Депрессия вечером

Депрессия вечером

Симптомы эндогенной депрессии

Обычный перечень симптомов, встречающихся при эндогенной депрессии, включает депрессивное (тоскливое) настроение, двигательную и психическую заторможенность, снижение интересов и уровня побуждений, идеи малоценности, суицидальные тенденции, тревогу, ауто- и соматопсихическую деперсонализацию, нарушение сна, потерю аппетита и ряд других вегетосоматических проявлений. Одним из ведущих психопатологических признаков эндогенной депрессии является болезненно сниженное настроение, которое больные характеризуют как тяжесть на душе, подавленность, беспросветность и т. п.

Как правило, при расспросе больные отмечают, что эта тоска отличается от обычного, ситуационно обусловленного горя или печали, но чем именно — они не могут объяснить. Приятные известия или события существенно не изменяют настроения. Именно этот компонент витальности отличает эндогенную депрессию от ситуационно обусловленной.

В психопатологической картине эндогенной депрессии тревога может проявляться широким набором признаков: в тяжелых случаях — ажитацией или «тревожным оцепенением», вплоть до полного ступора, паническим ощущением надвигающейся катастрофы, смерти, мучительным сжатием в груди, ощущением удушья (характерно что больные с .преобладанием тревоги жалуются на тяжесть, сдавление, боль за грудиной, а при преобладании тоски — в области сердца.

Разграничение тревоги и тоски зачастую представляет большие трудности не только для больного, но и для врача, тем более, что «чистая тревога», возникающая вне рамок аффективного психоза, всегда сопровождается сниженным настроением.

В отличие от нормального, болезненно измененное настроение, в частности депрессивное, определяется застойными патологическими аффектами. Поэтому внешние воздействия не могут изменить знак (характер) настроения, и лишь иногда они могут до некоторой степени усилить или ослабить его. И, так же как нормальное настроение может быть обусловлено комплексом нескольких эмоций, так и патологическое — несколькими сосуществующими аффектами.

Отличительной особенностью настроения при эндогенной депрессии являются суточные колебания, когда в первые утренние часы ощущается особенно интенсивная тоска, а поздно вечером она несколько смягчается.

Иногда больные пытаются дать этому психологические объяснение «К вечеру становится легче потому, что осознаешь, что кончился еще один мучительный день, можно хоть на время забыться сном».

Отсутствие суточных колебаний, как правило, бывает при тяжелых состояниях. Иногда отмечается извращенный суточный ритм, однако если он встречается у больных эндогенной депрессией, то при внимательном расспросе оказывается, что ухудшение к вечеру обусловлено не углублением тоски, а усилением обсессий, тревожных переживании и сомнений.

Иногда извращенный суточный ритм отмечается у больных с депрессивно-деперсонализационным синдромом.

Важным симптомом эндогенной депрессии, включенным Крепелином в триаду ведущих признаков является психическая заторможенность, которая проявляется в виде замедления темпа мышления и речи. Больные не сразу осмысливают вопросы, отвечают на них с большой задержкой, с трудом подбирают нужные слова и формулировки. Они отмечают, что мысли делаются медленными, неповоротливыми, они как бы «не зацепляются друг за друга». Особенно быстро замечают даже легкое замедление темпа мышления люди интеллектуального труда.

Истинную депрессивную заторможенность мышления иногда трудно отличить от проявлений астении. В первом случае темп мышления одинаково замедлен и в начале, и в конце беседы, в то время как во втором, он снижается в процессе беседы по мере истощения больного.

Очень важно для оценки состояния и выбора терапии дифференцировать замедление темпа мышление обусловленное депрессией от торможения, часто возникающего при интенсивной тревоге и напряжении. Несмотря на то, что у таких тревожных больных замедление темпа речи может достичь степени мутизма, их можно отличить по ряду внешних признаков: по напряженному, блестящему взгляду, застывшей напряженной мимике, но без выраженной скорби и т. д. Если такой больной все же произносит несколько слов, они вырываются с усилием, как бы преодолевая препятствие, в то время как при депрессивной заторможенности каждое слово произносится медленно, монотонно.

Иногда психическая заторможенность оказывается непропорционально сильно выражена по сравнению с другими компонентами депрессивного синдрома, в том числе и моторной заторможенностью. Распознавание депрессии у таких больных бывает затрудненным. Они производят впечатление растерянных, от них не удается получить описания их болезненных переживаний, в том числе и жалоб на сниженное настроение. В некоторых случаях они несколько напоминают псевдодементных больных. Лишь после окончания депрессивной фазы они рассказывают, что настроение у них было сниженным, но что они не могли ничего объяснить из-за почти полного отсутствия мыслей в голове. В некоторых случаях, они амнезируют некоторые периоды депрессии.

В отношении больных пожилого возраста с такой симптоматикой возникает предположение о наличии грубого органического (сосудистого) заболевания головного мозга, на фоне которого развилась депрессия. Однако у большинства таких больных органической симптоматики в период интермиссии не удается обнаружить.

Двигательная заторможенность чаще всего коррелирует с психической. В редких случаях она может достигнуть степени полной обездвиженности. Обычно же она проявляется в той или иной степени замедления скорости движений, походки. Моторную заторможеннесть также необходимо отличать от вялости, свойственной анергическим и астеническим состояниям, и от «тревожного оцепенения», достигающего иногда степени ступора. Часто больные с психомоторной заторможенностью с трудом поднимаются с постели в первую половину дня.

