Булимия истории

«Мою жизнь спасла булимия»

Тринадцать лет она лишала себя пищи и при росте 1,64 м весила 34 кг. Потом несколько лет ела почти беспрерывно — именно это и спасло ее тело. По поводу души пришлось обращаться к терапевту. Сейчас 37-летняя Виктория, бывший анорексик, — счастливая жена и мать.

Cегодня утром 1 моя любознательная трехлетняя дочь поинтересовалась, будет ли у нее грудь, как у меня, когда она станет взрослой. Разумеется, я немедленно пообещала ей такую же. Но этот невинный вопрос заставил меня вспомнить о юности, проведенной в попытках «умерщвления плоти».

В 12 лет, когда у меня появились, как мне показалось, совершенно лишние выпуклости, я решила сбросить вес. Каждый день я старалась есть все меньше, а во время семейных обедов прятала еду с тарелки в салфетки и карманы. Затем я стала записывать количество съедаемых продуктов, считать калории, исключать жиры и углеводы. Я ела только постное мясо и рыбу, фрукты и овощи из расчета не более 50 калорий на 100 г и обезжиренные молочные продукты.

Я пила очень много воды, не только для очищения организма, но и чтобы заглушить голод. Помимо этого я внимательно следила за чистотой продуктов. В конце концов дошла до того, что начала носить с собой свой нож и вилку, так как чужие казались мне недостаточно стерильными.

Я мечтала окончательно избавиться от этого «недостатка» — необходимости есть

Я ела раз в день (обезжиренный творог и яблоки — и только по вечерам) и всегда в одиночестве: сам акт принятия пищи казался мне чем-то неприличным. Я мечтала окончательно избавиться от этого «недостатка» — необходимости есть. Мои усилия не прошли бесследно: я создала себе новое тело.

Грудь, ягодицы, бедра исчезли; заодно исчезли и месячные. Я стала неким бесполым, точнее, «междуполым» существом.

Все думали, что я больна, а я радовалась, считая, что управляю своим телом. Каждое утро я взвешивалась, чтобы убедиться, что худею. Эти мгновения на весах наполняли меня невероятным счастьем, и ничто не могло заставить свернуть с избранного пути. Но вместе с тем моя жизнь превратилась в вечный бой.

Тело стало врагом, которого я непременно должна была победить. В этой войне было все: страдания от голода, необходимость идти на жертвы; я часами занималась спортом, но мышцы слабели одновременно с потерей веса. Я была уже очень худой, но ощущала себя толстой и мучилась от этого.

Неосуществимое желание стать абсолютно бесплотным существом довело меня до депрессии. Мне хотелось умереть

Я весила 34 кг при росте 1,64 м и находилась на грани полного истощения. Странное и неосуществимое желание стать абсолютно бесплотным существом довело меня до депрессии. Мне хотелось умереть.

Я от природы очень застенчива, а в то время вообще не хотела никого видеть, особенно свою мать, которая всегда была женщиной авторитарной и холодной. Мой отец гордился мной и никогда не скрывал этого, но он умер, когда мне было 13. С тех пор мы с матерью стали чужими людьми.

Она никогда не обнимала меня, не говорила ласковых слов и обращалась ко мне лишь для того, чтобы отдать приказание или упрекнуть в чем-то. Я долго надеялась, что мы станем ближе. Когда я поняла, что ждать от этой женщины мне нечего, то ожесточилась настолько, что даже не в состоянии была назвать ее мамой. Потом я отказалась от мысли когда-нибудь стать матерью самой и начала ненавидеть свою фамилию.

Важным было только одно — заполнить ужасное ощущение пустоты, появившееся внутри

Когда мне исполнилось 25, все изменилось: на меня напало безумное желание есть. Каждый вечер после работы я шла по магазинам и выходила с набитыми сумками. Дома, уже в прихожей, я раскладывала все прямо на полу, разрывала упаковки и набрасывалась на еду. Соленое, сладкое — все равно: я ела, даже не различая вкуса. Важным было только одно — заполнить ужасное ощущение пустоты, появившееся внутри.

Я чувствовала себя толстой, грязной и чудовищно виноватой из-за того, что сдалась. Но эта пустота была настолько пугающей, что я продолжала пичкать себя едой, пока не съедала абсолютно все или пока мне не становилось плохо. Меня рвало, и не только от переедания, но и от отвращения к самой себе. После такого приступа я собирала все обертки и упаковки и прятала их. Затем, чтобы забыться, я принимала снотворное.

Я быстро полнела. В течение трех лет моя жизнь состояла из работы, покупки продуктов, поедания и извержения съеденного. Хотя в глазах окружающих я оставалась все той же вежливой, безотказной Викой, я стала очень мнительной и ранимой. Малейшее замечание казалось мне упреком или критикой. Общаясь с людьми, я весь день находилась в состоянии стресса и могла расслабиться только вечером, за «ужином».

Булимия опустила меня с небес на землю, я почувствовала себя грязной, уязвимой и ужасно одинокой

Это может показаться невероятным, но именно булимия спасла мне жизнь. Когда я страдала анорексией, я отвергала мысль о том, что больна, ощущала себя сильной и волевой. Булимия опустила меня с небес на землю, я почувствовала себя грязной, уязвимой и ужасно одинокой.

В 28 лет я наконец решилась обратиться к врачу. Меня лечили с помощью специальной терапии. И оказалось, что в основе моего расстройства питания лежат совсем иные проблемы: ранняя смерть отца, плохие отношения с матерью, отвращение к женской сексуальности и множество других. Женские формы я принимала за излишки веса. И отчаянно боролась против своей женской фигуры, ведь она означала взросление, а из-за смерти отца взрослая жизнь началась для меня слишком рано.

Я боялась стать женственной и сексуальной, потому что не хотела быть похожей на свою мать

В 13 лет мне совсем не хотелось в нее вступать. Я боялась стать женственной и сексуальной, потому что не хотела быть похожей на свою мать и не желала стать объектом мужских желаний, каким была она. Моя худоба уберегала меня от этого. Была и еще одна причина: моя мать часто говорила мне, что я родилась «случайно» и что первые попытки близости очень болезненны, — в результате я стала испытывать отвращение к сексу. Отсюда и мое желание стать «абсолютно чистой», бесплотной.

