Депрессия опасно для жизни

Чем опасна хроническая депрессия?

Состояние «ничего не хочется», подавленность и разбитость не так безобидны, как может показаться. Чем старше мы становимся, тем опаснее пребывание в депрессии, полагают ученые.

По их данным люди старше 50 лет, страдающие хронической депрессией (в течение более двух лет), подвергаются почти удвоенному риску получить инсульт. К сведению: инсульт (блокировка тромбом или разрыв сосуда головного мозга) сегодня одна из главных причин смерти в развитых странах.

«Как именно работает связь депрессии и инсульта, нам еще предстоит изучить, — говорит автор исследования Паола Гилсанц из Гарвардской Школы общественного здравоохранения имени T.Х. Чена. — Но и сейчас кажется очевидным, что причина скрывается либо в поведении (например, в том, что страдающие депрессией менее активны и больше курят), либо в биологических факторах (к примеру, воспалительные процессы в организме, высокое артериальное давление, диабет, повышенный уровень холестерина)».

В течение 12 лет ученые собирали данные о 16 178 человеках, у которых до начала исследования не было проблем с сосудами. Каждые два года с ними проводили интервью, чтобы определить наличие симптомов депрессии, а также регистрировали, были ли инсульты. За 12 лет с участниками эксперимента случилось 1192 инсульта. Было отмечено, что участники с симптомами депрессии, которые обнаруживались на двух интервью подряд, переживали инсульты почти в два раза чаще. Примечательно, что связь инсульта с депрессией сильнее проявлялась у людей младше 65 лет. Те, кто только на одном интервью демонстрировали признаки депрессии, а затем болезненное состояние удавалось вылечить или оно проходило само, все же подвергались повышенному на 66% риску инсульта по сравнению с теми, у кого вообще не было депрессии.

Подобный факт удивил ученых, которые ожидали, что после излечения депрессии риск инсульта снижается. Однако он оставался высоким как минимум еще в течение двух лет. Особенно у женщин.

Авторы исследования подчеркивают важность ранней диагностики и лечения депрессии — до того, как накопятся эффекты ее разрушительного влияния на организм.

P. Gilsanz et al. «Changes in Depressive Symptoms and Incidence of First Stroke Among Middle‐Aged and Older US Adults», Journal of the American Heart Association, May 2015.

Депрессия и насколько она опасна

  • vikont
  • 10.11.2017
  • 2560
  • 0 Комментариев

Что такое депрессия

Ощущение подавленности, устойчивое плохое настроение, негативные мысли: с этим встречался хотя бы раз в жизни каждый человек. Подобные состояния являются достоверными признаками депрессии.

Депрессия сегодня является самым распространенным психическим расстройством. Однако, не смотря на то, что ее опасность доказана, масса людей не считает данное состояние болезнью, предпочитая не предпринимать никаких мер.

Но насколько опасны подобное самочувствие? И как распознать депрессию?

Виды и причины депрессии

Депрессивное состояние не возникает на пустом месте. Когда жизнь человека наполнена яркими приятными красками, едва ли он будет думать о плохом и впадать в уныние. Подавленность и меланхолия возникает, когда на жизненном пути возникают какие-либо проблемы, справиться с которыми человеку сложно.

Депрессия часто проявляется во время различных жизненных неурядиц: проблем в семье, на работе, а также расстройств личности. В сознании индивида происходят изменения, зачастую не осознаваемые им. Насколько тяжелым будет состояние депрессии зависит от того, что ее спровоцировало. Доподлинно причины депрессии не известны. Однако выявлено, что на наступление недуга влияют:

  • соматические заболевания;
  • сезонная нехватка света;
  • злоупотребление психоактивными веществами;
  • у женщин это может быть дородовое и послеродовое состояние.

Выявлено то, что депрессия встречается у женщин гораздо чаще, чем у мужчин в силу отличий в гормональном строе.

Виды депрессии

Депрессивная болезнь делится на:

В этом случае ее вызывает какой-то внешний раздражитель (болезнь близкого человека, увольнение, другие нежелательные внешние явления)

Такое состояние вызвано внутренними личностными проблемами

Считается, что депрессия, вызванная внешними факторами является более опасной, нежели эндогенная.

Депрессия имеет 3 стадии развития:

  • дистрофия – ситуация, когда человек находится в плохом настроении довольно долгое время (около года);
  • депрессивный эпизод – состояние, характеризующееся более тяжелыми ощущениями. При затяжном депрессивном эпизоде нередко совершаются попытки суицида;
  • депрессивное расстройство – диагноз депрессивного расстройства ставится, когда в жизни человека имеет место повторение депрессивных эпизодов.

