Гуманистическая психотерапия невроз

Гуманистическая психотерапия невроз

КЛАССИФИКАЦИЯ ОСНОВНЫХ НАПРАВЛЕНИЙ В ПСИХОТЕРАПИИ

Наибольшее развитие и признание получили 3 психотерапевтических направления: 1) динамическое; 2) поведенческое (бихевиористское); 3) гуманистическое (экзистенциально-гуманистическое).

Общим для перечисленных направлений является их ориентация на личность и личностные изменения, а не тот или иной симптом болезни. Так, к динамическому (психодинамическому) направлению относятся распространенная в нашей стране личностно-ориентированная (реконструктивная) психотерапия, а также психоанализ, рассматривающий в качестве основной детерминанты развития личности и поведения первичные влечения и потребности. Для бихевиоризма личность — это прежде всего поведение, а невроз — это неадаптивное поведение, возникшее в результате неправильного научения. Гуманистическая психотерапия рассматривает в качестве основной — потребность личности в самоактуализации, а невроз как результат блокирования этой потребности. Из приведенных особенностей вытекают и подходы к лечебному воздействию на личность, т.е. основные задачи психотерапии: осознание конфликта в психоанализе, обучение новым, адаптивным способам поведения в бихевиористской психотерапии и приобретение пациентом способности к самоактуализации личности в психотерапии гуманистического направления.

Для практического применения имеет значение классификация методов психотерапии по целям ее использования. Наиболее четкой в этом отношении является классификация L.R.Wolberg (1967), который выделяет следующие ее виды: поддерживающая терапия, целями которой являются укрепление и поддержка имеющихся у больного защитных сил и выработка способов поведения, позволяющих восстановить душевное равновесие; переучивающая психотерапия преследует цель изменения поведения больного путем поддержки и одобрения положительных форм поведения и неодобрения отрицательных на основе использования имеющихся у пациента возможностей и способностей; реконструктивная психотерапия основывается на достижении осознания интрапсихических конфликтов, преодолении их и восстановлении полноценности индивидуального и социального функционирования личности.

В качестве примера других принципов классификации психотерапии можно привести группировку, предлагаемую K.Grawe и соавт. (1994). Они считают, что с помощью одних методов психотерапевт стремится понять проблемы пациента и помочь ему преодолеть их, другие способствуют лучшему пониманию пациентом себя, своих ценностей, целей и мотивов своего поведения и оказывают ему помощь в их преодолении.

В клинической практике методы психотерапии иногда делят также на симптоме-, личностно- и социоцентрированные, которые можно комбинировать. Выделяются методы, в которых в качестве психотерапевтического фактора используются искусство и общение с природой. Это методы психотерапии, основанные на лечебном влиянии искусства (музыкотерапия, библиотерапия и др.), творческой деятельности (имаготерапия, арттерапия и др.) и природы (натурпсихотерапия и др.).

Сравнительный анализ взглядов на природу невроза в немедицинской психотерапии Текст научной статьи по специальности «Психология»

Аннотация научной статьи по психологии, автор научной работы — Лавринович Татьяна Михайловна

В статье обсуждается трактовка понятия « невроз » с точки зрения медицинской и психологической наук. Обобщены взгляды на природу и развитие невроза теоретиков основных направлений немедицинской психотерапии: психодинамического, бихевиорального, когнитивного, гуманистического, экзистенциального с указанием особенностей внутри каждого направления. Отражена логика развития теоретических взглядов на природу невроза . Осуществлен сравнительный анализ этих точек зрения с указанием ключевых различий и общих моментов.

Похожие темы научных работ по психологии , автор научной работы — Лавринович Татьяна Михайловна,

Comparative analysis of views on the nature of neurosis in nonmedical psychotherapy

The article discusses the interpretation of the concept of « neurosis » in terms of medical and psychological science. It summarizes the views of the nature and development of neurosis by the theorists of the main areas of non-medical psychotherapy: psychodynamic, behavioral, cognitive, humanistic, existential, indicating the features of each direction. The logic of theoretical views on the nature of neurosis is reflected. The comparative analysis of these points of view shows the key differences and commonalities.

Текст научной работы на тему «Сравнительный анализ взглядов на природу невроза в немедицинской психотерапии»

УДК 151.8 ББК 88.48

сравнительный анализ взглядов на природу невроза в немедицинской психотерапии

В статье обсуждается трактовка понятия «невроз» с точки зрения медицинской и психологической наук. Обобщены взгляды на природу и развитие невроза теоретиков основных направлений немедицинской психотерапии: психодинамического, бихевиорального, когнитивного, гуманистического, экзистенциального с указанием особенностей внутри каждого направления. Отражена логика развития теоретических взглядов на природу невроза. Осуществлен сравнительный анализ этих точек зрения с указанием ключевых различий и общих моментов.

Ключевые слова: невроз; сознание; бессознательное; механизмы психологической защиты; адаптация;когнитивные процессы; эмоции; поведение; факторы социальной среды; интрапси-хическая детерминация; внутриличностная регуляция.

COMPARATIVE ANALYSIS OF VIEwS ON THE NATURE OF NEUROSIS IN NON-MEDICAL psychotherapy

The article discusses the interpretation of the concept of «neurosis» in terms of medical and psychological science. It summarizes the views of the nature and development of neurosis by the theorists of the main areas of non-medical psychotherapy: psychodynamic, behavioral, cognitive, humanistic, existential, indicating the features of each direction. The logic of theoretical views on the nature of neurosis is reflected. The comparative analysis of these points of view shows the key differences and commonalities.