Для эндогенной депрессии характерно общее снижение психического тонуса. Резко падает уровень интересов; события, которые раньше занимали больного, представляются «пресными», пустыми, ненужными, больной старается избежать общения с окружающими. Стремление к уходу от всяческих контактов и деятельности обусловлено также тем, что повседневно возникающие обыденные задачи и вопросы, которые в здоровом состоянии решаются почти автоматически, в депрессии приобретают значение сложных, тягостных, неразрешимых проблем. Поэтому, наряду с общим снижением круга интересов, отдельные, часто незначительные, вопросы и события полностью поглощают внимание и помыслы, делаясь объектом постоянных тягостных переживаний.

Люди, работа которых протекает в строго ограниченных, стереотипных рамках, продолжают относительно долго справляться с ней, несмотря на то, что в остальных сферах болезнь уже привела к декомпенсации.

Ощущение своей беспомощности, бессилия, слабости становится почвой для возникновения идей малоценности, а иногда и суицидальных намерений.

Тягостность этих переживаний в еще большей степени усиливается благодаря присущим значительной части больных МДП личностным особенностям.

Для них характерны добросовестность, высокое чувство долга, ответственность, на службе их знают как людей, на которых можно положиться. Они, как правило, мягки, совестливы, удобны в общежитии, стремятся никого не обидеть, не задеть. У них отмечается тенденция к повышению своего социального и образовательного уровня: многие из них посещают различные курсы, кружки, вечерние школы.

Вообще этим людям присуще чувство некоторой неудовлетворенности собой и своим положением. Подобные черты в последнее время стали рассматриваться как типичные для преморбида больных эндогенной депрессией. Очевидно, в основе этих черт лежат повышенная тревожность, неуверенность, склонность к сомнениям, трудность принятия решения, сенситивность.

Эти особенности выражены в разной степени и в некоторых случаях достигают уровня, позволяющего квалифицировать этих людей как тревожно-мнительных личностей. В других случаях они выражены слабо, особенно в юности, и проявляются лишь в определенных ситуациях (болезнь близких, экзамены, резкая перемена ситуации, необходимость принятия ответственного решения, особенно когда имеются альтернативные варианты).

Часто тревожность и неуверенность не заме чаются ни окружающими, ни ими самими, пока не возникает такая ситуация. Они, так же как их близкие, характеризуют себя в прошлом как веселых, энергичных, достаточно решительных, но несколько впечатлительных и излишне переживающих неприятности.

С возрастом черты тревожности и неуверенности начинают постепенно усиливаться. У многих женщин они отчетливо проявляются после родов в виде чрезмерной боязни за ребенка, повышенной заботе о его здоровье. Иногда они обнаруживаются в период астении после перенесенного тяжелого заболевания. В дальнейшем, в случае неудачно сложившейся жизни, неуверенность и тревожность проявляются сильнее и могут значительно обостриться, особенно у женщин в период инволюции.

При определенной предрасположенности и достаточно высоком уровне тревоги возникают обсессии, причем при дальнейшем усилении тревоги они могут приобрести характер фобий.

Наличие обсессий в преморбиде больных инволюционной депрессией или по другим критериям — поздней монополярной эндогенной депрессией — было отмечено многими исследователями. У некоторых больных этой группы можно проследить определенные закономерности развития личности в додепрессивный период.

Один из возможных путей идет по типу гиперсоциализации: круг возложенных на себя обязанностей и интересов постепенно продолжает увеличиваться, хотя больным все труднее справляться ними, им все больше приходится выбирать между тем, что нужно делать и что можно отложить. Однако именно необходимость выбора создает для этих людей стрессовую ситуацию. Они начинают метаться между нерешенными проблемами мучаются угрызениями совести, и все больше запутываются в создаваемой ими же ситуации. В этот период нередко появляются неврастенические жалобы, нарушения сна, вегетативные сдвиги. Случайный дополнительный психотравмирующий фактор может спровоцировать возникновение депрессии.

Сходная картина нарастания тревоги наблюдается также у людей, которые в силу свойственной им неуверенности стремятся к постоянному самоутверждению: ставя перед собой все новые задачи, подстегивая себя, они создают ситуацию хронического стресса, которая в конечном итоге приводит к астенизации. Утомляемость, снижение работоспособности усиливают их неверие в свои силы и заставляют еще больше напрягаться в попытках добиться поставленных целей. Таким образом, создается своеобразный порочный круг, приводящий к постепенному развитию тревоги.

Для другого, противоположного первому, варианта развития характерна тенденция к своеобразной «инкапсуляции». Часто она наблюдается у людей, жизнь которых до возникновения депрессии складывалась по внешним признакам вполне благополучно. Отличительной особенностью развития их личности являются постоянное сужение круга интересов, переключение на одну какую-либо задачу, которая делается главной целью и интересом их жизни. В этой узкой области черты свойственной им и нарастающей с возрастом тревожной мнительности почти не проявляются, в то время как в остальных сферах деятельности неуверенность и тревожность с возрастом заметно усиливаются.

