сессии гораздо большего, чем в школе, материала — все это ломает привитый предшествующим десятилетием учебный стереотип. Упущенное приходится наверстывать усиленными занятиями, а в субдепрессивной фазе это не приводит к желаемым результатам. Переутомление и астения затягивают субдепрессивную фазу, появляется отвращение к учебе и умственным занятиям вообще.

В субдепрессивной фазе появляется также избирательная чувствительность к укорам, упрекам, обвинениям в свой адрес — ко всему, что способствует мыслям о собственной неполноценности, никчемности, ненужности.

Лабильные циклоиды в отличие от типичных во многом приближаются к лабильному (эмоционально-лабильному) типу. Фазы здесь гораздо короче — два-три «хороших» дня сменяются несколькими «плохими». «Плохие» дни более отмечены дурным настроением, чем вялостью, упадком сил или неудовлетворительным самочувствием. В пределах одного периода возможны короткие перемены настроения, вызванные соответствующими известиями или событиями. Но в отличие от описываемого далее лабильного типа нет чрезмерной эмоциональной реактивности, постоянной готовности настроения легко и круто меняться от незначительных причин

Валерий Р., 16 лет Вырос в дружной семье, привязан к родителям и старшему брату, который служит в армии С детства был живым, ласковым, общительным, послушным. Учится хорошо. В последние два-три года стал сам замечать, что настроение у него колеблется: два-три хороших дня, когда чувствует подъем, чередуются с днями «хандры», когда легко ссорится, появляется, по его словам, «непереносимость замечаний и начальственного тона», предпочитает одиночество, нехотя идет в школу, которую вообще любит Более двух лет влюблен в одноклассницу, очень к ней привязан. Несколько дней назад настроение вновь испортилось. Показалось, что любимая девочка заинтересовалась другим мальчиком. Из ревности нарочно сказал ей, что сам полюбил другую,— произошел разрыв. Крайне тяжело переживал происшедшее. Все время думал о ней, не находил себе места, тайком плакал, каждую ночь видел ее во сне. Искал сочувствия и сопереживания у приятелей — был поражен их «безразличием». По их предложению, принял участие в совместной выпивке, но от вина тоска лишь усилилась. Вернувшись домой, почувствовал «полную безысходность и одиночество». Когда родители уснули, залез в горячую ванну и нанес себе несколько глубоких порезов бритвой. От кровотечения потерял сознание. Очнулся на руках отца, который случайно обнаружил его.

В подростковом отделении психиатрической больницы первые три дня оставался угнетенным, говорил о нежелании жить. Его любимая девочка разыскала его через справочную скорой помощи и пришла его навестить — отказался от свидания с ней.

Затем настроение изменилось к лучшему (психотропных средств не получал), встретился со своей возлюбленной, помирился с ней. Два дня был «подъем» — стал веселым, общительным, стремился домой скучал по школе. В последующем настроение ровное. Критически оценивает свой поступок, считает себя виноватым. В беседе обнаруживает эмоциональную лабильность, ищет сопереживания.

Обследование с помощью ПДО. По шкале объективной оценки диагностирован лабильно-циклоидный тип. Конформность средняя, реакция эмансипации умеренная. Обнаружен высокий В-индекс (В-6), хотя ни в анамнезе, ни при неврологическом обследовании, ни на ЭЭГ данных за наличие резидуального органического поражения головного мозга не установлено. Психологическая склонность к алкоголизации высокая. По шкале субъективной оценки самооценка правильная, выделяются лабильные, циклоидные, гипертимные черты, отвергаются черты сенситивные.

Ознакомьтесь так же:  Женский стресс

Диагноз. Реактивная депрессия с суицидной попыткой на фоне акцентуации по лабильно-циклоидному типу.

Катамнез через 2 года. Здоров. Учится в вузе. Повторных суицидных попыток не было. По-прежнему отмечает изменчивость настроения.