Key words: neurosis; consciousness; unconsciousness; psychological defense mechanisms; adaptation; cognitive processes; emotion; behavior; factors of the social environment; intrapsychic determination; intrapersonal regulation.

Термин «невроз» впервые был введен в повседневную практику Уильямом Кулленом в 1776 г. (Ш.СиИеп 1710-1790), претерпев впоследствии значительные изменения.Достаточно полное определение принадлежит В.А. Гиляровскому, который рассматривает невроз как болезненно переживаемые срывы личности, сопровождаемые расстройствами в соматической сфере, в общественных взаимоотношениях; вызванные психическими факторами и не обусловленные органическими изменениями [5]. Автором подчеркиваются основные критерии выделения неврозов: психогенный фактор как причина, вегетосо-матические проявления, личностный характер и тенденция к переработке возникших нарушений в соответствии с социальной значимостью психической

травмы. МКБ-10 определяет неврозы как функциональные психические расстройства, возникающие под действием психотравмирующих факторов при недостаточной эффективности механизмов психологической защиты в условиях невротизирующей социальной ситуации, препятствующейудовлетворению базисных потребностей человека или представляющей субъективно непреодолимую угрозу для его будущего.В психологии невроз понимаетсякак обратимые нервно-психические расстройства, обусловленные воздействием психотравми-рующих факторов, протекающие без нарушений отражения реального мира, и проявляющиеся психогенно обусловленными и соматовегетативными расстройствами, нарушениями социальной адаптации при отсутствии психотических

явлений [Мещеряков, 2014].Немедицин-ская психотерапия относится к области психологических теорий и практики; отдельные ее направления по-разному рассматривают природу невроза. В статье обобщены научные точки зрения относительно природы невроза в немедицинской психотерапии, проведен их сравнительный анализ.

Психодинамическое направление. С точки зрения психоанализа сущность невроза — конфликт между бессознательным и сознанием, между инстинктивными влечениями, составляющими содержание компонента Ид и интериори-зированными социальными нормами и требованиями, являющимися элементами компонента Супер-Эго. Возникающее напряжение регулируется компонентом Эго и механизмами психологической защиты. Компонент Эго в основе своей имеет высшие мыслительные процессы, но система Эго может быть слаба, в силу значительного преобладания психической энергии Ид. Энергия Эго расходуется на подавление импульса Ид, а не на поиски адаптивного механизма реализации желания. Ослабленное Эго не имеет доступа к подавленному материалу, что способствует формированию невротического симптома [12]. Следовательно, невроз — это следствие неразрешимого внутриличностного мотивационного конфликта при недостаточной эффективности преобразующего влияния Эго и механизмов психологической защиты. Согласно концепции К.Г. Юнга, личность функционирует на трех взаимосвязанных уровнях — сознание, личное бессознательное, коллективное бессознательное [14]. В условиях, когда материал личного и коллективного бессознательного не может быть осознан, он подспудно управляет поведением индивида, вызывая внутреннее напряжение и тревогу [14]. Нарушение циркуляции психической энергии всех трех уровней приводит к нарастанию внутреннего психического напряжения и развитию невроза как диссоциации путем отторжения человеком частей своей личности. В рамках индивидуальной психотерапии А. Адлера, развитие невроза рассматривается

в качестве нарушения социального интереса и стремления к превосходству как ключевых психологических процессов для решения жизненных задач. Обе тенденции служат компенсации нормального чувства неполноценности в раннем детстве [1]. Изначально эти механизмы искажаютсявследствие отвержения или гиперопеки в родительской семье. Далее формируются неадаптивные стили жизни и жизненные цели, которые, в свою очередь, поддерживают искаженный социальный интерес и стремление к превосходству, образуя порочный круг. Невротические личности либо с напряжением продвигаются к целям самовозвеличивания за счет окружающих, либо становятся беспомощными и изолированными. [1].

Бихевиорально-когнитивное направление. Как таковым понятием «невроз» в ортодоксальной бихевиоральной психотерапии пользоваться затруднительно, поскольку психика рассматривалась как «черный ящик». Личность представляет собой репертуар видов поведения, приобретение которых обусловлено средой. Невроз — это устойчивая привычка к неадаптивному поведению, которое вызывается однотипными обстоятельствами. Невротическое поведение сопровождается тревогой, являющейся автономным паттерном. Критерий выраженности невроза — уровень неадаптивной тревоги, которая мешает нормальному функционированию организма. Основные источники тревоги и соответствующих невротических привычек — классическое или оперантноеобус-ловливание, выражающееся в неадекватном сочетании методов подкрепления или наказания [8]. С точки зрения нео-бихевиорального направления, невроти-зация личности происходит вследствие формирования неэффективных когнитивных моделей поведения, которые затем реализуются. Принимая во внимание модель взаимного детерминизма влияния среды, поведения и особенностей когнитивных процессов, один фактор влечет за собой соответствующие изменения других факторов. Начальную роль играют средовые факторы в

Экзистенциальная психотерапия

    1. Введение
    2. Экзистенциальная психотерапия (энциклопедическая справка)
    3. Пять основополагающих постулатов экзистенциальной психотерапии
    4. Цель экзистенциальной терапии
    5. Теория и терапия неврозов

Введение

У каждого времени свои неврозы и каждому времени требуется своя психотерапия.

Сегодня мы, по сути, имеем дело уже с фрустрацией не сексуальных потребностей, как во времена Фрейда, а с фрустрацией потребностей экзистенциальных. Сегодняшний пациент уже не столько страдает от чувства неполноценности, как во времена Адлера, сколько от глубинного чувства утраты смысла, которое соединено с ощущением пустоты, — поэтому мы и говорим об экзистенциальном вакууме.

