Аутизм-это шизофрения

Аутизм vs шизофрения

Эта страница находится в процессе накопления разрозненных постов разных лет (sic!) После этого неплохо было бы еще и причесать это, для общей осмысленности.

Содержание

Аутизм не шизофрения

Дифференциальный диагноз — эта не академическая забава, а сама суть медицины. Можно добавить — это суть психологии и описания развития ребенка.
Майкл Руттер

Разведение аутизма и шизофрении не является попыткой смягчить травму матерей и заработать на муссировании темы особенного пути аутистического мышления. Часто низкофункциональное аутистическое состояние хуже для социальной адаптации, чем мягкие формы шизофрении. Но попытка слить в единое эти два процесса неестественна для самой медицины, для врачебного мышления. Мы уже говорили — цирроз вследствие гепатита В и алкогольный цирроз заканчиваются печеночной недостаточностью- но их никто не пытается свести в единый процесс. Туберкулезная пневмония и стафилококковая пневмония — это пневмонии, но никому не приходит в голову объединять их иначе как через воспалительный процесс в альвеолах, да и то разный по гистологии. Тема коморбидности аутизма и шизофрении, неаутистических первазивных расстройств, переходных форм крайне интересны для врача, но не с целью слияния, а наоборот- с целью дифференциации. Ещё более слабой аргументация психиатров выглядит при признании большого процента неэффективности нейролептической терапии как при аутизме, так и при том, что принято называть шизофренией. (Мы сразу оговоримся, что «за» использование нейролептиков при наличии показаний при аутизме, только показания эти должны быть уточнены и соотнесены с результатами такого ведения ребёнка). Этот факт — посмотрите процент рефрактерности к нейролептиками — должен был бы указать на качественное различие между состояниями устойчивыми и чувствительными к терапии нейролептиками. Именно это бы надо понять — чем различаются эти две группы.

Два отдельных состояния

Слияние ранней детской шизофрении с ранним детским аутизмом не конструктивно: это два отдельных состояния и их разведение улучшит диагностику и того, и другого. Шизофрению можно подозревать при классических позитивных (продуктивных) симптомах (галлюцинации, бред), а так же при:

  • речевой ассоциативной «окрошке»- характерной речевой гиперпродукции,
  • уплощении эмоционального и аффективного реагирования с когнитивным дефектом и отсутствием интенций,
  • характерном фантазировании,
  • гебойдным поведением,
  • гебефренией.

Эти симптомы (синдромы) качественно отличаются от аутистических симптомов. Сам аутизм при аутизме — не тенденция к изоляции, а нарушение способности к коммуникации. Это разный психический вектор. При шизофрении основным участком поражения является префронтальная кора. Наиболее частой анатомической находкой является увеличение размеров желудочков, что свидетельствует об убыли массы лобных долей. При аутизме страдают связи пара-лимбической системы. Шизофрения и аутизм могут быть у одного ребенка. До возникновения типичной картины шизофрении у ребенка могут быть «продромальные симптомы», но они оцениваются так лишь post factum.

Эпидемиологический аргумент

Заявлять, что аутизм и шизофрения идентичны, противоречит одному из самых распространенных утверждений психиатров: процент пациентов с шизофренией устойчив в популяции. Тогда следует признать, что мы имеем не всплеск рождаемости аутистов, а нарушение популяционной устойчивости субгруппы шизофрении.

Miloserdie.ru

Галина Лев-Кагарлицкая приводит ссылку на статью на Милосердии:Не смотря на откровенную «популярность» статьи, она мне понравилась простотой и доступностью для родителей.

Основные научные работы

  • Работы известных английских (не американских) детских психиатров Руттера и Колвина 1971 -72 года на основании каких фактов не следует считать аутизм и шизофрению идентичными публикация ОК
  • Статья Юдифь Рапопорт является лучшей из современных попыток отделить аутизм от шизофрении.

В статье Руттера также описывается основное прагматическое отличие аутизма и шизофрении.

  • При аутизме мы должны пытаться обучить ребенка — социальным шаблонам, речи, проявлениям эмоций и физической активности.
  • При шизофрении необходимо помочь человеку вернуть утраченный баланс психической активности.

Это замечание крайне точно описывает основную (глобальную) задачу ведения ребенка как с аутизмом, так и с шизофренией. (пост ОК)

Кататония и псевдокататония

Кататонические симптомы взрослых шизофреников и детей с аутизмом различаются. Так как аутизм — болезнь развития нервной системы, то подкорковые и стволовые нарушения являются правилом. Тем не менее кататония шизофреническая явно отличается от аутистических моторных симптомов. Синдромы растормаживания при аутизме разнообразны. К сожалению они не выделены в отдельную группу и идентифицируются как кататонические.