Как у типичных, так и у лабильных циклоидов реакции эмансипации и группирования со сверстниками усиливаются в периоды подъема. Увлечения отличаются нестойкостью — в субдепрессивные периоды их забрасывают, в период подъема — возвращаются к ним или находят новые. Заметного снижения сексуального влечения в субдепрессивной фазе сами подростки не хотя, по наблюдениям близких, сексуальные интересы в «плохие дни» гаснут. Выраженные нарушения поведения (делинквентность, побеги из дому и т. п.) циклоидам не свойственны. Но в периоды подъема они могут обнаруживать склонность к алкоголизации в компаниях. Суицидальное поведение в виде аффективных (но не демонстративных) попыток или истинных покушений на самоубийство возможно в субдепрессивной фазе, если в это время подросток подвергается психической травматизации, укрепляющей его в мыслях о своей неполноценности.

Самооценка характера у циклоидов формируется постепенно, по мере того, как накапливается опыт «хороших» и «плохих» периодов. У подростка такого опыта еще может не быть и поэтому самооценка может оказаться несовершенной.

Циклоидная акцентуация, как указывалось, лишь изредка попадает под наблюдение психиатра (обычно это случаи суицидных попыток). Однако у здоровых подростков ее удается выявить в 2—5 % [Иванов Н. Я., 1976], причем из них половина может быть отнесена к типичным, а другая половина — к лабильным циклоидам. В после-подростковом возрасте (18—19 лет) процент циклоидов значительно возрастает, а процент гипертимов уменьшается [Боровик Т. Я., 1976; Перетяка О. П., 1981] Видимо, в силу каких-то эндогенных закономерностей гипертимный тип может трансформироваться в циклоидный — на фоне постоянной до этого гипертимности появляются короткие субдепрессивные фазы.

Гипертимный тип психопатии

Гипертимная психопатия характеризуется постоянно повышенным настроением и безудержным оптимизмом. Сам термин «гипертимия» происходит от греческих «hyper» — что означает «сверх», чрезмерный и «thymos» — настроение.

С раннего детства гипертимы отличаются общительностью, подвижностью, склонностью к озорству. Поначалу отношение окружающих к ним доброжелательное — они дружелюбны, всегда в хорошем настроении, на лету все схватывают, хорошо учатся.

В детском и подростковом возрасте у них может не быть проблем с окружающими, они ни у кого не вызывают неприязни, не вступают в конфликты ни со сверстниками, ни со взрослыми , — при условии, что им позволяют делать все, что они хотят и ни в чем не противодействуют.

Им свойственно стремление к чрезмерной самостоятельности. Если родители позволяют такому подростку выбирать друзей и увлечения по его собственному выбору, то никаких ссор может и не возникать. Но если его начинают чрезмерно опекать, контролировать или подавлять, навязывая ему другой круг общения или интересы, противоречащие его собственным желаниям , — то такая ситуация может оказаться непереносимой для подростка-гипертима, и тогда может возникнуть декомпенсация.

В некоторых случаях это может наблюдаться в школе. Подвижные и активные дети с трудом могут просидеть за партой целый учебный день, не имея возможности общаться со своими сверстниками во время уроков. Они неусидчивы, легко отвлекаются и не подчиняются дисциплине.

Их стремление к самостоятельности обычно проявляется уже с детских лет, поэтому подчиняться школьным правилам и дисциплине им очень трудно. Они должны умерить свою активность, а это им тоже не нравится. Перемен между уроками для их деятельной натуры явно не хватает. Поэтому их неподчинение взрослым может проявиться не в семье, где их не ограничивают, а в школе.

Кроме того, они предпочитают сами избирать себе товарищей по играм, и друзей у них обычно много. В классе же им навязан коллектив из одних и тех же детей, а никакого давления со стороны и лишения их собственной инициативе в выборе они не терпят.

На любое давление взрослых, которое они расценивают как покушение на их свободу и самостоятельность, подростки-гипертимы реагируют однотипно — вспышками раздражения и гнева. При попытке учителей утихомирить их они могут бурно отреагировать.

Они отличаются хорошими способностями, хорошей памятью, сообразительностью и живым умом. Но им мешает отсутствие усидчивости и недисциплинированность. Поэтому успехи в учебе у них могут быть неровными — там, где достаточно их способностей, они все легко схватывают. Но на занятиях, требующих упорства и настойчивости, их успехи значительно хуже.

Осознание таких неудач у подростков, привыкших, что все им дается легко, тоже может привести к бурным эмоциональным реакциям. Или же они начинают прогуливать те школьные занятия, которые им не нравятся.