Экзистенциальная психотерапия

Собирательное понятие для обозначения психотерапевтических подходов, в которых делается упор на «свободную волю», свободное развитие личности, осознавание ответственности человека за формирование собственного внутреннего мира и выбор жизненного пути.

Термин происходит от позднелатинского existentia существование. В известной мере все психотерапевтические подходы экзистенциальной психотерапии имеют генетическое родство с экзистенциальным направлением в философии философией существования, возникшей в двадцатом столетии как следствие потрясений и разочарований, вызванных двумя мировыми войнами.

Ознакомьтесь так же:  Затяжная депрессия и страх

Идейным истоком экзистенциализма явилось учение Кьеркегора феноменология философия жизни. Центральное понятие учения экзистенция (человеческое существование) как нерасчлененная целостность объекта и субъекта; основные проявления человеческой экзистенции забота, страх, решимость, совесть, любовь. Все проявления определяются через смерть человек прозревает свою экзистенцию в пограничных и экстремальных состояниях (борьба, страдание, смерть). Постигая свою экзистенцию, человек обретает свободу, которая и есть выбор своей сущности. В узком смысле термин экзистенциальная психотерапия обычно упоминается, когда речь идет об экзистенциальном анализе Франкла. В более широком смысле под экзистенциальной психотерапией понимается гуманистическое направление в психотерапии в целом.

В 1963 г. президент ассоциации экзистенциальной психотерапии Джеймс Бьюдженталь выдвинул пять основополагающих постулатов:

  1. Человек как целостное существо превосходит сумму своих составляющих (иначе говоря, человек не может быть объяснен в результате научного изучения его частичных функций).
  2. Человеческое бытие развертывается в контексте человеческих отношений (иначе говоря, человек не может быть объяснен своими частичными функциями, в которых не принимается в расчет межличностный опыт).
  3. Человек сознает себя (и не может быть понят психологией, не учитывающей его непрерывное, многоуровневое самосознавание).
  4. Человек имеет выбор (человек не является пассивным наблюдателем процесса своего существования: он творит свой собственный опыт).
  5. Человек интенциален (человек обращен в будущее; в его жизни есть цель, ценности и смысл).

Главной особенностью экзистенциальной психотерапии является ее направленность на человека как бытие-в-мире, т.е. на его жизнь, а не на личность как изолированную психическую целостность (кстати, многие экзистенциальные терапевты избегают использовать понятие «личность»). Само понятие «экзистенция» в дословном переводе означает «возникновение», «появление», «становление». Это точно отражает суть всего экзистенциализма не только в психологии и психотерапии, но и в философии, искусстве, литературе и т.д. В нём главным является не человек как статический набор характерологических и личностных качеств, форм поведения, психодинамических механизмов, а как существо, постоянно возникающее, становящееся, т.е. существующее.

Основная цель экзистенциальной терапии помочь человеку лучше разобраться в своей жизни, лучше понять ею предоставляемые возможности и границы этих возможностей. При этом экзистенциальная терапия не претендует на изменение клиента, на перестройку его личности; всё внимание сосредоточено на понимание процесса конкретной жизни, в её повседневности проявляющихся противоречий и парадоксов. Если человек видит реальность не искаженной, он избавляется от иллюзий и самообмана, отчётливее видит своё призвание и свои цели в жизни, видит смысл в повседневных заботах, находит в себе мужество быть свободным и ответственным за эту свободу. Другими словами, экзистенциальная терапия не столько лечит, сколько учит дисциплине жизни. Это также можно назвать гармонизацией жизни человека. Хотя это только самое общее определение целей экзистенциальной психотерапии, видно, что она больше похожа не на психологический анализ личности, а на философское исследование жизни человека.

Именно по этой причине экзистенциальная психотерапия изначально взаимосвязана с философией. Похоже, что она является единственной психотерапевтической школой, методы которой имеют достаточно чёткое философское обоснование. Среди западных философов, имеющих исключительное значение для экзистенциальной психотерапевтической практики можно выделить основоположника экзистенциальной философии, датского мыслителя С.Кьеркегора, классика современной экзистенциальной философии, немецкого философа М.Хайдеггера, немецких философов М.Бубера, К.Ясперса, П.Тиллиха, французского философа Ж.-П.Сартра, хотя это и не исчерпывающий список имён. Среди русских философов, работы которых важны для экзистенциальной терапии, можно назвать в первую очередь В.Розанова, С. Трубецкого, С.Франка, Н.Бердяева, Л.Шестова. Многие свои понятия экзистенциальная терапия позаимствовала из экзистенциально-философского словаря экзистенция, бытие-в-мире (Dasein), чувство бытия, подлинность и неподлинность бытия и т.п.

Первую попытку соединения философии и психиатрии предпринял швейцарский психиатр и психоаналитик Людвиг Бинсвангер в 30-х годах нашего века, предложив концепцию экзистенциального анализа (Daseinanalyse). Его можно считать основоположником экзистенциальной терапии. Хотя сам он практической психотерапией не занимался, но определил принципы феноменологического описания внутреннего мира пациента, с чего и начинается экзистенциальная терапия.

Первую по настоящему психотерапевтическую экзистенциальную концепцию предложил другой швейцарский психиатр Медард Босс в 40-50 годах нашего века. Его версия экзистенциального анализа по форме была психоаналитической терапией, но реформированной на основе хайдеггеровской философии. При сохранении аналитического понятийного аппарата и методов, они, тем не менее, толковались в экзистенциальном или, как говорил М.Босс, в онтологическом контексте. Дазайнанализ как одно из направлений экзистенциальной психотерапии продолжает своё развитие и в наши дни.