Отметим отсутствие симптома «каталепсия» (восковая ригидность) у детей при наличии других симптомов кататонического ряда. Несмотря на то, что дети с кататоническими симптомами встречаются регулярно, мы ни разу не видели именно восковой ригидности.

Аутизм и шизофрения: как возраст отца влияет на здоровье и продолжительность жизни ребенка

Исследователи пришли к выводу, что дети пожилых отцов больше подвержены ряду заболеваний, чем дети молодых родителей. Возраст отца также влияет на продолжительность жизни человека. Об этом пишет Daily Mail.

Ученые из немецкого Бонна пришли к таким выводам после эксперимента, проведенного на грызунах. Целью опыта было ответить на вопрос о том, могут ли биологические изменения у мужчин, связанные с возрастом, повлиять на здоровье потомства. «Наше исследование было сосредоточено конкретно на продолжительности жизни и связанных со старением патологиях», — рассказали ученые.

Опыты на мышах

Мышей разделили на две группы: потомство пожилых отцов и потомство молодых отцов. Матерям всех испытуемых было четыре месяца. Все дети-мыши не общались со своим отцами. Потомство из обеих групп было обследовано в возрасте шести и 19 месяцев.

По словам ученых, мышей рассматривали по 13 биологическим параметрам, которые подходили для определения изменений в процессе естественного старения у грызунов. К ним относятся отложения в почках, изменения тканей в легких, а также изменения в белках, связанных с окислительным стрессом.

Эффекты отцовского возраста также были очевидны в отношении продолжительности жизни. Потомство молодых отцов показало в среднем длительность жизни на два месяца больше, чем у сверстников со старыми отцами. Переводя это на человеческий возраст, можно сказать, что речь идет о нескольких годах.

Неутешительные выводы немецких ученых

Ученые, которые опубликовали это исследование, рассказали о его ценности. По словам специалистов, про влияние возраста женщины на здоровье ее ребенка давно известно, а роль возраста мужчины до сих пор изучена слабо. Несмотря на то, что тесты проводились на мышах, ученые уверены, что результаты опытов могут быть применимы к людям.

«То, что мы описали здесь, является фундаментальным механизмом в организме любых млекопитающих. То есть эти опыты могут быть полезны для людей», — заявили ученые.

Биологи призывают научное сообщество обратить внимание на эту проблему и провести более пристальные и глубокие исследования, которые смогут дать точный ответ на этот важный вопрос: меняется ли продолжительность жизни человека в зависимости от возраста его отца.

В научной среде уже пытались изучать влияние возраста отца на здоровье его детей. И выводы также были неутешительными. Оказалось, что дети старых отцов статистически чаще подверженны определенным болезням, в том числе психологическим расстройствам — аутизму и шизофрении.

Шизофрения или аутизм – где разница?

Шизофрения — это психическое расстройство, для которого характерны бредовые идеи и искаженное мышление, присутствие галлюцинаций зрительного или слухового характера и поведение, которое находится за рамками разумного понимания. Шизофрения у детей — довольно редкий диагноз, что в некоторой степени связано не только с трудностью диагностики и особенностями поведения детей, а больше с правовыми нормами.

Шизофрения у детей — каковы причины?

На сегодняшний день доктора не могут указать одну точную причину, по которой развивается шизофрения у детей, ровным счетом, как и у взрослых. Несмотря на многочисленные исследования, которые проводятся и по сей день, эксперты не могут сопоставить строение головного мозга больных и их различия, выявленные при помощи визуальных методов исследования.

Все же, существуют основополагающие факторы, которые способствуют развитию шизофрении и изменениям в головном мозге и поведении детей. Самое главное значение отводится фактору наследственности. Дети, чьи ближайшие кровные родственники страдают от шизофрении, находятся в группе риска. Особое значение отводится стрессовым факторам, например, физическое или эмоциональное насилие над ребенком, аморальный образ жизни родителей, смерть близких и другие потрясения. К слову, все стрессовые ситуации являются не столько первопричиной для развития шизофрении у детей, а именно пусковым механизмом.

Если говорить о формировании шизофрении у детей в подростковом возрасте, то пусковым механизмом может стать прием некоторых наркотических веществ или лекарственных препаратов, например, «спайс», «соль», «микс», «экстази» и другие, известные среди некоторых подростков препараты.

Ранние признаки шизофрении у детей и подростков

В некоторых случаях, признаки шизофрении могут проявиться еще до 7 лет, и главная задача родителей вовремя обратить на это внимание. Если дети разговаривают сами с собой, или с вымышленными друзьями, их диалог не только конструктивный, но и имеет негативную окраску — стоит присмотреться к его поведению, и необходимо проконсультироваться со специалистом.

Тревожными признаками может быть страх ребенка перед обычными вещами, которые его постоянно окружают, причем страх может быть довольно сильным.