Исходя из описания состояний, можно увидеть, насколько тяжелым и опасной может быть депрессия и почему важно относиться к заболеванию серьезно.

Признаки болезни

Человека, подверженного депрессии, узнать не трудно. Он зачастую говорит тихо, замкнут, подавлен, меланхоличен. Индивид не стремиться к общению с окружающими, он скорее старается отгородиться от внешнего мира.

Симптомами депрессивной болезни могут быть:

Снижение настроения, беспричинная грусть, излишняя замкнутость.

Бессонница, отсутствие аппетита.

Сбои мышления, снижение концентрации внимания.

Устойчивая низкая самооценка.

Нежелание жить, потеря смысла жизнь и радости.

Выделение симптомов депрессивного расстройства, как и их причин весьма условно. Они могут присутствовать как единично, так и одновременно.

Депрессию можно спутать с другими заболеваниями. Она может проявляться как симптомы мигрени, истощения организма или какого-либо иного заболевания.

Опасность заболевания. Последствия.

Часто люди недооценивают опасность затяжных угнетенных состояний, считая, что они не несут большого вреда и являются временными. Поход к психотерапевту – это последний шаг, который многие готовы сделать в борьбе с постоянной меланхолией.

А некоторых людей подобные угнетенные ощущения не покидают годами. Они считают постоянную грусть – своей чертою характера. Кто-то оправдывает такой хандрой какое-либо неподобающее поведение.

Однако, с депрессией лучше не шутить. Частые, повторяющиеся подавленные состояния влияют на состояние организма в целом. Человек не может вести нормальную социальную жизнь, становится безразличным и апатичным. С такой личностью тяжело общаться даже самым близким людям.

К чему ведет депрессия? Потеря вкуса к жизни, сниженная самооценка чувство подавленности побуждают человека искать спасение в небезобидных веществах, таких как алкоголь. Употребление психотропных и других вещество приводит к ухудшению самочувствия, возникновению новых тяжких заболеваний.

Вывод: депрессию обязательно нужно лечить, иначе это грозит серьезными последствиями для здоровья и для всей жизни.

Не всегда человек может осознать то, что у него депрессия. Но при обнаружении затяжного подавленного состояния, нужно обратиться к психотерапевту. С депрессией на первоначальной стадии человек может справиться сам. Однако для этого нужно четко понимать внутренние или внешние причины подавленного состояния.

При более сложной форме расстройства поможет лишь комплексный подход. Он состоит из следующих этапов:

Лекарства обязательно назначает врач. Он отталкивается следующих факторов:

  • тяжесть заболевание у больного;
  • частота депрессии, была ли она диагностирована ранее;
  • наличие у пациента противопоказания к применению определенных лекарств

Этот этап обязателен. Психотерапевт поможет человеку осознать причины депрессии. Цель врача – научить контролировать свои эмоции. При психотерапии немаловажным моментом являются доверительные отношения между врачом и пациентом.

С депрессией нужно начинать бороться, когда она только подступает. Важно помнить, что собственные усилия больного в лечении депрессии – это самое важное. Чтобы выйти из подавленного состояния, человеку нужно постоянно работать над собой.

Рекомендации врачей во время депрессии:

  • не принимайте жизненно важных решений в период депрессии, например, развод, сделки с недвижимостью; в это время сложно адекватно оценить принятое решение;
  • не подвергайте себя стрессам и заботьтесь об организме, об иммунитете; не рекомендованы большие физические нагрузки;
  • не замыкайтесь в себе, общайтесь с родственниками и друзьями, людьми, близкими по духу
  • избавляйтесь от негативных мыслей (важно научиться переключать их на нейтральные и оптимистичные)
  • пусть в жизни будет больше приятных мелочей: вкусная еда, занятия танцами или любимым спортом

Жизнь человека не может состоять только из белых полос. Столкнувшись с неприятностями, важно не впадать в отчаяние, понимая, что они являются временными. Депрессия – излечимое заболевание, главное не пускать все на самотек, не замыкаться в себе, сохраняя доверие к миру.

Улыбающаяся депрессия. Чем опасно стремление быть не хуже других

Одна моя знакомая, деловая женщина сорока лет, в последнее время всерьез увлеклась гольфом и теперь регулярно участвует в соревнованиях. В этом нет ничего удивительного: сегодня люди разных профессий и возрастов активно занимаются спортом — это примета времени. Меня поразило другое: ее буквально выбила из колеи неудачно проведенная игра.

Казалось бы, она успешная женщина, у нее с мужем своя юридическая компания, она счастлива в браке, ее сын и дочь учатся в Англии, она занимается благотворительностью, зачем ей еще и спортивные достижения, которые требуют серьезных физических и эмоциональных затрат? Почему для нее это так важно?