Учителя обращают на это внимание родителей, и это может усилить конфликт. Если родители им ни в чем не препятствуют, то вспышки гнева могут наблюдаться только в ответ на замечания учителей. Но если родители начинают контролировать, как они выполняют домашние задания и посещают школьные занятия, — то конфликт переносится и в семью. Это непереносимая для подростка-гипертима ситуация. Реакции раздражительности у него учащаются, возникают конфликты и с учителями, и с родителями. И в таких случаях они могут совершить побег из дома. Побег может произойти после ссоры с родителями, без предварительной подготовки и носит авантюрный характер. Подросток не задумывается о том, где он будет жить и чем питаться, убежав из дома. Во время таких побегов его опьяняет чувство свободы и отсутствие каких-либо запретов взрослых. Он может вступать в беспорядочные сексуальные контакты, может начать выпивать и совершать мелкие криминальные действия, например, мелкое воровство продуктов или денег.

Подросткам-гипертимам вообще свойственна некоторая легкомысленность, бесшабашность и склонность к авантюрам. У таких подростков нет четкой границы между дозволенным и недозволенным, и из-за этого могут быть мелкие асоциальные действия, но не вследствие сознательного желания нарушить закон или что-то присвоить, а из-за их легкомыслия.

Декомпенсация у гипертимного психопата может возникнуть не только из-за давления, оказываемого взрослыми, но и из-за конфликтов в подростковой компании. Обычно они стремятся занимать лидирующее положение в группе, во все вмешиваются, командуют другими подростками, и это может встретить противодействие со стороны других членов группы.

Кроме того, гипертимам быстро надоедает общение с одними и теми же сверстниками, и они ищут другой круг общения. Они легко входят в новую группу и хорошо осваиваются в ней, поначалу их считают остроумными и компанейскими. Но в новой группе они тоже стремятся к лидерству, а в подростковых компаниях, как правило, есть свой лидер, и это может вызвать его отпор, соперничество и ссоры.

Сверстников может тяготить чрезмерная активность гипертимных психопатов, далеко не всех увлекают их бесшабашность и склонность к авантюрам, особенно при тяготении к асоциальным поступкам, и это тоже может вызвать конфликт.

Поэтому психопаты-гипертимы часто меняют подростковые компании, и не всегда оставляют о себе положительное впечатление в покинутой группе. Порой их уход остальные члены компании воспринимают с облегчением.

После окончания школы и изменения статуса — поступление в ВУЗ, начало трудовой деятельности, — ломается их жизненный стереотип. Но основные черты личности, как и вообще при психопатии, остаются неизменными.

Гипертимы с акцентуацией характера легко адаптируются в обществе, улавливают общий фон настроения. Они приветливы, добродушны и общительны, свободно проявляют свои чувства. Подолгу обижаться, таить злобу и вынашивать коварные замыслы отмщения они не умеют. Их эмоции просты и понятны окружающим. Они ведут себя естественно, не умеют хитрить, лавировать и выжидать. Они реалисты, принимают жизнь такой, какая она есть, без драматизма и возвышенной мечтательности. Общаться с ними легко, если им не противодействовать и потакать их повышенной активности.

Гипертимы в новом коллективе вызывают симпатию из-за их хорошего настроения, остроумия и общительности. Они вносят новую струю оживленности и веселья в коллектив. Но и будучи взрослыми, они стремятся избирать только тот круг общения, который им импонирует, где они могут проявить свою активность. А в условиях студенческой группы или трудового коллектива с неизменным составом их безграничная общительность порой не может быть реализована.

Они могут прогуливать занятия в институте или в училище, манкировать своими обязанностями, убегая с лекций или со своего рабочего места, чтобы поболтать с новыми приятелями в курилке. Если у них возникает какая-то «грандиозная» идея (чаще всего авантюрного характера), то они могут и сбежать с занятий или с работы, прихватив с собой приятелей.

Гипертимов часто упрекают за пренебрежение занятиями при обучении. Как и в школе, им легко дается то, что не требует большого труда и усидчивости. Уже на лекциях или практических занятиях они быстро все схватывают и запоминают. Но сидеть на лекциях молча и внимательно слушать они не могут. Они постоянно отвлекаются, при возможности встают и подсаживаются то к одному сокурснику, то к другому, предлагают поиграть в карты, рассказывают анекдоты, отвлекая всех остальных своей возней и хохотом. Они часто получают замечания лекторов и их даже могут выгнать с занятий. К этому они относятся легко и на следующем занятии делают то же самое.