Ознакомьтесь так же:  Стресс геморрагический инсульт

Конечно, можно сказать, что эти признаки характерны для всех детей, особенно с яркой, живой фантазией, что соответствует истине. Возможно, именно по этим причинам, списывая все на личностные качества детей, их увлеченность играми, симптомы заболевания иногда остаются не замеченными, и помощь приходит намного позже.

Аутизм и шизофрения у детей — где связь?

При лечении ребенка с расстройствами личности, необходимо разграничивать аутизм и шизофрению, это позволит добиться самореализации ребенка в обществе и вести самостоятельный образ жизни. Совсем недавно, среди психиатров из различных стран бытовало мнение, что аутизм у детей является формой шизофрении.

Но современные специалисты пришли к выводу, что эти две патологии совершенно различные. Путем научных исследований, сбора поведенческих особенностей, ученые смогли доказать, что это две разные патологии, не имеющие ничего общего между собой, кроме нескольких особенностей поведения. К сожалению, до сих пор в детской практике, детям до 18 лет, не выставляется диагноз шизофрения. Чаще всего, специалисты подозревают аутизм. И только в старшем возрасте, когда проявления шизофрении наиболее ярки, и можно дифференцировать проявления, диагноз может быть пересмотрен. Печально, что упускается время, которое могло быть использовано с пользой для принятия соответствующих мер по лечению.

Аутизм и шизофрения схожи во многом. Социальная изолированность, уклонение от любых контактов с обществом, может быть характерна как для шизофрении, так и для аутизма. Единственным отличием будет время формирования такой изолированности, если в раннем возрасте, — то аутизм, если гораздо позже, — то шизофрения.

Аутизм имеет свои особенности в поведении ребенка, такие дети не используют речь как средство общения с окружающими, отсутствуют галлюцинации и иллюзии, что нельзя сказать про детей с диагнозом шизофрения. При аутизме состояние ребенка стабильное, отсутствуют периоды улучшения состояния, что нельзя сказать про шизофрению.

Как проявляется шизофрения у детей

В клинической практике различают несколько видов шизофрении, которые будут иметь свои особенности клинического течения, поведения ребенка. Но все же можно сформировать основные симптомы шизофрении.

Дети страдают от паранойи, которая проявляется мыслями о том, что все в сговоре, и говорят о ребенке в негативном ключе. Нередко формируются галлюцинации зрительные или слуховые. Дети могут говорить о страхах, которые выходят за все рамки, т. е. боязнь темноты и монстров под кроватью — в эти рамки не вписываются. Страхи формируются вокруг обычных вещей, или же просто не существующих.

Дети по своей природе общительны и быстро находят себе друзей. Но дети с шизофренией стремятся к изолированности, отказываются от любимых детских занятий, избегают общения со сверстниками и не могут поддерживать дружеские отношения. Во многом, это связано с резкими перепадами настроения, их смена не связана с какими-то внешними или даже видимыми причинами.

При общении с детьми четко прослеживается хаотичность мысли, часто дети просто не могут отделять кинематографическую или литературную фантастику от реального мира. Характерны нарушения в речи, дети могут резко терять суть разговора, перескакивать с одной темы на другую, или говорить о несуществующих вещах.

Перечисленные проявления — это те симптомы, которые чаще всего встречаются при шизофрении у детей и подростков. Поэтому, если ребенок находится в группе риска, необходимо как можно скорее обратиться за помощью к специалистам. Стоит понимать, что при шизофрении у детей может быть и другое иррациональное поведение, идеи, не вписанные в рамки вышеописанных. Специалисты советуют вести некий дневник, в котором отмечаются все инциденты неадекватного поведения.

Несмотря на то, что большинство родителей просто содрогаются, когда слышат диагноз «шизофрения», современная психиатрия вполне способна справиться с первыми симптомами, но это напрямую зависит от скорости обращения к специалистам. Родители, чьи дети находятся в группе риска, должны не просто знать, но и научиться узнавать первые признаки шизофрении, и как можно скорее принять все меры.

Последние исследования показали, что ранее вмешательство при заболевании у детей поможет наиболее полноценному восстановлению и обеспечит защиту от рецидива.

Помощь детям с аутизмом «Цветы Жизни»

Аутизм — не беда, безразличие — беда

Отличие аутизма от шизофрении

Чтобы более эффективно лечить людей, страдающих шизофренией и аутизмом, необходимо более детальное изучение различий между этими болезнями. Отличие аутизма от шизофрении значительное, расстройства аутистического спектра имеют свои характеристики, так же, как и шизофрения. В то же время, имеется определенное сходство в социальных дисфункциях, поэтому некоторые люди считают, что это проявления одного и того же заболевания. Достаточно длительное время подобные заблуждения приводили к заблуждениям при проведении диагностики. Нередко происходило так, что пациенты с диагнозом шизофрения в реальности страдали расстройством аутистического спектра. Специалисты доказали, что имеются четкие различия, разграничивающие аутизм и шизофрению.