Ознакомьтесь так же:  Препараты для лечения медикаментозный ринит

Раньше бизнес-леди предпочитали фитнес: приходили в клуб в 7 утра, плавали, потом шли на аэробику, оттуда в хамам и только потом на работу. Теперь они занимаются триатлоном, бегают марафон, играют в гольф. Это стало неотъемлемой частью социально одобряемого образа современной деловой женщины. Из чего складывается этот образ, что входит в обязательную программу «отличницы по жизни»?

Во-первых, это успехи в бизнесе.

Во-вторых, идеальная семья: муж, дети, которые отлично учатся и хорошо себя ведут, которых не стыдно «вывести в свет».

В-третьих, она должна прекрасно выглядеть, модно и дорого одеваться, иметь своего стилиста.

В-четвертых, нужно быть в курсе всего, что происходит в сфере культуры, участвовать в светских мероприятиях.

И, в-пятых, к этому списку добавился еще и серьезный спорт.

Конечно, требовательность к себе, стремление быть впереди — это совсем не плохо. Только в сутках всего 24 часа, и их явно не хватит, чтобы успеть «освоить» все пять пунктов. Но внутренняя установка «отличницы» гонит ее вперед и вперед. Она будто мчится на двухколесном велосипеде, когда нельзя ни на минуту остановиться или расслабиться, иначе потеряешь равновесие и, не дай бог, отстанешь «от основной группы». Любое отставание — это удар по самолюбию.

Эта бесконечная гонка выматывает и физически, и морально. У тебя нет возможности посвящать свое время и силы работе, семье, друзьям, ты не можешь побыть наедине с собой и подумать, куда и зачем бежишь. Ты уже не принадлежишь себе — на автомате делаешь то, что, как представляется, от тебя ожидают окружающие.

Что в результате? Усталость, перепады настроения, подавленность, бессонница, опустошение. «Я кручусь, как белка в колесе», «Я выжата, как лимон…» А ведь надо выглядеть энергичной, бодрой, несгибаемой. Психологи называют это улыбающейся депрессией. Говорят, что улыбка — лучший макияж для женщины. Но за этой улыбкой все чаще кроется отчаяние и беспросветность, которые прорываются слезами и раздражением, как только «леди совершенство» покидает публичное пространство и оказывается наедине с собой или в кругу близких.

В таком состоянии успешные люди зачастую начинают принимать психотропные препараты. В России растет потребление антидепрессантов — еще немного и мы догоним в этом Америку, где они стали буквально бедствием. «В настоящее время 20% населения США принимают психотропные препараты, и количество передозировок и смертельных исходов в результате употребления препаратов, назначенных врачом, превышает эти показатели для «уличных» наркотиков», — отмечает американский психиатр Аллен Френсис.

Мы все время хотим что-то кому-то доказать, в чем-то преуспеть, преувеличивая внимание окружающих к нашим достижениям. Нужно перестать «страдать манией величия» и зависеть от чужого мнения. Конечно, все мы нуждаемся во внимании, одобрении, принятии со стороны других, но это не должно нам мешать, влиять на нашу жизнь. Поэтому надо принять собственное несовершенство, сказать себе «вольно» и сосредоточиться на своих делах.

Стоит подумать о том, как распределить силы, чтобы их хватало на главное. И начать можно с конкретного шага — выстроить иерархию своих целей, расставить приоритеты, ответить на вопросы «чего я хочу?», «зачем мне это?». Надо «отделить фон от фигуры» — значимое от незначимого. Фигура — это наши сущностные цели. Они неравнозначны и, как на мишени, распределяются на три круга, которые укладываются в «правило трех В»Ведущее, Важное, Второстепенное. Как ему следовать?

Ведущее. Надо понять, что в данный момент является нашей ведущей деятельностью: недавно родившийся ребенок, новый важный проект в бизнесе или книга, которую мы решили написать. Это может быть и спорт — скажем, участие в Нью-Йоркском марафоне. Главное, чтобы это была собственная, осмысленная, не случайная, не навязанная извне цель.

Важное. Выделим максимум два дела. Для кого-то это будет покупка дома и свадьба дочери. Для кого-то — здоровье родителей и подготовка магистерской диссертации. В какой-то момент любое из этих дел может оказаться на первом месте или уйти в разряд второстепенных — все зависит от конкретной жизненной ситуации.

Второстепенное. Это третий ряд дел. Их может быть не более четырех: например, регулярные встречи с друзьями, разработка нового дизайна квартиры, посещение лекций по современному искусству, участие в работе благотворительного фонда.