Но когда в результате частых пропусков лекций и занятий у гипертима появляется академическая задолженность, вплоть до возможности отчисления из института , — тогда это становится психотравмирующей ситуацией. Наверстать упущенное он не может из-за своей неусидчивости и отсутствия упорства, а потерпеть поражение — не в его характере. Человек с гипертимными чертами характера крайне болезненно воспринимает неудачи и нарекания со стороны окружающих. Это является частой причиной декомпенсации.

Декомпенсация может проявиться и во время экзаменационной сессии. За счет своих способностей гипертимы легко запоминают материал и в короткий срок могут подготовиться к экзамену. Но если экзаменов много, и сессия занимает продолжительное время, то на это терпения гипертима не хватает, и последние экзамены он может не сдать. У гипертимов часты «хвосты» и академические задолженности. В благоприятный период они могут собраться, «взять себя в руки» и поверхностно освоив материал, сдать экзамен или зачет.

Ознакомьтесь так же:  Нарушения режима сна причины

Чаще всего гипертиму удается закончить обучение, несмотря на неровности в успеваемости и постоянные «хвосты», так как ему все дается легко и без особых усилий. Но если возникают конфликты из-за нарушения дисциплины, частых пропусков занятий и задолженностей по зачетам, он теряет интерес к учебе, ещё больше запускает занятия, и его могут отчислить из института или училища.

То же самое и в профессиональном коллективе. На первый взгляд гипертим кажется талантливым и даже одаренным сотрудником, но в нем нет глубины и трудолюбия, «железной» воли и твердого характера. Целеустремленностью и умением преодолевать все препятствия на выбранном пути гипертимы тоже не отличаются.

В работе они могут вначале быть энергичными, деятельными и в течение какого-то времени даже неутомимыми, но с течением времени у них все больше выявляется непоследовательность и склонность к авантюрам даже в процессе трудовой деятельности. Они могут предложить оригинальное решение или интересный проект, но у них не хватает терпения все в деталях продумать и довести дело до кона. Поэтому столь успешно начатое дело может закончиться крахом, и это может привести к декомпенсации и утрате интереса к работе.

Декомпенсация может произойти и из-за конфликтов в профессиональном коллективе. Поначалу встреченный с симпатией, со временем гипертим начинает утомлять коллег своей болтливостью, чрезмерной активностью, неуместными выходками. Он и сам неровно работает, и другим мешает.

Долго сидеть за своим рабочим столом, углубившись в работу, гипертим не в состоянии. Он может некоторое время пытаться сосредоточиться и что-то успеет сделать, но через некоторое время начинает ерзать и вертеть головой, с кем бы перекинуться словом, громко шепчется с соседом или с приятелем, сидящим в другом углу комнаты, мешая всем работать. Гипертима тяготит замкнутое пространство рабочего места, то ему надо выйти покурить, то размяться, то в туалет. В течение рабочего дня он постоянно в движении. Заглядывает в другие комнаты, вызывая в коридор кого-либо из своих приятелей и вскоре собирает в коридоре целую компанию. Вокруг гипертимных психопатов всегда шум, смех и возня.

Продуктивность работы гипертима невелика, он постоянно отвлекается на болтовню и какую-нибудь деятельность. Из-за этого он часто получает замечания от руководства, вплоть до серьезных конфликтов и необходимости уйти с работы. Это тоже создает условия для декомпенсации.

В новом коллективе все снова повторяется. Из-за конфликтов трудовая жизнь гипертимов нестабильна, они часто меняют работу, не удерживаются на работе, требующей упорства и сосредоточенности, и в конце концов избирают тот вид деятельности, где их повышенная активность может быть лучшим образом реализована.

Гипертимные личности с удовольствием занимаются общественной работой, организовывают различные мероприятия, концерты, вечера, могут принимать участие в художественной самодеятельности, любят роль конферансье или выступают в роли массовиков-затейников.