В ходе лечения я много работала над собой. Научилась отличать лишний вес от обычных особенностей женского телосложения. Я также пересмотрела свое отношение к сексу и сексуальности: они перестали мне казаться табуированными, греховными. Самое удивительное — я научилась давать волю своим чувствам. До этого я была человеком-машиной. И всегда говорила «да», даже если хотелось кричать «нет». Я улыбалась, когда была вне себя от ярости, и никогда не протестовала.

Я ненавидела себя за такое малодушие, но не могла перебороть свои многочисленные страхи. Я боялась поражения, обиды, лишения, боялась оказаться не на высоте, не справиться с конфликтом. Я не решалась прислушаться к своим чувствам — они были слишком болезненными. А мне так хотелось быть совершенной! И я закрыла свое сердце для эмоций, став одинокой, зависимой и покорной. Все эти вещи, открывшиеся в моей душе, позволили лучше узнать и принять себя. Мое тело стало моим другом только тогда, когда я сумела достичь внутренней гармонии.

Сейчас я не только меньше беспокоюсь о том, как выгляжу, — я стала другим человеком. Тем, кто сможет стать для тебя, моя маленькая дочка, хорошим примером взрослого человека, женщины и матери. Я очень надеюсь на это.

Переедание связано с ошибками в работе мозга

Эксперименты показали, что нарушение передачи сигналов в мозге может привести к избыточному потреблению пищи (перееданию) и ожирению.

Почему мы не можем остановиться?

Каждому, кто сидел на диете, знаком порочный круг: голодовка, срыв, переедание, чувство вины и снова голодовка.

Анорексия, о которой я теперь могу говорить

Что мы знаем об анорексии? Это сигнал, который указывает на то, что причиняет боль внутри, считает философ Микела Марцано.

Как не дать собой манипулировать

Мы поддаемся на уловки манипуляторов в ущерб себе и своим собственным интересам. Как научиться противостоять эмоциональному шантажу?

Булимия истории

Свежая ароматная булочка — это прекрасно. 15 штук ароматных булочек — это наркотик. Булимией страдают 3-8 % всех женщин в возрасте от 15 до 30 лет. 90 % — представительницы модельного бизнеса.

Булимия и анорексия стоят рядом. При анорексии девушки постоянно и жестко ограничивают себя в еде. А при булимии они со страшной скоростью опустошают холодильник. Но потом — насильственным способом очищают желудок, пытаясь держать вес под контролем. Зачастую больные анорексией превращаются в булимиков.

Это заболевание психическое и, увы, хроническое. Основная причина развития булимии — мечта об идеальной фигуре. Человек методично доводит себя до истощения. Но в процессе худения понимает: без запретных продуктов невозможно жить. Мясо, хлеб, конфеты и булочки начинают поедаться килограммами. А потом – выдворяются из организма с помощью рвоты и слабительных.

Еще одна причина – стресс. Это так называемое «заедание» проблем, когда еда — самое доступное удовольствие. Некоторых успокаивает даже сам процесс жевания. Со временем допинг требуется все чаще, а дозы увеличиваются.

Под маской булимии скрывается психическая депрессия, постоянное беспокойство, напряженность, пониженное настроение.

К болезни могут привести несколько типичных ошибок:

  • отказ от определенного вида продуктов
  • питание «про запас»
  • полный переход на обезжиренные продукты без углеводов Женщины с диагнозом «булимия» несколько раз в неделю могут съедать в десять-двадцать раз больше своей ежедневной нормы.

На первом этапе – это очень просто и удобно. Получаешь максимум удовольствия при минимуме прибавки веса. Человек еще способен контролировать свое поведение: хочу — ем, хочу — не ем. Но чем дальше, тем сильнее становится зависимость.

«На завтрак я съедала почти все, что было в холодильнике. Если там 20 яиц, делала яичницу из 20 яиц. В первый раз все вкусно, красиво и эстетично. Дальше — макароны. Первая кастрюля с маслом, вторая кастрюля с кетчупом и майонезом. Если дома совсем ничего не было, замешивала тесто на блины. Иногда доходило до того, что я не могла дождаться, когда что-то поджарится, и ела сырое тесто…» — это исповедь девушки Анастасии, у которой заболевание булимией приобрело последнюю стадию.

Насте было всего 16 лет, когда она помешалась на еде в прямом смысле слова. Началом послужила неразделенная любовь. От стресса ее спасала только еда. Она съедала пять пачек печенья и жизнь казалась куда лучше. После каждого приступа обжорства Настя искусственно вызывала рвоту и пила слабительное.

Этот кошмар длился 6 лет. Настя поступила в клинику в состоянии сильной депрессии. Попытки ее накормить заканчивались истерикой, она опрокидывала подносы, рыдала, задыхалась и не могла спать по ночам. Все время мучили кошмары. О еде.

Настя вылечилась. Но процесс этот был долгим и непростым.

Жертвы

Риск развития булимии не связан с социальным статусом, уровнем доходов, профессией, образованием и характером жертвы.

  • Жертвы булимии — девушки с заниженной самооценкой.
  • Вероятность заболеть булимией возрастает в 2,5 раза у женщин, страдающих депрессиями и фобиями.

Третья категория пациенток – девушки, для которых лишние килограммы становятся причиной всех неудач в жизни.

Певица и актриса Линдсей Лохан призналась, что с детства страдает булимией. Дважды в год Мадонна проходит лечение в специальных клиниках, чтобы обуздать свой аппетит. От булимии в разной степени натерпелись Анастасия Волочкова, Ксения Собчак, Алсу и Алина Кабаева.

Булимия – это не смертельно, но опасно.

Процесс выздоровления сложный и болезненный. В первую очередь необходимо перешагнуть через страх и неуверенность в поисках помощи. Бороться в одиночку намного сложнее. Некоторые пациенты из собственной практики рекомендуют записывать свои мысли и ощущения на бумаге.

Ольга Григорьева, диетолог клиники здорового питания РАМН:
«Выход из булимии происходит так же, как из голодания. Человека заново учат есть. Пациенты должны есть 6, 8, 10 раз в день. Съедать маленькую порцию еды. Главное — дождаться чувства насыщения, оно приходит только через 20-25 минут после еды. Есть нужно медленно, по чайной ложке. При этом кто-то должен постоянно следить, чтобы булимик удержал пищу в себе».