Ознакомьтесь так же:  Лекарство от гормонов стресса

Таким образом, сужая сферу своих интересов с подсознательной целью оградить себя от повседневных тревог, эти люди как бы сами создают предпосылки для тяжелой декомпенсации при неблагоприятном повороте событий. Как указывают наши наблюдения, подобная декомпенсация может привести к возникновению депрессии (Васильев В. З., Нуллер К. Л., 1976). С другой стороны, хроническая тревога (стресс) создает условия для истощения моноаминов мозга и, в конечном итоге, может привести к их дефициту, особенно в том случае, когда имеется генетически обусловленная слабость определенных звеньев их метаболизма.

Наблюдаемое при депрессии нарушение концентрации внимания, вероятно, зависит от ряда причин: снижения психического тонуса, идеаторной заторможенности, тревоги, прикованности к эмоционально значимым депрессивным мыслям. Этими же причинами обусловлены жалобы больных на ухудшение памяти.

Помимо этого ядра, в симптоматику депрессии входят ряд других проявлений, связанных с патофизиологическими механизмами болезни. Это нередко встречающиеся деперсонализационные расстройства. Более обширная деперсонализационная симптоматика имеет место при депрессивно-деперсонализанионном синдроме.

Для депрессии характерны нарушения сна, чаще всего в виде раннего пробуждения, которые мучительны для больного из-за того, что именно в это время тоскливое настроение и болезненные мысли и переживания особенно интенсивны.

Описанные выше «ядерные» симптомы депрессии, непосредственно обусловленные нарушениями функционирования мозга, создают базу для «депрессивного мироощущения». Прежде всего это относится к тоске.

Таким образом, тоска и тревога определяют аффективную структуру депрессивного синдрома. Этот аффективный стержень синдрома, наряду с нарушениями психомоторной активности, составляет основное ядро психопатологической симптоматики депрессии.

Очевидно, что «депрессивное мироощущение», приводит к формированию некоторых симптомов, которые, в значительной мере зависят от личностных, культуральных и социальных характеристик больного. К этим симптомам прежде всего относятся суицидальные тенденции и идеи малоценности.

При оценке риска суицидальной попытки его можно представить как результирующую двух противоположно направленных факторов: интенсивности суицидальных побуждений и психологического барьера, препятствующего их реализации. Интенсивность суицидальных побуждений определяется тяжестью тоски, степенью тревоги и аффективного напряжения, а также выраженностью других, перечисленных выше проявлений депрессии.

Относительно часты суициды у больных с затяжными депрессиями с выраженной соматической, ипохондрической и деперсонализационной симптоматикой. Отсутствие облегчения, приводит их к мысли о нераспознанной и неизлечимой болезни и, чтобы избавиться от мучений, такие больные пытаются покончить с собой. Наиболее серьезными и чаще всего просматриваемыми являются суицидальные попытки у больных с депрессивно-деперсонализационным синдромом. Суицидальные попытки у этих больных хорошо продуманы. Отсутствие существенной психомоторной заторможенности облегчает реализацию суицида. Кроме того, часто отмечаемая при тяжелой деперсонализации анальгезия позволяет больному производить крайне жестокие действия.

Так, один больной с депрессивно-деперсонализационным синдромом обломком от карандаша под одеялом медленно проколол себе кожу, межреберные мышцы и дошел до перикарда. По выражению лица никто из окружающих не смог ничего заподозрить, и только когда из-за кровопотери больной побледнел, суицидальная попытка была обнаружена.

Опасность просмотра суицидальных тенденций, а иногда и самой депрессии у таких больных также усугубляется тем, что выражение лица у них часто бывает не скорбным, а безразличным, нет выраженной заторможенности, а иногда они даже улыбаются невыразительной вежливой улыбкой, которая вводит врача в заблуждение. Такие улыбающиеся депрессии, крайне опасны в отношении ошибочной диагностики.

Однако в ряде случаев на фоне неглубокой эндогенной депрессии возникают реактивные ситуации или эндогенная депрессия «маскируется» реактивной симптоматикой. Подробно такие формы депрессии описаны ниже.

Как известно, депрессивные идеи относятся к группе аффективных (голотимных) и в значительной степени определяются интенсивностью аффекта: при меньшей аффективной напряженности они предъявляются как сверхценные идеи; по мере нарастания интенсивности аффекта исчезает способность к критике, и те же по фабуле идеи предъявляются больше в форме бреда, который по мере интенсификации все в большей степени определяет поведение больного. По мере уменьшения тяжести аффекта наблюдается обратная динамика.

Фабула депрессивных идей в значительной степени определяется личностными особенностями больного, его культурным уровнем профессией и т. д. Таким образом, на основании анализа депрессивных идей можно судить об интенсивности и структуре аффекта.

Другим симптомом, также отражающим аффективную структуру депрессивного состояния, являются навязчивости. Как правило, они возникают в период депрессивной фазы у людей с обсессивной конституцией в преморбиде. Характер навязчивостей также в большой степени определяется аффективной структурой депрессивного состояния. Так, при анергической депрессии, протекающей без заметного напряжения и тревоги, чаще встречаются обсессии относительно индифферентного содержания: навязчивые сомнения, счет и т. п. При выраженной тоске они могут носить характер хульных мыслей, навязчивых мыслей о самоубийстве (чаще о каком-то одном способе). Подтекст этих обсессивных переживаний — подумать или сделать нечто грешное, недопустимое, противоречащее моральным нормам.

При тревожной депрессии навязчивости проявляются в виде фобий.