Очень плодотворной и оригинальной экзистенциальной психотерапевтической школой является логотерапия австрийского психотерапевта Виктора Франкла. В ней в качестве краеугольного камня в жизни человека рассматривается стремление человека к смыслу. Сама логотерапия является системой способов помощи человеку в преодолении экзистенциальной пустоты, при потери смысла существования.

Для развития экзистенциальной терапии очень важна её американская ветвь, хотя в США экзистенциальная терапия не пользуется большой популярностью. В первую очередь следует упомянуть известного американского психолога, одного из отцов движения гуманистической психологии Ролло Мейя . Он первым, опираясь на европейскую экзистенциальную и феноменологическую традицию, сформулировал предпосылки и основные характеристики экзистенциальной установки терапевта в психотерапии (он отрицал существование экзистенциальной терапии как самостоятельного направления в психотерапии). Близко связанной с его концепцией является гуманистическая-экзистенциальная психотерапия Джеймса Бьюджентала, в которой он пытается соединить принципы гуманистической и экзистенциальной психологии (хотя они нередко противоречат друг другу).

Современные представления об экзистенциальной терапии развивает так называемая английская школа, самыми яркими представителями которой являются Эмми ван Дойрцен и Эрнесто Спинеллию.

Что выделяет экзистенциальную терапию среди других психотерапевтических школ? Прежде всего, это понимание человека как бытия-в-мире или как непрерывного процесса жизни, в которой неразрывно связана самость человека и его мир как контекст жизни. Таким образом, если хотим по настоящему понять человека, прежде всего должны исследовать его жизнь, проявляющуюся в его отношениях с миром. Выделяются 4 основные измерения человеческой экзистенции (бытия-в-мире): физическое, социальное, психологическое (личное) и духовное (надличное). В каждом из этих измерений человек «встречается» с миром и, переживая его, формирует свои базисные предпосылки (установки) жизни. Понять человека значит понять, как он существует одновременно в этих основных измерениях жизни в качестве сложнейшего био-социо-психо-духовного организма.

Другой фундаментальной особенностью экзистенциальной терапии является стремление к пониманию человека через призму его внутренних онтологических характеристик или универсальных экзистенциальных факторов. Это факторы, которым подвластна жизнь каждого человека. Нами выделяется 7 таких универсальных характеристик человека:

  1. чувство бытия;
  2. свобода, её ограниченность и ответственность за неё;
  3. конечность человека или смерть;
  4. экзистенциальная тревога;
  5. экзистенциальная вина;
  6. жизнь во времени;
  7. смысл и бессмысленность.

В процессе психотерапии рассматриваются установки клиента по отношению к этим универсальным обстоятельствам жизни, в которых и скрыты корни наших психологических трудностей и проблем.

Психологическое здоровье и возможность психологических расстройств экзистенциальная терапия связывает, соответственно, с подлинным и неподлинным способом существования. Жить подлинной жизнью, согласно Дж. Бьюженталу, значит полностью осознавать настоящий момент жизни; выбрать, как прожить этот момент; и принять ответственность за свой выбор. В реальности это достаточно сложно, поэтому большую часть жизни люди живут неподлинной жизнью, т. е. склоняются к конформизму, отказываются от риска, связанного с выбором, ответственность за свою жизнь пытаются переложить на других. Поэтому практически все люди в течении жизни постоянно сталкиваются с разными трудностями, проблемами, иногда достигающими степень выраженных расстройств.

В экзистенциальной терапии терапевтические изменения связываются, прежде всего, с расширением сознания клиента, с появлением нового понимания своей жизни и возникающих в ней проблем. Что делать с этим новопоявившимся пониманием дело и ответственность самого клиента. С другой стороны, реальные результаты терапии должны проявляться не только во внутренних изменениях, но и обязательно в реальных решениях и действиях. Тем не менее, эти действия должны быть обдуманными, учитывая их возможные негативные последствия, скорее сознательными, чем спонтанными.

Иногда экзистенциальной терапии предъявляется упрёк в чрезмерном пессимизме, проявляющемся в подчёркивании не столько неограниченных возможностей человека, сколько границ этих возможностей, в том числе и в терапевтических изменениях. Но это является скорее проявлением реализма, а не пессимизма. Экзистенциальная терапия выступает за реалистичный взгляд на жизнь и принятие многих обстоятельств как заданных, неизбежных.

Клиентами экзистенциальной терапии могут быть без исключения все люди. Существует единственное требование активное включение самого человека в процессе исследования его жизни, желание как можно более открыто и честно, всесторонне посмотреть на свою не всегда удачную жизнь. С другой стороны, именно экзистенциальная терапия может быть наиболее эффективной в психотерапевтической помощи людям, попавшим в жизненные кризисы, столкнувшимся с исключительными обстоятельствами жизни. Это переживание бессмысленности, пустоты жизни, апатия и депрессия, суицидальные намерения, резкие изменения в качестве и в образе жизни (потеря работы, выход на пенсию, одиночество, ухудшение в качестве жизни, личные и профессиональные неудачи, развод и т. п.), потеря близких людей и переживание утраты, столкновение со смертью (несчастные случаи, неизлечимые болезни) и т. д. Экзистенциальная терапия в качестве вспомогательного средства может быть полезна при хронических или острых соматических заболеваниях, в работе с психическими больными в целях лучшего понимания и большего принятия изменившихся реалий жизни.