Если имеет место аутизм, то его проявления заметны вскоре после рождения. Что касается признаков шизофрении, то их проявление дает о себе знать, когда ребенок становится старше. Кроме того, страдающие шизофренией люди часто имеют галлюцинации, у них возникают типичные для данной болезни бредовые мысли. У лиц с аутизмом подобные состояния наблюдаются реже. Ранее учеными были проведены исследования, позволяющие понять механизмы, на которых основаны социальные ограничения страдающих данными заболеваниями людей. Как выяснилось, различий немало, и их понимание имеет ключевое значение, так как поможет разработать максимально действенные методики лечения.

В настоящее время известно, что идеально подходящее лечение для лиц с шизофренией может оказаться неуместным, если человек страдает аутизмом. Для обеих групп характерно наличие аспектов паранойи, возникающих в социальной ситуации. Тем не менее, для каждого заболевания ее причины различны. Страдающие шизофренией люди считают, что окружающие недоброжелательны. В то время, как больные с аутистическими расстройствами в наибольшей степени проявляют «социальную циничность». Данные различия, в том числе, разное поведение пациентов в обществе, позволяет находить новые методики, которые эффективно противостоят негативному социальному опыту пациентов.

Результат выявления отличий

Разграничить проявления шизофрении от схожего с ней аутизма крайне важно, так как такой подход позволяет в значительной мере изменить в лучшую сторону способность пациентов к самореализации в обществе, наладить свою жизнь. Не секрет, что ранее среди исследователей разных стран существовало мнение, что аутизм является именно разновидностью шизофрении. Считалось, что аутизм и детская шизофрения представляют собой один и тот же синдром, а детский аутизм переходит во взрослую шизофрению. Однако, отличие аутизма от шизофрении давно известно. Кроме того, и другие современные специалисты подтверждают, что это далеко не одно и то же. Медики доказали, что аутизм следует считать самостоятельной отдельной патологией, которая отличается не только от шизофрении, но и от других нарушений.

Несомненно, имеются и некоторые объединяющие черты, в определенной степени связывающие аутизм и шизофрению, так как и то и другое нарушение проявляет себя в спектре. Нередко признаки чрезмерной самоизоляции и уклонение от эмоциональных и социальных контактов, которые типичны для шизофрении тяжелой формы, являются симптоматикой аутизма. Чтобы не допустить неправильной диагностики, клиницисты обращают внимание на существующие различия, способствующее отделению шизофрении от аутизма. Возникновение аутизма отмечается уже в младенчестве, либо болезнь обнаруживается в раннем детстве. Что касается шизофрении, то это заболевание не дает о себе знать до более позднего детского возраста.

Изредка встречаются случаи, когда начало шизофрении происходит раньше, уже в раннем детстве. В данном случае у ребенка возникают галлюцинации, иллюзии, для описания иррациональных мыслей малыш использует речь. Что касается аутичных детей, то они не пользуются речью, чтобы передать свои иррациональные мысли. Наоборот, такие дети абсолютно не используют речь, как средство общения с окружающими. В то же время, у больных аутизмом не бывает галлюцинаций, и чаще всего, они не страдают иллюзиями. Обычно для шизофрении типичны периоды ремиссии, когда отмечено нормальное функционирование. Аутичные люди подобных колебаний не проявляют, их состояние более стабильное, без особых изменений.

Наличие специфических нарушений

Довольно часто аутизм имеет сходство с различными специфическими нарушениями, возникающими при развитии речи. Одним из главных симптомов болезни, в данном случае, является отставание речевого развития. Характерно, что именно на этот признак родители обращают внимание в первую очередь. Речь может иметь значительное отставание, а в некоторых случаях имеется полное ее отсутствие. Обнаружив у ребенка проблемы с речью, родители обычно обращаются за помощью к логопеду-дефектологу. В дальнейшем врач решает, болен ли ребенок аутизмом, страдает ли он каким-либо другим нарушением, связанным с развитием речи. Для выявления трудностей, связанных с развитием речи, специалисты изучают историю развития данного малыша, анализируют его интересы, обращают внимание на стиль игры, отношения с окружающими.

К проблеме всегда нужен особый подход. При отсутствии речи выясняется, имеет ли место аутизм, или это элективный мутизм. Известно, что у детей с мутизмом проявляются определенные навыки по привлечению внимания других к интересующему их объекту либо предмету. Например, они указывают на предмет, чтобы его получить, или же, демонстрируют его другим для привлечения внимания. В то же время, в общении дети с аутизмом редко применяют жесты. Если у ребенка имеется определенная задержка, речь плохо развивается, то специалисты выясняют, применяет ли ребенок речь для коммуникации.