Соматические симптомы депрессий

Для эндогенной депрессии характерен ряд соматических нарушений, которым придается большое значение при диагностике этого заболевания. Прежде всего обращает внимание сам внешний вид больного с достаточно сильной депрессией: мимика не только скорбная, но и застывшая, выражение скорби усиливается складкой Верагутта; поза согбенная, при ходьбе ноги волочатся; голос тихий, глухой со слабыми модуляциями или вообще не модулированный.

Одним из наиболее важных и постоянных соматических симптомов депрессии являются снижение аппетита и похудание. Тяжелых депрессивных больных, помимо исхудания, отличают «голодный запах» изо рта, обложенный язык и зев. Постоянным и иногда очень неприятным и мучительным для больных соматическим проявлением депрессии являются запоры.

Обычными являются нарушения в сексуальной сфере: снижение либидо, у женщин временная фригидность и прекращение менструаций, у мужчин — снижение потенции. Менее постоянно наблюдаются при депрессии некоторые болевые, неврологические и мышечные нарушения.

Ряд неприятных и болевых ощущений, возникающих при депрессии, связан с нарушениями тонуса гладкой и скелетной мускулатуры. К этим нарушениям относятся: неприятные, тянущие болезненные ощущения в области шеи и затылка. Сходные ощущения иногда возникают между лопатками, в плечевом поясе, в нижних конечностях, в области коленей, голеней. Не редки спастические явления: как судорогой сводит икроножные мышцы, чаще по ночам, причем до такой степени, что утром больные продолжают ощущать сильную боль, затвердение в икрах. При депрессии не-

редко возникают приступы крестцово-поясничного радикулита.

Отмечаются головные боли, сдавливающие затылок, виски, лоб и отдающие в шею, боли, напоминающие мигрень, и боли, напоминающие невралгию лицевого нерва. При депрессиях иногда описывают альгический синдром, очевидно, обусловленный снижением порога болевой чувствительности.

Значительная часть соматических нарушений чаще наблюдается в начале приступа депрессии или предшествуют ему, а также наблюдаются при тревоге (особенно это относится к мышечным и болевым симптомам).

5 признаков клинической депрессии

Клиническая депрессия, или большое депрессивное расстройство – это заболевание, а не просто пониженный жизненный тонус и плохое настроение. При проявлении ее симптомов становится трудно работать, учиться, спать, наслаждаться любимым хобби и общением с друзьями. Депрессию необходимо уметь распознать и незамедлительно начинать лечить. А всем окружающим больного стоит понимать, что человеку, находящемуся в депрессии, самостоятельно невозможно «взять себя в руки» и «перестать хандрить». Мы рассказываем о признаках, которые помогут выявить клиническую депрессию.

Что такое клиническая депрессия

Что такое клиническая депрессия

Клиническая депрессия – это длительное тягостное душевное и физическое состояние, проходящее волнами. Волны эти у всех заболевших проходят с разной частотой и последовательностью. Пик подавленности настроения сменяется незначительным облегчением, потом все повторяется вновь. В наивысшей точке этой воображаемой кривой состояние человека ухудшается порой до такой степени, что кажется невыносимым. У кого-то этот пик ощущается утром, а у кого-то вечером. Колебания происходят не только в суточном диапазоне, но и в более длинных временных промежутках – в месяцах и годах.

Что ощущает человек в период заболевания

Что ощущает человек в период заболевания

Ком в горле, упадок сил, одышка, невозможность сосредоточиться, чувство бесполезности и вины, порой даже мысли о самоубийстве и смерти – все это признаки, сопутствующие депрессии и позволяющие ее диагностировать. У человека часто не хватает сил заставить себя делать даже самую посильную работу. Он не способен заставить себя убраться, помыться, иногда даже встать с кровати. К сожалению, у некоторых людей депрессия продолжается годами, сменяясь более-менее продолжительными периодами ремиссии.

Что должны помнить люди, страдающие депрессией

Что должны помнить люди, страдающие депрессией

Люди, страдающие или перенесшие депрессию, должны помнить о том, что следует стараться избегать пограничных состояний, которые в очередной раз могут спровоцировать и вновь вернуть депрессивное состояние. Клиническую картину можно подтвердить повышенным содержанием гормона кортизола в крови больного. Лечат депрессию врачи-психотерапевты, назначая антидепрессанты и витамины. Неважно, какова природа самой депрессии, важно, что лечить ее следует медикаментозно, не исключая, конечно, в дополнение к медикаментозному лечению любые другие виды физиотерапевтического лечения и расслабляющего или активного отдыха. На этапе выздоровления часто применяется посильная трудотерапия.

5 признаков, которые помогут выявить клиническую депрессию

5 признаков, которые помогут выявить клиническую депрессию

1. Угнетенное эмоциональное состояние, тревога. В этом состоянии человек ощущает упадок настроения (апатия), у него занижена самооценка, он ощущает свою бесполезность, у него превалирует чувство вины, появляется слезливость, формируется комплекс неполноценности. У него пропадает интерес к жизни и появляется чувство безнадежности и беспомощности.

2. Десоциализация. В состоянии депрессии человек отказывается идти на работу, в институт, в школу. Привычная деятельность в социуме для него теряет всякий смысл. Пропадает мотивация.

3. Нетерпимость к окружающим. Появляется раздражительность, заторможенность. Человек уходит в себя, а любые советы близких людей и друзей воспринимаются в штыки.