В результате такой ревизии, возможно, придется от чего-то отказаться (например, от бега по утрам), а что-то, наоборот, начать делать (каждый день звонить маме). Мы определяем этот список сами и выделяем время и ресурсы на каждое из дел соответственно его месту в иерархии. Это осмысленные цели, которые мы сами себе ставим и отчитываемся за их достижение только перед самими собой. Цели могут меняться, но они никогда не зависят от мнения других, от моды, от общественных ожиданий.

Ограничивая себя, перестав распыляться, сконцентрировавшись на «стратегических направлениях», мы сможем качественно делать то, что действительно важно, а наша энергия будет не убывать, а, наоборот, возрастать. Конечно, грустно расставаться с образом «леди совершенство», зато очень скоро мы забудем о том, что такое «выжатый лимон» и «белка в колесе».

«У депрессии нет лица»? Как отличить опасный недуг от сезонной хандры

По статистике ВОЗ, от клинической депрессии во всем мире страдают 300 млн человек разного возраста.

Депрессия, хандра и апатия — для многих сегодня это слова-синонимы. При этом нередко под ними понимают банальный упадок сил. Врачи же утверждают, что путать эти понятия недопустимо, т. к. реальная депрессия — заболевание опасное, порой приводящее к летальным исходам. Апатия же обычно лечится подручными способами. В чем разница между реальной депрессией и хандрой, АиФ.ru рассказала практический психолог Центра Здоровья и Развития им. Св. Луки​ Зинаида Рошаль.

Анна Шатохина, АиФ.ru: — Зинаида Львовна, в чем разница между реальной депрессией и банальной усталостью и апатией?

Зинаида Рошаль: — Хороший вопрос! Действительно, выражение «у меня депресняк» стало притчей во языцех. Так мы порой называем и банальную хандру из-за накопившихся нерешенных проблем, и потерю сил после перенесенной вирусной инфекции, а также переутомление и накопившийся повседневный стресс. Конечно же, жизнь — это не сплошной беспросветный праздник. В ней, естественно, есть место и радости, и грусти. Разочарование и печаль — также неотъемлемая часть нашей жизни в иные моменты, и они являются абсолютно нормальной реакцией на стрессовые ситуации, изменения, потери и неудачи. В данном случае состояние дистресса и эмоционального дискомфорта, которое мы переживаем, можно трактовать как «расстройство приспособительных реакций». И по большей части мы справляемся с этим, преодолевая сложные периоды, получая полезный опыт и открывая новые радостные страницы.

Депрессия является болезнью, серьезным расстройством эмоционально-волевой сферы, при котором нарушается вся жизнедеятельность человека и его способность к адаптации в нашем быстро меняющемся мире. Современная медицина квалифицирует депрессию как психическое аффективное расстройство (т. е. расстройство настроения). Характеризуется она так называемой «депрессивной тройкой»: отрицательным эмоциональным фоном, изменением мотивационной сферы и когнитивных представлений и общей пассивностью поведения. Вторгаясь практически во все сферы жизни человека, депрессия вызывает постоянное состояние подавленности и безразличия, тоски и печали, усталости и апатии, пустоты и бессмысленности существования. Резко снижается активность и работоспособность вплоть до полного отказа от нее. Теряется интерес ко всему и вся, в том числе пропадает и либидо. Нарушается сон и аппетит. А также могут возникать различные болезненные симптомы в теле, такие, как ощущение сдавленности, тяжести и боли в области головы или груди и другие соматические симптомы.

— В чем принципиальное отличие настоящих депрессивных состояний от всех тех, которые сегодня принято ими именовать?

— Важно понимать, что не любое плохое настроение и апатия являются проявлениями болезни. Депрессией может считаться то состояние, которое длится более двух недель и напрямую влияет на трудоспособность человека. Согласно диагностическим критериям МКБ-10, депрессивные симптомы разделяются на типичные (основные) и дополнительные. Недуг диагностируется в том случае, если присутствуют два основных симптома и не менее трёх дополнительных. Однако диагноз может быть поставлен и для более коротких периодов, если симптомы необычно тяжёлые и наступают быстро.

К типичным (основным) симптомам депрессии относятся:

  • подавленное настроение, не зависящее от обстоятельств, в течение длительного времени (от двух недель и более);
  • ангедония: потеря интереса или удовольствия от ранее приятной деятельности;
  • выраженная утомляемость, «упадок сил», характеризующиеся стабильностью (например, в течение месяца).
  • пессимизм;
  • чувство вины, бесполезности, тревоги и (или) страха;
  • заниженная самооценка;
  • неспособность концентрироваться и принимать решения;
  • мысли о смерти и (или) самоубийстве;
  • нестабильный аппетит, отмеченное снижение или прибавление в весе;
  • нарушенный сон, присутствие бессонницы или пересыпания.