Человек до последнего момента не воспринимает булимию как болезнь. Её могут считать распущенностью, слабоволием, уступкой своим желаниям. Булимики уверены, что если сильно захотят, легко справятся с проблемой сами. Как показывает практика, это не всегда так. В первую очередь требуется одно — честно признаться самому себе в существовании болезни.
И еще одно – себя нужно любить. Но не просто так, а за что-то. И тогда ни за какой лишней плюшкой рука не потянется!

Они смогли: 7 историй о том, как девушки победили анорексию и булимию

Главная → Сознание → Мотивация → Они смогли: 7 историй о том, как девушки победили анорексию и булимию

Светлана Шевченко

Эти расстройства пищевого поведения относятся к полю психиатрии, и если вы заметили эти признаки у близкого человека, то необходимо обратиться к специалисту за квалифицированной помощью. Самолечение может привести к более серьёзным последствиям и соматическим заболеваниям. Особенность поведения и самоощущения таких людей связана с невозможностью контролировать своё питание, навязчивыми состояниями в отношении собственного веса и диет, поэтому пытаться переубедить их, давя собственным авторитетом, невозможно. Процессы происходят на более глубинном уровне, нередко желание поесть является реакцией на подавленность, самокритику, старательное соблюдение диеты или просто скуку. Важно помогать таким людям регулировать свои эмоции, связывая их частые перепады настроения и неадекватные эмоциональные реакции с последствием их болезни и невозможностью бороться с этим грузом самостоятельно.

Часто сами близкие являются причиной этих расстройств — закармливание бабушками и жёсткая оценка внешности родителями могут выступить отправной точкой опасного поведения. Многие зависимые и их родственники полагают, что эта болезнь связана с волей, достаточно лишь взять себя в руки, и булимия/анорексия отступит. Но, увы, изо дня в день повторяется одна и та же картина, а непонимание и раздражение только усиливаются. Жизнь больного булимией определяет порочный круг «диета — срыв — очищение». Всё крутится вокруг еды — человек не способен сосредоточиться на работе, учёбе, семье, не может думать о личной жизни. Больные анорексией отрицают себя и выступают против себя, не принимая собственное тело. Не нужно ещё больше усугублять эту зацикленность. Важно не относиться к этому просто как к вредной привычке и не оценивать поведение больного, как хорошее или плохое. Помните: это не просто нарушение, а стремительно развивающаяся болезнь.

Булимия истории

Когда сок огурца и 5 граммов шоколада считаются перееданием. Реальные истории больных анорексией и булимией

Ох, уж эти коленки. Они опасливо выглядывают из-под халата и никак не вписываются в общепризнанное представление о красоте. Кости, обтянутые кожей — по телу моей собеседницы можно изучать анатомию. Девушка болеет анорексией уже больше года, ее вес до госпитализации составлял всего 38 килограммов. Она пытается сдерживать слезы и смотрит мне прямо в глаза. А я смотрю на коленки…

Ежегодно в Беларуси расстройствами пищевого поведения заболевают около 900 человек. По словам врачей, они совершают медленный суицид, ведь анорексия — одно из двух психических расстройств, от которых умирают. Смертность достигает 20 процентов. Чтобы узнать, ради чего молодые девушки губят свою собственную жизнь, мы отправились в РНПЦ психического здоровья. В 10-м женском психиатрическом отделении для лечения нарушений пищевого поведения выделено 10 постоянных мест. В день нашего приезда здесь лежали 16 жертв похудения.

Вместо сложных медицинских определений заведующая отделением Светлана Мельгуй приводит яркие примеры. Анорексия — это когда сок половины огурца и 5 граммов шоколада считаются перееданием. Когда за одну штуку зефира девушка наказывает себя голодом на неделю. Когда долго размышляя о том, съесть большое или маленькое яблоко, пациентка решает отказаться от яблока вообще.

Булимия — это когда можно съесть все содержимое холодильника, кастрюлю супа, обед из 3 блюд, приготовленный на семью из 5 человек, за один присест. Вызвать рвоту. Потом повторить ритуал еще раз — и так минимум несколько раз в неделю. И в том, и в другом случае способы похудения могут быть самыми разными: можно голодать вообще, можно переедать и вызывать рвоту, употреблять слабительные или мочегонные, изнурять себя физическими упражнениями. Две болезни идут бок о бок и, как правило, лечатся одинаково.

«Однажды посреди ночи я объелась арбузом»

Виктория — та самая девушка, от коленок которой тяжело оторвать взгляд. От худобы ее лицо кажется слегка вытянутым, словно удивленным, брови — приподнятыми, глаза — уставшими. Девушка, действительно, очень устала от своей болезни. За последний год она потеряла многое: молодого человека, друзей, поддержку родных. И все ради эфемерной стройности. Когда Вика начинала худеть, она имела совершенно нормальный для ее роста вес — 55 кг.

— Решила худеть из-за того, что поехала к подруге, и мне показалось, что она немного худее меня, изящнее. Старалась кушать только 1 раз в день — на работе. Килограммы начали таять, очень быстро я похудела до 45 кг. Мне говорили, что я очень изящная и что больше худеть не нужно. Мне это очень нравилось, я хотела привлечь к себе еще больше внимания, хотела, чтобы мне завидовали. И продолжила худеть.

Следующим этапом стал прием мочегонных таблеток, выводящих из организма воду. Вика признается, что самочувствие было ужасным, постоянная вялость, усталость, раздражительность. Часто слышала про себя: «Она не от мира сего, чумная». Появилась апатия к жизни. На тот момент ее рацион составлял только суп (жидкая его часть), немного сухого хлеба, яблоки и кефир, причем кефир — всего пару раз в неделю. Ночью часто снилась еда, но девушка проявляла чудеса выносливости. Однажды, когда терпеть уже было невмоготу, она посреди ночи «объелась арбузом». Этот случай Вика описывает как «срыв»…

— Приезжала домой и пыталась показать родителям, что кушаю нормально, что со мной все хорошо (Вика жила и работала в другом городе. — TUT.BY). Мать очень сильно переживала по поводу моей худобы. Но я объясняла, что это из-за подвижной работы, обманывала ее. Брала у нее деньги на уколы (мне сказали, что плохое самочувствие может быть из-за недостатка кислорода).