4. Плохое общее состояние здоровья. Пониженный, реже повышенный, аппетит, нарушение сна, головные боли, запоры, нарушение менструального цикла, снижение полового влечения. Человек чаще лежит – «смотрит в стену», либо же испытывает неусидчивость – «не находит себе места». «Душа болит» – так характеризует это состояние он сам. Часто это состояние ощущается людьми не только как резко пониженный эмоциональный фон, но и как тягостное и вынужденное существование в период кризиса.

Ознакомьтесь так же:  Презентация на тему великая депрессия

5. Навязчивые пессимистические мысли. Это самоанализ с идеями самообвинения. Иногда, в самых тяжелых случаях, такие мысли могут быть направлены в сторону суицида.

Как лечить клиническую депрессию

Как лечить клиническую депрессию

Без медикаментов можно вылечить лишь самые легкие формы депрессии. В дополнение к медикаментам врачи рекомендуют всем известные приемы – это смена обстановки, успокаивающий массаж, свежий воздух, море, солнце, расположение друзей и близких родственников. Антидепрессанты – это, пожалуй, самая большая по медицинской статистике группа лекарств. Но подобрать лекарства больному должен врач. Именно подобрать, потому что назначая лекарство, врач следит за ходом лечения и часто корректирует свои же назначения. А так как лечение часто бывает длительным, лекарство приходится менять и из-за привыкания организма. Как правило, приемы антидепрессантов назначаются в небольших дозах и принимаются строго по схеме. Ни в коем случае нельзя заниматься самолечением. Важно помнить, что лечить депрессию самостоятельно опасно и неразумно.

обострение депрессии вечером

Психолог, Когнитивно-поведенческая терапия

г. Запорожье (Украина)

Психолог, Когнитивно-поведенческая терапия

г. Запорожье (Украина)

Психолог, Когнитивно-поведенческая терапия

г. Запорожье (Украина)

Психолог, Кинезиолог Online-консультант Skype

Психолог, Клинический психолог Супервизор

Психолог, Клинический психолог Супервизор

утром тоже бывает

Психолог, Клинический психолог Супервизор

Психолог, Клинический психолог Супервизор

Психолог, Клинический психолог Супервизор

мне кажется, у меня была оч насыщенная молодость и надо былл разделить период молодости от нового.
а такое ощцщение что не раздклилвсь,и все это уже тоску нагнетает. в период 2007-2012 были клубы,музыкк,парки,рвботв опредклнная, ощущения,и все было намного насыщкннее ..поездки,встречи.

сейчас получается я такого себе позволить не могу, дв и неинтересно уже. тогда и усллвия были лучше

а полцчается мне надо идти на работу хуже,чем ао молодости, общения нет, живу там гдк не хочу,с мамой, город нвдоел. все и так понятноти неинтереснр.

и чтобы отдклить нужна новая дечткльность, мужяина, переезд из городв, новые занятия, которые цже нкдоступны как и ноыая работв.

Депрессия или плохое настроение?

В России каждый третий взрослый человек страдает депрессией. Депрессия ухудшает качество жизни человека, негативно влияет на взаимоотношения с близкими, коллегами, снижает эффективность человека на работе.
Стоит отметить, что если ранее за помощью к врачу-психотерапевту обращалась преимущественно интеллектуальная и экономическая элита общества, осознающая важность полноценной активной жизни, то в последние годы увеличилось число людей среди всех слоев населения, предпочитающих пользоваться профессиональной психотерапевтической помощью.

Как понять, что у вас или ваших близких не просто плохое настроение, а депрессия, с которой нужно обращаться за помощью к врачу-психотерапевту?

Любая депрессия состоит из трех компонентов – расстройства настроения, вегетативных нарушений и усталости.

Первый компонент депрессии имеет отношение к изменениям настроения — печальное подавленное настроение длится больше двух недель. При депрессии появляется тусклое восприятие окружающего мира, все вокруг кажется серым и неинтересным. Присутствуют перепады настроения в течение суток – утром настроение может быть хорошим, но ухудшаться к вечеру. Либо настроение бывает плохим по утрам, и несколько развеивается к вечеру. У некоторых людей может не быть суточных колебаний настроения – оно постоянно печальное, грустное, подавленное и слезливое.

Подавленное настроение бывает с разными оттенками. Иногда это подавленное настроение с оттенком тоски, с оттенком тревоги, с оттенком отчаяния, а также равнодушия или раздражительности. Иногда человек может не осознавать своего печального настроения, но ощущать так называемые телесные проявления депрессии. При депрессии может появляться ощущение сильного жара в области груди, «тяжелого давящего камня на сердце». Реже депрессия проявляется как хроническое ощущение боли в каком-либо участке тела, в то время врачи других специальностей не находят органических причин для боли.

Очень часто на ситуацию длительного стресса человек реагирует депрессией с оттенком тревоги. Тревогу люди чувствуют по-разному. Она может проявляться и в страхе засыпания, кошмарных сновидениях, и в постоянном страхе и воображении того, что с близкими и родными случится нечто ужасное. Иногда человек описывает тревогу, как нервозность и невозможность усидеть на одном месте. Постоянное ощущение беспокойства не дает возможности расслабиться, например, человек не может сидеть спокойно на стуле более двух- трех минут – «ерзает на стуле, потом вскакивает и начинает ходить по комнате».