Наличие тех или иных симптомов и выраженность их проявлений в совокупности дают картину, по которой можно определить степень сложности (легкая, средняя, тяжелая) данного «депрессивного эпизода» или его отсутствие.

Ознакомьтесь так же:  Психическое расстройства после инсульта

— Что подразумевают под реальной депрессией, а что — под сезонными расстройствами?

— Человеческий организм — очень сложная система. Диагноз ставится исходя из совокупности всех симптомов, особенностей личности и психики человека, его жизненной истории и конкретной ситуации.

В основном депрессии можно подразделить на два основных вида:

Психогенная (реактивная) — это реакция психики человека на сильные отрицательные внешние факторы или события. Это и сложные жизненные ситуации, и хронический стресс, тяжелая болезнь или уход из жизни близкого человека, внезапное нарушение привычного уклада жизни, резкое ухудшение материального благополучия и многое другое.

Эндогенная — здесь ведущая роль генетической предрасположенности, которая заключается в наследовании генов, отвечающих за повышенную эмоциональную восприимчивость человека к любым, даже незначительным стрессовым факторам, а также за биохимический баланс. Очень важно отметить тот факт, что наиболее серьезное проявление реальной депрессии зачастую вовсе не связано с какими-то определенными значимыми событиями. Оно как раз напрямую обусловлено биохимическими сдвигами в организме: нарушением обмена нейротрансмиттеров, таких, как серотонин, дофамин и норадреналин.

Взять, например, так называемую «сезонную депрессию» или «сезонное аффективное расстройство». У большинства из нас с наступлением осенне-зимнего периода происходят негативные изменения в настроении и даже в физическом состоянии, резко повышается аппетит и начинает одолевать сонливость. Эти изменения обусловлены физиологическими особенностями человека, его биохимической реакцией на увеличение темного времени суток и недостаток солнечного света. По некоторым данным, снижая свою активность, температуру тела и набирая жировые отложения, наш организм готовится к зимней спячке.

Летом минимальная температура тела у человека наблюдается в 3 часа ночи, а к 6-7 часам утра она поднимается, поэтому летом, рано вставая, мы чувствуем себя бодрыми и энергичными. А в темный осенне-зимний период минимальная температура тела бывает в районе 6 утра: в то время, когда уже пора просыпаться. Организм же не готов бодрствовать, работая еще в заторможенном режиме. Отсюда причины тяжелого пробуждения и чувства недосыпания, которые также являются симптомами «сезонной депрессии».

Основной причиной «сезонной депрессии» как раз является изменение биохимического баланса в организме, в частности, мелатонина и серотонина, выработка которых напрямую связана с освещенностью и воздействием солнечных лучей. Серотонин — гормон удовольствия. Он вырабатывается под воздействием солнечных лучей в дневной период. Соответственно, если световой день короче, то и возможность выработки серотонина меньше. А другой гормон, мелатонин, который является природным регулятором суточных и сезонных ритмов и называется еще «гормоном сна», вырабатывается в темное время суток и, по понятным причинам, в осенне-зимний период его избыток в организме приводит к возникновению подавленного настроения, апатии и излишней сонливости. Кроме того, являясь антагонистом серотонина и увеличиваясь в концентрации, мелатонин подавляет выработку гормона удовольствия.

В той или иной степени заложниками сезонных биоритмов становится все живое на нашей планете. Однако с большей вероятностью получить долговременные негативные последствия могут те, кто:

  • — чувствителен к переменам погоды;
  • — имеет врожденные нарушения в выработке тех или иных нейротрансмиттеров;
  • — недавно пережил или переживает стресс (когда депрессивный эпизод или расстройство настроения могут быть спровоцированы либо усилены в какой-то степени сезонными изменениями);
  • — пережил душевную травму когда-то именно в это время года

— Как долго лечится настоящая депрессия? И сколько времени уходит на то, чтобы справиться с обычной хандрой? Под чьим контролем должна проходить терапия в обоих случаях?

— Обычная хандра пройдет быстро, если начать действовать. В первую очередь необходимо наладить свое эмоциональное состояние, выявив причины негативного настроения: часто они на поверхности. Но, если не получается самостоятельно разобраться в проблемах, необходимо обратиться к квалифицированному психологу. Здесь может быть достаточно и одной консультации, а может потребоваться серия визитов.

Наряду с этим необходимо наладить правильное питание, включив в рацион продукты, стимулирующие выработку и регуляцию серотонина, мелатонина и дофамина:

  • темный шоколад;
  • бананы;
  • крупы (черный рис, гречка, овсянка);
  • орехи (кешью, миндаль, кедровые, фундук);
  • овощи и зелень (болгарский перец, морковь, петрушка, укроп, листья салата);
  • сухофрукты (инжир, финики, чернослив, курага);

Также помогут прогулки в светлое время суток и активный отдых на свежем воздухе, общение с приятными людьми, с животными и природой, приятная музыка, медитация. А также многое другое, что способно вызвать именно у вас приятные эмоции.