«Это не жизнь, а бесполезное существование. Что же я наделала с собой?»

Вес дошел до критической отметки — 35 кг. На тот момент девушка работала продавцом в торговом центре и в рабочее время буквально валилась с ног. Ночью не могла нормально спать, постоянно вставала в туалет из-за мочегонных таблеток.

— Начались отклики. Покупатели перестали заходить ко мне, говорили: «У нее такой вид, что она сейчас рассыплется прямо здесь, она больная, что ли?». У меня в итоге практически остановка сердца была, я не могла на работе нормально с людьми разговаривать. Начали говорить родственники, что со мной нужно срочно что-то делать. Но я была сама в себе, в своей болезни и ничего не слышала. Потом хозяйка магазина поставила мне ультиматум, что если я не поправлюсь, она не продлит со мной контракт. Я собралась с силами и пошла к врачу. Сначала к терапевту, потом меня направили сюда.

В больнице Виктория уже полтора месяца. Поначалу, рассказывает девушка, ей было страшно отказаться от мочегонных таблеток и потолстеть. Мучили угрызения совести из-за каждого приема пищи. Потом, если верить пациентке, она переборола себя, стала съедать все, что предлагают в столовой, и даже начала получать удовольствие от еды и ее вкуса. Девушка гордится прибавкой в 4 килограмма и спешит заверить нас, что дискомфорта от своего нынешнего веса не чувствует. Кажется, что она до сих пор не может объективно оценить собственную внешность. Но присутствует главное — осознание того, что анорексия ведет ее в никуда. Рассказывая о прошлом, девушка не в силах сдержать слез.

— Это была не жизнь, а просто бесполезное существование. Я хочу вылечиться и жить нормально. После того как выйду из больницы, поставила себе цель получить высшее образование, хотелось бы поменять работу, хочу возобновить отношения со своим молодым человеком, которые я разорвала во время болезни. Я всегда придумывала всякие отговорки, что я устала, что мне некогда. Меня начало угнетать, что все мои друзья что-то имеют по жизни, рожают детей, выходят замуж, а у меня ничего этого нет. Что же я наделала с собой?

Проблема не только в моде на худобу

Случай с Викторией не уникален. В основном истории пациентов, страдающих расстройствами пищевого поведения, написаны как под копирку. Все начинается с нормального для девушек желания стать более стройными и красивыми, а заканчивается серьезными нарушениями психики. Врачи подчеркивают: дело не только в моде на худобу, которая культивируется последние десятилетия. Проблема анорексии известна еще с древних времен, и первой жертвой этой болезни стал, как ни странно, мужчина.

По словам Светланы Мельгуй, есть ряд факторов, располагающих к расстройствам пищевого поведения. Во-первых, это наследственность. Если кто-то из близких страдал психическими расстройствами, депрессией или зависимостями (алкогольной, наркотической, пищевой), вероятность заболеть гораздо выше. Второй фактор — социальный. В обществе сформировалось мнение, что за красивой внешностью обязательно стоит успех, слава и удовольствия, что далеко не всегда правда. Влияют также особенности взаимодействия в семье: позволено ли человеку стать самостоятельным, принимать решения, делать собственный выбор, насколько психологический возраст девушки соответствует паспортному, каким образом формируется женственность, какие ценности культивируются в семье. Как правило, пациенток, страдающих расстройствами пищевого поведения, объединяет стремление к совершенству, перфекционизм, «синдром отличницы». Срабатывает желание быть лучше всех — худее всех.

— Стандартная ситуация: девочка растет в семье, где есть авторитарная мама, где папа постоянно на работе и не особенно участвует в разрешении семейных проблем. Мама запрещает девочке ходить туда, куда ей хочется, и дружить с тем, кто ей нравится. А у знакомых жизнь складывается лучше: кто-то съездил отдохнуть, у кого-то более крутая одежда, а тут еще мальчик, с которым встречалась, вдруг ушел к другой, и она оказалась худее… И вот такая девочка начинает размышлять, почему так случилось, и приходит к выводу, что, наверное, она не идеальна. Поделиться не с кем, а еще мама подталкивает поступать на ту специальность, которая совершенно не интересна. Происходит стресс, который становится пусковым толчком, и девушка начинает выражать свое недовольство ситуацией, воздействуя на тело.

Чаще всего, начало болезни приходится на подростковый возраст, когда фигура начинает меняться естественным образом, превращаясь из детской во взрослую. Зачастую девушек не останавливает ни замужество, ни рождение детей. Светлана Мельгуй знает несколько случаев, когда больные продолжали вызывать рвоту, принимали слабительные или мочегонные до того момента, пока не замечали выросший живот. Некоторые за время беременности даже умудрялись еще худеть. Хотя для многих девушек, потерявших критическую массу тела, зачатие детей становится невозможным. Наступает аменорея (остановка менструального цикла), и это лишь одно из последствий анорексии.

Кашу спрятать в хлеб, а котлету засунуть в бюстгальтер

Юлии — 25 лет, она весит 34 килограмма, и «критических дней» у нее не было уже давно. История этой пациентки удивительна тем, что девушка совершенно не осознает болезни (или делает вид). По ее словам, она теряет килограммы по непонятным ей причинам, потому как питается совершенно нормально. Юля даже описала нам свой примерный рацион до госпитализации, в котором есть место бутербродам, кашам, супам, печенью и шоколаду. Насторожила лишь одна деталь — «дробные порции».

Она согласна с тем, что выглядит сейчас пугающе. Подробно описывает, что стесняется раздеваться перед родителями, и даже самой ей «страшно смотреть на свое тело». В больнице, рассказывает девушка, за первые три недели она набрала 1,5 кг. Родители радовались этой новости, как дети. Но через неделю на весах было «минус три». С чем связано такое стремительное похудение, девушка не имеет понятия. По ее словам, она съедает в больнице все, что ей дают, и даже балуется шоколадом.