Для шизофрении свойственны более тяжелые проявления, при данном расстройстве мозга нарушаются психические функции.

Есть два «аутизма»: почему аутизм и шизофрению часто путают между собой

В диагнозах аутизма и шизофрении есть принципиальная разница. В своей сути, в своей глубине это очень различные явления и неправильный диагноз не дает нам понять человека с этим нарушением

Одна из часто обсуждаемых (а если не обсуждаемых, то почти всегда подразумеваемых) тем в области диагностики аутизма, расстройств аутистического спектра – связь этих расстройств с шизофренией.

Ознакомьтесь так же:  Анорексия ярославль

Я встречался с такими дискуссиями не один раз, присутствовал на клинических разборах и при теоретических обсуждениях, где эта тема поднималась, читал не одну статью про разницу и сходство, и, конечно, часто высказывал собственное мнение по поводу конкретных детей, родители которых запутались и не могли понять, какой диагноз у их ребенка. Аргументов много, но, порой, в таких обсуждениях возникает как будто бы примирительный аргумент, дескать, то и другое, по сути, сложные, хронические нарушения, и, вообще-то, не очень важно – какой именно будет диагноз у человека, если он будет получать достаточную для него помощь.

Вот именно с последним аргументом я и хочу поспорить.

Начать надо с определений. Условно говоря, есть два «аутизма».

Есть «аутизм» как самостоятельный диагноз, описанный Лео Каннером. Сейчас понимание того, что такое аутизм, сильно изменилось: доктор Каннер описывал очень яркие, заметные проявления аутизма. Сейчас же мы понимаем, что они могут быть более сглаженные, менее выразительные, может быть большое разнообразие проявлений этого нарушения. Сейчас то, что было описано Каннером как аутизм называется «расстройства аутистического спектра», но суть не поменялась – Лео Каннер считал, что при аутизме у людей с раннего возраста нарушается способность «вступать в обычные отношения с людьми и ситуациями», что их проблема заключается во врожденной неспособности к «установлению обычного … контакта, с людьми подобно тому, как другие дети приходят в мир с физическими или умственными недостатками».

Сейчас именно биологически обусловленная неспособность вступать в обычные взаимодействия с людьми и считается ключевым нарушением при аутизме. (Подробнее про то, как сейчас понимается аутизм, можно послушать в этой короткой, но информативной лекции. Не забудьте включить субтитры).

И есть аутизм не как самостоятельный диагноз, а как симптом другого заболевания – шизофрении. Это понятие ввел другой психиатр, задолго до Каннера, Эйген Блейлер. Он описывал аутизм как особенное мышление, особенную реакцию на мир, когда человек, страдающий шизофренией, все больше и больше уходил от реальности в собственные переживания, фантазии.

В настоящее время в современных критериях конкретно этот термин не используется, однако специалисты, родные людей с шизофрений, да и часто сами люди с этим расстройством хорошо понимают, о чем писал Блейлер – многие люди с шизофренией страдают от снижения эмоциональности и нарастания безинициативности, часто они сильно меняются в своем поведении, теряя прежние социальные контакты, а иногда и работу.

Возможно из-за использования одних и тех же определений, возможно из-за очень необычного поведения детей с аутизмом почти сразу после «открытия» Каннером детского аутизма, это расстройство стали рассматривать в рамках проявлений шизофрении, стали описывать как «детский психоз». Даже если психиатр или психолог считал, что у ребенка именно аутизм, не шизофрения, ему все равно приходилось ставить диагноз «детский психоз», другого в классификациях просто не было.

Заканчивая разговор про определения, нужно сказать, что с 1980 года в США и во многих других странах между аутизмом и шизофрений стала проводиться четкая граница. Эти расстройства теперь не смешиваются, людям с симптомами аутизма ставят диагноз «аутизм» (или «расстройство аутистического спектра»), людям с симптомами шизофрении ставят диагноз «шизофрения».

Это четкое разделение было введено по очень простой причине – во многих своих проявлениях это кардинально различные расстройства. На основании сравнения клинических характеристик, течения, прогноза, распространенности, соотнесения количества мальчиков и девочек, страдающих этими расстройствами (и еще на основании сравнения целого ряда параметров), был сделан однозначный вывод о том, что эти расстройства различны, если не в своих причинах, то уж точно в своей сути, внешних проявлениях и, конечно, подходах к терапии. Всем интересующимся характеристиками этих расстройств я рекомендую прочитать определения расстройств аутистического спектра и шизофрении в Международной Классификации Болезней-10 или американской классификации DSM-V.

Важно следующее: внешне расстройства аутистического спектра и шизофрения – разные расстройства и разные диагнозы. Если у человека есть симптомы аутизма, то он получит именно этот диагноз и никакой другой. Когда он вырастет, то диагноз останется прежним, если, конечно, у него не появятся другие симптомы. Если появятся симптомы шизофрении, то ему поставят второй диагноз, а не будут пересматривать старый.