Задача традиционной психотерапии проявить в сознании глубинные явления душевной жизни. В противоположность этому логотерапия стремится обратить сознание к подлинно духовным сущностям. Логотерапия как практика экзистенциального анализа призвана в первую очередь привести человека к осознанию собственной ответственности так как осознание ответственности является основой основ человеческого существования. Поскольку быть человеком это быть осознающим и ответственным, экзистенциальный анализ это психотерапия, основанная на принципе осознания ответственности.

В явном или неявном виде этот вопрос присущ сам ой природе человека. Сомнения в смысле жизни, таким образом, никогда нельзя рассматривать как проявления психической патологии; эти сомнения в значительно большей степени отражают истинно человеческие переживания, они являются признаком самого человечного в человеке. Так, вполне возможно представить себе высокоорганизованных животных даже среди насекомых скажем, пчел или муравьев, — которые во многом превзошли человека по части организации своих сообществ. Но невозможно представить, чтобы подобные создания задумывались о смысле собственного существования, сомневаясь, таким образом, в нем. Только человеку дано обнаружить проблематичность своего существования и ощутить всю неоднозначность бытия. Эта способность сомневаться в значимости собственного существования значительно больше выделяет человека среди животных, чем такие его достижения, как прямохождение, речь или понятийное мышление.

Ознакомьтесь так же:  Стресс финансовый

Проблема смысла жизни в своем предельном варианте может буквально завладеть человеком. Она становится особенно насущной, например, в подростковом возрасте, когда взрослеющие молодые люди в своих духовных исканиях вдруг обнаруживают всю неоднозначность человеческого существования. Как-то преподаватель естественных наук в средней школе объяснял старшеклассникам, что жизнь любого организма, в том числе и человека, в конечном счете есть не что иное, как процесс окисления и сгорания. Неожиданно один из его учеников вскочил и бросил учителю полный волнения вопрос: «Если это так, то в чем же тогда смысл жизни?». Этот юноша уже ясно осознал ту истину, что человек существует в иной плоскости бытия, чем, скажем, свеча, которая стоит на столе и сгорает, пока не угаснет совсем. Существование свечи можно объяснить как процесс сгорания. Человеку же присуща принципиально иная форма бытия. Человеческое существование принимает форму исторического бытия, которое в отличие от жизни животных всегда включено в историческое пространство («структурированное» пространство, по Л.Бинсвангеру) и неотделимо от системы законов и отношений, лежащих в основе этого пространства. И этой системой отношений всегда управляет смысл, хотя он может быть и не выраженным явно, а возможно, совсем не поддаваться выражению.

Теория и терапия неврозов

Прежде чем начать говорить о том, что, собственно, такое логотерапия, стоит сказать, чем она не является: она не панацея. Выбор метода в конкретном случае можно свести к уравнению с двумя неизвестными, где первая переменная своеобразие и уникальность личности пациента, а вторая переменная не менее своеобразная и уникальная личность терапевта. Другими словами, как не может любой метод применяться в разных случаях с одинаковой надеждой на успех, так и не может любой терапевт пользоваться разными методами с одинаковой эффективностью. И то, что верно для психотерапии вообще, справедливо, в частности, и для логотерапии.

«Логотерапия это не терапия, конкурирующая с остальными методами, но она вполне может соперничать с ними благодаря дополнительному фактору, который она включает.» Что может образовывать этот дополнительный фактор, раскрывает нам Н.Петрилович, высказавший мнение, что противоположность логотерапии всем остальным системам психотерапии проявляется не на уровне неврозов, а при выходе за его пределы, в пространство специфически человеческих проявлений. Например, психоанализ, в сущности, видит в неврозе результат психодинамических процессов и в соответствии с этим пытается лечить его, приводя в действие новые психодинамические процессы, например перенос. Поведенческая терапия, связанная с теорией научения, видит в неврозе продукт процессов научения или обусловливания и в соответствии с этим пытается воздействовать на невроз, организуя своего рода переучивание, переобусловливание. В противоположность им логотерапия выходит в человеческое измерение, включая в свой инструментарий те специфически человеческие проявления, с которыми она там сталкивается. Конкретно речь идет о двух фундаментально-антропологических характеристиках человеческого существования, а именно: во-первых, о его самотрансценденции, во-вторых, о столь же характерной для человеческого бытия способности к самоотстранению. Тем самым должно быть ясно, что только психотерапия, которая отваживается выйти за рамки психодинамики и поведенческих исследований и проникнуть в измерение специфически человеческих проявлений короче говоря, специфически человеческих проявлений короче говоря, только регуманизированная психотерапия, — будет в состоянии понимать приметы времени и отвечать на запросы времени. Другими словами, должно быть ясно, что даже для того, чтобы поставить диагноз «экзистенциальная фрустрация» или, тем паче, «ноогенный невроз», мы должны рассматривать человека как существо, постоянно находящееся благодаря самотрансценденции в поисках смысла. Что же касается уже не диагноза, а собственно терапии, в частности терапии не ноогенных, а психогенных неврозов, мы должны, дабы исчерпать все возможности, обратиться к столь же характерной для человека способности к самоотстранению, не последним из проявлений которой выступает способность к юмору. Таким образом, гуманная, гуманизированная, регуманизированная психотерапия возможна, если мы будем учитывать самотрансценденцию и использовать самоотстранение. Однако ни то, ни другое невозможно, если мы будем видеть в человеке животное. Животное не озабочено смыслом жизни, и животное не может смеяться. Мы не хотим этим сказать, что человек это только лишь человек и не является одновременно животным. Человеческое измерение является высшим по отношению к животному измерению, и это означает, что оно включает в себя и это низшее измерение. Констатация наличия у человека специфически человеческих проявлений и одновременно признание существования у него субчеловеческих проявлений ничуть не противоречат друг другу, ведь человеческое и субчеловеческое находятся друг к другу в отношении, так сказать, иерархической включенности, а отнюдь не взаимного исключения.