За каждую съеденную порцию здесь можно получить «карточку». Накопленными карточками можно «расплачиваться» за сеансы с психологом и психотерапевтом, свидания с родителями и исходящие звонки. Борьба за карточки, откровенничает девушка, здесь идет нешуточная. Но некоторые пациентки все равно не забывают о своей идее фикс и идут на различные ухищрения. Например, можно ходить кругами по коридору, чтобы потратить съеденные калории (заниматься физкультурой в палатах запрещают медсестры). Можно отдать кому-то еду и сказать, что ты съел ее сам, или аккуратно положить в карман, засунуть котлету в бюстгальтер, а кашу спрятать в хлеб. В общем, фантазия у тех, кто болеет анорексией, работает отлично. Но собеседница якобы не имеет к этому никакого отношения.

Валерия Левитина — одна из самых худых женщин на планете. При росте в 171 см она весит всего 25 килограммов.

«Вечером она уснула, а на следующее утро не проснулась»

На минуту усомнившись в том, что Юлия находится в психиатрическом отделении по адресу, мы сообщили об этом врачу. Оказалось, что отрицание — это всего лишь один из механизмов психологической защиты.

— Это один из способов поддержать свою исключительность: болеют другие, а я загадка, разгадайте мою загадку. То, что девушка продолжает худеть, можно объяснить, во-первых, описанными ею же «ухищрениями». Если Юлия рассказывает это о других, высока вероятность, что это делает она сама. Что я в себе не принимаю, я проецирую на других. Кроме того, дальнейшее похудение возможно за счет катаболизма — процессов распада. Организм начинает питаться за счет собственных ресурсов и тканей. Когда процесс распада начинает преобладать над процессами синтеза, может наступить летальный исход.

Анорексия — одно из двух психических расстройств, от которых умирают. Светлана Мельгуй до сих пор помнит тот день, когда в ее отделение попала 20-летняя девушка, которая выглядела по отношению к своей маме как бабушка. У нее были настолько выраженные изменения, что струпьями облезала с голени кожа. Вечером она уснула, а на следующее утро не проснулась. Произошла остановка сердца. Это тот случай, когда обращение к врачу было слишком поздним и уже ничем нельзя было помочь. В практике психиатра — не единственный.

Сегодня обращаемость к врачам стала гораздо выше. Девушки меньше стыдятся своей болезни, и это повышает благоприятность прогноза. Тем не менее статистика остается жестокой: смертность до 20 процентов, у 60 процентов пациентов анорексия или булимия переходят в другие психические расстройства — зависимости или даже шизофрению. И только 20 процентов девушек / женщин достигают длительной ремиссии.

«Молодой человек сказал, что у меня большой «тазик»

18-летняя Дарья сейчас на этапе выздоровления. Она лежит в больнице уже второй раз. Год назад ее состояние было критическим: девушка объедалась и вызывала рвоту практически каждый день. После лечения долгое время питалась по расписанию и распрощалась с «белым другом», но недавно снова начала переедать (правда, уже без рвоты). С помощью еды она справляется со стрессами и проблемами. В больнице ее учат другим способам психологической защиты.

А начиналось все, как и в случае с предыдущими героинями, с желания похудеть. Надо сказать, что у Даши потрясающая внешность. Видеть такую девушку в психиатрической больнице, как минимум, странно.

— Помню, молодой человек, который мне очень нравился, сказал: у тебя «тазик» большой. В тот момент я весила 60-62 кг, у меня в отличие от одноклассниц уже была оформлена и попа, и грудь. А все рядом такие худенькие… Начала бегать и ограничивать себя в еде. Постепенно дошло до того, что в течение дня я ела один творог. Уже через год я весила 46 кг. В один прекрасный момент организм начал требовать еды, и я решила возобновить нормальное питание. Но после голодной диеты у меня были настолько сильные боли в животе, что маме пришлось вызывать скорую. И мне врач говорит, выпей литр воды — иди и вызови рвоту, чтобы легче стало. Сначала я пользовалась этим методом, когда болел живот от переедания, а потом подумала: ведь можно так есть, вырывать обратно и вес не будет набираться!

3 литра борща за раз: «Я пыталась ловить моменты, когда родных не было дома»

Девушка ела скрытно. Собирала деньги, которые ей давала мама в школу, покупала пакет продуктов, прятала еду под стол и ела, пока никто не видел. Если вдруг мама заходила на кухню, Даша делала вид, что просто пьет чай. Могла съесть 3-литровую кастрюлю борща за раз — и это не предел. Шла в школу и думала лишь о том, как вернется домой и сможет «нажраться» (другого слова девушка подобрать не может). Все это происходило как раз в то время, когда школьница готовилась к выпускным экзаменам и ЦТ. Новый материал давался с трудом. Был момент, рассказывает Даша, когда хотелось сброситься с 9-этажки и наконец перестать думать о еде. После многочисленных попыток выздороветь самостоятельно девушка рассказала о своей проблеме матери и обратилась в больницу. Сейчас она полностью осознает свою проблему и продолжает работу с психологом.

Светлана Мельгуй подчеркивает, что самому выбраться из замкнутого круга практически невозможно — должна быть длительная поддержка врачей, родственников, других пациентов. Стационарный этап длится 1,5-2,5 месяца. Здесь пациенты проходят обследования, восстанавливают здоровье, им подбирают медикаментозное лечение. Далее начинается самый тяжелый этап — амбулаторный. Здесь важна тесная работа с психотерапевтом, который восстанавливает связь пациента с реальностью. Как правило, для полного излечения требуется вдвое больше времени, чем длилась сама болезнь. Выздоровление не бывает последовательным: время от времени происходят «срывы» и откаты назад. Но если лечение продолжается, у пациента есть все шансы вернуться к нормальной жизни.

Симптомы болезни:

— попытки избегать совместных приемов пищи;

— посещение туалета или попытки выйти на улицу, в подъезд сразу после еды;

— постоянные взвешивания и измерения;

— приобретение нежирных продуктов;

— стремление избегать жареного, мучного, сладкого — тогда, когда по физическим параметрам это не нужно;

Булимия истории

С начала моего пути в роли психолога уже прошло достаточно времени, чтобы можно было с уверенностью говорить о том, что результаты моей работы радуют людей, которым я помогла, а мне дают повод не останавливаться на достигнутом и продолжать быть полезной.