И вот при обсуждении этого очень часто возникает аргумент, с которого я начал. А какая, собственно разница? Это довольно сложные и хронические расстройства. Спорьте не спорьте, но способов излечивать их нет, многим людям с аутизмом и шизофренией нужна интенсивная помощь, часто ведут они себя странно и непредсказуемо, а иногда их симптомы даже могут быть очень похожи. (И все же надо подчеркнуть, что они очень отличаются, всех интересующихся внешними проявлениями я снова отсылаю к критериями МКБ-10 и DSM-V).

Это, конечно, не верно. В диагнозах аутизма и шизофрении есть принципиальная разница. В своей сути, в своей глубине это очень различные явления и неправильный диагноз не дает нам понять человека с этим нарушением.

Когда-то я встретился с подростком, родители которого обратились ко мне из-за странного поведения их сына. Мальчик Дима (имя и многие обстоятельства изменены) всегда был тихим и очень спокойным, ему нравилось проводить время с родителями и старшим братом, он любил и рано научился читать, хотя в школе ему было сложно учиться из-за рассеянности и несобранности.

Дима не любил посещать ни школу, ни детский сад, нигде в детских коллективах он не сходился близко с детьми, зато очень хорошо дружил и общался с братом (своей полной противоположностью по характеру) и соседом, очень похожим на Диму мальчиком. Дима всегда вел себя примерно, исправно ходил в школу, старался выполнять домашние задания.

Встретились мы с ним из-за того, что в какой-то момент он стал отказываться от посещения школы. Он просил родителей не вести его в школу, по утрам плакал и сопротивлялся, когда его заставляли идти, а если оказывался в школе, то вел там себя очень скованно и напряженно, ни с кем не говорил и почти не занимался на уроках. Кроме этого у Димы сильно испортилось настроение – из мечтательного, доброжелательного и спокойного, он превратился в хмурого, постоянно раздраженного и плачущего человека.

На встрече Дима почти не отвечал на мои вопросы, сидел хмуро и напряженно, часто вздыхал и отвечал короткими формальными фразами. Так как беседы не получилось, я попросил родителей приехать ко мне на встречу еще раз, в другое время дня (родители говорили, что ребенок бывает гораздо контактнее и спокойнее, но именно в момент нашей встречи он был в плохом состоянии).

И действительно, на следующей встрече он начал говорить. Он рассказал про то, что в школе за ним внимательно и постоянно следят, что он видит камеры, установленные почти в каждом уголке школы, что дети шепчутся о нем и тоже участвуют в слежке. Он рассказывал, что не понимает, как он оказался в этой ситуации, но ему кажется, что спецслужбы ставят на нем какие-то эксперименты, что это их рук дело. Дима рассказывал сбивчиво и витиевато, он часто менял темы и, порой, понять его было очень сложно. Общая же идея была ясна – в школе за ним ведется слежка, из-за этого в школе ему очень страшно и идти он туда не хочет.

К сожалению, у Димы оказалась шизофрения. При проведении необходимых в таких случаях обследований у него не было выявлено каких-либо еще нарушений, которые могли бы объяснить его поведение, он не принимал наркотики (что подтвердили разнообразные анализы), в дальнейшем несмотря на довольно успешное лекарственное лечение у него было еще как минимум два известных мне похожих на первый приступа.

Проблема Димы в неправильном истолковании реальных сигналов, неверном и неправильном отображении мира у него в сознании, в голове. Он приходил в школу, смотрел туда же, куда смотрят другие дети, видел то же, что видят другие дети, но внутри это истолковывалось по-другому. Он присваивал особенный смысл невинным фразам одноклассников, выглядывал объективы камер в вентиляционных решетках, выстраивал невероятные теории о причинах происходившего вокруг него.

Дима создавал мир своим собственным искаженным мышлением, этот мир был отличный от мира, в котором находились все окружающие люди. Такое искаженное мышление, такое избыточное фантазирование во многом и создает особенное поведение у людей с шизофренией. У него не было серьезных проблем с коммуникацией, он подробно описывал свои переживания и именно эти переживания, эти логические ошибки и создавали у него сложное поведение.

С девочкой Сашей я познакомился, когда ей было 4 года. Красивая, очень сильная и стройная, с огромными карими глазами, она вбежала ко мне в кабинет и, не заметив меня, бросилась к кубикам с буквами. На протяжении почти часовой беседы с родителями, которые рассказывали мне о развитии Саши, своих беспокойствах о ее умениях, она играла с кубиками, разглядывая их и называя буквы, нарисованные на каждой стороне.