И если постараться, то через неделю-другую от неприятного состояния не останется и следа. Если же все принятые меры не помогают и ваше состояние не меняется к лучшему (более того, неуклонно ухудшается), необходимо обратиться за помощью к специалисту, который занимается лечением депрессии.

Депрессия не пройдет сама. Даже легкая ее форма способна испортить отношения с близкими и коллегами, сужая круг общения и обесценивая все, что приносит радость, отнять цели и смысл самой жизни.

В тяжелых случаях, особенно если речь идет об эндогенной депрессии, поставить диагноз и назначить медикаментозное лечение может и имеет право только квалифицированный доктор: психиатр или невролог. С учетом специфики нарушения, а также исходя из индивидуальных особенностей физиологии и личности человека, ему подбирается медикаментозная терапия, которая достаточно быстро помогает наладить биохимический баланс в организме. Улучшения наступают уже в течение первых недель: повышается настроение, нормализуется сон, появляются бодрость и энергичность.

Неотъемлемой частью излечения от недуга депрессии является, конечно же, специализированная помощь психолога, психотерапевта. Самостоятельно справиться с реальной депрессией практически невозможно.

Депрессия: прорыв в понимании природы недуга и его лечения?

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Не часто приходится сообщать о революции в понимании и лечении депрессии, однако именно так медики называют одно из самых важных открытий, сделанных в психиатрии за последние 20 лет.

Суть его в том, что некоторых из нас предает наш самый главный защитник — иммунная система, которая изменяет наше мироощущение.

От этого недуга страдают 350 млн человек по всему миру, среди них — живущая в английском графстве Кембриджшир Хейли Мейсон.

«Моя депрессия доводит меня до того, что я не могу встать с кровати, не могу выйти из спальни, не могу пойти в гостиную и пообщаться с моим супругом и его детьми, — рассказывает Хейли. — Я не могу, чтобы телевизор был все время включен, меня раздражают звуки и свет, меня преследуют суицидальные мысли, я занимаюсь членовредительством, не могу выйти из дома, не вожу машину. Так что я сижу все время в четырех стенах, поскольку не могу справиться с окружающей меня действительностью».

Антидепрессанты и психологическая помощь, какой, например, является когнитивно-поведенческая психотерапия, многим людям с депрессией помогают, но есть и такие, кто не реагирует на подобные виды лечения.

Поэтому теперь ученые решили подойти к этой проблеме с другой стороны: посмотреть, не может ли иммунная система вызывать депрессию?

«На мой взгляд, мы должны мыслить радикально», — говорит профессор Эд Баллмор, заведующий кафедрой психиатрии в Кембриджском университете и возглавляющий новое направление изучения депрессии.

Воспаление и настроение

«Недавняя история показывает нам, что если мы хотим совершить прорыв в лечении в какой-то области, которая остается чрезвычайно важной в смысле причинения инвалидности и страданий, то тогда нам необходимо пойти новым путем», — рассказывает профессор.

Поэтому теперь медики изучают, не вызывает ли разладившаяся иммунная система воспаление в организме, что приводит к изменению настроения.

Как указывает профессор Баллмор, это в каком-то смысле относится к каждому из нас — стоит только вспомнить последний раз, когда у нас был грипп или простуда.

«Депрессия и воспаление зачастую идут рука об руку. Если у вас грипп, то иммунная система реагирует на это; у вас начинается воспаление, и очень часто настроение у людей тоже меняется. Меняется их поведение, они могут стать менее общительными, более сонными, замкнутыми. У них могут появиться негативные мысли, характерные для депрессии, и все это — следствие инфекции», — говорит профессор Баллмор.

Это деликатный подход, который в то же время содержит весьма существенный сдвиг в понимании природы этой болезни. Дело не в том, что мы начинаем жалеть себя, когда болеем, а в том, что химические вещества, вызывающие воспаление, напрямую воздействуют на наше настроение.

Воспаление — это часть реакции нашей иммунной системы на опасность. Это невероятно сложный процесс, который подготавливает наш организм к борьбе с враждебными силами.

Если воспаление незначительно, то тогда инфекцию можно отбить. Если воспаление большое, то оно причиняет вред, и по какой-то причине у трети всех людей с депрессией обнаруживается постоянно высокий уровень воспалительных процессов в организме. В частности, у Хейли: «У меня постоянно высокий уровень маркеров воспалительных заболеваний. По-моему, нормальный уровень до 0,7, а у меня 40, и это у меня постоянно обнаруживается в анализе крови».