Если не получается работа, соответствующая полученному образованию, они легко меняют её на другую профессию, где их неуемная энергия может найти достойное применение. Они отличаются гибкостью мысли, легко овладевают необходимыми навыками при смене сферы деятельности. У гипертимов обычно много новых планов и проектов, они строят воздушные замки и раздают всем обещания организовать грандиозное мероприятие. Но свойственная им непродуктивность не позволяет претворять эти планы в жизнь. Они часто бросают начатое дело незавершенным, когда теряют к нему интерес.

У большинства гипертимов множество друзей и приятелей. При первом знакомстве гипертим производит очень хороше впечатление, и может заражать других своим весельем и неиссякаемым оптимизмом. Но при более близком знакомстве люди могут в нем разочароваться из-за поверхностности и неустойчивости привязанностей и интересов. Он может быть самоуверенным и бесцеремонным, с повышенной самооценкой. Некоторые гипертимы — несносные спорщики и не терпят никаких возражение и контраргументов. У большинства гипертимов отсутствует критическое отношение к своим недостаткам.

Но и самим гипертимам их друзья быстро надоедают и приятели часто меняются. Без каких-либо проблем они находят себе новых знакомых, очаровывая их своим остроумием и дружелюбием. К ним часто прикипают люди, эмоционально не столь выразительные и легко попадающие под чужое влияние. Они с восторгом слушают их шутки и рассказы, без колебаний принимают участие в их авантюрах. Гипертимы относятся к ним покровительственно, командуют ими и полностью подчиняют себе.

В чистом виде гипертимность наблюдается сравнительно редко. Обычно бывает сочетание гипертимности с другими проявлениями. Поэтому при гипертимной психопатии выделяют три подтипа (или варианта) — гипертимно-неустойчивый, гипертимно-истероидный и гипертимно-эксплозивный.

Самый частый вариант — гипертимно-неустойчивый. У таких людей наблюдается неистребимая тяга к развлечениям и различным авантюрам. Они постоянно в роли заводилы, подбивают компанию на различные шалости, розыгрыши и авантюры. Их неизменно хорошее настроение и легкость в общении увлекает и их приятелей. Они являются лидерами и организаторами различных проделок, рискованных турпоходов без достаточной подготовки, например, плавание на байдарках по бурной порожистой реке или восхождение на гору без альпинистского снаряжения. Они бесшабашно рискуют собственной безопасностью и безопасностью других. Они любят заключать пари на различные рискованные поступки.

Их жизнь никогда не идет по прямой, а вся состоит из зигзагов, где есть удачные моменты и периоды краха. Нередко они преступают границы дозволенного и эти авантюры могут быть на грани криминала. Они склонны к легким нарушениям общепринятых норм поведения, морали и закона, злоупотреблению алкоголем и беспорядочным сексуальным связям. Развлечения и авантюры у них выступают на первом плане, из-за этого они пренебрегают своими семейными и профессиональными обязанностями.

При гипертимно-истероидном варианте наряду с повышенным настроением имеются черты, в целом напоминающие истерический тип психопатии. Такие гипертимы стремятся постоянно быть в центре внимания, преувеличивают собственные достоинства, хвастаются своими мнимыми подвигами и приключениями.

Если окружающие обнаруживают их недостатки, то в ответ на это они раздувают свои мнимые достоинства, стремясь отвлечь таким образом внимание от своих ошибок и промахов, подчеркивая, что их положительные качества неизмеримо превышают их маленькие слабости.

Как и истерическим психопатам, им свойственна лживость и хвастливость. Они могут придумывать несуществующие несчастья, драмы и трагедии, которые им якобы пришлось пережить, увлекая слушателя ужасающими драматическими подробностями.

Если их уличают во лжи, то они недолго испытывают смущение, или лишь демонстрируют его, и вновь придумывают какую-нибудь фантастическую историю о своих приключениях или бурных переживаниях.

В отличие от истерических психопатов, которые сами верят в выдуманные ими истории и порой убеждены, что они на самом деле происходили, у гипертимно-истероидных психопатов нет отождествления себя с персонажами выдуманных приключений. Они придумывают их лишь для развлечения публики с целью привлечь к себе внимания.

В конфликтной ситуации гипертимно-истероидные психопаты могут совершать демонстративные попытки самоубийства, которые имеют целью привлечь к себе внимание, а не истинное намерение покончить с собой.