В этой теории мы различает три патогенных паттерна реагирования. Первый можно описать следующим образом:

Некий симптом вызывает у пациента опасение, что он может повториться вновь, и вместе с этим возникает страх ожидания (фобия), который приводит к тому, что симптом действительно появляется снова, что лишь усиливает изначальные опасения пациента. При известных условиях сам страх может оказаться тем, повторения чего пациент боится. Наши пациенты сами спонтанно говорили нам «о боязни страха». Как же мотивируют они этот страх? Как правило, они боятся обмороков, инфаркта или апоплексического удара. А как реагируют они на свой страх перед страхом? Бегством. Например, они стараются не выходить из дома. По сути, агорафобия является примером этого первого невротического паттерна реагирования по типу фобии.

В чем, однако, «патогенность» этого паттерна реагирования? В докладе, сделанном в Нью-Йорке 26 февраля 1960 года по приглашению Американской ассоциации развития психотерапии, мы сформулировали это следующим образом: «Фобии и неврозы навязчивых состояний вызываются, в частности, стремлением избежать ситуаций, порождающих тревогу». Это наше положение о том, что бегство от собственного страха путем избегания вызывающей страх ситуации играет решающую роль в фиксации невротического паттерна реагирования по типу фобии, постоянно находит вместе с тем подтверждение и со стороны поведенческой психотерапии. Вообще нельзя не признать, что логотерапия предвосхитила многое, что было позднее поставлено поведенческой терапией на солидную экспериментальную основу. Ведь еще в 1947 году мы отстаивали следующую точку зрения: «Как известно, в определенном смысле и с некоторым правом механизм невроза можно рассматривать как условно-рефлекторный. Все преимущественно аналитически ориентированные психотерапевтические методы направлены главным образом на то, чтобы прояснить в сознании первичные условия возникновения условного рефлекса, а именно внешнюю и внутреннюю ситуацию при первом появлении невротического симптома. Мы, однако, придерживается мнения, что невроз как таковой явный, фиксированный невроз порождается не только первичными условиями, но и (вторичным) закреплением. Закрепляется же условный рефлекс, в качестве которого мы рассматриваем здесь невротический симптом, через посредство страха ожидания! Ну а если мы хотим, так сказать, «разомкнуть» закрепившийся рефлекс, важно прежде всего устранить страх ожидания способом, основанным на принципе парадоксальной интенции.

Второй патогенный паттерн реагирования наблюдается не при фобиях, а в случаях неврозов навязчивых состояний. Пациент находится под гнетом овладевших им навязчивых представлений, пытаясь их подавить.

Он старается противодействовать им. Это противодействие, однако, лишь усиливает первоначальное давление. Круг опять замыкается, и пациент оказывается внутри этого порочного круга. В отличие от фобии, однако, невроз навязчивых состояний характеризуется не бегством, а борьбой, борьбой с навязчивыми представлениями. И здесь нельзя обойти вопрос, что движет пациентом, побуждает к этой борьбе. Как выясняется, пациент либо боится, что навязчивые представления не ограничатся неврозом, что они сигнализируют о психозе, либо же он боится, что навязчивые представления криминального содержания заставят его в самом деле причинить кому-либо зло кому-то или самому себе. Так или иначе, пациент, страдающий от невроза навязчивых состояний, испытывает не страх перед самим страхом, а страх перед самим собой.

Задача парадоксальной интенции взломать, разорвать, вывернуть наизнанку оба эти круговых механизма. Сделать это можно, лишив подкрепления опасения пациента. При этом следует учитывать, что пациент с фобией боится чего-то, что может с ним случиться, в то время как больной неврозом навязчивых состояний боится также того, что может натворить он сам. Мы учтем и то, и другое, определив парадоксальную интенцию следующим образом: от пациента требуется, чтобы он захотел осуществления того (при фобии) или соответственно сам осуществил то (при неврозе навязчивых состояний), чего он так опасается.

Как мы видим, парадоксальная интенция представляет собой инверсию той интенции, которая характеризует оба патогенных паттерна реагирования, а именно избегание страха и принуждения путем бегства от первого и борьбы с последним.

Первая попытка экспериментально доказать действенность парадоксальной интенции была предпринята в русле поведенческой терапии. Профессора психиатрической клиники Университета Мак-Гилла Л.Сольом, Б.Л.Ледвидж отбирали из числа больных с неврозом навязчивых представлений пары с одинаково выраженными симптомами и одного из них подвергали лечению методом парадоксальной интенции, а другого оставляли без лечения в качестве контрольного случая. Было действительно обнаружено, что симптомы исчезли только у больных, подвергшихся лечению, причем это произошло в течение нескольких недель. При этом ни в одном случае не возникли новые симптомы вместо прежних.

Парадоксальное намерение должно быть сформулировано в насколько возможно юмористической форме. Юмор относится к существенным человеческим проявлениям; он дает человеку возможность занять дистанцию по отношению к чему угодно, в том числе и к самому себе, и обрести тем самым полный контроль над собой. Мобилизация этой сущностной человеческой способности к дистанцированию и является, собственно, нашей целью в тех случаях, когда мы применяем парадоксальную интенцию. Поскольку это связано с юмором, можно считать устаревшим предостережение Конрада Лоренца о том, что «мы еще недостаточно принимаем юмор всерьез».