На сегодняшний день уже большое количество моих учеников либо полностью преодолели пищевую зависимость, либо добились хороших и стабильных результатов. Так, что и им и мне есть чем гордиться!

В этом разделе нашего сайта будут публиковаться «истории выздоровления» тех, кто справился с зависимостью, контролирует свое пищевое поведение и живет жизнью наполненной событиями, не связанными с едой.

Материалы предоставляются по желанию и по моей просьбе, потому что я уверена, что такой информацией необходимо делиться. Для тех, кто находится в «начале пути» — это еще один повод убедиться, что булимия, анорексия, компульсивное переедание излечимы, и продолжать работать над собой.

ri_shani

Rishani Laffy

или как появилась “Почта Безразличия”

Привет! Меня зовут Ришани, и я — булимик.
Я являюсь им уже порядка пяти лет, но узнала об этом лишь два года назад. Булимиками не рождаются, ими становятся по совокупности многих психологических факторов. Моя история началась в 2010 году, когда я… влюбилась. Я росла смышленой симпатичной девочкой, которая нравилась мальчикам, а они нравились мне — до поры до времени. Так получилось, что впервые основательно влюбилась я, лишь когда мне был 21 год. Он был красив, чертовски умен, красноречив и очарователен. А еще страшно богат. До него никогда еще я не встречала столь эрудированных мужчин, таких красивых, царственно высокомерных и добрых. В одном лице. Впервые в жизни меня посетила острая мысль о том, что я кого-то недостойна — у меня было много поклонников, но после той встречи несколько ночей я проплакала в подушку от внезапного осознания собственной никчемности. Все жизненные провалы, невыученные уроки и непрочитанные книги смотрели на меня сверху вниз, усмехаясь. Мне было бесконечно больно оттого, что для того, чтобы дорасти до его уровня мне потребуются годы работы над собой. Тогда-то я и начала детальное изучение своей внешности перед зеркалом. У него должна быть идеальная женщина, думалось мне. Идеальная — я смотрела на свою худющую (сантиметра 63) талию, и вспомнила, как один придурок недавно заметил, что я поправилась. А другой — что похудела и “так намного лучше”. Тогда я еще не знала, что плавающий вес в пределах пары килограмм — совершенно нормально для женщины. Что вес часто зависит от дней цикла, а не съеденного в кафе пирожного. Впервые я подумала, что было бы неплохо купить абонемент в фитнес-центр. И купила. В самый классный — на Рублевском шоссе, до которого нужно было ехать 30 минут на машине, если без пробок. Чтобы не тратить драгоценное время, я выезжала из фотошколы или ВГИКа, ехала на французский, а в половине десятого вечера снова садилась в машину и летела в храм красоты и подтянутых поп. Поп, к слову, там было очень мало. Особенно учитывая, что из зала или бассейна я выходила около двух ночи. Не могла же я тратить абонемент впустую: надо было успеть и на групповую йогу, и в зал, и в бассейн, и в сауну. Но мне почему-то не помогало. Очень хотелось ноги еще похудее и живот порельефнее. Я всё еще не дотягивала до принца. Не только прессом, но и начитанностью. Вместо еды я стала глотать книги и впервые в жизни вбила в поиск название какой-то модной диеты, о которой слышала от девочки, что худела сколько я была с ней знакома. Но несмотря на все потуги, удивительнейшим образом я все равно чувствовала себя деревенской замарашкой, на которую такой мужчина, как он, даже и не посмотрит. А если посмотрит, то только из жалости. Он, однако, посмотрел. Он не только посмотрел, но не раз улыбнулся и позвал на свидание. Повезло! — подумала я и постаралась насладиться каждым моментом его божественного присутствия рядом. Как бы заранее прощаясь. На второе свидание я не пришла. Какой смысл, все равно ничего не выйдет. На любви своей я поставила крест, тем более, что внезапно его сообщения вдруг стали слишком саркастичными. Красивыми, остроумными и очень жестокими. Я смирилась — не судьба. Что поделать, ну такое вот я ничтожество. Год я страдала страдашки, написала даже книгу, но после строгой рецензии близкого человека (единственного, кстати, прочитавшего) выбросила ее к чертовой матери. И иммигрировала в Австралию. Подальше от самой себя. Пустоту надо было чем-то заполнять, и идея всестороннего совершенства захватила мой мозг. Я стала ходить в тренажерный зал 6 дней в неделю. Изучила своей дотошностью все фитнес программы, здоровое питание, добавки, что после чего есть, в какое время правильно пить. И составила список классической литературы к прочтению. День за днем я становилась все совершеннее, но из зеркала на меня по-прежнему смотрела та самая замарашка. Недостойная. Слишком то, слишком это. Недо-там и недо-здесь. Однажды в очередном приступе неудовлетворенности своей худобой, я села на модную “Протасовку”. Знатоки в курсе, что ее называют “диетой для обжор”. Там разрешалось есть неограниченное количество овощей в любое время суток, одно зеленое яблоко в день и, кажется, одно вареное яйцо. Прошло две недели, но обещанных изменений все не было. А чёй-то я как лох, подумалось мне, — опускаться, так по полной! И с “Протасовки” я перешла на сыроедение. Давно хотела попробовать, но все не решалась. А Австралия — идеальное место для таких экспериментов. Здесь в любом обычном супермаркете овощи и фрукты как из “Азбуки вкуса”. Миллион шикарных фермерских рынков и чистая аккуратно расфасованная морковь. Но просто сыроедить меня не устраивало, нужно было досконально изучить вопрос. И я начала свое исследование. Я перечитала не только все доступные на русском языке (английский у меня тогда еще был так себе) книги по СЕ, но и учебник анатомии, лекции по биохимии и все самые популярные сыроедные форумы. Воистину, больше о пользе сыроедения и вреде вареной пищи в этой стране не знал никто! Здесь я сразу оговорюсь, что по-прежнему считаю сыроедение видовым питанием и ни в коем разе не диетой. Мне очень жаль, что репутация сыроедения страдает из-за таких неугомонных как я. Думаю, не стоит упоминания тот факт, что я не похудела ни на килограмм. Салаты я ела кастрюлями — все ведь на пользу. Я стала замечать за собой дикий голод, просто волчий аппетит, во время которого сметала из холодильника всё, вплоть до чеснока. За орехами шли финики, затем яблоки и вся связка бананов, салат, капуста, виноград, фиги, початок кукурузы и зеленый смузи из шпината. Господи, я не знаю, как в меня это все помещалось! Кажется, я все время была голодной. Я продолжала ходить в тренажерный зал и тягать железо, радуясь прорисовывающимся кубикам на животе. И тут я наткнулась на лечебное голодание. Эврика! — щелкнуло у меня в голове. Это то, что я так давно искала. Диета супер-человека. Я стану самым здоровым человеком на свете и в 45 буду выглядеть на 20! Так там пишут, мол организм омолаживается. Элексир молодости: ешь воздух и будь красивой. Я начала с одного дня в неделю, но уже на вторую проголодала пять дней подряд. Наконец-то из зеркала на меня взглянул идеальный скелет. Невероятно красивый и столь же невероятно несчастный. Время шло, я продолжала голодания. Приступов обжорства стало значительно больше. Теперь для “срывов” популярностью пользовались не только православные сыроедные продукты, но и самые, на мой взгляд, вредные, которые я только могла найти на полках в супермаркете — когда мне было особенно плохо. Ты не заслуживаешь здоровой пищи, жри вот! И я запускала руку в пачку с чипсами. На следующий день конечно надо было поголодать или отработать съеденное в спортзале. Спортивная булимия? Спроси меня как! Осенью 2013 года я попробовала сухое голодание. Я не ела и не пила 7(. ) суток, после чего еще 4 дня пила только воду. Немного погодя со мной случился первый очистительный приступ. Затем второй и третий. Я начала вызывать рвоту после каждого приема пищи. Слава Высшей Силе это не продлилось долго. В какой-то момент я выползла из ванной и сказала: с этим надо что-то делать. Так больше нельзя. И нашла себе психотерапевта, которая почему-то не уделяла пристального внимания моей булимии, зато задавала много вопросов про мою семью, детство и взросление. Наружу начали выплывать детские психотравмы, сексуальное насилие, унижение, обиды, безразличие. Старый сундук с секретами открыли и начали выкладывать пыльные артефакты на стол. Но желание обрести тело мечты с еще большим рельефом меня по-прежнему не оставляло, и в один прекрасный день я записалась в Школу Идеального Тела #sekta. И здесь я начну, пожалуй, с красной строки.