При гипертимно-эксплозивном варианте наряду с в целом повышенным настроением могут быть вспышки раздражительности, повышенной возбудимости, гневливости, которые возникают у них при малейшем внешнем противодействии и даже намеке на такую возможность.

Если психопатам оказывают сопротивление в их чрезмерной активности, такие вспышки могут перерасти в безудержное состояние с яростью, потоком нецензурной брани и даже в агрессивное физическое сопротивление. Причем, интенсивность эмоциональной ответной реакции по силе совершенно не соответствует незначительности оказанного противодействия.

Но такие бурные вспышки у них, в отличие от эксплозивных психопатов, быстро проходят, не оставляя после себя обиды и злопамятности, и все неприятности быстро забываются. Все же основной фон настроение всегда повышенный, а бурные эмоциональные реакции кратковременны. С человеком, который пытался оказать противодействие и стал объектом гнева психопата, восстанавливаются приятельские отношения.

Чаще всего гипертимно — эксплозивный вариант свойственен людям, перенесшим черепно-мозговые травмы.

У подавляющего большинства гипертимов, независимо от сочетания с иными психопатическими чертами преобладают низшие влечения. Усилено половое влечение. У гипертимов множество сексуальных связей, они нравятся многим женщинам из-за своей активности, бесшабашности и оптимизма.

Но их собственное отношение к партнершам, как и вообще ко всем людям, неустойчиво. Им свойственны непостоянство и недолговечные сексуальные связи. Они могут иметь несколько сексуальных партнерш одновременно, и ни к одной не испытывают глубоких чувств. Они могут многократно вступать в браки, увлекшись очередной партнершей по сексу, но упорядоченность семейных отношений и постоянство гипертимам быстро наскучивают, и они обзаводятся любовницей или пускаются в бесконечные любовные авантюры.

Их веселый нрав сочетается с поверхностностью и легкомысленностью, и женщины это быстро понимают. Браки часто распадаются по вине психопатов-гипертимов.

Многие из них начинают злоупотреблять спиртными напитками, и у них довольно быстро формируется влечение к алкоголю и алкоголизм.

К психиатру они попадают в периоды декомпенсации из-за многочисленных конфликтов в семье и на работе, из-за демонстративных попыток самоубийства, а также при сформированном алкоголизме.

Игорь Н. 40 лет. По профессии врач.

Из истории болезни: Родился в интеллигентной семье. Отец доктор наук, профессор. Мать имеет высшее образование. Алкоголем в семье никто не злоупотреблял.

Игорь с детства общительный, компанейский, легко знакомится с людьми, всегда имел много друзей и приятелей, хотя в основном, отношения были поверхностными.

С отличием закончил спецшколу с усиленным изучением английского языка, в совершенстве владеет им, затем медицинский институт. Сразу после окончания института работал в престижном институте, вначале на должности младшего научного сотрудника, но после защиты кандидатской диссертации быстро получил должность старшего научного сотрудника.

Злоупотребляет алкоголем со студенческих лет, в различных компаниях — со школьными друзьями, сокурсниками, затем коллегами, людьми творческих профессий. Переносимость алкоголя высокая — может выпить 2 бутылки водки или коньяка без явных проявлений опьянения. Выпивал довольно часто, и в будни, и в выходные дни.

Часто собирал большие компании на даче деда-академика или в своей большой квартире, которую ему оставил дед. Всегда нравился женщинам, хотя и не отличался внешней привлекательностью, но был высокого роста, физически очень крепким (ранее занимался спортом) и очень легким по характеру, с ним всегда всем было весело, он всегда был в хорошем настроении, остроумным, мог рассмешить кого угодно, никогда не обижал ни женщин, ни своих приятелей.

Ознакомьтесь так же:  Как вылечить синусит самому

Друзей и любовниц имел много, но все ему быстро надоедали, не любил постоянства , отношения были формальными, ни к кому долго не испытывал привязанности, умел сказать женщине, что они расстаются с обаятельной и невинной улыбкой, не отличался особой нравственностью и принципиальностью.

Вначале его профессиональная карьера складывалась удачно. Хотя не раз он получал замечания от шефа за пьянки и другие проступки, но все , в том числе и его руководитель, считали его «обаятельным шалопаем» и относились снисходительно к его манкированию своими обязанностями, надеясь, что с возрастом он «остепенится».