Литература

  1. Психотерапевтическая энциклопедия; Под общей редакцией Б.Д.Карвасарского. С-Пб, 1990
  2. Экзистенциальная психотерапия; Ялом И.Д. Москва, 1999
  3. Человек в поисках смысла; Франкл Ю, Москва, 1990

Психотерапия Карла Роджерса

Карл Роджерс происходил из религиозной семьи. В детстве он ощущал себя одиноким, и считал, что ему повезло, когда родители не повели его к психиатру. Иначе, Карл вряд ли бы избежал диагноза шизофрении. Он долго учился, менял университеты, но в итоге закончил Колумбийский университет, и начал работать в психотерапии, отказавшись идти по запланированному пути священнослужителя. Роджерс изучал групповую психотерапию и недирективный подход в ней, в 1951 году написал книгу «Терапия, центрированная на клиенте», в которой были описаны его базовые теоретические исследования по терапии и центральному положению в ней пациента.

Ознакомьтесь так же:  Техника дыхания при неврозах

С 1957 года Роджерс преподавал в Висконском университете психологию и психиатрию. Он выражал протест против несправедливого отношения к студентам, за что администрация была настроена против него. С 1963 года, покинув университет, он начинает трудиться в Калифорнии.

Карл Роджерс говорил о том, что важнее всего то, какие процессы происходят внутри индивида. Часто мир внутри не совпадает с внешним, при этом главную роль играет не сама реальность, а восприятие её человеком. Роджерс считал, что обычно опыт человека закрыт для восприятия всех стимулов среды и ограничивается либо страхом опасности, либо желанием получить нечто приятное.

К. Роджерс ввел в психологию определения конгруентности и неконгруентности.

Конгруентность — это полное совпадение внутреннего и внешнего мира. В таком случае разные люди будут видеть и воспринимать события одинаково, внешнее поведение будет соответствовать чувствам, которые внутри. Чтобы понять конгруентность, нужно вспомнить поведение маленьких детей. Ребенок честен и показывает свои чувства сразу же. У детей может быстро меняться эмоциональный фон, они полностью проживают ситуацию и тут же освобождаются от эмоционального груза, не тащат его за собой. Но взрослея, ребенок приобретает противоположное качество — неконгруентность.

Взрослые часто не сразу выражают свои чувства и эмоции, они могут думать совсем иначе, чем говорить, и поступать, не соответствуя своим внутренним переживаниям. Так, многие из нас соблюдают правила приличия, общаются с людьми, о которых думают нелестные вещи, ходят в гости к тем, у кого неуютно и скучно, посвящают время работе, которую не любят.

Неконгруентность — это неумение осознавать мир и выражать свои ощущения от него. Она может проявляться в виде тревоги, напряженности и даже растерянности. Если несоответствие между реальностью и субъективными переживаниями человека будет увеличиваться, то со временем ему станет очень тяжело спокойно жить.

Такой человек приходит в тупик, ему сложно понять, что он хочет на самом деле, а что хотят люди вокруг. В итоге он постоянно недоволен окружающими, а окружающие недовольны им. Он думает, что он скромный, а люди думают, что он высокомерный. Он считает себя расчетливым, а окружающие принимают это за трусость. Ему кажется, что он принципиален, а все думают, что он дурак.

Но любой человек будет стремиться к конгруентности, чтобы эффективно взаимодействовать с людьми и успешно самореализовываться и развиваться. Роджерс говорил, что основной мотив для человека, который стимулирует его к действиям, это стремление к самоактуализации. Чтобы перейти к конкретным действиям, человеку нужно преодолеть все проблемы и препятствия, которые мешают его развитию — психологические защиты.

Такие препятствия формируются ещё в детстве. Из-за того, что дети конгурентны, они не разделяют свои поступки и себя самих. Если ребенка похвалили за поступок, он принимает это как похвалу для него в целом, также воспринимается наказание — не отдельно за определенное действие, а наказание в целом как личности. Для ребенка огромную роль играет любовь, ради нее они готовы как угодно угождать взрослым и даже делать что-то против своих желаний. Они начинают представлять себя предметами, которые существуют для того, чтобы удовлетворять желания других. Но это представление со временем должно пройти и забыться.

В детстве может образоваться некая форма неконгруентности. Например, когда в семье рождается второй ребенок, старший, чтобы сохранить любовь родителей, прячет свою ревность и злость глубоко в себя. Он сидит с братом или сестрой, помогает, но при этом так жестко обнимает и прижимает к себе, что малыш пугается. В таких ситуациях лучше, чтобы эмоции нашли выход в более полезной форме, потому что их отрицание приведет только к тому, что ребенок вырастет, а психологическая проблема внутри останется. Она будет мешать полноценному развитию. Чтобы постоянно создавать ложное представление о себе, ребенку придется искажать опыт, это приведет к увеличению ошибок и защит.

В какой-то момент защита может не сработать, и человек вдруг поймет какая большая разница существует между его действиями и мыслями о себе. У него может начаться стресс и неврозы. Роджерс в своих группах терапии создавал комфортные условия, в которых человек ощущал, что его принимают таким, каков он есть, и эта атмосфера способствовала снятию защит и высвобождению энергии для развития.

В таких группах всегда есть руководитель, который формирует специальную атмосферу защищенности и покоя, в которой людям проще показывать свои настоящие эмоции и осознавать «защиты» внутри. Каждый участник учится понимать себя и больше узнавать о своих способностях, чувствах, физических возможностях. Общение с членами в группе, обратная связь, навыки коммуникации с людьми позитивно сказываются на жизни человека и его общении с друзьями и близкими, коллегами на работе.