Я пришла в Секту и сразу заявила о том, что худеть мне не надо, мне мол нужен рельеф. Я хочу ушатываться воркаутами как настоящий воин. Мне не нужны послабления. А еще я сыроед! Мой куратор развела руками, но решила помочь. Я старательно выполняла все предписания, запретив себе блевать после каждого съеденного куска. Но через пару недель, когда мои сокурсники радостно начали скидывать фотографии до и после, я поняла, что в отличие от всех остальных я поправилась. Поправилась не в голове, я действительно стала больше. Это было четко видно на традиционной еженедельной фотографии, сделанной в трусах и в зеркало. Это стало катастрофой. У меня оставалось два выбора: продолжить есть или вернуться на голодание, чтобы срочно вернуть себе прежнюю форму. Помню, я тогда должна была выйти на съемочную площадку, улыбаться в камеру в коротеньком открытом платье. У меня оставалась неделя, я как раз успевала хотя бы стереть с лица щеки. Я поразмыслила и написала своему куратору личное сообщение. Я сказала все как есть, мол так и так. Я поправляюсь, Катя! Мне страшно и по щекам текут слезы. Катя ответила, что так бывает, когда ты долго мучаешь свой организм. Теперь он берет свое, пытается хоть немного передохнуть от того ада, что я ему устраивала день за днем в течение трех лет. И если я готова бороться за нормальную жизнь, придется немного потерпеть. Я набрала в легкие побольше воздуха и решила, что обратного пути просто нет. Я уже на дне, и мне пора возвращаться. Я стала есть и поправляться. Я ненавидела своё тело. Я ненавидела тела других. Я презирала всех, кто хоть на два размера был больше XS. Я считала их не заслуживающими не только уважения, но даже моего внимания. Они были неудачниками, и я теперь тоже. Прошло недель пять с начала моего курса, и я вдруг стала замечать, что больше не поправляюсь от листа салата. Нам запретили взвешиваться, но я видела изменения и без весов. Это было чудом — я научилась есть! Я могла есть, не голодать и оставаться в том же весе, понимаете? Не понимаете конечно, если вы никогда не страдали булимией. Это был прорыв, глоток свежего воздуха. Мой Секта-курс подходил к концу, и у меня даже появились результаты. Самые главные результаты не было видно на фотографиях. Когда “первый” курс закончился, меня со многими другими девочками из чата взяли на “второй”. Это был просто чат с парой новеньких незнакомых нам людей и Олей Маркес — основателем Секты. Никто не знал, зачем мы все там собрались, что это за второй курс и что от него ожидать. Катя молчала как рыба и лишь писала: будет интересно, как ты будешь выполнять задания. Меня заинтриговали, я очень ждала следующий день. И вот он наступил, нам дали первое задание: вы больше не тренируетесь и ешьте что хотите и когда хотите. Пауза. Шок. Сопротивление. Истерики. В тот день Оля написала вот этот пост — http://sektaforfree.livejournal.com/1713.html. Я до сих пор, бывает, его перечитываю. Через пару дней я решила, что терять нечего, и работа началась. Нам давали задания, мы много писали, разговаривали о самом сокровенном, мы делились своей страшной тайной — зависимостью от еды, собственной и чужой критики. Мы читали статьи Светланы Бронниковой, клинического психолога и психотерапевта, специализирующегося на работе с расстройством пищевого поведения, и старались следовать инструкциям, делать упражнения, писать о своих переживаниях и опыте. Кажется, на этом курсе я писала больше всех. Я продолжала работать и со своим психотерапевтом и на “втором курсе”. Мне хотелось непременно выбраться, хотелось увидеть свет. Я вдруг поняла, что булимия — всего лишь прикрытие. Мне просто страшно жить. Страшно быть тем, кем я хочу. С тем, с кем я хочу. Мне страшно, что в мире без тренажерного зала надо прикладывать усилия, а еще там никто не гарантирует результат — у тебя может ничего не выйти. Прошло несколько недель интенсивной работы. Я всегда была способной, а мой перфекционизм наконец-то пошел на пользу. Я была дотошной в своем выздоровлении. Я убрала все рамки, я пробовала разные продукты, иногда объедалась одним мороженым, когда хотелось только его. Я позволила себе быть слабой. Я старалась полюбить себя любой, внушить себе мысль, что я — это не только тело. Доказать себе, что опасности нет. Что я могу быть счастлива и с лишними килограммами и не прочитав все собрание сочинений Льва Толстого. Я заботилась о себе, приняв наконец мысль о том, что кроме меня, этого не сделает никто.