В возрасте 30 лет у него был бурный роман с женщиной из своего же отдела (до этого женат не был), которая в то время была замужем и имела от брака ребенка. Бешено ревновал её, требовал, чтобы она развелась с мужем и вышла замуж за него. Напившись, мог дать ей пощечину, хотя до этого никогда ни на одну женщину руки не поднимал, но по его собственному признанию, она его «доводила».

И действительно, это был тот случай, о котором говорят: «Нашла коса на камень» — женщина была эгоистичной, корыстной, расчетливой, истеричной и при этом остроумной, обаятельной, когда ей хотелось кого-то очаровать.

В период их романа и её регулярных отказов выйти за него замуж он пил очень много. Она не хотела менять свою спокойную и устоявшуюся жизнь на новый брак , хотела сохранить и мужа, и любовника, и при этом быть свободной в своем выборе и других любовников. Во время очередного бурного скандала он ударил её так сильно, что она потеряла слух на одно ухо, половина лица была сплошным синяком.

Игорь уехал на дачу и пил там «беспробудно» несколько дней. В один из таких дней он решил покончить жизнь самоубийством и, с его слов, уже «надел петлю на шею и встал на табуретку», но решил попрощаться с ней «перед смертью». Он рыдал и просил прощения, грозился, что сию минуту спрыгнет с табуретки, и добился, что она приехала к нему и простила. И все началось снова.

В конце концов на его клятвенные заверения, что он бросит пить, она решила, что он более перспективен, чем её муж-художник, отношения с которым ухудшились, и муж сам объявил ей о разводе. И она согласилась выйти за Игоря замуж.

В браке он резко переменился, почти не пил, не принимал участия в вечеринках прежних приятелей. а после рождения дочери стал «образцовым семьянином», хорошо зарабатывал, содержал семью, очень любил дочь. Сын жены от первого брака жил с родителями жены. В 1991 году он вместе с семьей и пасынком эмигрировал в США. В первые годы практически не пил, готовился к экзаменам, чтобы получить диплом американского врача. Неоднократно он пытался сдать экзамены, но так и не сдал их, а жена сдала экзамены. Жить было трудно, средств к существованию, кроме пособия, не было. Жена работала официанткой в ресторане, он перебивался случайными заработками .

Снова стал пить, гораздо больше, чем прежде. С самого начала не сложились отношения с пасынком, и тот в конце концов переехал к своему отцу, который к этому времени тоже эмигрировал. Жена постоянно упрекала его, и они все время ссорились.

Он продал квартиру деда в Москве за немалую сумму и пил на эти деньги. Один раз он приезжал в Россию и все, кто его знал, поразились произошедшей с ним перемене — он очень растолстел, обрюзг, изменился по характеру, всем было ясно, что он алкоголик. В конце концов жена бросила его, забрав дочь и переехала в другой город к своим родителям, которые тоже эмигрировали. В настоящее время он даже не пытается сдать экзамены, не работает, пропивает остатки денег от проданной квартиры.

Борис К. 57 лет, последние годы постоянно проживает в Израиле, но приезжает в Россию по делам.

По характеру жизнерадостный, общительный, всегда в прекрасном настроении, активен, с чувством юмора, вечный комик и «душа» любой компании, всегда берет на себя роль тамады.

Закончил Московский институт культуры, сам родом из Харькова, туда же вернулся после окончания института, работал в филармонии на разных должностях, организовывал гастроли артистов и музыкантов. Постоянно бывал в Москве по своим делам, здесь имел постоянную любовницу, у которой жил во время приездов.

Женат, жена на 16 лет моложе, заведует парикмахерской, тоже выпивает. Отношения с женой хорошие. От брака дочь, родилась, когда больному было 42 года, больна детским церебральным параличом, прикована к постели.

Больной злоупотребляет алкоголем с 20-летнего возраста. Не скрывает, что пил почти каждый день и помногу.

Считает, что пьянство — издержки его профессии : «Где вы видели артиста, который не пьет!» Не скрывает, что у него давно есть влечение к алкоголю: «Я без него не работник. Пробовал однажды бросить, так все дела развалил и друзей растерял».