Ознакомьтесь так же:  Народні метод від гайморит

Появляется все больше свидетельств того, что воспалительные процессы — это не просто что-то, что обнаруживается порой у больных депрессией, это то, что вызывает депрессию; иными словами — что иммунная система меняет работу мозга.

При чем тут артрит?

Чтобы побольше узнать об этом революционном понимании природы депрессии, мы отправились в отделение Королевской больницы в Глазго, где лечат артрит.

Казалось бы, довольно неожиданное место, но, как выяснилось, именно в подобных терапевтических отделениях доктора впервые заметили некую странную закономерность.

Ревматоидный артрит происходит, когда иммунная система атакует суставы. Врачи обратили внимание на то, что когда подобным пациентам прописываются противовоспалительные препараты для лечения вполне конкретных, затронутых артритом, проблемных зон, их настроение также улучшается.

«Когда мы прописываем эти лекарства, то видим довольно быстрое улучшение общего состояния [пациентов], а настроение повышается весьма значительно, что даже несколько несоразмерно той степени воспаления, которое поразило их суставы и кожный покров», — говорит профессор Иен Маккиннес, консультант-ревматолог Королевской больницы в Глазго.

Из этого можно сделать вывод, что настроение у этих пациентов не просто улучшилось от того, что у них стали меньше болеть суставы, а из-за каких-то других, более глубинных процессов.

«Мы просканировали мозг пациентов с ревматоидным артритом, затем дали им весьма конкретную дозу иммунотерапии, а затем вновь просканировали. И что начинаем замечать, когда даем эти противовоспалительные препараты — это весьма примечательные изменения в нейрохимической структуре мозга, — поясняет профессор Маккиннес. — Нейронные проводящие пути мозга, задействованные в возникновении депрессии, изменялись в лучшую сторону у пациентов, которым давалась иммунотерапия».

Одно возможное объяснение этого феномена заключается в том, что вызывающие воспаление химические вещества попадают в мозг и нарушают производство серотонина — ключевого нейромедиатора, ответственного за хорошее настроение.

Что лечить в первую очередь?

Для дальнейшего углубления в тему мы посетили лабораторию под руководством профессора биологической психиатрии Кармина Парианте в лондонском Королевском колледже (King’s College London). Вот уже 20 лет он собирает воедино данные о взаимосвязи депрессии и воспалительных процессов в организме.

«Примерно 30-40% страдающих от депрессии пациентов имеют высокий уровень воспаления, и именно это у этих людей, на наш взгляд, и является причиной их депрессии. Это подтверждается также и тем, что высокий уровень воспаления присутствует у тех, кто не страдает от депрессии, но находится в зоне риска». — поясняет профессор Парианте.

«В результате исследований мы поняли, что если у вас сегодня имеется какое-то воспаление, то у вас более высокий риск развития депрессии в ближайшие недели или месяцы, даже если сегодня с вами все в порядке в этом отношении», — говорит врач.

Его исследования показали не только то, что у пациентов с депрессией высока вероятность наличия воспалительного процесса, но и то, что люди с чрезвычайно активной иммунной системой слабее реагируют на антидепрессанты.

А это очень важно, так как треть пациентов с депрессией не получают никакой пользы от медикаментозного лечения.

Механизм запуска

Но тут получается некая неувязка: если действительно иммунная система, реагируя на инфекцию, впоследствии вызывает депрессию, то это не вписывается в обычный анамнез депрессивных больных.

Взять, к примеру, будущую акушерку Дженнифер Стритинг из Лондона, которая полагает, что ее проблемы с душевным здоровьем начались в 14 лет.

«У меня тогда умерла бабушка, а у моей мамы был рак груди, так что если вы спросите моего психотерапевта, то она объясняет все этим горем и тем фактом, что тогда этому должного внимания никто не уделил. Я думаю, просто слишком много на меня всего свалилось», — говорит Дженнифер.

Но профессор Парианте полагает, что именно такие тяжелые моменты в жизни изменяют нашу иммунную систему, что в дальнейшем может увеличить риск развития депрессии.

«Мы полагаем, что иммунная система — это ключевой механизм, который в результате полученных в ранние годы [психологических] травм может дать в последующие годы долгосрочную реакцию. У нас есть данные, которые показывают, что у тех взрослых, кто пережил в ранние годы трагедию, даже если у них нет в анамнезе депрессии, все равно — у них возбужденная иммунная система, и потому они находятся в зоне риска», — объясняет он.

Теперь может появиться надежда на то, что лекарства, направленные на лечение иммунной системы, окажут необходимое воздействие на тех пациентов, кто, как Дженнифер, безуспешно перепробовал все, что можно.