Я пробовал позвать девочку, но она не реагировала на меня, пробовал взять кубики, но она расстроилась, собрала оставшиеся и ушла в сторону. Родители рассказали, что дома дочка ведет себя подобным образом, часто не замечает их, находит для себя похожие занятия с кубиками, любит рассматривать книжки и очень много времени проводит в планшете, но не это беспокоило их больше всего.

Ознакомьтесь так же:  Реабилитация ребенка с синдромом дауна

Саша до сих пор не умела разговаривать и даже не использовала жесты. Тогда, когда ей что-то было очень нужно, она брала родителей за руку и толкала и тянула к желаемым предметам, которые достать сама не могла, но никак не показывала на них, тем более не пыталась их назвать. Саша улыбалась, кубики ей доставляли настоящее наслаждение, но по-настоящему она рассмеялась, когда я стал ей надувать мыльные пузыри.

Вдруг, поиграв с пузырями, она заметила меня, подошла очень близко и прижалась своим лбом к моему. Родители рассказали, что так она выражает свои чувства, похоже, я ей понравился.

Все эти сложности родители стали замечать уже после 14 месяцев – и проблемы с развитием речи, и увлечение буквами, и удивительную самостоятельность. Казалось, Саше не нужны родители, она могла часами бродить по своей комнате, играя с кубиками и доской с алфавитом. Девочка не стояла на месте в своем развитии, после 2-х лет она стала очень эмоционально и нежно реагировать на папу с мамой, запоминала все больше букв (она знала уже два алфавита к моменту нашей встречи), научилась пользоваться туалетом и очень ловко есть с помощью вилки и ложки.

У Саши были все симптомы расстройства аутистического спектра, согласно критериям МКБ-10 ей можно было поставить «детский аутизм». Ее долго обследовали, делали ей МРТ, проводили развернутое генетическое тестирование, но причину возникновения у нее аутизма, найти не удалось (так бывает очень часто).

С первого взгляда заметно, как сильно отличаются Дима и Саша. Дело не только в возрасте и даже не только в их разном поведении. Если Дима слишком большое внимание уделял тому, что и кто о нем говорил, если он истолковывал самые нейтральные разговоры как относящиеся к нему, то Саша вообще почти не замечала речи людей. Наблюдательная к буквам, к устройству планшета, Саша совершенно не замечала социальные сигналы, которыми вокруг нее обменивались люди.

Она не обращала внимания на то, что кто-то ее зовет, кто-то ей что-то показывает, кто-то с ней говорит. Неудивительно, что речь у Саши не развивалась, ей она как будто была совершенно не интересна, она не слушала речь мамы и папы, сама не испытывала особенного желания о чем-либо с ними поговорить, даже просто ответить.

Это и есть суть аутизма – с раннего возраста сниженная мотивация на двустороннее социальное взаимодействие, с раннего возраста сниженный интерес и сниженная способность наблюдать за социальными сигналами, которыми обмениваются люди. Все остальное – и сложности в овладении речью, и проблемы в общении с детьми, и особенные несоциальные интересы – похоже, являются следствием этой невключенности, этой сниженной способности учиться в общении. Проблема Саши была не в том, что она выдумала какой-то свой мир, проблема Саши была в том, она не видела (и, может, не испытывала особенного желания видеть) социальной части окружающего мира, не училась у него.

Благодаря помощи Саша добилась больших успехов. Первое, что сделали родители, когда узнали про ее диагноз, наладили для нее постоянное и довольно интенсивное обучение. Сашу учили тому, что у нее получалось плохо: учили сообщать о своих желаниях (для нее ввели систему альтернативной коммуникации с помощью обмена карточек), учили реагировать на обращения по имени и выполнять инструкции. И Саша начала учиться.

Внезапно благодаря обмену карточками, она поняла, как много проблем в жизни она может решить, обращаясь к родителям, она поняла, что общение с ними, обмен сигналами, оказывается, может быть очень приятным. Она поняла, что отзываться на имя и выполнять просьбы родителей – огромное удовольствие (в начале обучения каждый раз, если Саша поворачивалась, когда ее звали, ей вручали любимый кубик).

Странное поведение Димы и Саши возникло принципиально разными путями. Дима фантазировал без остановки, интерпретировал и создавал у себя в голове мир. Его фантазии были болезненные, они создавали ложную, неверную картину мира, из-за которой он и вел себя странно, говорил необычные вещи, отказывался ходить в школу.

Саша же наоборот на многие важнейшие вещи не обращала внимания, не замечала их настолько, что совершенно не училась очень важным вещам. Не важно, какая форма аутизма и какой уровень интеллекта у человека с этим расстройством, по всей видимости, основной проблемой людей с аутизмом является сниженная способность к восприятию социальных сигналов, сниженная способность обращать на них внимание и вести себя в соответствии с этими сигналами.