Даже выпив 2 бутылки водки, остается веселым, дружелюбным, компанейским, никогда не сидит на месте, везде у него масса друзей. Выпив в одном месте, звонит в другое и отправляется туда один или прихватив с собой всю компанию и везде его встречали с восторгом. Любимым местом был ресторан ВТО, где его все знали и он всех знал, подсаживался то за один столик, то за другой.

Переносимость алкоголя очень высокая, даже сам не может точно сказать, какая. Хвастается, что может выпивать по четыре бутылки водки. При этом никто не видел его пьяным, он весел, болтлив и в трезвом состоянии, и в опьянении — жизнерадостный толстяк, всегда готовый посмешить и посмеяться сам, очень обаятельный и галантный с женщинами. При этом артисты его очень уважали и любили за покладистый, неконфликтный нрав, что довольно редко в этой среде. Он был хорошим администратором, легко устанавливал со всеми контакты, умело улаживал неизбежные конфликты между артистами, легко находил компромиссы и мирил их. У него была очень хорошая репутация, и со временем он стал организовывать и зарубежные гастроли. Легко освоил несколько языков, хотя и поверхностно, но мог забавно изъясняться на любом языке страны, где побывал.

Он никогда не пил один, потому что не выносил одиночества и вокруг него всегда были люди. Он умел очаровать женщину любого возраста и интеллектуального уровня. Даже отправляясь один в командировку, он сразу обзаводился приятельницами и приятелями уже в самолете или поезде, и у стюардессы неведомым образом сразу находилась бутылка водки для него, если он не захватил с собой, а проводница поезда бежала в вагон-ресторан и приносила ему все, что он просил. В новом городе он без проблем устраивался в лучшем номере лучшей гостиницы и ему позволяли делать то, что не позволяли делать другим проживающим — в его номере в первый же вечер собиралась шумная компания новых приятелей.

У него было множество любовниц, и он считался очень хорошим сексуальным партнером. Но постоянная любовница у него была одна — значительно моложе его, красивая, холеная, очень капризная и истеричная женщина. Он задаривал её подарками, гордился ею, но очень ревновал и причитал, что она «сведет его в могилу». Она устраивала бурные сцены по любому пустяку, в любом месте, где бы они ни находились, и потом он униженно просил у неё прощения, стоя под дверью с цветами и очередным подарком. Однажды она выгнала его из своего дома в нижнем белье, покидала из окна все остальные его вещи, но тут же сама выбежала за ним босая, в халате, и театрально заламывая руки, кричала : «Вернись, любимый!»

Они даже дрались, причем била его, в основном она, а он пытался лишь удержать её, но страшно гордился её темпераментом и экспрессивностью эмоций. Однажды они подрались на улице, у входа в ресторан ВТО на глазах изумленных прохожих — элегантная женщина в дорогой шубе и респектабельный господин, не менее дорого одетый. В пылу борьбы он нечаянно порвал её жемчужное ожерелье, и она пришла в ещё большее бешенство, колотила его сумкой, пинала ногами, пока он, стоя на коленях, выискивал в снегу рассыпавшиеся жемчужины. Об этом скандале со смехом говорила потом вся московская богема, знавшая об их отношениях, и он этим чрезвычайно гордился.

Он никогда не пытался бросить пить, пока не заболел — в возрасте 50 лет у него появились сильные боли в левом боку, было подозрение на злокачественное новообразование, но потом установили панкреатит. За время обследования он бросил пить, соблюдал диету, очень похудел, осунулся, выглядел тяжелобольным человеком.

После выписки из больницы он в течение года не пил, но как замечали окружающие и он сам, «стал другим человеком» — он говорил только о своей болезни. Сначала все его слушали, сочувствовали, потом он всем надоел, и его стали избегать. Он почти не работал, постоянно принимал лекарства и посещал врачей. Любовнице он наскучил, и она его выгнала. Он стал одиноким, несчастным и потерянным, уехал в Харьков к жене, с которой у него по-прежнему были хорошие отношения.

Через несколько месяцев вернулся в Москву уже прежним, радостно сообщал всем, что опять приобщился к «зеленому змию», начал пить, но постоянно ограничивал себя в диете и в спиртном, но повеселел, опять восстановил все дружеские связи.

About the Author: admin