Очень сильная тревога (57 балов по шкале Шихана и более) возникает на фоне развернутой депрессии, и проявляется в виде приступов паники (чувство нехватки воздуха, сердцебиения, дрожь в теле, ощущения жара). Если возникла сильная тревога, это говорит о том, что у человека сформировалась огромная подводная часть айсберга депрессии, а тревожное расстройство является вершиной этого айсберга депрессии.

Если при тревожной депрессии человек не может усидеть на месте, то при остальных формах депрессии ему, наоборот, становится труднее двигаться. Если человек спит по 12 -14 часов в сутки, у него отсутствует чувство бодрости по утрам, а обыденные действия — варить суп, убирать квартиру с помощью пылесоса — кажутся ему непосильными или бессмысленными, это может оказаться проявлением апатической депрессии.

Процессы торможения при депрессии охватывают весь организм – человеку становится труднее думать, у него значительно ухудшается память и внимание, что заметно отражается на работоспособности. Трудности с концентрацией внимания проявляются в том, что человек устает от непродолжительного просмотра телевизора или от прочтения нескольких страниц интересной книги. Или, например, человек может долго сидеть перед компьютером, но не в состоянии сосредоточиться на работе.

Второй компонент депрессии включает в себя вегетативные нарушения (проявления вегето-сосудистой дистонии). Если кардиолог и терапевт исключили соответствующие органические заболевания, то учащенное мочеиспускание, ложные позывы, головные боли, головокружения, колебания артериального давления и температуры трактуются как дополнительные вегетативные признаки депрессии.

На желудочно-кишечный тракт депрессия влияет следующим образом: у человека пропадает аппетит, отмечаются запоры по 4-5 дней. Значительно реже, при атипичной форме депрессии, у человека отмечается повышенный аппетит, диарея или ложные позывы.

Депрессия не обходит стороной и половую систему организма. В результате развивающейся депрессии у мужчин и у женщин притупляются ощущения в сексуальной сфере. Намного реже депрессия проявляется в виде навязчивой мастурбации, или в форме бегства в многочисленные беспорядочные связи. У мужчин часто появляются проблемы с потенцией. У женщин при депрессии может быть регулярная задержка менструаций на 10- 14 дней, в течение полугода и более.

Третий компонент депрессии – астенический, включает в себя усталость, чувствительность к изменениям погоды, раздражительность. Раздражение вызывают громкие звуки, яркий свет и внезапные прикосновения незнакомых людей (например, когда человека нечаянно толкнули в метро или на улице). Иногда после вспышки внутреннего раздражения появляются слезы.

При депрессии наблюдаются различные расстройства сна: трудности с засыпанием, поверхностный беспокойный сон с частыми пробуждениями, либо ранние пробуждения с одновременным желанием и невозможностью заснуть.

Депрессия имеет свои законы развития. Есть признаки, которые свидетельствуют о тяжести депрессии. Признаком значительного усиления депрессии являются размышления о бессмысленности жизни и даже о суициде. Так, общее чувство нежелания жить, размышления о бессмысленности или бесцельности жизни, а также более отчетливые суицидальные мысли, намерения или планы появляются последовательно при тяжелой депрессии. Появление данных симптомов у вас или ваших близких является показанием для срочного обращения к врачу-психотерапевту. В этом состоянии важно как можно быстрее начать лекарственное лечение депрессии в адекватной дозе.

Лекарственное лечение депрессии назначается, если уровень депрессии по шкале Зунга равняется или превышает 48 баллов. Эффект обусловлен влиянием лекарства на систему серотонина (гормона счастья и удовольствия), норадреналина и др. На фоне стабильного настроения гораздо проще решить психологические проблемы, разрешить конфликтные ситуации.

Многие люди боятся принимать антидепрессанты, т.к. считают, что якобы к этим препаратам развивается привыкание (зависимость от препарата). Но это совсем не так, к антидепрессантам привыкание (зависимость от лекарства) вообще не развивается. Привыкание вызывают сильные успокоительные и снотворные из группы транквилизаторов (бензодиазепинов). Депрессию же лечат принципиально другими препаратами – антидепрессантами.

В зависимости от оттенка подавленного настроения врач-психотерапевт назначает разные антидепрессанты. Есть антидепрессанты, которые лечат депрессию с оттенком тревоги. Существуют препараты для лечения депрессии с оттенком апатии, равнодушия и т.д. При правильно подобранной дозировке лекарств через три-четыре недели депрессия начинает подвергаться обратному развитию — исчезают суицидальные мысли, тревога, появляется желание активно действовать, стабилизируется настроение.

Антидепрессанты начинают действовать в конце второй – третьей недели. Почувствовав улучшение, большинство людей уже на четвертой неделе бросают прием антидепрессанта, и, как следствие, через несколько недель депрессия возвращается. Чтобы полностью вылечить депрессию очень важно выдержать весь курс лечения депрессии, назначенный врачом-психотерапевтом.

Длительность курса лечения антидепрессантами определяет врач-психотерапевт индивидуально в каждом конкретном случае. Но, как правило, курс лечения антидепрессантами длится от 4х месяцев до года, иногда дольше. Иногда врач-психотерапевт после основного курса лечения может назначить курс поддерживающего лечения, чтобы закрепить эффект лечения депрессии. Легче всего поддаются лечению депрессии длительностью менее полугода. Если человек откладывает лечение на два-три года, а то и на восемь – десять лет, то курс лечения значительно увеличивается, и может достигать полутора лет с полутора годами поддерживающей терапии.