Диме помогли лекарства, которые сильно повлияли на его мышление. Через какое-то время он уже то с улыбкой, то расстраиваясь, рассказывал, что «в голову лез какой-то бред», «что думал, что за мной следят, но все было как обычно». К сожалению, Диме пришлось принимать лекарство еще долгое время, повторный приступ у него случился тогда, когда лекарство было отменено.

Саше помогло обучение, основанное на поощрении ее правильных и социальных действий, обучение, которое учитывало, что ей неинтересно учиться у других людей.

Две разные истории и два разных пути, две принципиально разные ситуации. И мне кажется, что вот этот аргумент, что ты можешь лучше понять человека, когда поставишь диагноз, соответствующий его поведению, в споре об аутизме и шизофрении самый важный.

Расскажу последнюю историю. Ване 21 год. Огромного размера, с бородой, длинными волосами, он похож на монаха или священника. Но Ваня не разговаривает и не понимает обращений к нему. Он живет с родителями, каждый его день похож на предыдущий: встает, ест приготовленную мамой еду, идет к компьютеру и смотрит ролики. Ваня с 15 лет принимает лекарства – нейролептики. Они помогают ему контролировать свое поведение.

Дело в том, что иногда он сильно раздражается, расстраивается, в эти моменты начинает бить себя по голове и кусать руки. Никто не знает, почему так происходит – Ваня не умеет разговаривать и сам ничего не объясняет. Врач Вани, назначивший лекарства, считает, что объяснение в поведении у Вани только одно – его болезнь, его шизофрения, которой он болеет с детства.

Елисей Осин, детский врач-психиатр

Рассказывая родителям о своем видении, он рисует схемы, произносит названия нейромедиаторов и способы влиять с помощью лекарств на их работу. Ване действительно помогают лекарства. Его жизнь и жизнь родителей гораздо проще, когда Ванины эмоции находятся под контролем.

Но все дело в том, что у Вани аутизм. Это значит, что с детства ему очень сложно учиться говорить. Ване нужно, чтобы кто-то заметил, как сложно ему учиться, и подобрал для него хорошую программу обучения. Кажется, от чего он кусает себе руки и горько плачет, мы так и не узнаем.

Не надо путать аутизм и шизофрению

У 20-летнего голландца, который ранил ножом мальчика из России, аутизм. Об этом сообщили СМИ. Буквально несколько месяцев назад журналисты объявили, что аутистическое расстройство — синдром Аспергера — было и у «ньютаунского стрелка» Адама Ланзы, который убил 26 человек в школе в Коннектикуте.

Еще раз подчеркнем: насчет связи аутизма и агрессии не стоит делать поспешные выводы. И напоминаем колонку доктора медицинских наук, профессора, председателя Экспертного совета фонда «Выход», которую мы публиковали после событий в Коннектикуте.

Для врача абсолютно очевидно, что связи между аутизмом, в данном случае синдромом Аспергера, и агрессией быть по определению не может. Аспергер – не шизофрения. Это просто особенность развития: что-то в человеке развивается быстрее, что-то – чуть медленнее. Вот, например, при шизофрении есть такое понятие, как бред. Человек может, допустим, услышать некие голоса, которые призовут его совершить убийство. Да, такой человек опасен. Это так называемое процессуальное заболевание. А синдром Аспергера – это заболевание развития. И оно не может быть причиной поведения, при котором человек начинает убивать. Такого не бывает никогда.

Конечно, у аутистов резко снижено то, что мы называем эмпатией. У них страдают зеркальные нейроны головного мозга, которые отвечают за узнавание чувств другого человека. Но это выражается просто в том, что аутист не будет сопереживать вашим ощущениям. И это не значит, что он не поймет, что вокруг происходят трагические события. Если любой аутист видит убитое животное, он так же реагирует и переживает.

Я занимаюсь аутистами 15 лет, и за это время не слышал ни одного случая намеренного злодеяния по вине аутиста. В литературе такие случаи тоже не описаны. Наоборот, это люди чрезвычайно миролюбивые. Если вокруг аутиста нарушается привычный порядок вещей – да, будет истерика. Допустим, ребенок идет в школу, а там по дороге выкопали канаву. И надо пойти по временному мосту или найти другой путь. Это целая проблема: сбит стереотип, нарушен привычный маршрут. Ребенок будет кричать и требовать восстановить, как было. Но это никак не связано с намерением причинить кому-то зло.

Когда я прочитал в новостях, что причиной расстрела в школе в Ньютауне называют аутизм, я был в шоке. Теперь самих наших аутистов придется от агрессии защищать.

Автор: Владимир Касаткин

Доклад доктора медицинских наук, профессора Касаткина Владимира Николаевича «Здоровье в зеркале цели» на Всероссийской конференции «Психологи здоровья: спорт, профилактика, образ жизни».

About the Author: admin