Через несколько месяцев упорной работы у меня появились потрясающие результаты, которые, безусловно, покажутся смешными тем, кто не знаком с расстройством пищевого поведения. Я научилась распознавать признаки голода и насыщения и теперь могла оставить еду на тарелке не только дома, но в кафе и ресторанах. Я перестала переедать. Я могла есть все, что угодно — запретных продуктов больше не было. Я так и осталась вегетарианкой с огромным количеством свежих фруктов и овощей в рационе, но меня больше не смущали ни хлеб, ни пирожное, ни чипсы. Я действительно стала есть то, что мне хочется и когда хочется. Оказалось, что я жуткий аскет и предпочитаю очень простую пищу. Я отделила физический голод от эмоционального — теперь для проживания и фиксации эмоций я открывала уже дневник, а не пакет с чипсами. Я перестала хранить вещи, которые плохо на мне сидят, и перестала оценивать других по тому, что лежит в их тарелке. Я перестала жалеть еду и оставлять ее на потом, на послезавтра, на “когда придут гости”. Я научилась ей делиться. Раньше поделиться своей едой было неслыханным, мать его, актом жертвенности. Но главное мое достижение лежало вне сферы питания. Я решила попробовать то, чего я боялась все эти годы — встретиться наконец со своим принцем. Неслыханная смелость, учитывая все обстоятельства. Но мне нужно было дать себе шанс стать счастливой. Позволить себе быть с тем, кого я люблю, и от кого убегаю. Я знала, что так или иначе, эта встреча станет кульминацией огромной работы, которую я проделала. Что она станет триггером больших изменений. До этого страх провала был так велик, что не позволял мне даже попробовать. Я рискнула. Сложно было ничего не ожидать — слишком сильно хотелось победить не только болезнь, но саму себя и все обстоятельства. Я открыла дверь в жизнь, которая была закрыта многие годы, и продолжила работать не только над моими отношениями с едой, но и с окружающим миром. Я ела, наблюдала, вела дневники, анализировала, копалась в психологии в поисках ответа на бесконечные вопросы “почему?” Но главное — я жила. Жила как умела, старалась слушать побольше, но прислушиваться поменьше. Училась быть другом самой себе. Уйти от саморазрушения к созиданию. Не бояться дышать. Процесс был долгим и непростым. Одновременно с этим я закончила свой курс и стала помогать кураторам и психологам на новом “втором курсе” Секты. Я слушала девочек и молодых женщин с такими же как и у меня проблемами, и каждая история отзывалась во мне оглушающим звоном. Я чувствовала боль каждой из них в рассказах об унижениях, жестоких комментариях отца или любимого человека относительно внешности своих женщин и дочерей. О страхах быть непринятой, нелюбимой. Об усталости от вечной гонки соответствия навязанным стандартам. Я отчетливо видела свои переживания и страхи, а потому мне было легко выслушать и понять других. Видя, как много людей бьется головой об одну и ту же стену, мне стало легче двигаться дальше, пробовать жить. В моей истории с мужчиной, которого я хотела рядом, не случилось желанного хеппи-энда. Мне было нестерпимо больно, и я восстанавливалась целый год. Из неудавшихся отношений и глубокой депрессии, в которой я пребывала добрых полгода, появилась моя первая книга. Я долго не хотела выкладывать ее в сеть, в итоге же ее прочитали тысячи. Заработало сарафанное радио: люди стали рассказывать друг другу о “Почте”, писать о ней посты. После публикации я получила и продолжаю получать огромное количество писем, в которых девушки пишут, как эта история переворачивает что-то внутри, заставляет задуматься, как она откликается в их сердцах. Для меня нет ничего важнее осознания, что совершенно случайно у меня получилось заставить людей задуматься и, быть может, что-то переосмыслить. Особенно приятно получать письма от мужчин, прочитавших книгу. Письма от мужчин, которые говорят о любви и преданности. О красоте, гармонии, о верности. Все это — странно и удивительно, ведь я не создавала ничего особенного, я просто писала, потому что просто не могла иначе. Меня разрывала боль, и книга была единственным, что присоединяло меня к реальности день за днем. Моя булимия стала сценаристом, как тому и полагается, полностью оставшись за кадром. Мой путь к гармонии продолжается, я все еще в терапии и все еще жадно читаю статьи по интуитивному питанию. Моей последней инвестицией в себя стала долгожданная книга Светланы Бронниковой “Интуитивное питание”, недавно появившаяся на полках самых вкусно пахнущих магазинов.

Удивительно, но последним этапом в моей истории стало открытие, что в мире есть мужчины, которые не мучают своих женщин. Которые настолько уверены в себе, что от них никогда не услышишь ни одного оскорбления или грубой оценки ни в свой, ни в чужой адрес. Что есть люди, которые живут исключительно собственной жизнью, не обращая внимания на лающих вокруг собак. Что любовь — это не стокгольмский синдром и что за нее не нужно бороться — она просто есть. Что самое главное событие то, что происходит здесь и сейчас, даже если это — всего лишь пролетающая мимо тебя птица. Что если тебе кажется, что с человеком что-то не так, взглянуть для начала стоит именно на себя. Что страдать намного легче, чем быть счастливым. Что если ты не оценен, возможно, оценивающий просто не вышел ростом, чтобы заглянуть тебе прямо в лицо. Что большинство людей слепы, и глаза их не откроются до тех пор, пока они сами того не захотят. И что в конце тоннеля всегда есть свет, но зажигается он выключателем в самом начале.

Ознакомьтесь так же:  Неврозы с параличом

About the Author: admin