К депрессии в психотерапии нужно относиться как высокой температуре в практике общих болезней. Высокая температура не является диагнозом, она свидетельствует о телесном неблагополучии. Когда у человека высокая температура, он обращается к врачу, и специалист разбирается — это грипп, аппендицит или что-то еще. Так и депрессия говорит о том, что на душе у человека плохо, и ему нужна психологическая помощь. Врач-психотерапевт назначает «жаропонижающее» — антидепрессант, и далее с помощью методов психотерапии помогает человеку разобраться с той проблемой, которая явилась причиной депрессии.

Ознакомьтесь так же:  Клаустрофобия купон екатеринбург

Депрессия вечером

Депрессия — великое ничто

Мартин Шонгауэр. Искушение святого Антония. Гравюра на меди. Ок. 1475. Музей Метрополитен, Нью-Йорк.

Сегодняшняя запись будет самой мрачной, занудной и провокационной из всех, что уже были. Обещаю дальше перейти к более жизнеутверждающим темам и разнообразить психиатрические разговоры «общечеловеческими». А пока убираем от экранов детей, стариков, беременных женщин и вообще всех убираем, да поскорее.
Ползая по чужим ЖЖ, я то и дело досадую, что не получается найти рассуждение о том, что меня интересует. Казалось бы, вот вам предмет, касающийся очень многих, — депрессия, депра, депресняк, подруга Д. Однако при этом, насколько я знаю, никто еще не описал подробно и красочно депрессивный эпизод по собственному опыту. Больные ограничиваются констатацией «у меня депрессия», потому что после этой фразы сил уже нет, а надо еще ползти от компа до кровати. Здоровые копируют безликие медицинские сводки, где говорится, что для депрессии характерна тоска, идеи самообвинения, снижение работоспособности бла-бла-бла. Там всё правда, но представьте, что человек обгорел до мяса на пожаре, а в карте ему пишут «жалуется на болевые ощущения в местах ожогов». (Затрахал прям своими жалобами). Вот и придется мне вывернуть себя наизнанку, чтобы в ЖЖ наконец-то появилось адекватное описание депрессии. Надеюсь, что адекватное, хотя, разумеется, неполное и субъективное, основанное только на собственных симптомах, эмоциях, мыслях. Извините меня хотя бы тем, что я веду дневник, а не пишу руководство для врачей.
О депрессии писать трудно потому, что там в ней ничего нет, пустота, которой, как известно, боится природа, вакуум, черная дыра, антиматерия, отрицательные числа. Есть такая штука — апофатическое богословие. В нем нельзя сказать, кем и чем является бог, можно только определить, кем и чем не является. С депрессией нечто похожее: она не имеет образа, названия, субстанции и смысла, она аморфна и безлика, чем и похожа на смерть, которую, как поняли еще в древности, человеку невозможно помыслить. Когда вы пытаетесь представить себе смерть, вы так или иначе вызываете внутри сознания образы, которые вы способны воспринять, только будучи живы. Можно увидеть внутренним взором труп, кладбище или гроб, но нельзя помыслить небытие и отсутствие сознания в целом.
Но вернемся к депрессии, а я буду вашим Вергилием и Дантом в одном лице. Когда она надвигается, сначала можно подумать всё что угодно, но только не о депрессии. Возникает раздражение по мелочам: люди на глазах глупеют, автобус не приходит дольше чем обычно, солнце слишком жаркое, а дождь необычно холодный и мокрый. Одежда становится тесной и неудобной, мебель жесткой, едва заметные обычно тактильные ощущения приносят боль. Настроение — легкая досада, нетерпение, ворчливость. Потом возникает мысль о том, что я какой-то уникально невезучий и только у меня дела идут так натужно. У всех, дескать, стул под попой мягкий и только у меня жесткий. Мне, мол, достается самая тяжелая работа и самые бездарные коллеги. Родные на мне только ездят, хоть бы чуть сами помогли. На этой стадии я ничего не успеваю, всё делаю долго и отвлекаясь. Хочу придерживаться строго плана и жесткого режима, но не выдерживаю его и сержусь на себя.
В одно отнюдь не прекрасное утро я понимаю, что меня примагничивает к подушке. Возникает подозрение, что подскочила температура, но ее нет. Встать тяжело, как после умеренного похмелья, тело стало каким-то неудобным, и в нем чувствуется не то что бы боль, но всеобъемлющая ноющая усталость. В голову лезет всякая дрянь, прежде всего на тему того, кто и как меня притеснял. Чем больше завидую предполагаемой легкой жизни ближнего, тем больше понимаю, что своя не удалась. А почему? Все вокруг гады, накинулись на хорошего человека — вот почему. Вдруг осеняет мысль: да ведь я сам во всем виноват, испортил себе жизнь ленью, гордыней, тщеславием, жадностью. Думаю о людях плохо, требую внимания к себе, а надо самому ближнего-то любить, о нем думать, а не о себе. Но думать о чем-то, кроме себя, своих напастей и желанной жизни без забот в окружении верных подданных, уже не получается. Хочется побыть одному. Люди отвлекают и слишком суетятся. Страшно, что кто-то дотронется до меня, противен их запах, лицо, вид непокрытых частей тела. Мне неинтересно то, что они мне говорят, но поделиться собственными мыслями я тоже не могу.