«Я пила сертралин, я пила прозак, потом еще что-то, потом я начала принимать циталопрам, потом мне прописали дулоксетин, и еще миртазапин. В какой-то момент я принимала сразу три разных препарата», — рассказывает Дженнифер.

Сейчас ей прописали комбинацию из нескольких препаратов, которые, кажется, дали улучшение, однако на это ушло очень много времени.

«Это все достигается методом проб и ошибок, — соглашается профессор Парианте. — Мы не можем заранее предугадать, как пациент отреагирует на тот или иной препарат. Но мы считаем, что, определив уровень воспаления по анализу крови, мы сможем выявить тех пациентов, которым необходимо более комплексное, интенсивное лечение антидепрессантами, может быть, даже комбинацией антидепрессантов и противовоспалительных средств».

В поисках нового препарата

Большинство из нас имеет в домашней аптечке противовоспалительные лекарства типа ибупрофена, однако врачи не советуют самостоятельно экспериментировать в этом направлении, пока еще не закончены клинические испытания нового метода лечения.

Крупнейшая в мире британская благотворительная организация, занимающаяся медицинскими исследованиями — Wellcome Trust объединила усилия университетских ученых и фармацевтической индустрии с тем, чтобы убедиться в правильности новой теории и поскорее разработать новый метод лечения депрессии и тест, выявляющий тех, кому необходима подобная помощь.

Возглавляет эти усилия как раз профессор Кембриджского университета Эд Баллмор, однако мы встретились с ним не в университетских стенах, а в лаборатории другого его работодателя — фармацевтического гиганта GlaxoSmithKline.

В лабораториях компании, где изучаются иммуновоспалительные процессы, ученые разрабатывают новые молекулы, которые, как они надеются, станут эффективным средством лечения воспалительных заболеваний.

На этот процесс уйдет более 10 лет, однако, как полагает профессор Баллмор, нужный препарат уже может существовать.

«В иммунопсихиатрии хорошо то, что в других сферах медицины уже существуют успешно действующие иммунологические препараты. Они уже могут быть лицензированы или находиться на поздних стадиях клинических испытаний, так что время с начала работы над этим проектом до появления лекарства, которое может изменить жизнь многих пациентов, может быть гораздо короче», — полагает профессор.

Как мы видим, поиск среди имеющихся препаратов уже принес свои плоды: те, ранние данные, полученные у больных артритом, привели к тому, что противовоспалительный препарат сирукумаб испытывается сейчас в качестве лечебного средства для страдающих депрессией.

Неужели все придет к тому, что иммунотерапевтические средства будут способны трансформировать лечение депрессии?

«Не думаю, что они станут панацеей. То есть вряд ли получится так, что каждый пациент с симптомами депрессии будет получать какое-нибудь противовоспалительное, — говорит Эд Баллмор. — Это неверно и, честно говоря, такой «унифицированный» подход к лечению психических расстройств, когда одна таблетка якобы снимает все проблемы, в прошлом уже доказал свою несостоятельность. Нам необходимо рассматривать каждый случай в отдельности, потому что не все, у кого депрессия, страдают от нее по одной и той же причине».

Помочь определить, кому из больных может помочь иммунотерапия, сможет анализ крови.

«Взять себя в руки»?

Депрессия — это заболевание, от которого страдают сотни миллионов человек, и если противовоспалительные препараты смогут помочь какому-то проценту из них, пусть небольшому, то это уже будут значительные цифры.

И если иммунотерапия докажет свою состоятельность в этом вопросе, то самым главным следствием будет то, что это изменит наше восприятие этого недуга: мы вряд ли будем думать о страдающих депрессией, что им «просто нужно взять себя в руки».

«Я терпеть не могу, когда так говорят, потому что если бы я могла, то я бы так и сделала, — говорит Дженнифер. — Точно так же, как если у человека диабет, и его уровень инсулина повышенный, а вы ему скажете: «Ой, да ладно, хватит тебе колоться».

Хейли ей вторит: «Если бы удалось доказать, что депрессия — это физическая проблема [организма], то это бы очень многое изменило. Тогда люди перестали бы относиться к депрессии как к чему-то надуманному, что происходит в голове. Тогда это перейдет в разряд реальных заболеваний, и людям будут верить».

Профессор Парианте заключает эту мысль следующим образом: «Это прорыв, потому что впервые мы показываем, что депрессия — это не только расстройство психики, на самом деле это даже не расстройство мозга, это расстройство всего организма».

Этот материал впервые прозвучал в передаче «Воспаленное сознание» на канале Би-би-си Радио-4

About the Author: admin