Роджерс подробно описал терапию в группе и все этапы работы, в чем его большая заслуга.

Все последующие методы и техники были основаны на описанных им этапах.

  1. Знакомство — в начале руководитель объясняет, что общение будет происходить в свободной форме и он один не может давать ответы на все вопросы, что все будут участвовать в обсуждениях. Какое-то время люди растеряно будут задавать себе вопросы: Кто же будет указывать, что именно делать? Для чего мы собрались? Кто будет нас направлять?
  2. На втором этапе возникает сопротивление, члены группы не хотят показывать истинных эмоций и пытаются их подавить.
  3. Рассказ о прошлых чувствах. Не спеша, участники начинают знакомиться и делиться своими личными историями, все подключаются к беседе.
  4. Выход негативных эмоций. Сначала всегда появляются негативные чувства, часто они появляются относительно руководителя, потому что он отказался направлять группу по нужному пути. Оказывается, что выразить ненависть всегда легче, чем любовь.
  5. Выражение и изучение важной для личности информации. После гнева, оказавшегося не столь значимым, участники начинают делиться той правдой, которую никогда никому не открывали.
  6. Появление искренних межличностных эмоций. В группе появляются эмоции, обратная связь и особая атмосфера доверия.
  7. Появление терапевтических свойств группы. Участники стараются поддерживать и помогать друг другу.
  8. Восприятие себя и критика своих действия. Каждый начинает осознавать свои минусы.
  9. Осознание и разрушение психологических защит. Иногда приводит к подавленности от осознания неверной жизни.
  10. Конфронтация, при которой люди выдают отрицательную информацию друг о друге.

Если 10 этап прошел успешно, то начинаются отношения, которые помогают разобраться в себе. Человек понимает, что критика помогает ему меняться в лучшую сторону.
Положительные эмоции и доверие. Климат в группе налаживается, становится спокойнее, завершается поиск своих недостатков.

Роджерс считал, что очень важно не вмешиваться в процессы общения в группе, ее участники способны сами найти необходимый путь. Главная работа руководителя — это формирование комфортной атмосферы доверия, сам он должен быть спокоен и уравновешен, внимателен к каждому. Чтобы ни рассказывал человек, руководитель всегда должен быть заинтересован в его проблемах и историях.

Но руководителю важно не совершать досадных ошибок:

— Нужно следить за теми участниками, которые хотят просто получить интерес группы к своей персоне и быстро стать популярными.
Не стоит оценивать эффективность группы по раскрываемым в процессе общения эмоциям, если в беседе кто-то будет плакать или драматизировать — это вовсе не будет говорить о правильной работе терапии.

— Руководителю не следует пытаться манипулировать участниками группы, желая достичь каких-либо своих целей.

— В работе группы должна присутствовать одна четкая линия.

— Прежде, чем стать руководителем группы, человек должен решить все свои личные проблемы.

— Руководителю не следует скрывать свои эмоции в группе.

Также Роджерс рассматривал проблемные аспекты одиночества личности и отношения в социуме. Именно чувство одиночества зачастую толкает личность создавать внешний «фасад» — вести себя определенным образом, чтобы заслуживать любовь, признание людей и общение. Индивид боится показать свои истинные черты, потому что убежден, что тогда его никто не будет любить.
У одиночества много уровней, групповая терапия помогает человеку их осознать и вылечиться, а также способствует снятию защит для дальнейшего роста и развития личностных качеств.

На протяжении всей жизни Роджерс занимался групповой терапией и практикой, но всех больных он называл «клиент», вместо «пациент», потому что так человек чувствует равенство положения, пациент нуждается в помощи, а клиент — обращается за услугой. Методы Роджерса демократичны и подходят тем людям, которым очень важно чувство равенства, которые хотят ощущать, что способны справиться с проблемами с небольшой помощью и поддержкой, без давления со стороны терапевта.

Жизнь каждого человека заканчивается одинаково — смертью. Если человек болеет, он проходит прямой и короткий, но энергетически затратный путь, который сопровождается неприятными эмоциями и огорчениями. На болезнь уходит слишком много времени. Необходимо постоянно посещать врачей, сдавать анализы, лежать в больницах на обследованиях. На протяжение всего времени лечения, человек постоянно ощущает присутствие смерти, будто она вот-вот догонит его, как бы он от нее не убегал. Он всё равно уйдет из этого мира, оставив после себя кипу бумажек с описанием его болезни, анализов, динамики заболевания. Возможно, его лечащий врач сможет вынести урок из болезни пациента и разработать новую теорию лечения, даже защитить докторскую. Но это лишь в одном случае из многих сотен. Чаще всего истории болезней просто уничтожают через определенное время.

Самоактуализация — это альтернативный более долгий, эмоционально приятный и экономичный путь. На этом пути человека ждет творчество, любовь, счастье, и главное — бессмертие, потому что со смертью уходит лишь тело, а душа продолжает жить в тех трудах, которые создал человек.

Все теории и исследования Роджерса и Маслоу были направлены на самоактуализацию, они указывали человеку ту самую дорогу, идя по которой можно избежать болезни. Их идеи показывали как можно обойти стороной страдания, как можно развиваться и реализовываться, чувствуя при этом себя гармоничной и счастливой личностью.
Все методы гуманистической психологии стали мостом, с помощью которого начало развиваться направление экзистенциализма.

Читайте также:

Книги и аудиозаписи по теме:

About the Author: admin