При эндогенной депрессии человек плохо чувствует себя утром, лучше вечером и опять плохо, если засидится допоздна. С 15 до 23 часов всё вышеперечисленное богатство может вообще пропасть. Остается только ощущение скуки, нетерпение и своего рода неплавность мыслей: они не движутся сами собой, а мучительно выдергиваются из головы после сознательного приказа «надо подумать вот об этом или о том». Если пустить дело на самотек, то я буду спать с 2 до 12 часов, с 12 до 14 бесцельно слоняться по Интернету, потом что-то съедать, в 16 выйду на улицу, в 18 вернусь и сяду за дела, причем после 23 состояние постепенно вернется к утреннему, но я не смогу уговорить себя лечь в кровать до 2 часов ночи.
Тоска и скука нарастают. Работа кажется невероятно сложной и непреподъемной, лучше за нее и не браться. Отвлечься на что-то другое тоже не получается: скучно от книг, музыки, фильмов, игр и прогулок. Также я не чувствую вкуса пищи, с трудом вдыхаю тяжелый и липкий воздух. Вот тут-то начинается зияние неописуемой пустоты. Вокруг много предметов, но для меня их уже нет. У них словно бы нет ни цвета, ни формы, ни каких-либо других существенных качеств, ни смысла для меня, будто это не сама реальность, а — внимание! — отсканированная фотография с муляжа. Я погружаюсь в бетонный мешок с гладкими, уныло серыми стенами. Снаружи нет ничего, на чем сконцентрировались бы органы чувств, и потому они обращаются к себе. Отныне весь мир органичен мной самим, а там внутри ничего достопримечательного тоже нет. Разнообразит жизнь только тревожное явление дереализации: всё вижу как на экране, воспринимаю как игрушечное, как сон или видение, люди обращаются в длинные вечерние тени, а внутри поднимается чувство затерянности и опустошенности, будто бы я на Луне или хотя бы в незнакомом городе, где говорят на чужом языке. Это чувство щемит сердце до сладкой боли и возрождает напоследок что-то человеческое в душе. Исчезают мысли о собственно житейских проблемах, хорошая жизнь уже не представляется умственному взору, потому что возможность счастья на этой луноликой Земле равна возможности быть счастливым в желудке акулы. Что касается ближних своих, то всех простил и веду себя как пай-мальчик.
И вот опять утро, когда начинается то, что можно описать только в отрицательных терминах. Кругом безликое нечто, оно же ничто, напоминающее вязкий, бесцветный гель. Он расползается с первыми лучами рассвета и наполняет все углы, проникает внутрь меня и растекается по телу тяжелой массой, от которой ноет всё внутри. Достигнута точка пересечения боли двух видов: тоска воспринимается как физическое страдание, а телесные страдания ощущаются психологически как скука и отчаяние. Тоска распространяется из груди по всем направлениям. Тело скованное и, кажется, обвисшее, вроде мягкой клизмы, наполненной водой. Оно не подчиняется моей воле, переливается, как медуза. Скованность в руках и ногах заставляет предпринимать неимоверные усилия, чтобы двигаться. Время останавливается — ничего никогда не было, нет и не будет. Плохого настроения нет — оно вообще отсутствует, потому что настроение — это отношение к окружающей реальности, а вот именно она перестает существовать. Остаются обрывки реальности: бьющий в глаза свет, неприятные запахи, скрежещущие звуки. Это мусор, плавающий на поверхности вязкой субстанции, целиком покрывшей мир.
Вы полагаете, дальше уже некуда? Стоп, не расходимся, граждане, нас ждет эффектный финал. Нижеследующее состояние я испытывал всего-то пару раз, но некоторые приходили к решению, что им хватит одного и повторения надо гарантированно избежать. Вытерпеть без какой-то помощи извне ЭТО не в силах никто, и замечу, никто не сумел пока объяснить, что же это такое. Вешаются, топятся, стреляются, травятся, прыгают отовсюду, а вот определить, в чем заключается сие страшное страдание, не могут. Я тем более не берусь, но хочется кататься по полу, царапать грудь ногтями, бросаться на твердые и острые предметы, биться головой о стены, стонать, выть, вопить. При людях я ничего такого не проделывал, но очень тянуло, а в одиночку было всякое. В подобном состоянии организму (уже не человеку) нужно только одно: выключить сознание, чтобы прекратилось всё разом. Никакой разницы с сильнейшей физической болью, от которой тоже, случается, в окно выходят. Если бы в таком состоянии мне сказали, что смерть придет через 3 минуты, то я бы пришел в ужас, поскольку этот срок мне показался бы вечностью. Убейте меня, дайте мне умереть, немедленно, ну же. Занавес.
Да, всё проходит, и вскоре даже появится шанс наслаждаться маниакальной фазой. У тех, кто доживет. Но как депрессивный больной я радуюсь одному: что живу в последний раз и эта жизнь сравнительно коротка. В ней есть и хорошее и плохое, но лучше ничего вообще, чем эта гремучая смесь. И как же отрадно, что будет рубеж, за которым уже точно ничего плохого не случится. Например, депрессии.

About the Author: admin